home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 36

Одна из белых тигриц со светло-молочными волосами и глазами, словно весеннее небо, подошла и отвела Домино глубже в пентхаус. Ему не хотелось меня покидать, но, стоя между мной и Виктором, он сделал, как мы хотели. Если он освободится от моего физического присутствия и начнёт отходить от моих чар, то я смогу оставить его здесь жить его жизнью. Если же чары не начнут спадать вообще, тогда придётся забрать его с собой. Мне и в голову не приходило, что с ним делать в этом случае. Одни люди подбирают бездомных щенков, я же методично подбираю мужчин. Блин.

Оставшиеся расселись на мягких диванчиках. Мы с Бернардо сели на один диванчик на достаточном расстоянии, чтобы не путаться под ногами друг у друга, если запахнет жареным. Криспин сел ко мне настолько близко, как только может бойфренд, перекинув руку через спинку диванчика так, что она касалась моих плеч, другую руку положив на мою ногу. Я могла бы потребовать, чтобы он отодвинулся, поскольку я работаю, но это ранило бы его чувства; к тому же я немало знала об обществе ликантропов, чтобы уяснить, что прикосновения — это то, к чему они привыкли.

Вивиана села напротив нас рядом со своим сыном и Риком. Никто к ней особо не прикасался. Может, тигры не похожи на прочие группы животных, которые мне были известны? Я выясню это позже.

— Что вам известно о том, что здесь произошло с полицией? — начала я.

— Только то, что мы услышали из новостей, — ответил Виктор.

Вивиана просто посмотрела на меня своими раскосыми голубыми глазами. Её молчаливый пытливый взгляд мог бы быть нервирующим, но по сравнению с моргом, Олафом, и тем, что только что произошло с моими внутренними тиграми, её взгляд просто не обладал достаточной весомостью, чтобы меня пронять.

Будь это обычным расследованием, я следовала бы правилам, методам. Мне следовало бы проявить некоторую инициативу и задать пару стандартных вопросов. Но мы тратили время попусту. Как только вампиры поднимутся на ночь, и Витторио добавит свои силы к силам своих дневных слуг… я понятия не имела, на что он тогда окажется способен. То, что он вот так просто уничтожил отряд спецназа и прислал мне голову, было равносильно швырянию внушительной перчатки. Я думала, что если это и впрямь был Витторио, а не кто-то, кто пытался подставить его, да даже если и так, то когда опустится ночная тьма, весь этот ад вырвется на волю. У нас нет времени на многочасовые расспросы.

Криспин начал выводить на моём бедре круги своей рукой. Он уловил моё напряжение и пытался успокоить меня. Это не слишком помогло, но попытку я оценила.

— Анита? — позвал Бернардо. Он посмотрел на меня, пытаясь придать своему лицу невозмутимое выражение, но ему не удалось скрыть беспокойство. За последний час он от меня навидался много какой серьёзно пугающей фигни. Да что там, он был настоящей молодчиной. Проставить ему, что ли, цветы? Что вы обычно дарите сослуживцу, за то, что он сохраняет спокойствие, когда вы метафизически сходите с ума у него на глазах? Открыточку? Холмарк, интересно, делает такие открытки?

Криспин наклонился ко мне, его тёплое дыхание ласкало мне ухо:

— Анита, ты в порядке?

— Анита, — снова позвал Бернардо, на этот раз даже не пытаясь скрыть беспокойство в голосе.

Голос Эдуарда присоединился к остальным в наушнике:

— Бернардо, что там с Анитой?

— Я в норме, — ответила я, — Просто задумалась. — Я повернулась к вертиграм на противоположном диванчике. — Солнце скоро сядет, поэтому я буду разговаривать с тобой, как одна дама мастера с другой.

Вивиана ответила, величественно склонив голову:

— Почту за честь.

— Во-первых, я хочу, чтобы ты прислушалась к Виктору и Максу, и не доставала моих внутренних тигров, пока мы не закончим расследование.

— Можешь просто сказать ей, чтобы оставила в покое твоих внутренних тигров, — посоветовал Виктор. Он улыбнулся, но глаза были едва заметны за жёлтыми линзами очков. Часть меня злилась из-за этих линз, но в данный момент я пыталась быть человеком, а не тигром, так что пусть носит свои очки на здоровье.

В рамках того, чтобы казаться чуть более человеком, я отодвинулась от Криспина, устроившись на самом краешке сиденья. Стоило только придвинуться обратно, и он был бы рядом, но мне необходимо было подумать, а что-то в том, что мужчина, с которым у вас был секс, выводит у вас на бедре маленькие кружочки, не всегда способствует ясному мышлению.

— Я пытаюсь договориться по совести. Я не хочу начинать с того, чтобы требовать у Вивианы обещания, которое она не сможет выполнить. Я не понимаю всего того, что она хочет от моих внутренних зверей, но я слышала, как она сказала, что я могу быть единственной королевой в их клане, которую когда-либо увидят Домино и синий мальчик, Цинрик. Вивиана не допустит, чтобы я покинула Вегас, даже не попытавшись снова исследовать этот вопрос, так ведь? — я посмотрела на неё, обратившись с последним вопросом именно к ней.

Она улыбнулась и склонила голову, очень скромно.

— Нет, — без увёрток ответила она.

Я улыбнулась.

— Отлично, никаких отрицаний. Мне нравится. Во-вторых, всем ли нам понятно, что данные убийства плохо влияют на бизнес как вампиров, так и оборотневых сообществ?

Все согласились с этим.

— Тогда мне нужно знать, честно, известно ли вам что-нибудь о животном, оказавшем содействие этому вампиру в убийстве тех полицейских?

— Ты сказала «животное», но явилась именно к нам, — отметил Виктор.

Вивиана продолжила:

— Ты думаешь, это один из наших тигров.

Что-то в том, как она это сказала, натолкнуло меня на следующий комментарий:

— Вы тоже так думаете.

— Я этого не говорила, — ответила она.

Я облизнула губы, но не потому, что они пересохли.

— В твоих словах чувствуется привкус лжи, — прошептала я.

— Что это значит? — спросил Олаф в моём наушнике.

Эдуард ответил:

— Не мешай ей.

Вивиана улыбнулась мне. Это была почти кокетливая улыбка.

— Я не лгу, — возразила она.

Я ответила ей улыбкой:

— Ладно, тогда ответь на другой вопрос: подозреваешь ли ты, что один из твоих вертигров замешан в этих убийствах каким бы то ни было образом?

Теперь она не смотрела на меня, сосредоточившись на своих маленьких, изящных ладонях, так по-женски сложенных у неё на коленях. Её лодыжки были скрещены. Она была такой чинной и добропорядочной, но я знала, что это притворство. Она принадлежала к тому типу людей, которые, неважно насколько строго они держатся, создают у вас ощущение, что стоит их поскрести как следует, поставить в подходящее место в неподходящее время, и в них не останется и капли добропорядочности. Женщины, как правило, создают это ощущение чаще, чем мужчины, но я видела, как мужчины тоже это делают. Некоторые из них даже не подозревают, сколько пыла они скрывают под маской вежливости. Но Вивиана была прекрасно об этом осведомлена: ей было известно, что схожесть с человеком и приличие — вовсе не её второе я.

— Хочешь, чтобы я ответил на этот вопрос, мама? — спросил Виктор.

Она смерила его взглядом столь свирепым и злым, что её прекрасное лицо превратилось в страшное. Вот оно, маска спала.

— Я всё ещё королева здесь, или мне напомнить тебе это более убедительно?

— Отец сказал нам, что если нас спросят, мы обязаны отвечать маршалу Блейк честно и безоговорочно.

— Пока он не поднимется на ночь, здесь правлю я, — ответила она.

Я подавила желание обернуться и посмотреть на Криспина. Он плохо умел скрывать чувства на своём лице. Вместо этого я посмотрела на Рика и увидела, что он явно ощущал себя неуютно. У меня создалось впечатление, что такие пререкания — обычное дело, а возможно, бывает даже и похуже. Я достаточно много знала о тигрином сообществе, чтобы уяснить, что все подобные группы возглавлялись королевами. Это была одна из нескольких оборотневых групп, которые испокон веку возглавлялись женщинами. В некоторых группах были женщины, которые являлись верховенствующими собаками или кошками, но это было исключение из правил, а не правило. Так что Виктор, каким бы могущественным он ни был, не мог возглавить Клан Белых Тигров. Но он определённо вёл себя так, словно был бы не против встать во главе.

— Бернардо уже напоминал тебе о твоём обещании, Чанг-Вивиана. Сейчас я вновь тебе напоминаю, что я отозвала от тебя Криспина ко мне. Ты сказали, если мне это удастся, ты ответишь на мои вопросы. Заслуживает ли доверия слово Чанг Клана Белых Тигров, или в Вегасе нет чести?

Я ощутила, как прогнулся диванчик ещё до того, как Криспин положил руку мне на спину. Прикосновение было заботливым, не слишком сексуальным, а просто физическим напоминанием быть осторожной. Я была не против. Если я не заберу Криспина с собой в Сент-Луис, то именно в его пруд я нагажу, оставив его плавать в нём.

Вивиана обратила на меня свой гневный взгляд. Её сила начала изливаться на меня, почти видимой волной жара. Виктор встал. Он встал между мной и Вивианой, преградив путь этой силе.

Сила врезалась в него, заставив откинуть голову назад, раскинуть руки в стороны, словно в наслаждении. Он испустил долгий выдох. Виктор вздрогнул:

— Твой Мастер города дал тебе прямой приказ не взывать к её зверям. Я повинуюсь его приказам, даже если ты их игнорируешь.

Она издала рычание. Криспин прислонился ближе ко мне, словно в испуге. А вдруг он боялся того, что сделаю я? Я постаралась не напрячься под его прикосновением, ну или хотя бы не казаться слишком взволнованной. Я стремилась сохранить самообладание, хотя я ощущала что угодно, кроме беззаботности.

Бернардо тоже придвинулся вперёд на край своего сиденья на диванчике. Рик всё ещё сидел, откинувшись на спинку, но напряжение проглядывалось в каждой мышце.

— Ты орудие своего отца, и ничего более, — гневно обратилась Вивиана к сыну.

— Я орудие своего отца в дневное время. Я являюсь его правой рукой, и я не предам его.

— Поиск силы для нашего клана и наших людей — это не предательство.

Я не могла видеть Вивиану, поскольку Виктор всё ещё стоял между нами.

— Ты можешь заняться поисками силы после того, как маршалы убьют предателя и его мастера.

— Какого предателя? — поинтересовалась я.

Виктор посмотрел на меня, повернувшись к матери спиной. Не уверена, что рискнула бы сделать то же самое на его месте, но она ведь не была моей матерью.

— Первыми жертвами были стриптизёры, как и в вашем городе. Но на последней жертве были обнаружены следы от когтей и укусов вампира.

Я обложила последними словами полицию Лас-Вегаса за то, что скрыли от меня этот маленький факт. Было бы не плохо знать, что на последней жертве были обнаружены следы когтей. Это было что-то новенькое по сравнению с другими городами, в которых охотился Витторио. Это в очередной раз доказывало, что кое-кто в вооружённых силах Вегаса мне не доверял. Это осложнит расследование любого преступления.

Криспин вновь уловил мою тревогу. Его рука на моей спине опять принялась выводить успокаивающие круги.

— Что наводит вас на мысль, что это был вертигр? — спросила я.

— Мама, — обратился Виктор к Вивиане, он посторонился, снова дав нам возможность видеть друг друга.

Она смерила его недовольным взглядом, но ответила:

— Я ощутила тягу другого вампира на моих тиграх. Подобно тому, как ты пыталась призвать меня к себе сегодня, но в итоге призвала одного из моих детей, так и другой вампир их призывал. Я думала, что помешала ему, но теперь я подозреваю, что ему удалось украсть одного из моих людей. Или, возможно, из другого клана, но тигра, он призывал тигра.

— Ты точно знаешь, что вампир — мужчина? — продолжала я.

Она кивнула:

— Энергия была мужской.

— Спроси её, почему она в этом уверена, — подсказал голос Эдуарда в моей гарнитуре.

Я жестом попросила у вертигров тишины. При этом я чуть отодвинулась от руки Криспина. Он понял намёк и убрал от меня руку.

— Прошу прощения, она знает, что это был мужчина, маршал Форрестер, поскольку энергия показалась ей по вкусу или по запаху мужской, — пояснила я.

— Ты можешь определить по энергии, мужчина ли вампир, или женщина? — недоверчиво спросил Бернардо.

Я кивнула:

— Бывает иногда.

Вивиана улыбнулась мне, словно я сказала что-то умное:

— Да, он ощущался, как мужчина, но…

Вивиана нахмурилась.

— Что «но»? — не унималась я.

— Ты принадлежишь к линии Бель Морте?

— Жан-Клод происходит из её линии, — ответила я.

Она отмахнулась от этого замечания, словно я придиралась к словам.

— Большинство вампирских линий холодные, но только не её. Вы близки к тёплой энергии оборотней, я думаю. Ты можешь ощущать чью-то сексуальную энергию на расстоянии?

Я задумалась над её вопросом:

— Иногда.

И вновь она улыбнулась, словно я ответила правильно.

— С этой вампирской энергией что-то было не так. Что-то косное, или извращённое в какой-то степени. Как будто его секс преобразовался в ярость.

— Ты когда-нибудь ощущала что-то подобное от кого-либо другого? — спросила я.

— Как-то к нашему клану примкнул один вертигр. Мы пытались перевоспитать его, уберечь его, но, в конце концов, его пришлось уничтожить ради всеобщего блага.

К объяснению своей матери Виктор добавил:

— Он был серийным насильником. Атаки стали более жестокими.

Он вздохнул.

— Ты говоришь про того, кто напал на Аву?

Он изумлённо уставился на меня:

— Ты видела её личное дело?

Я покачала головой.

— Просто догадка.

— Это не догадка, — возразила Вивиана, — Ты прочла язык его тела. Ты почувствовала его запах.

Я пожала плечами, поскольку не хотела спорить с ней, да и не была полностью уверена, что смогла бы.

— Но ты сказала, что энергия этого вампира была похожа на энергию серийного насильника, которую ты ощущала ранее.

— Да, но…

Она задрожала, и на этот раз я почувствовала её страх.

— Он испугал тебя, — заметила я.

Она кивнула.

— Мою мать не так просто напугать, — сказал Виктор.

— Я это уже поняла, — ответила я.

Он улыбнулся мне.

— Мы ответили на твои вопросы. Не ответишь ли теперь на один наш вопрос?

— Извини, но я хочу спросить ещё кое-что. Вам известно, кто предатель?

Они переглянулись.

— Клянусь, я не знаю. Если этот вампир украл одного из наших людей, он сделал это настолько бесповоротно, что я даже ничего не заподозрила, пока не узнала про первые отметины от когтей на телах.

— Если я помогу вам сузить круг подозреваемых, вы соберёте их для меня всех вместе, чтобы мы могли допросить их в полицейском участке?

Они вновь переглянулись, в том числе с Риком. Наконец, Виктор кивнул, и Вивиана сказала:

— Соберём.

— Каким образом ты можешь помочь нам сузить круг подозреваемых? — спросил Виктор. — Уж не намекаешь ли ты, что являешься более сильным вертигром, чем мы?

— Нет, ни в коем случае, но я видела тела.

Голос Олафа раздался в наушнике:

— Не надо делиться с ними этой информацией.

Я проигнорировала его.

— Я знаю, что мы ищем кого-то ниже метра восьмидесяти в человеческом облике, или же с непропорционально маленькими руками для его или её роста.

— Анита, — предостерегающе произнёс Олаф.

— Она знает, что делает, Отто, — ответил Эдуард.

— Вы измерили следы от когтей, — предположил Виктор.

Я кивнула.

— Я не доверяю тиграм, — влез Олаф.

— Не мешай ей, — осадил его Эдуард.

Я изо всех сил старалась игнорировать всё это, слушая Виктора:

— Это немного сужает круг подозреваемых.

— А вот ещё кое-что, что реально сузит этот круг, — заинтриговала я, — Этот тигр способен обращать только его или её руки в когтистые лапы, и зубы в клыки, не перекидываясь в получеловеческую форму целиком.

Это потрясло их всех. Они не были вампирами, поэтому даже не пытались скрыть своё изумление.

— Это всё объясняет, — сказал Виктор.

— Что объясняет? — не поняла я.

— Почему моя мать и я не смогли вывести предателя на чистую воду. Если он настолько силён, чтобы так перекидываться, тогда он может быть достаточно силён и чтобы лгать нам.

— Нужно быть чертовски сильным для этого, — заметила я.

— Да, — подтвердил он.

Я уставилась на него, а затем перевела взгляд на поражённое лицо Вивианы.

— Вы думаете, что знаете, кто это.

— Нет, но список предполагаемых предателей очень короткий. В этом списке есть люди, которым мы доверяем больше всех, — пояснил Виктор.

Вивиана посмотрела на меня взглядом, переполненным болью.

— Кто бы это ни был, это нанесёт непоправимый вред нашему клану. Это подорвёт наш авторитет, вынудив нас наказать наших людей.

— Вы хотите сказать, что если им станет известно, что вы упустили из виду этого парня, скрывающегося у вас под самым носом, кто-то из них бросит вызов вашей власти?

— Они могут попытаться, — ответила она, голос её был очень спокойный, очень ровный, очень уверенный. Не хотела бы я идти против неё, а при наличии Виктора на её стороне, нужно либо быть чертовски самоуверенным, либо психом.

Вдруг меня посетила мысль, неприятная мысль.

— Если подвластный зверь Витторио — тигр, и Витторио достаточно сильный мастер, чтобы провернуть всё это, тогда он достаточно сильный мастер, чтобы бросить Максу вызов за власть над городом.

— Совет Вампиров запретил мастерам городов воевать друг с другом на территории Америки, — сказала Вивиана.

— Ага, а также осудил в целом серийные убийства и уничтожение полицейских заодно. Я не думаю, что Витторио так уж дрожит над правилами.

— Думаешь, он нападёт на моего отца? — спросил Виктор.

— Думаю, такая возможность есть. Я бы предприняла меры повышенной безопасности, пока мы не схватим его.

— Я проверю, чтобы это было сделано, — ответил он.

— В его дневном распоряжении не только вертигр, — заметила я.

— А кто ещё?

— Не знаю, но будь я на вашем месте, я бы уже вызвала дополнительную охрану. Потому что было бы чудовищной ошибкой опоздать со спасением Макса всего на несколько минут.

Виктор обменялся со мной одним из тех взглядов, а затем просто достал мобильник из кармана и вызвал подмогу. Он отошёл в дальний конец комнаты, чтобы я не могла расслышать, что именно он говорит. Я не возражала.

Вивиана посмотрела на меня.

— Знаешь, ты первая истинная королева без клана, которую мы обнаружили с тех пор, как Виктор показал себя достойным.

— Достойным чего? — спросила я.

— Заложить основы собственного клана. Столетиями у нас не было мужчины-короля среди тигров. Маленькие королевы отделяются, но только потому, что мы не хотим убивать собственных дочерей. Вовсе не потому, что у них достаточно сил, чтобы создать другой клан. У Виктора есть необходимая сила, но ему нужна королева.

Я изумлённо уставилась на неё.

— Ты намекаешь, что хотела бы, чтобы я что — стала королевой твоего сына?!

— Я говорю, что не будь ты так тесно связана с Жан-Клодом, я бы попросила тебя выйти замуж за моего сына.

Я посмотрела на неё в изумлении.

— Боже, не знаю, что и сказать, Вивиана.

Виктор вернулся из той стороны комнаты, засовывая телефон обратно в карман.

— Я приставил к отцу дополнительную охрану и поднял на уши охрану в наших клубах, на всякий пожарный. — Он перевёл взгляд с меня на Вивиану, нахмурившись. — Я что-то пропустил?

Бернардо рассмеялся.

Криспин ответил:

— Чанг-Виви предложила тебя Аните в мужья.

— Мама!

— Ты можешь никогда больше не встретить королеву с таки уровнем сил, Виктор.

— Она принадлежит другому вампиру в ранге мастера. Вмешательство в это противоречит всем известным законам.

— Я твоя мать и твоя королева. Вмешательство — моя обязанность.

— Оставь в покое маршала Блейк, мама.

Вивиана улыбнулась нам обоим той улыбкой, которую вы ни за что не захотите увидеть на лице чьей-либо матери. Этот взгляд, который говорит, что тебя примут в семью с распростёртыми объятиями, в мгновение ока, стоит только их сыну чуть уступить.

Бернардо выручил меня:

— Когда вы сможете привести вертигров в полицейский участок для допроса?

— Нужно проявить осторожность, — Виктор посмотрел на нас. — Я сознаюсь в этом при вас, но не во всеуслышание. Лучше всего будет, если полиция при полном параде поедет с нами от одного вертигра к другому. Если они достаточно хороши, чтобы так нам лгать, то и я, в свою очередь, не смогу обмануть их убедительно относительно того, зачем мы тащим их в полицию.

— Я поговорю с полицией Лас-Вегаса.

Я задавалась вопросом, насколько тяжело будет удержать полицейских от желания открыть стрельбу, не раздумывая, раз уж мы преследовали вертигра, который убил их людей. Все присутствующие сохраняли спокойствие, почти нереальное спокойствие, во всём, что касалось нашего плана. Словно затишье посреди бури.

— Ты обеспокоена, — заметил Виктор.

— Сколько вертигров в вашем списке?

— Пятеро, — ответил он.

— Шестеро, — поправила Вивиана.

— Мама…

— Ты упускаешь из виду женщину, но она сильна, и она ниже метра восьмидесяти.

Он кивнул.

— Ты права, я бы не принял её в расчёт. Извини. Анита, подготовь свою команду, а я постараюсь, чтобы все подозреваемые оказались собраны в одном месте. Я не могу лгать достаточно убедительно для того, чтобы забрать их всех в участок для вас, но я думаю, я в силах кое-что предпринять.

— Возможно, лучше будет взять их в их домах, — заметила я.

— Взять в смысле убить?

— Нет, мне действительно нужно взять в живых этого парня или девчонку. Подозреваемых вертигров нужно допросить о Витторио, чтобы выяснить, где находится его дневное логово. Если мы схватим этого вертигра и заставим его или её говорить, то сможем уничтожить Витторио до темноты.

— Мы предоставим вам их адреса, но если вы захотите их допросить, вам понадобится, чтобы я или Виктор присутствовали, — сказала Вивиана.

— Почему? — спросил Бернардо.

— Потому что мы можем сделать кое-что, что вам не под силу, чтобы вынудить их говорить, — ответила она.

— Это незаконно, я не думаю… — начала протестовать я.

— Он убил, или помог убить полицейских. Ещё скажи мне, что не сможешь сделать так, чтобы все отвернулись всего на пару минут.

Я посмотрела на Виктора и встретилась с его взглядом за золотой оправой очков. Я бы с удовольствием отстояла честь своих знакомых полицейских, но если жёсткие методы, применённые к этому парню, помогут нам найти Витторио до темноты, я собственноручно выведу из строя камеры наблюдения в комнате для допросов. Было ли неправильным сознаться в этом? Только если ваши слова кто-нибудь запишет под протокол. Что являлось ещё одной причиной, почему я скорее наёмник, чем коп.



Глава 35 | Торговля кожей | Глава 37