home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




СКАЗ О СИНЕМ ТУМАНЕ


Есть за городом Н., на полпути между номерным заводом и Северным Полюсом, невысокие горы, поросшие лесом, а среди гор раскинулась долина, по которой струятся светлые холодные ручьи. Здесь и собрались на массовку мастера «катюши».

Явились сюда токари, слесари, лекальщики, термисты с завода, пришли тарники, сборщики, упаковщики с филиала. Встретились друзья-соперники, которые соревновались горячо и дружили с каждым днем все крепче, потому что соревновались они с одной мыслью - дать больше оружия для братьев-фронтовиков, для разгрома фашистов.

Широкая долина ожила, зашумела людскими голосами.

Конечно, прежде всего состоялся митинг. Ораторы говорили о достижениях завода и филиала. Они работали не хуже, чем другие военные предприятия Урала, чем весь Урал, - за полгода выполнили обязательство, взятое на весь год, и поклялись до конца года сделать столько же. Все наладилось, все крепко стало на ноги. На заводе уже полным ходом работал новый сборочный конвейер, устроенный в длинном кирпичном цехе; открылась школа ФЗО для рабочих-новичков; начались занятия в учебном комбинате, где молодые рабочие слушали лекции, как лучше работать за станком. А те, кто задумал с осени пойти в школу взрослых, занимались в особых кружках. Самым лучшим был кружок, который вела Нина Павловна Галкина, а самым лучшим учеником в этом кружке - Костя Малышев.

Далеко-далеко от Урала гремела война. Начались грозные дни решительных боев. Враг был очень силен, но он был только силен, а советский народ становился все дружнее, советский народ трудился все лучше и верил в свою победу - значит, он был гораздо сильнее врага. Об этом говорили взрослые рабочие на митинге, и Костя тоже выступил.

- Будем стоять вахту, будем соревноваться с бригадой Мин-гарея Бекирова, пока не побьем фашистов! - сказал он.

Мингарей крикнул в ответ:

- Правильно, Малышок! Молодец, башка!

После митинга все отправились в тень под березы отдохнуть, так как было очень жарко. Нина Павловна стала учить Катю и Леночку плести венки из скромных цветов, собранных девочками; Миша, Сева и Колька затеяли шахматный турнир; Костя с Мингареем толковали о филиальских новостях, а Герасим Иванович укрылся газетой и задремал.

- Вся семья в сборе, - сказал директор, который ходил от одной группы к другой, потому что был непоседливый человек. Он шутливо напомнил Косте: - Вот уже лето в разгаре, а ты все в тайгу не убежал. Да еще обязался вахту до конца войны стоять. Как же это так?

- А что мне в тайге делать? - ответил Костя. - Мне и здесь хорошо.

- Мы с ним после войны в синий туман пойдем, - откликнулся Миша. - Будем золото вместо грибов собирать…

- Что за синий туман? - спросила Нина Павловна. А Катя тоже сказала:

- Ничего не понимаю! Что за синий туман?

- Тайна, - серьезно проговорил Миша. - Открыть ее может только сам Малышок…

Все заинтересованно смотрели на Костю, Сева украдкой показал ему кулак, что означало: «Мое дело сторона, не смей меня путать в твой синий туман!» - а Колька конспиративно подмигнул левым глазом.

- Малышок, расскажи нам о синем тумане! - приказала Катя. - Это сказка, да?

- Расскажу, - согласился Костя. - Только не сказка это, не глупость…

И, глядя на круглые горушки, поросшие лесом, он начал рассказ:

- Брат мой Митрий не охоч был сидеть дома. Он тайгу любил, приволу. То на лешню-охоту побежит, то золото мыть - все удачу искал. Вот зимой подался он к дальним манси-вогулам - проведать, как лесные люди живут. Бежал он тайгой, видел один день Ивдель-реку, другой день Ивдель и третий, а там и до вогулов близко.

Бежит Митрий тайгой, глядь - лыжня проложена. Он на ту лыжню стал, спасибо сказал, легче пошел. Только вот слышит - кто-сь кричит жалобно так, будто лиса зайчика дерет, жизнь отнимает. Видит Митрий не поймешь что: мечется что-сь рыжее в снегу, клубком катится. А это рысь-разбойница на мальчонку-вогульчика с лесины кинулась - большая рысь, лютая. Крови человечьей захотела.

А что Митрию делать? Стрелять нельзя и ножом бить нельзя - мальчонку тронешь. Тут Митрий рысь за глотку схватил, на себя зверюгу принял, а рысь на нем все когтями разодрала, мясо с ребер сняла. Ну, Митрий ее, ясно, задавил, а сам пал без памяти. Крови из него много вышло.

Оклемался, опамятовался, а он в юрте лежит, в кору да в олений мех завернут, а подле - старый старик и кажет ему по-вогульски таково ласково: «Хороший ты человек, смелый! Ты моего внука от смерти спас. Лежи поправляйся - я тебе друг, а ты мне гость дорогой». А это был самый старый на свете Володька Бах-тиаров.

Он Митрия кореньями лечил, совсем вылечил, прежняя сила к Митрию вернулась. Собрался Митрий вобрат к своим бежать, а Бахтиаров говорит: «Вот тебе, Митрий, собольи шкурки, а вот моя тамга, дороже которой не найдешь. Ты ее какому хочешь манси покажи, а он тебя ко мне доставит, и поведу я тебя в синий туман. А если кому тамгу отдашь, я и его поведу…»

Когда Костя дошел до этого места, Колька вздохнул, Сева с безразличным видом принялся переставлять фигуры на доске, а Миша усмехнулся.

- А что же такое синий туман? - спросила Нина Павловна.

- Постой, все скажу, - ответил Костя и продолжал рассказ. - В том месте, где Володька Бахтиаров живет, тайга сильная, болотистая. В той тайге туман по осени ложится на первый желтый лист. Сверху смотреть - синий это туман, вовсе синий, будто небо ясное, а в туман ступишь - белым-бело, своей руки не видишь, такой туман. И лежит тот туман и три и четыре дня, а потом ветер дунет и снимет его, как не было. Ты к Бахтиарову придешь, тамгу ему подашь, в его юрте на горе поживешь, сколько придется, тумана дожидаючись. Бахтиаров тебя кормить будет, не обидит, а как станет туман, он вскличет: «Айда!» - и пойдешь ты за ним, поспешай только, у него нога легкая. Долго будешь идти и вот дойдешь куда надо. А это озеро такое - Святое озеро. Кругом горы стоят, а оно внизу. Не велико то озеро, а другого такого нигде нет. Три речки в озеро падают, а куда уходят, не поймешь. То озеро кипит-кипит, а вода холодная, рука не терпит. И рыбы в том озере большие, лазоревые и… поют.

- Ой, - вдохнула Леночка, - абсолютно не верю!

- Молчи! - шепнула Катя. - Как ты не понимаешь, что это сказка!

- Кипит-кипит озеро, - продолжал Костя, глядя перед собой остановившимся взглядом, - а потом вода сразу уйдет невесть куда. Тут откроется дно, а на дне металл лежит - и песком и самородками кругленькими. Ты его подними, сколь унесешь, только через силу не бери. Как наберешь металла, Бахтиаров тебе велит: «Айда!» - и поведет вобрат. А идет он легко, тебя ждать не станет. Ты лишний металл бросишь, только б не отстать, а отстанешь - пропадешь. Придешь к юрте, туман кончится - ступай домой, пируй, в другой раз не приходи: Бахтиаров в синий туман без тамги не поведет.

- Как все это интересно!.. - мечтательно проговорила Катя. - А разве у тебя есть тамга?

- Значит, есть… Митрий, как от манси прибежал, мне про тамгу ничего не сказал, а как стал на войну уходить, все сказал, тамгу дал и велел, коли случай будет, к Бахтиарову пойти.

Он достал тамгу, и она пошла путешествовать из рук в руки.

- Я только не понимаю, почему для этого похода непременно нужен синий туман, - сказала Нина Павловна.

- Это все технически обосновано, - пояснил Миша, - чтобы никто не мог запомнить дорогу к Святому озеру.

- Ну, разве что так… - откликнулся из-под газеты Герасим Иванович, который, оказывается, слышал весь сказ. - А ты признайся, Малышок: неужели это брат Митрий тебе про туман да про Святое озеро рассказал?

- Не… Митрий того не говорил… Митрий только тамгу дал да велел к Бахтиарову сбегать, а Бахтиаров-де богатимое золотое место покажет. Про синий туман другие сказывали… Все то знают…

- Слыхал и я о синем тумане, старинный это сказ, уральский, - сказал Герасим Иванович. - И не поймешь, правда это или наплетено.

Катя загорелась:

- Нет, наверное, все это так и есть! Знаете что? Давайте, как только кончится война, все пойдем в синий туман…

- Поддерживаю! - с серьезным видом согласился директор. - Как только кончится война, вы отправляетесь в синий туман и приносите много золота. Золото для мирного строительства пригодится. Но… до конца войны - никуда! Работников мы лишаться не можем.

- Ясно, - подтвердил Костя.

- А мне кажется, что кое-кто хотел уйти в синий туман до конца войны, - с лукавой усмешкой вставила Нина Павловна, но так тихо, что ее слова слышали не все, а понял их только Сева.

Он покраснел и снова стал переставлять шахматные фигурки.

- Ой, Катя, как же мы пойдем в синий туман, когда мы решили сразу после войны поступить в медицинский институт! - испугалась Леночка.

- Во-первых, я еще не совсем решила, в какой институт поступать, а во-вторых, одно другому не помешает. Осенью пойдем в синий туман, а зимой станем учиться в институте.

Все заговорили о том, что будет после войны. Сева сказал, что он пойдет в строительный техникум; Колька еще колебался между горным институтом, литературным факультетом университета и десятком других высших учебных заведений; Костя сказал, что хочет научиться конструировать машины, как Павел Петрович Балакин; Миша и Мингарей тоже хотели учиться. Но до этого было еще далеко, очень далеко - не завтра и не послезавтра. Завтра они должны были снова стать за свои станки, а послезавтра, может быть, надеть солдатскую шинель и взять винтовку. И они все - они все были готовы до конца пройти славный путь в труде и борьбе, чтобы отстоять свободу и счастье своей страны, чтобы отстоять свое будущее.

- Но все-таки в синий туман мы пойдем, правда? - сказала Катя.

Костя поднял на нее глаза и улыбнулся:

- Ясное дело, пойдем! Время будет - все пойдем! Дай-ка я тамгу спрячу, а то потеряешь…

Зной смягчился. Ветер качнул березы. Прибежала Зиночка Соловьева, нашумела, сказала, что пора начинать игры, и увела ребят туда, где уже били барабаны и ухали трубы заводского оркестра.




«КАКОЙ УЖАС!» | Малышок | with BookDesigner program