home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 42

Эдуард влетел на парковку, влившись в вереницу полыхающих мигалками патрульных машин под самый занавес — как раз вовремя, чтобы заметить, что шоу почти закончено. Вторая вертигрица стояла на коленях во дворе, копы держали ее под прицелом, в то время как Купер и его люди навалились на нее. Я разглядела лишь проблеск белых волос, подстриженных коротко, и всполох голубых глаз тигрицы прежде, чем они затолкали ее в грузовик.

— Вы начали без нас? — обратился Эдуард к Куперу голосом эдакого рубахи-парня Тэда. Прекрасно, что он владел своим голосом, потому что я была на грани бешенства.

Купер ответил, пока они закрывали двери грузовика.

— Она стояла на коленях посреди двора, дожидаясь нас.

— Вот дерьмо! — буркнула я.

Он посмотрел на меня.

— А почему дерьмо? Это же было легко и просто.

— Они знают, Купер. Остальные тигры в курсе.

Я наблюдала за тем, как на его лице отразилось понимание.

— Наш преступник может сбежать.

Я кивнула.

— Усильте ваше наблюдение за ними, — сказал Эдуард.

— Какое наблюдение? — не поняла я.

Эдуард и Купер переглянулись, потом Купер заговорил что-то по рации.

— Когда мы начали их прорабатывать, к ним приставили слежку. Это стандартный порядок действий, — пояснил Эдуард.

— Офигеть, неудивительно, что они в курсе.

Эдуард пожал плечами.

— Зато так можно преследовать их, если они попытаются бежать.

— Зато так можно напугать их и вынудить к бегству. И никто мне ни словом об этом не обмолвился, потому что?..

— Купер либо не хотел, чтобы ты знала, либо посчитал, что ты в курсе стандартных процедур.

Я глубоко вдохнула и медленно выдохнула, ну, или, по крайней мере, попыталась.

— К черту ваши стандартные процедуры, идея была в том, что сюрприз будет неожиданным!

К нам подошел Шоу:

— Мы не обязаны перед вами отчитываться, маршал. Если опасный подозреваемый сбежит, мы хотим знать, куда.

— Вы так и не поняли, — сказала я. — Эти ребята могут слышать, как ваша кровь бежит по венам. Они могут ощущать ваш запах, хотя, надо сказать, что обоняние тигра слабее, чем, скажем, у волка, но, тем не менее, они будут знать, что копы их пасут.

— Мои люди знают свою работу, Блейк.

— Шоу, тут дело не в том, насколько вы хороши. Тут вся загвоздка в том, что вы — люди, но охотитесь вы не на людей. Вы до сих пор этого не понимаете?

— Они со своей задачей справятся, — настаивал он, смерив меня крайне недружелюбным взглядом.

— Да уж, не сомневаюсь. Я только надеюсь, что это не приведет к их гибели.

Не знаю, что сказал бы на это Шоу, потому что в этот момент вернулся Купер.

— На связь вышли три группы, дежурящие возле других домов, но с четвертой группой нам связаться не удалось.

— Дерьмо! — не сдержался Шоу.

Я промолчала, поскольку фраза «я же вам говорила» сейчас вряд ли порадовала бы их.

Шоу впился в меня взглядом, будто слышал, как усердно я соображаю.

— Бывает, что рации выходят из строя, Блейк. Может, все не так уж и плохо.

Эдуард легонько коснулся моей руки. Я поняла намек. Мой голос был ровным.

— Вы полицейский, Шоу, вы привыкли всегда предполагать самое худшее. Если окажется, что мы зря волновались, то хорошо, но если все верно, у вас точно есть план.

— Детективы уже отправились проверить команду, — сказал Купер.

— Отвезите нас туда, Купер, — попросила я.

— Я думаю, что мои ребята тут сами управятся, — вмешался Шоу.

— Это — сверхъестественный случай, — заметила я, — нам не нужно ваше разрешение, чтобы находиться здесь.

Детективы отделились от толпы, окружавшей нас, будто Шоу их уже позвал. Вероятно, так и было. Они почти все были в форме, кроме Эда Моргана. Он кивнул мне, улыбаясь. Это придало едва заметным морщинкам вокруг его глаз теплоты и приветливости. Интересно, а улыбались ли глаза за стеклами этих очков искренне, или же его лицо двигалось само по себе?

— Морган на этом убийстве старший детектив, — сказал Бернардо, улыбаясь.

Его лицо выглядело таким же приятным, как лицо Моргана мгновение назад. Его действующее звание, произнесенное вслух, заставило улыбку детектива немного померкнуть по краям. Интересно, откуда Бернардо узнал настоящее звание Моргана? Я спрошу у него позже, чтобы не ставить под сомнение нашу компетентность.

— То, что я тут главный детектив, еще не значит, что мы не можем быть друзьями, — сказал он, вновь набираясь уверенности.

Тут подошел Купер.

— Пришел отчет. Машина пуста. Кругом кровь, но тел нет.

— Дерьмо! — бросил Шоу.

— Позвольте нам помочь, — предложил Эдуард.

— Вы ни черта не помогли при задержании Минса, по сути, вы притормозили всю операцию.

Эдуард посмотрел на Купера.

— Вы тоже так думаете, сержант?

Лицо Купера ничего не выражало.

— Нет, но он выше меня по званию.

— Хорошо, что вы помните об этом, — сказал Шоу.

— Который из тигров взбесился? — спросила я.

— Мартин Бендез, — ответил Купер.

— Сержант, — взвился Шоу, — мы не обязаны делиться с маршалами дальнейшей информацией.

— Это ваша команда пошла за ним? — спросила я Купера.

— Это было задание команды Хендерсона.

— Сержант Купер, — возмутился Шоу, — я дал вам прямой приказ не делиться информацией с маршалами.

— Вот теперь это прямой приказ, — отозвался Купер и отошел, чтобы собрать людей и оборудование перед отъездом.

Он так и не обернулся, но я знала, что чтобы он там не сказал своему начальнику или кому-то еще вышестоящему, это было вовсе не то, что мы их замедлили. Но он должен был доложить, что я слетела с катушек у них на глазах. Вероятно, они нанимали экстрасенсов из-за их способностей, но я не была одним из их стажеров. Они, возможно, и придерживались весьма широких взглядов, но тот факт, что случилось нечто такое, чего не понимали их собственные стажеры, будет говорить против меня. Вдруг у меня возникла идея.

— А другие маршалы могут поехать на следующую сцену?

— Я же сказал вам, вы нас задерживаете, — сказал Шоу. Он собрался уходить.

— Вы имеете в виду, что я метафизически слетела с катушек и всех кругом перепугала. Что ж, накажите меня, держите в стороне от происходящего, но никто не выследит этих ребят лучше, чем Маршал Форрестер. Позвольте остальным маршалам отправиться на следующую сцену. Я уж как-нибудь обойдусь.

Эдуард посмотрел на меня. Ничего не говоря, он просто смотрел.

— Нет, — отрезал Шоу.

— Почему нет, шериф? — спросил Морган. — Так Маршальская Служба не станет на нас накидываться, к тому же об остальных маршалах я слышал только хорошее.

Шоу посмотрел на него, и снова появилось такое ощущение, что Морган имеет куда как больший авторитет, чем ему положено, даже будучи старшим следователем.

Шоу подошел и встал передо мной, пытаясь запугать меня, — он не на ту нарвался.

— Почему вы так хотите, чтобы туда отправились другие маршалы?

— Потому, что еще одна сцена преступления, похожая на тот склад, мне в Вегасе не нужна

— Вы считаете, что мы сами с этим не справимся? — спросил Шоу, начиная злиться.

— Я думаю, что доверила бы Теду сводить меня на экскурсию через саму преисподнюю и вывести с другой стороны. Маршалы Конь-в-Яблоках и Джеффрис оба весьма неплохи в бою. Образно говоря, если на лопасти вашего винта попадет дерьмо, то лучшего варианта вам не найти. Позвольте им помочь вам, и я не сойду с этого места, Шоу.

— Что в этом плохого? — поддержал меня Морган.

— Ладно, — буркнул Шоу с таким недовольством в одном единственном слове, что оно звучало ругательством.

Эдуард наклонился ко мне и заговорил тихо и быстро:

— Не нравится мне оставлять тебя одну.

— Я окружена полицейскими, так что я не одна, — заметила я.

Я знала, каким взглядом он смерил меня, даже не видя его глаз из-за темных стекол очков.

— Если я помогу местным копам, а Витторио тем временем найдет способ до тебя добраться, это не сделает ни одного из нас счастливым.

— Неплохо сказано, но ведь сейчас день, и если я буду закрываться щитами, ни одному вампиру до меня не добраться.

— А когда стемнеет?

— Будем решать проблемы по порядку, не больше одной за раз, — я легонько толкнула его. — Пойди и разыщи Мартина Бендеза. Если мы сможем получить информацию от него — прекрасно; ты, главное, следи, чтобы наши приятели-копы не пострадали.

— Чего ради? — прошептал он.

Я поняла, что он не шутит. Иногда я забываю, что когда впервые встретилась с Эдуардом, он напугал меня ничуть не меньше, чем Олаф. Стоит ему сказать нечто подобное, как я вспоминаю, что он хищник. Он мой друг, и я ему нравлюсь, но подавляющее большинство людей для него — просто вещи. Инструменты, которыми можно воспользоваться, или препятствия, через которые надо перешагнуть.

— Если я скажу, что так будет правильно, ты поднимешь меня на смех?

Он улыбнулся.

— Нет.

— Вы идете, Форрестер, или вам важнее болтовня с вашей подружкой? — окликнул его Шоу.

Мы оставили это без комментариев, и Эдуард двинулся прочь в сопровождении офицеров, оставшихся на месте происшествия. Большинство из них исчезло, когда прозвучала команда «отбой».

Бернардо последовал за Эдуардом, но Олаф обернулся и сказал:

— Я останусь с тобой.

— Тэд! — заорала я.

Он оглянулся, увидел нашего верзилу и позвал его:

— Не отставай, Джеффрис.

Олаф помедлил в нерешительности, потом развернулся и пошел быстрым шагом, стараясь его нагнать. Он довольно быстро перешел на строевой шаг, даже не заметив этого — сказывалась тренировка.

Я смотрела, как они садятся во внедорожник. Эдуард никогда не оглядывался. Я была уверена, что он способен сам о себе позаботиться, но сожалела, что не могла поехать сама. А еще маленькая частичка меня считала, что будь я рядом с ним, он был бы в большей безопасности, да и остальные, пожалуй, тоже.

Мания Бога? Это у меня-то? Конечно же, нет. Паранойя? Вероятно. В чем я была совершенно уверена, так это в том, что больше всего на свете я не хотела бы объяснять Донне и детям, почему Эдуард больше никогда не вернется к ним домой.

Один из полицейских проводил Виктора туда, где стояли мы с Морганом в окружении горстки других детективов.

Я посмотрела на Виктора в его эксклюзивном дизайнерском костюме. Он выглядел куда более изысканно, чем все остальные, но это не имело значения. Плевать на то, как мы выглядели со стороны — полиция уже заклеймила нас монстрами и сегодня они уже наигрались с нами по самое не могу. Теперь поймать этого монстра и убить его было задачей людей, если у них получится. Тот факт, что я стояла здесь с Виктором, ясно говорил о том, что, по крайней мере, часть полиции Лас-Вегаса считала меня одним из монстров. А монстрам не позволено охотиться на монстров. Почему? Потому что подсознательно каждый человек считает, что симпатии монстров распространяются на их собратьев-монстров. Потому что именно так и должно быть. В конце концов, они не нам не доверяют — они не доверяют себе.



Глава 41 | Торговля кожей | Глава 43