home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Самая большая тайна Андропова: гиперполитика и Римский клуб

Примерно в то же время (в конце 1960-х годов,) когда Андропов пришел в КГБ, на Западе возник Римский клуб, на десятилетия определивший направления западной геополитики, сгруппировавший вокруг себя не только наиболее серьезных иностранных аналитиков, но и самых влиятельных политиков, а также теневых кардиналов мировой власти. Римский клуб был самым тесным образом связан с ведущими центрами мирового управления, такими структурами, как Бильдербергский клуб, Трехсторонняя комиссия, Королевский институт международных отношений Великобритании, Совет по международным отношениям в США. Клуб тесно взаимодействовал с ведущими исследовательскими центрами, «фабриками мысли» Нового мирового порядка, такими, как Стэндфордский университет, Йель, Гуверовский институт в США, Институт международных отношений Великобритании. За Римским клубом стояли люди, реально управляющие развитием мира: крупнейшие и наиболее влиятельные финансисты, промышленники, деятели спецслужб, политики…

Мы еще подробно поговорим о Римском клубе и связанными с ним организациями в главе «Закрытая сеть». Отметим пока, что Римский клуб стал одним из инструментов сознательного управления историей, переключения развития общества на новую траекторию. Траекторию, которая характеризуется замедлением научно-технического прогресса, консервацией социальных преобразований, созданием кастового, иерархического общества в глобальном масштабе. Возглавить этот процесс должны «новые лорды», суперэлита финансистов, силовиков и политиков, пришедших к власти в ведущих странах мира.

Квинтэссенцию нового курса развития человечества дал основатель римского клуба Аурелио Печчеи. В своей программной книге «Человеческие качества» он откровенно написал:

«Человек придумал сказку о злом дьяволе, но если когда-либо существовал злой дьявол, то это сам человек… Мы должны без устали твердить о том, что глупо объяснить нынешнее глубоко патологическое и болезненное состояние человечества каким-либо циклическим кризисом или случайным стечением обстоятельств. С тех пор, как человечество открыло «Ящик Пандоры» с новыми технологиями, оно страдает от неконтролируемого прироста населения, энергетических кризисов, от потенциальной нехватки ресурсов, загрязнения окружающей среды, ядерного безумия и других множества подобных бедствий».

То есть, Новый мировой порядок должен стоять на исправлении природы человека, на отказе от развития, экспансии, преобразования, на закреплении статус-кво, выгодного элите, на переводе этого статус-кво в состояние непоколебимой стабильности. В основе деятельности Римского клуба лежала теория конвергенции, но конвергенции особой. То была не та радужная конвергенция, которой соблазнялись советские интеллигенты. Та конвергенция, которая стала золотым сном интеллектуалов СССР, должна была объединить экономические возможности капитализма и преимущества социализма в развитии и осуществлении творческих способностей людей. В ней, как думали советские умники, создавались благоприятные условия жизни, повышались потребности и усложнялась духовная жизнь общества.

Нет, творцы Нового мирового порядка планировали совсем иную конвергенцию, где от капитализма бралось в качестве целевой функции врожденное – и от того непреодолимое! – неравенство людей, неравенство, доходящее до разделения их на замкнутые касты. А от социализма предусматривалось позаимствовать методы принудительной аккумуляции и распределения ресурсов, способы насильственного исправления природы людей.

Интеллектуалы из Римского клуба подвели научную основу под необходимость отказа от прогресса. Они обосновали необходимость жертв, которые должны принести народы земли для того, чтобы выжить. Именно «римляне» стали идеологами разделения мира на две весьма неравные части: на касту сверхбогатых вершителей судеб (рентабельное население) и на стадо, биомассу (нерентабельное население). Здесь придумали вычленить из человечества «золотой миллиард», а потом – и «платиновые» сто миллионов. Именно здесь заложили идеологию нынешней глобализации. Здесь запланировали тотальное уничтожение, настоящий геноцид для основной части населения планеты…

В Советском Союзе сразу оценили Римский клуб как возможного партнера по переговорам и сотрудничеству в будущем мире. В отличие от многих других направлений западной мысли, труды Римского клуба сразу же опубликовали в СССР, причем не только в закрытой печати, но и в наиболее популярной прессе. Например, в «Литературной газете» с ее фантастическими тиражами тех времен. По работам Римского клуба проводились специальные совещания и симпозиумы. Более того, даже в условиях Холодной войны и идеологического противостояния советским ученым вдруг разрешили поддерживать самый тесный контакт с Римским клубом, включаясь в его работу. И, как венец этой активности, создают вместе с Римским клубом первое совместное гуманитарное исследовательское учреждение – Международный институт прикладного системного анализа в Вене, где, с одной стороны, учредителями выступали фактически структуры Римского клуба, а с другой – Институт системного анализа во главе с академиком Гвишиани, одним из ближайших консультантов Юрия Владимировича Андропова. Этот венский Институт международного прикладного анализа сыграет в последующем очень большую роль в подготовке команды молодых реформаторов начала 1990-х годов.

Взаимодействие советского руководства и КГБ СССР с реальными хозяевами мира не ограничивалось каналом Римского клуба. По личному указанию Андропова генерал Кеворков создает тайный канал для переговоров с элитой западногерманских политиков, и, прежде всего — с Вилли Брандтом. По этому каналу шел прямой обмен мнениями, в том числе по вопросам, которые относились к национальной безопасности и Западной Европы, и Советского Союза. Другим таким контактом стали взаимоотношения офицера КГБ Седова с госсекретарем Соединенных Штатов Генри Киссинджером. Они носили такой характер, что ФБР предприняло даже специальное расследование для того, чтобы установить факты измены Генри Киссинджера национальным интересам Соединенных Штатов Америки. Однако это расследование свернули. Подлинные хозяева Америки дали понять, что сей канал необходим для гиперполитических переговоров, для прямого диалога об окончательном разделе мира.

Ведя прямые переговоры о будущем мира с реальными хозяевами Запада, стоящими над властью национальных государств, над международными финансовыми, политическими и военными институтами, Андропов держал в уме несколько соображений. Он искренне надеялся на возможность технологического прорыва, который откроет ворота в новый мир, мир победы Русской цивилизации, хотя и не слишком верил в такую возможность. Поэтому наиболее вероятным он считал вариант заключения сделки, соглашения между Советским Союзом и реальными хозяевами Западного мира. Итогом этой сделки должно было стать соглашение относительно будущего мира.

Участники этой сделки должны были признать несколько сфер национальных интересов и раздел единого мира между этими сферами. В общем, получались своего рода новые «Потсдам» и «Ялта». То есть, генсек-чекист добивался от столпов Западного мира еще и признания неизменности условий этого размена.

При этом Советский Союз в обмен на то, что его включали в клуб держав-господ, соглашался на конвергенцию, на создание мира, использующего элементы советского опыта, но, в конечном счете, стоящего на эзотерической программе. Западная цивилизация наиболее полно и четко сформулировала в масонской программе условия переустройства и стабилизации мира.


План новой опричнины | Третий Проект. Том 1. Погружение | Личная инициатива