home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





ОДИН ЗА ТРОИХ


Он сначала не понял, что случилось. За колоннами уже горел свет, и все черновые станки, все три черновых станка работали. От станка к станку ходил Сева, осторожно и легко, будто двигался по ниточке, готовой порваться. Лицо у него было непривычно оживленное, какое-то светлое, красивое, точно освещенное еще одной яркой лампой. Он остановил станок, снял ободранную деталь, зажал новую заготовку, пустил станок, проходя мимо другого станка - охладил резец, а на третьем ловко сменил заготовку и продолжал путешествие.


Острая зависть пронзила сердце Кости. Но это была не только зависть - это было также восхищение. «Ты, гляди, наделаешь делов», - хотел он сказать товарищу, но промолчал, потому что его руки зачесались, загорелись. Он мысленно повторял каждый шаг, каждое движение, сделанное Севой, и не сразу заметил Герасима Ивановича… Между колоннами появилось несколько ребят из цеха. Все молча смотрели, как Булкин управляется с тремя станками.

Для того чтобы успокоить руки, Костя стал за отделочный станок, к которому его всегда тянуло. Побежала, заструилась синяя, горячая стружка. Старый мастер посветлел, шуганул зрителей: «Дела другого нет - семерым на одного глазеть!» - присел на стеллаж возле Кости и призадумался. Всего два работника было за колоннами, и все же продолжалась жизнь, весело звякали отделанные «трубы».

По порядку, заведенному Костей, каждый токарь, сдав обдирку отделочнику, ставил под своей фамилией на доске показателей меловую единичку - так велся учет соревнования внутри бригады. Взяв мелок, Костя провел под всеми единичками толстую черту. Это означало, что за колоннами случилось что-то очень важное.

Как только раздался гудок, Герасим Иванович скомандовал:

- Шабаш!

Станки замерли, и ребята подошли к мастеру.

- Заболела Галкина, - сказал он. - Доктор говорит, придется отпуск дать - может быть, на месяц-полтора.

- И питание, - подсказала Леночка, которая незаметно присоединилась к ним. - Мальчики, вам поклон от Кати. Я отвела ее домой.

- Питание подбросим, - пообещал мастер и спросил у Кости: - Давать еще человека или справитесь?

- Сами видели, - отозвался Сева. - Справимся и вдвоем.

- Ты не прыгай! - не очень строго остановил его мастер. - Думаешь, как проработал часок на трех станках, так и король!

- Ой, он на трех станках работал? - с восторгом прошептала Леночка.

- Да! - сказал мастер, отвечая своим мыслям. - Были у вас руки что крюки, а теперь руки в порядке… Ты, Малышок, на трех станках тоже управишься?

- Должно быть…

- А я непременно собьюсь, - призналась Леночка.

- А на отделочном?

- Справлюсь, обязательно справлюсь! Я уже один раз немножко пробовала.

- Герасим Иванович, в ремонтном цехе четыре «Буша» стоят, а им одного хватит, - неожиданно для самого себя сказал Костя. - Пускай нам лишние отдадут. За колоннами место есть. Вот поглядите!

- Еще что выдумаешь! - удивился мастер, но все же пошел за Костей в конец участка, осмотрел площадь возле самой стены и признал: - Конечно, два-три «Буша» поставить можно, хоть и тесновато. Выйдет на работу Галкина - может, и поговорю с Тимошенко.

- А зачем ждать? - пожал плечами Сева. - Обдирку вдвоем на пяти станках поведем.

- А с отделкой как? - прикрикнул мастер. - Вносишь предложение, так отвечай за свои слова. Отделочный станок нынче только-только справляется. Куда ободранные заготовки сдавать? Думать нужно!

Он ушел, против воли озабоченный. Костя отослал Леночку домой и сосчитал готовые «трубы».

- Сто двадцать! Полторы нормы… Сработали! -огорченно сказал он.

Вместо ответа Сева зажал заготовку, пустил станок, подошел к станку Кости… Все было ясно. Костя обрадовался, подхватил с полу обдирку и зажал в патроне отделочного станка.

- Давай! - бросил Сева.

- Давай! - откликнулся Костя.

В цехе уже было совсем пусто, но за колоннами «Буши» продолжали свое дело. Костя снял первую готовую «трубу», а Сева велел ему:

- Считай!

- До скольких?

- До… ста шестидесяти!

Это значило - двести процентов плана! «Испугал!» - задорно подумал Костя и крикнул так, что в цехе зазвенело эхо:

- Сто двадцать одна!

За колонны, шаркая валенками, прибежала учетчица, старенькая тетя Паша, с замасленным блокнотом.

- Что же вы, не сдаетесь, ребята? - спросила она.

- Не сдаемся! - ответил Сева. - Смена не кончилась!

Фронтовая бригада не сдалась.



НЕУДАЧНАЯ СЪЕМКА | Малышок | ПРИЗНАНИЕ