home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 39

Последний раз, когда я работала со спецназом, мы вломились в дверь, вооружённые светошумовыми гранатами и разрешением на отстрел любого находящегося внутри кондоминиума существа, за исключением жертвы, которую мы пытались спасти. В этот раз мы сначала постучали. Сержант Купер крикнул, стоя за парнем со щитом, который оказался Хитчем, по ширине плеч примерно равный моему росту:

— Полиция Вегаса, ордер на обыск! Откройте дверь! — у сержанта был достаточно громкий, натренированный голос.

Даже зная, чего ожидать, я всё равно вздрогнула от этого звука. Сержант повторил то же требование ещё дважды.

Сила Виктора пронеслась через духоту за нами, ну или просто повеяла откуда-то сзади. Поскольку он был слишком далеко, чтобы его крики можно было услышать, он решил просто послать свою энергию вперёд. В некотором смысле, это было лучше, чем его голос. Голос можно сымитировать, но подделать такой шквал силы не мог никто. В некотором смысле, это было хуже, чем его голос. Его голос не стал бы обхватывать моё горло, словно рука, которой хочется пролезть внутрь. Мне пришлось натянуть свои метафизические щиты, чтобы оттолкнуть эту энергию настолько, чтобы не чувствовать её на вкус. Я словно отталкивала какой-то громадный вес, пытаясь убрать от себя его силу. Я ни разу не встречала ликантропа с такими способностями.

Грегори Минс должен был ощутить всю эту энергию, исходящую от «короля» его клана, и если он хороший парень, он откроет дверь. Если он плохой парень, он попытается либо удрать, либо вступить в драку.

Я усилила хватку на жилете Купера и попыталась выровнять пульс. Я ощущала адреналин, исходящий от других мужчин, и собственное напряжение; столько всего могло пойти не по плану. Сила Виктора лишь всё мне усложняла. Если бы я не оттолкнула её, возможно, она могла бы быть успокаивающей, но я не могла позволить себе прибегнуть к этой энергии. Тиграм внутри меня она слишком уж нравилась. Мысленно я уловила проблеск тигриц, задирающих морды и издающих этот хриплый оглушительный рык, который свойственен всем тиграм. Моё тело вибрировало им, и всё, что я могла сделать — это пытаться выровнять пульс и дышать медленно, поскольку пока я контролирую своё тело, мои звери не могут причинить мне вреда. Ощутимого. Я искренне желала, чтобы Виктору позволили переговорить с тигром через дверь.

— Это ещё что за чёрт? Там что — тигр внутри? — изумился Санчес.

— Молчать, — приказал Купер.

Санчес мог чувствовать энергию Виктора, а, возможно, и моих зверей. Стоит запомнить на будущее, что он способен ощущать энергию. Это может внести коррективы в то, что я сделаю, когда мы окажемся внутри.

— Минс, откройте! — снова крикнул Купер.

Я ощутила, как по дому движется энергия, почти как на инфракрасных мониторах, за исключением того, что это было ощущение, а не визуальная картинка.

Я чуть не сказала «Он за дверью», но единственное, что я знала наверняка — это то, что там вертигр. Это не обязательно был Минс. Я как раз раздумывала над тем, стоит ли сказать, что я «чувствую» тигра по ту сторону двери, когда тигр отозвался.

Мужской голос прокричал из-за двери:

— Я открываю дверь. Не стреляйте, ладно?

Он приоткрыл дверь, но спецназ так и не дал ему шанса открыть её до конца. Они ворвались внутрь, и я вместе с ними, поскольку всё ещё держалась рукой за Купера.

Крики раздавались отовсюду.

— Руки на голову! Встать на колени!

Минс сделал, как ему сказали, внезапно оказавшись в кругу офицеров и наставленного на него оружия. Он выглядел достаточно спокойно. Откровенно говоря, он выглядел куда более спокойно, чем ему следовало бы, находясь в центре этого круга. Его спокойствие обеспокоило меня.

Его волосы были цвета светлого блонда, не белыми. Я уловила проблеск его глаз сквозь ноги и тела полицейских. Глаза были того бледного, прекрасного голубого цвета, что бывает у тигров, и, похоже, у него не было иной цели, кроме как смотреть на меня. Мне это совсем не понравилось.

Зато белая тигрица, наоборот, была в восторге. Она подкралась ближе к поверхности. Я продолжала следить за своим дыханием, выравнивая пульс, но я ощущала силу Минса. Опять же, как и у Виктора, она была другой в какой-то мере. Что-то в доминантах этого клана придавало им более… хрустящие свойства, как будто я могла есть эту силу, и она была бы чем-то плотным с карамелью внутри. Чем-то, что приходится разжёвывать и рассасывать хорошенько, чтобы добраться до начинки, но она окажется сладкой, и вам захочется укусить ещё разок.

Он неотрывно смотрел на меня, пока на него надевали наручники, заковав заодно ещё и лодыжки. Спецназ предпочитал не рисковать. Он позволил им делать с собой всё, что им заблагорассудится, и просто продолжал смотреть на меня, и я, похоже, не могла пошевелиться под весом его взгляда.

— Я бы с радостью открыл тебе дверь, маленькая королева, тебе стоило лишь попросить, — сказал он голосом, в котором была тяжесть и чрезмерное напряжение.

— Это он к тебе обращается, Анита? — подозрительно спросил Купер.

Я просто кивнула. Эдуард притронулся к моей руке, и это помогло, но я продолжала смотреть в эти светлые глаза. Бернардо встал между мной и Минсом. Он разорвал наш зрительный контакт, и неожиданно я смогла шагнуть назад. Да какого чёрта со мной происходит?!

Я отошла от Минса и других оперативников и встала возле двери.

— В чём дело? — тихо спросил Эдуард.

— Не знаю, — покачала я головой.

— Ты вела себя так, словно он приковал тебе взглядом вампира, подчинив твою волю.

— Я в курсе, — огрызнулась я.

Я попыталась запихать тигров поглубже, но энергия Виктора опять прокатилась надо мной и вокруг меня. Словно воздух ожил благодаря ей. Энергия удерживала моих тигров на поверхности. Блин.

— Что здесь только что произошло между тобой и Минсом? — присоединился к нам Купер.

Терпеть не могу разъяснять метафизику людям, лишённым парапсихических способностей. Словно разъяснять, что такое дневной свет тому, кто рос в пещере. Ты знаешь, что огонь излучает свет, но как объяснить, что огонь, на котором ты готовишь еду, может быть настолько ярким, что освещает всё небо целиком? Не можешь, но всё равно пытаешься объяснить.

— Похоже, я ему нравлюсь.

Купер смерил меня тяжёлым взглядом, и у него неплохо получилось, надо сказать. Его серые глаза были столь же холодны, как бывают глаза Эдуарда, ну почти.

— Никто не заводит друзей так быстро, Блейк. Ты его знаешь, а он знает тебя.

— Клянусь, я его в первый раз вижу.

— Он использует прозвище при обращении к тебе, Блейк. Маленькая королева, как мило. Ты не наделяешь прозвищами людей, с которыми не знаком.

Я раздумывала над тем, как бы намекнуть Куперу, что я почувствовала, как Виктор идёт сюда. Я знала, что он идёт к дому. Дерьмо.

Я потрясла головой.

— Мне нужно, чтобы Виктор убавил свою энергию, пока я не утонула в ней.

— Чего?

Санчес ответил:

— Вертигр снаружи гонит свою энергию, подобно какой-то дурацкой реке, прямо в дом. Я знаю, что эта энергия усмирила вертигра на полу, но у меня мурашки по коже от неё идут, Сони.

Купер переводил взгляд с одного из нас на другого. Он с видимым усилием сбавил свой гнев.

— Так вы с Санчесом улавливаете энергию Виктора?

— Да, — ответила я.

— Отлично, это объясняет, почему ты так бледна. Но не объясняет, почему у Минса, с которым, по твоим словам, ты никогда раньше не встречалась, есть для тебя прозвище; а также то, что он сказал, что открыл бы дверь, стоило тебе лишь попросить. Ты уж прости, но так обращаются обычно к подружке.

— Или к сногсшибательной женщине, — добавил Бернардо.

Мы все взглянули на него недовольно. Он поднял руки, словно извиняясь.

— Я просто хочу сказать, что некоторые женщины способны вызывать такой эффект.

— Только не надо мне помогать, — осадила его я.

Он ухмыльнулся мне и прошёлся обратно к центру комнаты, где томился в ожидании наш «подозреваемый».

— Однако, он прав, — Купер вновь смерил меня холодным взглядом.

— Послушайте, «маленькая королева» — это то, как ко мне обращаются тигры.

— Почему и откуда Минсу это было известно, если ты прибыла в город только сегодня?

Санчес и я одновременно обернулись на дверь, поскольку ощутили всю эту силу, входящую внутрь. Санчес даже поднял свой МП4, но не нацелил, я подавила желание погладить приклад собственной винтовки. Виктор вошёл внутрь, как мы и предполагали.

Санчес попросил:

— Сержант, не могли бы вы сказать вошедшему гражданскому, чтобы убавил свою энергию? У меня вот-вот начнётся силовой приступ головной боли.

— Сам скажи, Санчес, мы с маршалом ещё не закончили разговор.

Санчес окинул меня взглядом, почти сочувствующим, затем двинулся к двери и Виктору в сопровождении полиции. Купер повернулся ко мне. Эдуард встал подле меня, возможно, защищая. Олаф отошёл, присматривая в основном за задержанным вертигром. Здорово, что он не позволил своему интересу ко мне вмешаться в дело. Не знаю, стремился ли Эдуард поддержать меня в перепалке с Купером, или же это было представление для Олафа.

— Шоу сказал, что тебе известно больше, чем ты говоришь, но я предпочёл поверить в то, что он позволяет личным неприятностям влиять на его беспристрастность. — сказал Купер, качая головой. — Но сейчас твой маленький приятель выдал тебя с потрохами, Блейк. Когда ты с ним познакомилась?

Воздух вдруг заметно полегчал, словно до этого я дышала с трудом, но не осознавала этого, пока воздуха не стало больше. Я обернулась на дверь и увидела Виктора в комнате и Санчеса, показывающего мне поднятые вверх большие пальцы. Я ответила ему тем же. Вообще-то, здорово быть не единственным, кого беспокоит парапсихическое дерьмо. Ненормальные любят компанию.

— Я встретилась с Грегори Минсом пару минут назад. Вы были свидетелем всего взаимодействия, что когда-либо было между нами.

— Ты лжёшь, — возразил Купер.

— Она не лжёт, — вступился Эдуард.

— Плевать мне на то, что говорит её парень, — огрызнулся Купер.

— Если я скажу, что Эдуард не мой парень, это что-нибудь изменит? — спросила я.

— Нет, — ответил Купер, — в то мгновение, когда этот вертигр назвал тебя ласковым прозвищем, ты утратила моё доверие, Блейк.

— Прошу прощения, если моя попытка утихомирить Грегори задела и вас с офицером Санчесом, маршал Блейк, — извинился Виктор, подходя к нам.

Его сила была натянута, как барабан. Я могла чувствовать её вибрацию, но и только. Он накрепко её заблокировал.

— Раз уж это было не специально, то проехали.

— Ты ощутила, на что способна моя мать, поверь мне, будь это специально, было бы намного хуже.

Я кивнула. Я верила ему.

— Когда вы впервые встретили маршала Блейк, мистер Беллици? — не унимался Купер.

— Сегодня днём, — ответил Виктор.

— А когда Грегори Минс впервые с ней встретился?

Виктор посмотрел на него, нахмурившись:

— Не думаю, что они встречались.

— Он назвал её своей маленькой королевой. Для чужаков это слишком лично.

Виктор улыбнулся, затем попытался подавить улыбку.

— «Маленькая королева» — это наше прозвище для маршала Блейк.

— Вы познакомились с ней сегодня днём, и у неё уже есть прозвище, допустим. А Минс, встретившийся с ней только что, достаточно осведомлён о её прозвище, чтобы его использовать. Не стоит испытывать моё терпение. Один из вас, или все вы вместе врёте.

— Клянусь вам, что с маршалом Блейк мы только познакомились. Но её довольно-таки необычные психические способности «высвечиваются» на радаре всех тигров как «маленькая королева». Это не личное прозвище, это скорее титул.

— И как же она умудрилась этот титул заслужить?

— Благодаря тому, как ощущается её психическая энергия.

— Санчес, — позвал Купер.

— Она мощный психопрактик, сержант.

— Да знаю я, что Каннибал сказал, но мне необходимо знать, способна ли её сила делать то, о чём говорит Виктор, или они все лгут.

— Она хорошо закрывается щитами. Мне пришлось бы применить силу, чтобы ответить на этот вопрос, а это противоречит парапсихическому протоколу, за исключением экстренных ситуаций, когда под угрозой находятся жизни.

— Звучит так, словно ты цитируешь правила, — заметила я.

— Так и есть, — кивнул он.

— Каннибал там снаружи вместе с доктором. Он мог бы ещё раз тебя прочесть, — сказал Купер.

Я отрицательно замотала головой.

— Я не дам ему разрешения снова влезть мне в голову.

— Тогда пусть Санчес тебя прочтёт. Я хочу удостовериться, достаточно ли ты сильна, чтобы так выделяться на радаре вертигров.

— Она может показаться ему не столь сильной, поскольку он человек, — возразил Виктор.

— Он мой стажёр, и я хочу, чтобы он прочёл её, а ты, держись ко всем чертям подальше от моей команды.

Я испустила вымученный вздох и повернулась к Санчесу.

— Что от меня требуется, чтобы провернуть это дело?

— Сбрось щиты, — потребовал Санчес.

— Не могу я их все сбросить, — помотала я головой.

— Тогда чуть опусти, — посоветовал он.

— А можем мы это сделать в отсутствие Виктора?

— Почему? — спросил Купер.

— Похоже, я испытываю некоторые трудности с тем, чтобы закрываться щитами против его клана. Уж не знаю, почему, но, кажется, их сила стремится мной завладеть.

— Джорджи, проводи наружу мистера Беллици, — приказал Купер.

Джорджи исполнил приказ без возражений. Это было тем, в чём большинство копов преуспели больше, чем те из нас, кто состоял в сверхъестественной маршальской программе — следование приказам без возражений.

Виктор позволил себя увести. Затем оставшиеся чуть отступили назад, словно мы их об этом попросили, хотя это было не так. Мы с Санчесом стояли посередине гостиной в доме Минса с её тёмно-коричневым ковром и ничем не примечательной обстановкой. Люди всегда хотят, чтобы дома сверхъестественных существ были необычными, но в действительности все они похожи на привычные дома. Ежемесячное обрастание мехом вас не слишком-то меняет.

Санчес снял свой шлем, его чёрные волосы блестели от пота.

— Готова?

Я сделала глубокий вдох и опустила щиты. Находясь так далеко от Жан-Клода и всех моих людей, я не стала сбрасывать все щиты полностью. Ни за что. Это было скорее похоже на то, как приспускаешь окно в машине, чтобы впустить внутрь ветерок.

Санчес снял перчатку с одной руки и расположил её надо мной, словно ощущая тепло.

— Боже, твоя аура трещит от энергии! Словно, стоит тебе сбросить все щиты, и ты вспыхнешь. — Его глаза закатились, лишь ресницы подрагивали. — Но ты будешь гореть тёмным пламенем, словно ночь способна поймать огонь и поглотить мир.

Он пошатнулся, и я потянулась к нему автоматически. Его рука дёрнулась в моей, и вдруг мои щиты упали. Мы оба оказались на коленях, словно нас что-то сбило с ног. Метафизический молот сшиб нас обоих, и ничего другого не оставалось, кроме как оседлать эту силу. Я и предположить не могла, что у Купера в команде окажется ещё один психопрактик, способный меня напугать. Я настолько привыкла к тому, что главный паранормальный жупел — это всегда я, что мне и в голову не приходило, что Санчес тоже может быть угрозой. А теперь было слишком поздно, и злая бука съест нас двоих.



Глава 38 | Торговля кожей | Глава 40