home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





ЧУДЕСА


Несколько дней прошло. Катя болела - не с кем было Леночке шушукаться, не слышно было за колоннами небрежного Катиного голоска. Хорошо, что теперь у Кости прибавилось забот, так как у них с Севой стало правилом работать на пару, и приходилось особенно следить за напарником. Сева изменился сильно. То работал очень хорошо, старался сделать так, чтобы Костя был с ним заодно, то вдруг все валилось из рук, и ему приходилось быть заодно с Костей. В такие минуты лучше было его не трогать.

- Что ты ко мне лезешь, чего ты пристаешь! - начинал он кричать тонким голосом. - Подумаешь, ударник! Сколько ни старайся, все равно полторы нормы на этих черепахах не выработаешь! Может быть, опять шестеренки переставишь?

Сейчас, когда умения у Кости прибавилось, когда он легко управлялся с двумя станками и каждый день перевыполнял норму, он все угрюмее посматривал на темную свинцовую пломбу, сковывавшую ручку для переброски ремня. Стоит только убрать ненавистную пломбу, перекинуть ремень на шкиве с одной ступеньки на другую, и патрон станет вращаться быстрее, то есть скорость резания повысится. Если к тому же маленько ускорить ход суппорта, то… Но тут припоминалась поломка станка - и крылышки опускались: нельзя! Хоть плачь, а нельзя!

Может быть, Костя думал именно о свинцовой пломбе, когда, по распоряжению Герасима Ивановича, остался вечером за колоннами подкрасить инструментальные шкафчики. Он получил в кладовой не только зеленую, но и немного ярко-желтой краски, сделал у шкафчиков желтые уголки, и получилось очень красиво.

- Где здесь Малышев, который станок сломал? - послышался веселый голос.

Не раз Костя встречал на заводе инженера-конструктора и рационализатора Павла Петровича Балакина, слышал от ребят, что он умный и чудной, и уважал Балакина за то, что он сконструировал транспортер-дрожалку для уборки стружки. По его мнению, Балакин был вовсе не чудной, только он был очень длинный, тонкий. Когда он разговаривал с кем-нибудь, кто был ниже его, он наклонялся и становился похож на вопросительный знак. Говорил он звонким голосом, который легко перекрывал шум машин, часто смеялся, носил зеленый блестящий ватник, а под ватником - шелковую трикотажную рубашку и цветной галстук.

Косте в нем нравилось все: и светлые волосы, зачесанные так, что получался высокий гребень, и живые желтые глаза, и немного вздернутый нос, и привычка пощелкивать длинными пальцами.

- Я Малышев, - сказал Костя.

- Конечно, ты! Несомненно, ты! - обрадовался инженер. - Миша Полянчук художественно описал мне твою наружность. У тебя одного шапка с такими длинными ушами, что на десять осликов хватит. - Он протянул Косте пакет: - Вот посылка от Миши. Прекрасный парень этот Полянчук! Замечательно поет украинские песни… Он попросил меня поинтересоваться твоим станком. Ну-с, так что же случилось?

Засунув руки в карманы, раздвинув полы ватника, как крылья, и наклонившись над Костей, он выслушал печальный рассказ и возмутился:

- Как ты посмел такую гадость устроить! Ты думаешь, на «гитаре» станка можно трепака играть?

- А я хотел как лучше, - ответил Костя, который вовсе не боялся этого человека.

- «Хотел, хотел»! Мало хотеть - надо знать и уметь!

- Нашли Малышева? - спросил Герасим Иванович и присел на стеллаже.

- Поставь, Малышев, заготовку, хочу посмотреть его в работе, - сказал Балакин, закончив осмотр всего станка.

Приближались какие-то важные события. Взволнованный Костя включил станок. «Буш» принялся снимать стружку. Казалось, что сейчас он делает это особенно медленно, но инженер одобрительно похлопал по станине:

- Молодец, старичок, старайся!… Работает он почти на пределе, не правда ли, Герасим Иванович? На этой операции ничего не выиграешь.

- Правильно, - поддержал его Герасим Иванович. - Так все и рассчитано.

- А вот посмотрим, все ли… Покажи, Малышев, отделочную операцию.

Переменив резец, Костя стал отделывать «трубу».

- Лодырь! - сразу решил Балакин. - Лодырь ты, господин «Буш»! На обдирке стараешься, на отделке отдыхаешь. Такой режим резания на легкой отделочной операции никуда не годится. Это позор, а не режим… Как по-вашему, Герасим Иванович?

- Спорить не буду, - неохотно согласился мастер. - Да что поделаешь, коли у работников квалификации настоящей нет…

Ни слова не говоря, Балакин сорвал пломбу с ручки для переброски привода и сделал то, о чем так часто мечтал Костя: передвинул ремень на шкиве.

- Теперь скорость повысится раза в три, да и то станок не будет по-настоящему нагружен, - пояснил он. - Продолжай, парень, отделку!

Снова заработал станок, и стружка побежала быстрая, узкая и горячая.

- Ишь какую гладкую поверхность дает! - одобрил Герасим Иванович. - Просто под зеркало работает…

- Нужно еще подачу увеличить, и будет совсем хорошо… - заметил Балакин. - Не найдется ли, Герасим Иванович, у вас шестеренок?

Получив запасную шестеренку и вооружившись гаечным ключом, Балакин перестроил «гитару». Костя включил станок. Теперь стружка стала шире, но бежала так же быстро, и быстрее резец подвигался вдоль «трубы». Костя не успел насладиться этим счастьем: отделка детали кончилась и пришлось нажать кнопку «стоп».

- Сами судите, Павел Петрович, как тут позволишь ребятам хозяйничать, - сказал Герасим Иванович. - Похозяйничал уж Малышев… Такое получилось, что вспоминать неохота.

- Да, дело рискованное, - задумчиво признал Балакин, пощелкивая длинными, тонкими пальцами и встряхивая ими, будто сбрасывал капли воды. - Однако вот что досадно: четыре «Буша», четыре родных брата, при черновой обдирке работают на совесть, а при отделке - четверть силы. Сколько времени при этом теряется!

- Да, теряется, - сказал мастер. - Факт, теряется… Но ведь и станок нужно пожалеть. Сломать станок - раз плюнуть.

Мысль Кости заметалась, ища выхода.

- Герасим Иванович, а что, если… - заикнулся он, еще не зная толком, что скажет.

Старшие смотрели на него, ожидая продолжения. У Кости в горле пересохло; стало неловко, беспокойно.

- г Ну что? - нетерпеливо спросил Павел Петрович. - Да думай же ты! - крикнул он весело. - Тут же совсем простое дело!

Действительно, все стало ясно, будто за колоннами пролетела яркая молния.

- Пускай три станка обдирают, а один отделывает. Правда, дядя? - выпалил Костя, и его облило жаром.

- Правда, тетя! - одобрил Балакин, засмеялся и щелкнул Костю по лбу. - Сварила голова! Это я больше всего люблю!

Еще несколько дней назад Костя навряд ли решился бы подать такую мысль, но теперь, когда за колоннами кое-что изменилось, это предложение показалось ему почти естественным. Не удивило оно и Герасима Ивановича.

- Что ж, в таком случае, дело другое, - немного подумав, согласился он. - Один станок настроим на отделку, а остальные оставим черновыми.

- Давай займемся математикой, - сказал Павел Петрович, вынув из кармана записную книжечку с блестящим карандашиком. - Какая у вас норма? Сколько делаете?

…По дороге домой Костя завернул к Леночке Туфик. Его впустила в переднюю полная маленькая женщина - точная копия Леночки, только с седыми волосами.

- Что вам нужно, молодой человек? Закройте за собой дверь получше, - сказала она басом, помешивая в кастрюле, стоявшей на примусе.

В переднюю выбежала Леночка.

- Ой, мама, это же Костя Малышок, который сломал станок! - воскликнула она. - Помнишь, я тебе рассказывала? Он у Галкиных живет…

- Ай, как нехорошо! - сказала Леночкина мама. - Зачем же вы сломали целый станок?… Проходите в комнату, сейчас будем ужинать…

- Времени нет, - отказался смущенный Костя. - Ты, Ленушка, завтрась приходи в цех чем пораньше. Производственное совещание будет.

Когда дверь закрылась, Леночкина мама сказала:

- Просто не верится, что такой серьезный мальчик сломал целый станок. Конечно, я абсолютно уверена, что он сделал это нечаянно.

В тот вечер Антонина Антоновна сообщила Косте, что Катя капризничает, не ест и не пьет, так как ей все невкусно, что она жалуется, будто ее все забыли.

В пакетике, присланном Мишей, Костя нашел пару новых носков, скрепленных ниточкой, и десяток мятных пряников, таких твердых, что с ними не справился бы даже победитовый резец, но в одну минуту справились зубы мальчиков. Два пряника Костя отделил бабушке, а два Кате, но принцесса передала через бабушку, что она не нуждается в каких-то пряниках.

- Как знает, - сказал обиженный Костя и оставил пряники на кухонном столе.

В пакетике еще была записочка:

«Грызи пряники, помни обо мне! Я рассказал инженеру-рационализатору П. П. Балакину, как и почему ты сломал станок. Он посмотрит «Буш» и, может быть, что-нибудь придумает. Передай поклон золотоискателю. В воскресенье увидимся, если ты будешь на комсомольском воскреснике. Твой друг М. Полянчук».

Костя был благодарен Мише за носки и пряники, а больше всего за знакомство с Балакиным.

Хорошо иметь такого друга, как Миша!



ПОРВАННАЯ ГАЗЕТА | Малышок | ПОВОРОТ