home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement






БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ

«14«…ря…г. г. Грозный N…


О проведении разведывательно-поисковых (засадных) действий.


Обстановка на территории Чеченской Республики остаётся сложной. Со стоны боевиков не прекращаются обстрелы и нападения на ПВД, места несения службы, колонны Федеральных сил. Продолжается минирование дорог.

Командиру СОМ МВД РС(Я)… с 09 час. По 09 час…ря… года организовать разведывательно-поисковые (засадные) действия на территории… расположенной… с целью проверки мест минирования дорог, возможного ведения огня членами НВФ по ПВД МО РФ, захвату и (или) ликвидации членов НВФ.

В группу назначить 10 человек со штатным вооружением, экипировать средствами индивидуальной бронезащиты. Группу усилить БМП с экипажем.


Командир МО МВД в ЧР

Полковник милиции Ф.Э. Д…нский.


Лучшие из лучших прибыли на место. Наиболее подготовленные из них сразу же заметили на обочине, аккуратно сложенную, кучку камней, — явный знак, указывающий на наличие минного заряда. Знак оставили либо бандиты для своих, либо кто-то из населения. Фугас обезвредили.

Милиционеры нашли очень удачное, тактически выгодное место на крутом повороте, где в отвесной скале была выемка как раз под размер БМП. Где после дополнительной тщательной проверки на предмет выявления взрывных устройств и была спрятана боевая машина.

Шесть бойцов с экипажем бэхи остались внизу, четверо, разбившись по парам, вскарабкались на северный и южный склоны для прикрытия.

Порфирьичу с Лёликом достался северный склон, переходящий в покрытую скудной растительностью, каменистую равнину. Опять же скрупулезно обшарив выбранную для наблюдения местность, расположились метрах в двадцати друг от друга.

Порфирьич, как человек наблюдательный и любознательный, заметил торчащий из раскисшей земли кусок ржавого металла. С трудом вытянул его. Оказался шкворень большегрузного трактора, размером чуть меньше метра, внешним видом напоминающий ствол старинной пушки. Даже в «дульной» части имеется неглубокая выемка.

Лёлик сразу заинтересовался находкой и по рации спрашивает:

— Что нашёл?

Глеб уже взгромоздил «пушку» на большой камень:

— А что, не видно? Похоже на пушку старинную.

Снизу, оказывается, тоже с интересом наблюдают за происходящим:

— Тащи сюда!

— Тебе надо — тащи!

Добровольцев не нашлось, стали службу служить. Не дрова же таскать, и то легче.

Но хуже дела нет, когда никакого дела нет. Часы тоскливого безделья кажутся вечностью.

С каким-то невероятно весёлым звоном, раздающимся из двигателя, проехала машина с печальными беженцами. Ничего достойного внимания не происходит. Глеб лежит на противной, насквозь промокшей солдатской плащпалатке, попусту натирает щекой приклад.

Через час опять машина, — традиционная жулька с местными. Внизу обычная суета. Проверка документов, содержимого багажника, салона.

— Глеб, глаз приоткрой, подошли к тебе. — Как-то по-кабинетному раздаётся голос Лёлика из рации.

Глеб оборачивается, — слева, в позе ожидания, стоят два войсковых разведчика. Солдаты. Ждут, когда же на них соизволят обратить внимание. Откуда они свалились?

Тоже между делом рассматривают происходящее на дороге и заметно окают:

— У, козлы! Сволочи.

— Да их на месте стрелять надо! Стервятники.

Глеб отвечает в микрофон:

— Без умников знаю, паровоз-тудыть. — И, повернувшись на бочок, тоже заокал, — Здоров, соколы! Каким ветром?

— Да вот, послали обстановку глянуть.

— Да здесь всё нормально. Надо будет, по радио вызовем. Хоть вас, хоть авиацию.

— А вы сами откуда?

— Якутские.

— О, а у нас есть якуты в батальоне.

— А где ж нас нет, а вы чьих будете?

— Рязанские мы.

Глеб призадумался, будто что вспоминает:

— Не-е, рязанских у нас не-ет. — Даже, для убедительности, отрицательно мотнул головой.

Куда-то по своим военным делам на малой высоте пролетел вертолёт. Из открытого салона бдит пулемётчик. Увидел своих — помахал рукой.


Пластуны постояли ещё пару минут, покурили, потрепались, повыражались и исчезли.

Порфирьич ещё где-то с полчасика кумекал, чем же эти колхозники солдатикам досадили. Размышления прервал появившийся тентованный УАЗ.

Лёлик предупреждает нижних:

— Сдаётся мне, бородатые едут.

Сверху хорошо видно как уазик, притормаживая на повороте, вдруг упирается в пушку БМП и двух рыжих и сердитых бойцов «Беркута» с гранатомётами «Муха» на плечах. Резко тормозит. Водитель доли секунды выражает своё восхищение мощным оружием и даёт задний ход, пытаясь развернуться. Козе понятно — слинять хочет. По-английски.

С противоположного склона стреляет крупнокалиберный пулемёт, позади машины возникает ряд фонтанчиков. Кто-то из группы производит длинную очередь поверх кабины. Сверху, с двух сторон тоже добавляют шума. Уазик тормозит, благо места для разворота маловато, и в проёмы окон уже всунуты стволы автоматов.

Из машины выволакивают двух бородатых с поднятыми руками. Им натягивают на глаза их же спортивные шапочки, связывают за спиной руки и ставят на колени.

Один из бандитов задрав лицо кверху, громко крикнул:

— Уалла-ах Акки!..

Доктор Болек не даёт закончить мысль и слегка пинает его меж тощих ягодиц:

— Ты мне бабушку не лохмать!

Вполне может статься, что бандит кому-то подаёт сигнал.

С прикрытия напротив доносится:

— Вои-истину акба-ар!

Болек что-то прикинул в уме и даёт упреждающий пинок второму, но уже по поджарому заду. Чисто в целях профилактики.

Бандит в ответ:

— Собака!

Болек:

— Сам какашка!

Сидевший до этого на броне молчаливый армейский сержант, увидев, что из машины вытаскиваются два автомата, крайне возбудился и приноравливается стукнуть одного из бандитов прикладом по шапочке:

— Козлы!

Два бойца его кое-как сдерживают.

— Всё равно — козлы!!!

Всю машину, не отходя от кассы, перетрясли. Обнаружили несколько тротиловых шашек, гранату Ф-1, сопутствующую мелочёвку, пакетики с наркотой, и самое главное, листочек со списком дат. Напротив некоторых из них, в скобках, русским по белому написано — «Снято на видео»! Вот это самое «снято» и есть подрывы!

Ещё через час прибыли очень серьёзные неизвестные лица, без знаков различия, перед которыми обычно все робеют, с крайне довольным командиром отряда, и бородатых с машиной отправили невесть куда или куда положено, а секрет сняли.

Беркуты расхаживали по группировке гоголями. Герои. У доктора Болека, в частности, появилась модная поступь владельца навороченного джипа и, благодаря растопыренным в стороны локтям, даже возникла косая сажень в плечах.

Гоголь — в данном случае, это не писатель. Обычно так называется походка человека по аналогии с утиной. Есть такая порода водоплавающих, которые при хождении по земле плечами водят своеобразно.

Кстати, настал момент прояснить Читателю, что же это за «беркуты» такие загадочные.

«Беркут» — спецвзвод Ленского ГОВД. Набор осуществляется исключительно из интеллигентных, культурных, честных, добропорядочных и высокообразованных милиционеров. Верных Долгу, даже семейному, и Присяге. Впрочем, как и все якутские милиционеры.

Если какой-либо сотрудник не посещает воскресные богослужения в поместной церкви, а по пятницам пропускает спецзанятия и по три дня пропадает в засадах, у начальников это вызывает крайнюю степень тревоги и некоторую долю озабоченности. По поводу его морального облика в срочном порядке сколачиваются разнообразные комиссии. Шефы начинают бить в набат и пытаются всем скопом вытащить бедолагу из пучины порока.

В случае успешного исхода, лучшая баркалла — это чистый, исполненный любви к начальникам взгляд спасённого вставшего на путь истинный.

Через пару дней чествования беркутов уже окончательно обрисовались в мельчайших подробностях, детали того ужасного боя на ничем не примечательном, коварном и роковом повороте.

Битва была нешуточная и не на равных. Вызывали на помощь авиацию, да вертолётчики не смогли приблизиться. У бандитов имелись не то «томагавки» не то что-то в этом роде. Дошло до рукопашной, в которой, кстати, выяснилось, что солдаты из экипажа БМП неплохо владеют приёмами ближнего штыкового боя.

Только благодаря стратегическому образу мышления доктора Болека и врождённым качествам истого руководителя Лёлика, была одержана победа. Взвод рязанских разведчиков прибыл на помощь уже к шапочному разбору.

Справедливости ради следует отметить, что появление армейцев всё-таки способствовало рассеянию бандгрупп.

Двоих удалось взять в плен. Один, истерично рыдая, раскололся тут же, в момент истины, второй, после применения длительных и жестоких пыток, всё-таки вынужден был дать признательные показания о том, что основная штаб-квартира Басаева находится в Турции.

По группировке прошёл слушок, который пустил взвод армейских связистов, что информацию об этом скромном подвиге якутского отряда двинули по радио «Чечня свободная», где назвали милиционеров не иначе как «опытные якутские оперативники». Даже, для убедительности, были озвучены фамилии тех двух бандитов и командира отряда. Слушок превратился в слух, который тут же был облеплен со всех сторон различными «неопровержимыми фактами». Картина кровавой бойни обросла новыми шокирующими подробностями.

Со стопроцентной уверенностью можно сказать, что о том же самом говорили как в ставке Басаева, так и в других, вышеперечисленных зарубежных резиденциях сепаратистов. С той лишь разницей, что федералов называли «стервятниками», а «воинов Аллаха» — «горными орлами». Прямо какой-то птичник вырисовывается.

Также, связавшись с Ханкалой, связисты сообщили совершенно нелепую новость, о том, что якутские омоновцы якобы устроили крупный скандал у известной в среде местной богемы некой Симочки.

Вот к каким неожиданным последствиям может привести скупая фраза из сводки — «были взяты в плен…»

Порфирьич с доктором Болеком как-то зашли к артиллеристам, гранат поклянчить. Пока клянчили и закусывали, разговоры разговаривали.

Ротный командир, старлей Николаич, ни в какую не желает верить лаконичному рассказу Порфирьича о происшедших событиях, как оно было на самом деле:

— Ну, я понимаю что органы и всё такое прочее, — И с великой укоризной, Порфирьичу даже как-то неловко стало, — Но от нас-то, от братанов-то, чего скрывать-то?

Его зам, Володя Тягниренко, — здоровенный такой детина с походкой профессионального камазиста, тоже старший лейтенант, у которого на крепком лбу написано: «Ага, жди, так они тебе все карты и раскрыли!», заботливо подкладывая по котелкам фирменный артиллерийский плов с мясом дикого кабана, кстати, приготовленным солдатом, бывшим шеф-поваром одного из московских ресторанов, уводит бесплодный разговор в сторону:

— Николаич, ты лучше расскажи, какой у нас раритет имеется!

Порфирьич, принимая внутрь капельку подкрепляющего, проявляет свойственное ему от рождения живейшее любопытство:

— Что за раритет? Изъявляю желание глянуть. Предъявите, будьте любезны.

— Пушка старинная. Аж восемнадцатый век! — Хвастает довольный Николаич, — Осталось только привезти с оказией.

Порфирьич впадает в дежавю, припоминая, что об этом, буквально на днях, не то уже слышал, не то, что-то подобное, сам видел, и уточняет:

— Откуда привезти?

Но теперь Болек быстро переключает тему:

— Да хватит вам ругаться то! Вы лучше объясните, что это у вас с солдатами происходит?

Николаич оборачивается, замечает какого-то сержантика:

— Что? Расслабился? Ну-ка быстренько пуговку застегнул!

Порфирьича тоже солдатский вопрос волнует:

— А действительно, что это они у вас все нервные какие-то? Паровоз-тудыть.

— Я им понервничаю, кузькину мать!

— Да я не о том…

С этого момента пошла более-менее стройная и серьёзная беседа. Война есть война, без потерь не обходится. Но чтобы потерь было как можно меньше, в войсках проводится какая-никакая, но всё же воспитательная и разъяснительная работа.

Промывка мозгов всем задействованным в этом нужном и важном для ведения войны деле, в основном состоит из следующих пунктов:

a). Солдатам и всем силовикам;

b). Населению России и Чечни;

с). Мировому сообществу;

d). Бандформированиям, сепаратистам, террористам.

Все, и не только эти перечисленные по пунктам сообщества, в свою очередь, тоже между делом параллельно занимаются промывкой мозгов внутри этих пунктов, создавая, в свою очередь, подпункты и субподпункты. Всё это взаимосвязывается и переплетается различными информационными каналами, включая: радио, телевидение, видео, устную разговорную речь, всевозможные средства печати, правду, вымысел и их комбинации. Иногда это называют «Информационная война».

В результате такого массированного давления указанных средств, у всех отдельных членов социальных слоёв общества обильно запудриваются и переплетаются все извилины мозга.

Уже мало кто помнит, с чего началась вся эта заваруха. В основном в памяти простого народа, если спросить, сохранились фамилии неких первых лиц, наводящие ужас на обывателей события в Грозном в первые недели и месяцы войны, и теракты в разных городах.

Как следствие всего этого безобразия, общество подверглось депрессии. Ярко проявились сопутствующие этим неприглядным факторам уродливые признаки массового психоза — ненависть к себе подобным, но другой национальности, вероисповедания, языка. И уже до такой степени приобрел железную закалку весь этот результат мозговой обработки, что психоз трансформировался в стадию полного равнодушия.

Если лет двадцать назад показать все телевизионные страсти сегодняшнего дня, касающихся событий на Северном Кавказе, население надолго потеряло бы аппетит, а также покой и сон.

В итоге у всей военнообязанной мужской половины населения России на нервной почве внезапно развились бы плоскостопие, энурез, простатит и как следствие импотенция, что подорвало бы и без того неважно выглядящую демографическую обстановку в стране. Что было бы только на руку пособникам международного терроризма.

Сейчас же всё это безобразие выглядит как совершенно нормальный, можно даже сказать — невинный, рабочий кухонный фон. И это, опять же — не есть хорошо.

Но не всё, оказывается, так уж и плохо, — у военнообязанной части населения, в нынешнее время, до такой степени очерствели сердца и закалились души, что никакая болезнь их уже и не пробирает. Войска крепнут, заграница трепещет, внутренний враг затаился.

Но, при этом, детский вопрос — что такое хорошо и что такое плохо, приобрёл чисто философский характер. В отдельных, широко известных мировому сообществу слоях ведущей интеллигенции ярко проявились, якобы не особо замечаемые правительством, так называемые неформальные релятивистские уклоны к крайне левому кардинально-либеральному фундаментализму, что в свою очередь подорвало авторитет некоторых фракций ультраправоцентрического толка, традиционно поддерживающих Самого. Что это значит, никто не понимает, но все делают умный вид. И при последнем, широко освещаемом в своё время, всем известном нашумевшем обсуждении скандального вопроса, уже в первом же чтении, думские депутаты, то есть народные избранники от партии «Справедливая Бурятия», демонстративно покинули зал, при этом даже хлопнув дверью. Своим недостойным поведением спровоцировав ещё больше разногласий в среде оставшихся. Разве не так?

Солдатам, заместители по воспитательной работе, показывают трофейные видеозаписи, контрабасы рассказывают реальные ужасы. Сами солдатики и все войсковые теряют время от времени своих товарищей. Пишут обо всём домой. Дома ужасти, обрастая дополнительной махровой информацией, расходятся по ушам. У всех членов субподпунктов съезжает крыша. А левые, тем не менее, все равно не желают делиться с правыми. Как у них сил хватает нести тяжкий груз таких проблем?

У сепаратистов идея борьбы основана в основном на религиозной почве. Если послушать их ваххабитско-патриотические песни, идейность перепирает даже пёрлы Розенбаума. В свою бытность проникновенно певшем об Афгане на фоне учебных стрельб. Усиливая хирургическое воздействие прочувствованных слов своих песен на души слушателей блеском очков и шевелением пышных усов, которые помогали ему слегка мило шепелявить. Но слуг народа и этим не проймёшь!

Также имеются в огромных количествах совершенно безыдейные бандформирования, которые, тем не менее, тоже прикрываются политическими и религиозными занавесочками. А партии с фракциями всё заседают. Это в московском мюзик-холле есть занавес и кулисы, а у политиков всё на виду, ничем не прикрываются, бесстыжие!..

В этом месте Болек беспокойно заёрзал на скамейке и достал из внутреннего кармана Кодекс чести:

— Что-то ты, Николаич, совсем нам собрался мозги запудрить что-ли? Вот у нас умная книженция имеется — И продекламировал, — «Сотрудник органов внутренних дел не должен допускать влияния любых политических взглядов на свои действия». Параграф…

— И это правильно, не допускайте, — И, тем не менее, настырно продолжает гнуть своё, — Бандиты, куда ни плюнь, везде имеют родственников и кунаков. Как только исчезает бандит, сразу же появляются дополнительные враги федералам. Так как о покойнике либо ничего, либо хорошо, выясняется, что федералы сгубили чистую невинную душу подобную душе младенца. И душа агнца взывает о мщении. Вопиёт. В итоге крайними оказываются силовики, которые… Ну, да ладно…

Гвардейский артиллерист звякнул кружкой, закусил, и опять погнал пургу:

— Очень хорошо промывкой мозгов, возможно и сами того не желая, занимаются представители разного рода прессы. Государственные мужи. Политические деятели. Политические спекулянты. Политические проститутки… Всякие суки… Ссуки…

Николаич уронил седую, коротко стриженую голову на сложенные на столе руки.

— Да-а, парень явно перебрал. — По величавому знаку Володи двое солдат аккуратно укладывают своего уставшего командира на постель. — Вы на него не особо… не в себе он малость. Прошлой весной приказ ошибочный дали, так он своих, как выяснилось, прямой наводкой раздолбал. Мне то что, я башкой кирпичи разбиваю, а он, мягкий какой-то…

— А причём здесь справедливая Бурятия? — Осведомляется Болек.

— Да хрен его знает, я ж говорю… Свихнулся на политике.

Порфирьич, восхищаясь образованностью, а также широким кругозором военных и желая продолжить умную беседу, молвит:

— Есть, Володя, такая притча, — Болек состроил недовольную гримасу, мол «достал уже всех своими притчами», но промолчал. — Надоело как-то людям воевать, кровь проливать и прочее, — Невозмутимо продолжает Порфирьич, — Приходят к Господу Богу и говорят: «Господи, почему Ты допускаешь, чтобы все эти безобразия происходили? Почему убивают невинных и младенцев? Почему матери рыдают и отцы сходят с ума? Почему люди, созданные по образу и подобию Твоему, истребляют друг друга? Зачем допускаешь всё это?» — На что Бог и отвечает: «А вы сами хотите этого?» — «Нет, не хотим и не желаем!» — «И Я не желаю этого, но вы же сами этим занимаетесь»


Служебная информация:


ПРОМЫВКА МОЗГОВ | Блокпост-47д. Книга 2 | ПОДРЫВ ИРД…8 ПОН 11 ДОН