home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 38

По профессии Грегори Минс значился вышибалой, но Виктор весьма недвусмысленно поведал нам, что тот являлся силовиком для их клана, и прозрачно намекнул, что тот выполнял не совсем законные поручения отца Виктора (силовик, он же инфорсер — член бандитской группировки, в обязанности которого входит принуждение различных лиц к выполнению требований банды или приведение в исполнение её приговоров — прим. переводчика). Большинство веркрыс, охранявших бизнес Жан-Клода, имели приводы в полицию, или же просто ещё не были пойманы с поличным, так что жаловаться мне не пристало. В последнее время, когда от жалоб не было никакого проку, я просто-напросто не жаловалась. Проявление сознательности, наконец-то.

Штурмовую группу возглавлял парень с металлическим щитом, в котором было сделано специальное окошко. С нами также был парень с компактным тараном, остальная часть группы пребывала в полном боевом снаряжении с оружием наизготовку. Каждый маршал — Эдуард, Олаф, Бернардо и я — был прикреплён к одному из членов штурмовой группы. Мы будем следовать за ними, куда они — туда и мы. В пригороде непросто найти оптимальное место для снайперов, но мы разместили их, как смогли, — некоторые расположились в эвакуированных домах по соседству с домом Минса. Он наверняка догадался, что мы находимся снаружи, но с таким количеством людей и такой неповоротливой процедурой это было лучшее, на что мы были способны. Хотя, в том, что нас было так много, были и свои плюсы — дом всё время находился под пристальным наблюдением, и сбежать Грегори не удастся. Его видели внутри, но никто не видел, чтобы он выходил из дома, так что он по-прежнему находился там. На то, чтобы все люди заняли исходные позиции, ушла уйма времени. Эта часть операции нравилась нам меньше всего, и сохранение самообладания вызывало у меня определённые трудности. Не то, чтобы я сетовала по этому поводу, но мне хотелось уже начать продвигаться к дому, и я знала, что нельзя. Это был один из тех моментов, когда курение кажется заманчивой идеей, лишь бы занять себя чем-нибудь, пока мы ждём. Я следила за тем, как опускается солнце, и боролась с ускоряющимся пульсом. Не хотела бы я гоняться за Витторио и его людьми в полной темноте. Я созналась себе, раз уж больше признаться было некому, что странное ощущение у меня под ложечкой — это страх. Один серийный маньяк присылает мне человеческую голову в коробке, а я уже и хвост поджала, пойди разберись в этом.

Я в который раз уже попыталась разъяснить себе, как бесценен этот момент, пока мы ждали, когда ещё один член команды займёт позицию в отдалении. Я была прикреплена к Куперу, что означало, что я пойду в арьергарде. Понятия не имею, по какому принципу они распределили, кто где пойдёт.

— Купер, они убили ваших людей при свете дня; как только опустится тьма, вампиры придут им на помощь, и будет ещё хуже, на порядок хуже.

— На сколько хуже? — полюбопытствовал он.

— Если будем и дальше так копаться, у нас появится возможность выяснить это на собственной шкуре.

— Я не могу идти против приказов, Блейк.

Я кивнула.

— Я понимаю, что это не ваша вина, но именно ваша жизнь и жизни ваших людей находятся под угрозой.

— Моих людей и ваших тоже, — прибавил он.

Я кивнула.

— Не уверена, что они именно мои люди, но вы правы. Ваши люди и мы.

— Я слышал, что у маршалов из сверхъестественного подразделения не существует строго определённой командной структуры.

Я рассмеялась.

— Вот вам отличный предлог сколотить из нас команду.

Я заслужила ответную улыбку.

— Как же тогда вы решаете, кто какие обязанности выполняет?

— У Теда самый богатый опыт из нас, я часто позволяю ему командовать. Иногда он позволяет командовать мне. Я работала с Отто и Бернардо ранее, так что мы в каком-то смысле знаем, в чём заключаются наши сильные и слабые стороны. — Я пожала плечами. — В основном, каждый из нас работает сам по себе, и нередко случается, что нас насильно вписывают в командную структуру тех или иных вооружённых сил, с которыми мы работаем, но чаще всего мы работаем сами по себе, в одиночку.

— Как Одинокий Рейнджер, — сказал он, тут же подняв руки в безмолвном извинении. — Я помню, что вы сказали Пауку о том, что Одинокий Рейнджер был Техасским Рейнджером.

Я улыбнулась.

— Верно, но в целом менталитет одинокого стрелка достаточно распространён среди сверхъестественного подразделения. Мы столько лет работали в одиночку, что играть в команде у нас просто не получается.

Мальчик, который выглядел чересчур молодо, чтобы участвовать в происходящем, даже на мой взгляд, с огромными голубыми глазами и волосами, целиком скрытыми под шлемом, словно в надежде, что более короткая стрижка придаст ему взрослый вид, сказал:

— Ходят слухи, что вы прекрасно играете в команде.

— Джорджи, — осадил его Купер.

Он смутился.

— Не только Шоу зациклился на личной жизни? — спросила я.

Купер умудрился пожать плечами под всем этим снаряжением. Может, всё дело было в напряжении от ожидания, в понимании того, что как только эта нервотрёпка закончится, нас ждёт очередная её порция.

— А что именно ты слышал, Джорджи? — спросила я.

Ему было неуютно; честно говоря, одно дело было намекнуть, и совсем другое — сказать открыто мне в лицо.

— Ну же, Джорджи-Порджи, если хочешь что-то мне сказать, говори. В противном случае, умолкни.

Остальные мужчины прислушивались, глядя на нас, нетерпеливо ожидая, что же будет дальше. Каннибал находился с группой, расположившейся по периметру, так что его не было рядом, чтобы отстоять мою честь; Купер же, очевидно, защищал меня лишь от нападок чужаков. Эдуард молчаливо стоял неподалёку, дав мне возможность справиться самой. Он знал, что я уже большая девочка.

Лицо Джорджи напряглось, и я поняла, что он собирается высказать мне всё. Видать, не стоило мне передразнивать его имя. Да ну и ладно.

— Я слыхал, что ты живёшь под одной крышей с Мастером твоего города.

— И что с того? — подбодрила его я.

Он изо всех сил пытался нахмуриться, сохранив при этом озлобленное выражение лица.

— Что с того? — переспросил он.

— Совершенно верно, — ответила я.

Бернардо встрял:

— Она имеет в виду, Джорджи, что так и есть, она сожительствует со своим Мастером города, и что с того?

— Я слыхал, что она и тебя трахает, — не унимался он.

Бернардо рассмеялся.

— Парень, да я пытался залезть к ней в штаны с того момента, как мы впервые начали работать вместе.

Всё, что я могла ответить на это — это покачать головой. Олаф угрюмо уставился на него. Эдуард попытался нацепить нейтральное выражение лица и преуспел. Зато Бернардо заинтриговал окружающих.

— Ну и как? — спросил Санчес.

— Спроси у неё сам, она рядом стоит, — посоветовал Бернардо.

Все уставились на меня. Я улыбнулась, хоть мне было не очень смешно.

— Нет.

— Нет, — патетично повторил Бернардо. — Она ответила «нет», и продолжает стоять на своём. Я уже два года пытаюсь, и всё равно «нет». — Он огорчённо взмахнул руками, словно говоря «вы только посмотрите на неё». — Ребята, если даже мне ни куска её внимания не урвать, то сколько же, по-вашему, придурков, заявляющих, что они, дескать, взяли эту высоту, на самом деле добились цели?

— Никакая я вам не высота.

Бернардо ткнул пальцем в мою сторону:

— Вот видите, Анита сложна во всех значениях этого слова.

Это рассмешило их. В ту же секунду Бернардо приблизился ко мне ближе, чем когда бы то ни было, чтобы урвать поцелуй. Но, по воле злого рока, чтобы его попытка вступиться за мою честь удалась, я не могла даже поблагодарить его в открытую. Единственное, что мне оставалось — это демонстративно передёрнуться от отвращения и обозвать его озабоченным.

Рация ожила и Купер сказал:

— Выступаем.

Все подобрали снаряжение, которое разложили ранее, и нацепили его на место. Купер взглянул на меня:

— Анита, пойдёшь со мной.

Уровень напряжения в воздухе подскочил выше, чем окружающая жара.

— Постарайся никого из нас случайно не подстрелить, Анита, — попросил Санчес.

Он произнёс моё имя, выделив каждый слог.

— Если я тебя подстрелю, Санчес, это будет отнюдь не случайно.

Окружающие мужчины хмыкнули, кто ободряюще, а кто издевательски. Последовал второй приказ, и время для шуток прошло. Мне сказали, как сильно Купер хотел, чтобы я шла за ним, поскольку я оказалась единственным маршалом из всех четверых, кто не проходил официальных тактических тренировок. Я делала то, что мне было сказано. Положила левую руку на спину Купера поверх бронежилета, так что, когда двигался он, я двигалась вслед за ним. Другую руку я держала поверх МП5, располагавшегося на специальном креплении, чтобы винтовка случайно не оказалась нацеленной на кого-нибудь, и мы двинулись вперёд.



Глава 37 | Торговля кожей | Глава 39