home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 37

Мы находились на парковке начальной школы. Прошёл уже не один час с тех пор, как школа опустела, так что ни один ребёнок не высовывался из окна, чтобы понаблюдать за тем шоу, что творилось снаружи. Под словом «мы» я подразумевала центральное подразделение полиции Лас-Вегаса, Эдуарда, Олафа, Бернардо, помощника шерифа Шоу, группу детективов, специализирующихся на расследовании убийств, и прочих служивых с машинами, окончательно перекрывших улицы так, чтобы никто случайно не проехал по ним в неподходящий момент. Виктор находился в одной из этих машин, поскольку Шоу всю плешь нам проел из-за того, что был против его присутствия при составлении плана операции. Виктор настоял, чтобы остаться, поскольку обладал силами, способными заставить вертигра говорить; это как дать трубку жене преступника, удерживающего заложников. Что ж, по крайней мере, Виктор сидел в машине с кондиционером, в отличие от нас. Вовсе не люди придавали зрелищность этому шоу. Гвоздём программы были спецназовские внедорожники и грузовая техника. Огромный белый RV, который будет командным центром. Большущий чёрный контур B.E.A.R., который я бы назвала огромным, не будь рядом с ним RV. Ещё там стоял BearCat, как младший брат B.E.A.R. На капоте грузовика сержанта Купера были выложены самые необъятные памятки из всех виденных мной. Огромные стикеры содержали записи, объединяющие воедино информацию от всех остальных. Записи, полученные с маленького ноутбука, прикреплённого прямо к громадному белому RV, с которого лейтенант Гремс и его команда техников отсылали им всю информацию, которую удалось раздобыть на Грегори Минса, первого вертигра в нашем списке.

Часть этой информации содержала план его дома. В Сент-Луисе военным пришлось бы осмотреть настоящий дом, но в Вегасе, благодаря бесчисленным объектам типового строительства, двум оперативникам удалось выяснить, к какому типу строений принадлежал дом Минса и прочесать идентичный дом в квартале отсюда. Они добыли информацию, без риска привлечь внимание вертигра, что было значительно сложнее, чем казалось.

— Мы знаем, что оборотни могут чувствовать наш запах, вот почему мы уделяем внимание господствующему направлению ветра, — объяснял Купер.

— То есть, вы собираетесь подкрасться к дому, словно Грегори Минс — это опасный хищник, а вы находитесь в джунглях, — предположила я.

Купер, казалось, задумался над моими словами, но затем кивнул:

— Это не охота в традиционном смысле, поскольку мы надеемся взять подозреваемого живьём, но вы правы.

Я посмотрел на Эдуарда.

— Им не впервой, Анита, — ответил Эдуард.

— Простите, сержант, я просто не привыкла работать с такой кучей народа, который действительно отдаёт себе отчёт в том, что ликантропы — не люди, но, тем не менее, обладают те ми же правами, что и обычные граждане.

— Мы знаем своё дело, — ответил Купер.

— Я понимаю, сержант. Лучше мне просто заткнуться.

Он едва улыбнулся, вернувшись к своим записям.

— А как вы обходите тот факт, что они способны услышать ваше сердцебиение за много метров? — поинтересовался Эдуард, и по его тону я поняла, что ему и в самом деле было любопытно, изобрели ли они какой-нибудь способ.

Когда Эдуард задаёт кому-нибудь подобный вопрос, лучшей похвалы и быть не может.

— Никому не под силу затаиться настолько, чтобы даже сердце не билось, — ответил Купер.

Я подумала про себя, что это под силу вампирам, но вслух я этого не сказала. Всё равно это не имеет значения. Ни одному полицейскому подразделению не позволено вовлекать в операции вампиров в Соединённых Штатах. Если вы были копом и вам удавалось «пережить» нападение, став вампиром, вы теряли работу. Дома, в Сент-Лиусе, у меня был друг Дейв, который работал копом до того, как стал вампиром при исполнении служебного долга, но вместо пышных полицейских похорон ему дали пинка под зад. Полиция чтит своих мертвецов, за исключением тех случаев, когда они способны расхаживать кругом, как ни в чём не бывало.

— Не все ликантропы могут слышать сердцебиение с расстояния в несколько метров, к тому же у них лучше развит слух в животной форме, чем в человеческой, — заметил Бернардо.

Я посмотрела на него и не смогла сдержать на лице удивления. Он ухмыльнулся мне.

— Ты удивлена, значит, я прав.

Я кивнула.

— Ты уж извини, но временами флирт заставляет меня напрочь забыть, что ты обладаешь неплохо развитым умом.

Он пожал своими широченными плечами, но казался польщённым.

Гарри, помощник командующего (ПК), был моложе Купера, но старше большинства других. Спецназ был игрой для молодых, и то, что в команде было так много людей за сорок, впечатляло, поскольку я знала, что им приходится поддерживать форму, чтобы не вылететь.

— Последний наглядный пример, с которым мы столкнулись, был в человеческой форме, поэтому слух, обоняние, всё в целом на расстоянии не слишком отличалось от ощущений обычного человека; как только мы окажемся в одном помещении с нашим ликантропом, он может чувствовать наш запах сколько душе угодно, мы к тому времени уже уложим его лицом вниз, — сказал Гарри.

— Что вы предпримете, если он перекинется? — спросила я.

Купер ответил, не глядя ни на кого:

— При наличии действующего ордера на ликвидацию, если он перекинется, это однозначно смерть.

Все мы кивнули.

— Их легче убить в человеческой форме.

Оперативники подняли на него взгляд, а он был единственным из нас, при взгляде на которого им приходилось задирать хотя бы самую малость.

— Мы надеемся выведать расположение дневного логова серийного убийцы, Джеффрис, что значит, что Минс нам нужен живым.

Приятно, что кто-то другой взял на себя труд осадить Олафа. Мне пришлось отвернуться, как для того, чтобы скрыть переполнявшее меня счастье, так и для того, чтобы избежать зрительного контакта с Эдуардом и Бернардо; я боялась, что в этом случае улыбка перерастёт в хихиканье. Напряжение вокруг нас нарастало, в самом воздухе витали нетерпеливое ожидание и адреналин. Я осознала, что ликантропы вполне могли это почувствовать. Но опять же, что мы могли поделать с этим? Будь они и в самом деле животными, мы бы воспользовались средствами для того, чтобы скрыть свой запах, но если от нас исходила мощная волна чего-то необычного, они бы в миг догадались, что что-то не так. Они были людьми с инстинктами животных, из-за чего убить их было сложнее, а охотиться на них — опаснее. Я посмотрела в небо на солнце, что неумолимо двигалось за горизонт.

— Мы тоже не прочь управиться до темноты, Блейк, — заметил Гарри.

— Простите, но когда проводишь большую часть жизни, охотясь на вампиров, невольно начинаешь острее сознавать, где в данный момент находится солнце.

Он посмотрел на меня очень серьёзно:

— Не хотел бы я каждый день выполнять вашу работу.

Я улыбнулась, не совсем уверенная, что это забавно:

— Иногда мне тоже этого не хочется.

Помощник шерифа Шоу подошёл ближе. Я искренне надеялась, что он будет просто наблюдать за операцией.

— Вам известно больше о местных тиграх, чем вы сообщили нам, Блейк, — обвинил он.

— Вы часами допрашивали нас всех одного за другим, Шоу. Мы могли бы управиться раньше, и возможно, просто возможно, закончить до темноты. А теперь у нас нет другого выбора. Мы сделаем всё от нас зависящее, но темнота застигнет нас врасплох, и данная ситуация перерастёт из плохой в крайне нехорошую.

— До меня дошли слухи, что вы покинули апартаменты Макса с новым другом. Под руку с одним из его вертигров. Вы и вправду неровно дышите к стриптизёрам, так ведь, Блейк?

Данное заявление ясно свидетельствовало о том, что за нами следили, или за Максом. Более того, Эдуард не заметил этого вообще, видать, они были хороши в своём деле, кто бы это ни был.

Я опустила солнцезащитные очки достаточно низко, чтобы смерить его взглядом:

— Я нахожу ваш чрезмерно глубокий интерес к моей личной жизни возмутительным, Шоу.

Он слегка покраснел. Интересно. Я была не единственной, кто это заметил, поскольку Купер произнёс:

— Вам бы следовало надеть снаряжение, шериф Шоу.

— Что? — опешил тот.

— Вы ведь пойдёте с нами внутрь, так?

— Вам прекрасно известно, что не пойду.

— А маршал Блейк пойдёт. Так что не отвлекайте её.

— Вы защищаете её, Купер? — Он посмотрел на меня. — Я думал, вы не трахаетесь с копами, Блейк.

— Вы о чём?

— О том, что вы почтили своим присутствием спецназ всего на пару часов, и вдруг оперативники ни с того ни с сего доверяют вам прикрывать свои спины в бою и дерзят старшим по званию. Должно быть, вы и действительно настолько хороши, как о вас говорят.

Не часто удаётся лицезреть потрясённых мужчин, но сегодня мне повезло. Этот незабываемый момент, когда челюсть отпадает и ты поверить не можешь, что с чьего-то языка слетела подобная глупость. Они встали вокруг нас, и появилось чувство стаи, сгрудившейся вокруг того, кто всем не нравился.

Купер заговорил тихо, но отчётливо, не повышая голоса, но эмоции в нём кричали:

— Эта женщина собирается встать плечом к плечу с нами и войти в этот дом, в то время как вы будете прохлаждаться снаружи в комфорте и безопасности.

— Я не посещаю больше тренировки, — ответил Шоу.

Его лицо никак не могло определиться, стоит ли ему побледнеть или покраснеть, так что оно решило испробовать оба варианта.

— Но когда-то вы проходили тренировку, и вам хорошо известно, что лучше не нарываться на наше раздражение, когда до старта считанные минуты.

Каннибал протиснулся сквозь людей в зелёной униформе и заговорил низким голосом рядом с Шоу:

— Выступление против Аниты не вернёт вашу жену.

— Это не твоё дело.

— Это стало нашим делом, когда вы обвинили нас в том, что мы трахаем федерального офицера вместо того, чтобы делать свою работу.

Лейтенант Гремс начал прокладывать к нам путь сквозь толпу, но он подоспел слишком поздно, чтобы пресечь то, что произошло в следующий момент.

— Держись от меня подальше, Рокко, — прошипел Шоу.

— Ага, вот оно, вы и людей с психическими способностями боитесь, но нас вы ненавидите на порядок меньше, чем оборотней, поскольку ваша жена сбежала не с одним из нас.

Приехали, разгадка, почему Шоу ненавидел мою задницу, оказалась перед нами. Каннибалу не следовало говорить этого при начальнике своего босса, но… я была благодарна ему за то, что отстоял мою честь, или, возможно, он просто отстаивал свою честь; в любом случае, приятно было пройти через это не в одиночку.



Глава 36 | Торговля кожей | Глава 38