home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement






СОГЛАСИЕ


Он шел за мастером и - странное дело! - с каждым шагом чувствовал себя увереннее, тверже. Почему? Очевидно, новость облетела весь цех и всех взбудоражила. Его встречали и провожали взгляды, в которых он читал тревогу, одобрение, задор. Маленький Маркин подкатился к нему шариком и шепнул: «Не дрейфь! Надо с филиальских пыльцу сбить», а долговязый револьверщик Карамолин стукнул себя кулаком в грудь и сказал: «Малышок, имей в виду!» - причем было ясно, что он тоже требует от Кости решимости и отваги. Так-то так, но было непонятно, куда ведет Костю строгий мастер.

У цеховых ворот Герасим Иванович круто остановился и повернулся к Косте всем корпусом.

- Опять своевольничаешь? - спросил он. - Ты куда сунулся, я тебя спрашиваю? Посоветоваться не мог, прежде чем хвост трубой задирать?

- А коли они насели, - ответил Костя. - Вас-то за колоннами не было, а они… Мингарей думает, что против филиальских никто не устоит. Только они на филиале сознательные!…

- А ты сознательный? Не вижу! Драться - дерись, я против полезной драки ничего не имею. Но ты понимаешь, чем шутишь? Ты именем лучшей фронтовой бригады шутишь. Кто позволил? Кто будет за тебя позор рахлебывать?

- Не опозоримся! - защищался Костя. - Три «Буша» дайте. Многостаночный участок сделаем…

- Распыхался! - проговорил мастер, глядя на него уже сквозь стекла очков. - Ишь распыхался, ишь залетел! - добавил он и отвернулся, чтобы скрыть невольно пробившуюся улыбку. - Что-то ты врешь насчет трех «Бушей»… Ступай за мной!

Мастер свернул в коридор, который соединял станочный участок ремонтного цеха с первым цехом. Все стало ясно, но Костя даже не успел обрадоваться, так как увидел директора завода и Павла Петровича, которые осматривали «Буши».

На участке из четырех станков работал лишь один; за ним стоял Колька Глухих, страшно заинтересованный необычным наплывом посетителей.

- А вот и виновник торжества, - сказал директор. - Здравствуй, Малышев!… Ты что же это делаешь представителям филиала безответственные заявления? Хочешь и свою бригаду и молодежный цех подвести?

После памятного разговора с директором Костя почему-то перестал бояться этого человека, и директор стал даже казаться ему красивым, хотя у него были широкий нос и узкие глаза, из которых он так и постреливал огоньками, то сердитыми, то насмешливыми. Он перестал бояться директора, но, как и все на заводе, уважал этого справедливого и простого человека.

- Никого мы не подведем, - сказал Костя. - Дайте «Бушей», так не подведем. Я филиальским и сказал: «Коли мне станков дадут, так двести тридцать процентов сделаем…»

- Позволь, позволь! Сколько ты «Бушей» просишь? - удивился Павел Петрович, вытянулся вверх и нагнулся к Косте, как вопросительный знак. - При двух дополнительных черновых «Бушах» можно рассчитывать максимум на двести пятнадцать процентов…

- А мы три «Буша» просим…

- Ах ты разбойник! - подпрыгнул Пацел Петрович. - Ты же понимаешь, что один отделочный станок не обслужит шесть черновых. Значит, ты все-таки на двухсменную работу сбиваешься?

- Двухсменную работу в молодежном цехе не разрешу, - твердо сказал директор.

- В одну смену успеем, - объяснил Костя. - Станки будем без обеденного перерыва крутить. Обедать по очереди станем ходить. Мы многостаночники. Время уплотним. На отделочную работу Катерину Галкину поставим.

- Верно… У этой Галкиной руки золотые, - как бы про себя отметил мастер.

Старшие задумались. Директор, Балакин и Герасим Иванович несколько раз прошлись по участку, совещаясь вполголоса. Наконец директор подозвал к себе Костю.

- Мне только одно непонятно, Малышев, - сказал он, - как же ты теперь в тайгу удерешь, коль скоро ты такую историю затеял? - Эта шутка означала, что предложение Кости принято. - Сегодня, Герасим Иванович, я дам команду о переброске трех «Бушей» за колонны. Проследите за этим делом. А вы, Павел Петрович, подумайте об оснастке отделочного станка. Нужно также усилить бригаду одним человеком на всякий случай. - Он быстро обернулся к Кольке Глухих: - Сильно ты загружен?

- Не… не… очень, - заикаясь, ответил Колька.

- Ты очень не очень загружен, - пошутил директор. - Ремонтный цех вполне обойдется взрослыми токарями… Малышев, возьмешь Глухих в бригаду? У вас при семи станках рабочей силы будет в обрез. Чуть кто вышел из строя - и готов прорыв. Возьми, Малышев, в свою бригаду Глухих. Если он станет работать хорошо, мы сообщим об этом гвардии капитану, порадуем фронтовика… - Он помолчал и добавил: - Впрочем, я не буду неволить: подбор работников в бригаду - твое дело.

Только самый тонкий психолог мог бы прочитать все чувства, которые отразились во взгляде Кольки, но два основных чувства Костя понял: радость и мольбу. «Возьми, возьми меня в бригаду! - умолял его великий конспиратор и заговорщик. - Ты видишь, какой я одинокий в ремонтном цехе. От такого одиночества не то что в синий туман сбежишь, а на луну заберешься, честное слово! Я не лодырь! Это только печальное недоразумение. Возьми меня в бригаду, и ты увидишь».

- Возьму, - согласился Костя, отвечая директору. - Только коль не будет слушаться, прогоним. Нам поперечных в бригаде не нужно.

- Так и запомни! - сказал директор Кольке. - Малышев берется сделать из тебя гвардейца трудового фронта, достойного твоего отца… Всё! Иди работать, Малышев!

- Разбойник! Как же все-таки заставить отделочный станок обслуживать шесть «Бушей»? - спросил Павел Петрович. - Ты только и умеешь ставить мне задачи…

Костя поскорее убрался из ремонтного цеха, чтобы директор, чего доброго, не отменил своего решения.



ВЫЗОВ | Малышок | «ТЫ БЫЛ НЕ ЛУЧШЕ!»