home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




«ДА ИЛИ НЕТ?»


Дни бывают хорошие и обыкновенные, но бывают и совсем плохие. Правда, таких дней немного, хоть на том спасибо. Вот как прошел один неблагополучный день в жизни подсобных рабочих первого цеха Константина Малышева и Всеволода Булкина.

- Говорят тебе, не смей умываться из нашего рукомойника!

- Малышку в кухне умываться можно, а мне непременно на морозе?

- Малышок воду носит и, когда умывается, на пол не хлюпает.

- И я по воскресеньям воду ношу.

- Ну и умывайся по воскресеньям, а сегодня вторник! Убери эту грязную тряпку!

- Подумаешь, только у тебя хорошее полотенце! Токарь знаменитый! Станок задним ходом запустила, а резец тупым концом зажала. Весь цех со смеху покатился…

- Бабушка, не верь ему! Мой станок не имеет заднего хода. Он все врет!

- Токарь нолевого разряда! - пустил Сева.

- Лодырь, Булкин-Прогулкин! - не сдавалась Катя.

В боковушку Сева вошел оживленный, как это бывало всегда после стычек с Катей. Он бросил полотенце на топчан, кусочек мыла - на подоконник, натянул шапку-ушанку, потом ватник, сел на пол, призадумался, снял ботинки, достал из баула белые туфли, надел их и зашнуровал.

- Ты зачем это? - удивился Костя.

- Не видел, что у моих ботинок подметки отстали? - сердито ответил Сева и пообещал: - Лучше скажи своей Катьке, что, если она меня еще раз Прогулкиным назовет, худо ей будет!

- Чего там она моя! - откликнулся, покраснев, Костя. - Дурак ты!

- Зато ты умный… Недаром такие длинные уши выросли…

Это был намек на длинноухую шапку из оленьего меха, которую теперь носил Костя. Шапку ему купил Митрий у манси. Грела она замечательно, но товарищи всё подшучивали над Костей. Ладно, глупый смех не в обиду. Тем не менее обладатель удивительной шапки надулся.

Зима нагнала серые тучи, насыпала снегу и урезала день. Когда Костя и Сева вышли из дому, было еще темно, однако не настолько, чтобы белые туфли Севы остались незамеченными. В воротах на мальчиков налетела подруга Кати, Леночка Туфик.

- Наверное, Катя уже ушла! - испугалась она, но тотчяс же, разглядев белые буфли Севы, засмеялась: - Ой, не могу! Подсобник по снегу на бал отправился!

- Тебе дело, очкастая! -осадил ее Сева.

Мальчики шли молча. В последнее время отношения между ними совсем испортились. Сева добивался, чтобы Костя сказал «да», но Костя твердил «нет». Он не согласен, и делу конец! Он по глупости рассказал Севе о синем тумане и даже показал тамгу старого вогула Бахтиарова, но из этого вовсе не следует, что он хочет бросить завод и идти за золотом. Он надеялся, что Бабин все же поставит его учеником токаря, и, кажется, надеялся не напрасно. Старый мастер относился к нему хорошо, так как Костя работал старательно и быстро привык к заводу. Он уже знал, какие есть станки и для чего они, он каждую свободную минуту проводил возле станков, наблюдая с завистью, как его товарищи режут сталь, и… разве можно было сравнить токарный станок с промывочным ковшом или даже вашгердом!…

На углу в утренних сумерках замаячила фигурка в ватнике и большой теплой шапке с торчащими ушами.

- Здорово, деятели! - сказала фигурка тоненько.

Сева ответил: «Здорово», а Костя промолчал. Он недолюбливал токаря из ремонтного цеха Кольку Глухих, с которым подружился Сева. Этот Колька был худенький, хорошенький, с румяным личиком и маленьким ртом бантиком. Суетливый, суматошливый, увлекающийся, он не нравился Косте. К заводской работе Колька, как и Сева, относился легко, считая, что это неинтересная чепуха и что настоящие дела можно свершить где угодно, только не в цехе. Пустой человек, хоть и токарь второго разряда… Но одного нельзя было отнять у Кольки - он интересно рассказывал, как живут дикие индейцы, как плавают по морям матросы и как охотятся за тиграми.

О его жизни было известно немногое: он жил с матерью и сестрами в собственном домике возле Земляного холма; его отец, гвардии капитан, воевал на фронте, и Колька им очень гордился.

Из кармана Колька вытащил книгу и вручил Севе-

- На. Это «Всадник без головы». Очень интересная. Первой страницы нет, но ты поймешь.

- Читал я «Всадника без головы». А где «Золотая лихорадка»?

- «Золотая лихорадка» у Ваньки Белобородова. Послезавтра отдаст… Ага, ты надел белые туфли! Думаешь, так тебе и выпишет Бабин ботинки!

- Выпишет! Цех должен спецобувь дать. А свои я починю и спрячу до похода в тайгу.

- Дельно, деятель, - одобрил его Колька.

Разговор возобновился, когда мальчики вышли на холм.

- Ну как, он согласен? - обратился Колька к Севе.

- Ну как, согласен? - спросил Сева у Кости.

Уходя от вопроса, который будто прилип к его спине, Костя ускорил шаг.

- Понравилось стружку таскать! - насмешливо проговорил Сева.

- Меня за станок поставят, - возразил Костя. - С завода самоволом уходить нельзя, - привел он еще одно соображение.

Нагнав его, Колька пошел рядом, то и дело оступаясь с узкой тропинки в сугробы.

- Ты пойми, ты как следует обдумай свое положение! - заговорил он горячо. - Какую пользу ты приносишь фронту? Таскаешь стружку на Гималаи. Ты чернорабочий, и только. Ну, поставят, предположим, тебя токарить. Когда ты еще настоящим токарем станешь! Через год или через два. А когда мы из тайги вернемся, о нас в газетах напишут, честное слово!

Сердце Кости сжалось. Как надоело ему таскать стружку на свалку, которую ребята прозвали Гималаями! Как часто мечталось о тайге, где уже давно шел зимний промысел! Хоть бы на минутку перенестись в Ивдель, в Румянцевку, увидеть друзей-товарищей, сбегать на лыжах в тайгу с берданкой Митрия, подышать родным воздухом…

- Поведи нас за Ивдель, - продолжал убеждать его Колька. - Покажи дорогу к золоту. Пойми, что мы сразу принесем такую пользу!… А стружку пусть другие таскают.

- По дороге нас поймают, - сказал Костя, чувствуя, что железный обруч все сильнее сжимает сердце.

- Наврал он! - вмешался Сева. - Выдумал про какую-то вогульскую тамгу, а теперь вертится.

- Нет, все это правда. Я тоже слышал, что вогулы знают хорошие золотые места… Но только нужно иметь друга-вогула… Так что же ты скажешь, Малышок? - просительно продолжал Колька, заглядывая в лицо Косте. - Соглашайся, деятель, ей-богу!

Послышался заводской гудок. Сначала он был далекий, хрипловатый, а потом окреп, нашел Костю, и сердце сразу очистилось от смуты. Нужно было спешить на работу, вот и всё.

- Да ну вас, чего привязались! - сказал он и в тот же миг слетел с тропинки в глубокий сугроб.

- Шакал! - яростно крикнул Сева. - Фронту помочь не хочет! В другой раз я тебя еще не так!

В глазах у Кости потемнело. Он пытался выбраться на тропинку, но снег и сухая глина осыпались под дрожащими руками.

- Держись, парень! -услышал он незнакомый голос, схватился за палку с толстым резиновым наконечником, протянутую ему сверху, выбрался на тропинку и очутился лицом к лицу с человеком в военной шинели и военной фуражке без звездочки.

Он был высокий, худощавый, и лицо у него было очень бледное, почти прозрачное, с небольшой золотистой бородкой; опершись левой рукой о палку, он с улыбкой смотрел на Костю, который, тяжело дыша, сбивал с одежды снег и глину.

- Что ж это вы в тылу не ладите? - спросил он. - Воевать нужно на фронте, а вы в тылу баталии устраиваете. За что они тебя?

- Я им тоже покажу! - рванулся вслед за обидчиками Костя.

Но человек заступил ему дорогу.

- Постой, не спеши в драку, - сказал он спокойно. - А где спасибо?

- Спасибо, дядя, - смутившись, поблагодарил Костя и неожиданно для себя спросил: - А вы, дядя, с фронта?

- Не сразу… В госпитале долго лежал. (И только тут Костя заметил, что человек держит правую руку подогнутой, будто деревянную.) А ты работаешь? На каком заводе?

- На номерном.

- Плохо дело, если у вас ребята не дружные, - укоризненно проговорил человек. - Не много наработаете…

- Не, не все такие, - встал на защиту завода Костя. - У нас ребята со зла не дерутся. Драться мастер не велит. А эти… Дураки они…

- Кажется, ты немного остыл, - сказал человек. - Беги на завод, а не то опоздаешь.

Мячиком скатился Костя с холма. Человек в шинели проводил его улыбкой. Он, прихрамывая, шел в том же направлении и внимательно рассматривал завод, будто изучал его.



«УРАЛЬСКАЯ КАША» | Малышок | УЖАСНЫЙ РЕЗЕЦ