home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Самолет приземлился в Лас-Вегасе, и я даже не успела забиться в истерике. Я заработала ещё одну нашивку Брауни (Brownie Guides — одно из подростковых подразделений скаутов для девочек 7-10 лет в Ассоциации гёрл-гайдов The Guide Association). Действительно удручало то, что теперь, когда мне приходилось куда-то лететь, я намного лучше себя чувствовала, если меня держал за руку кто-то из близких, и, получив немного свободы, я лишилась этой поддержки. Разве я могла сбежать от всех своих парней и не скучать по ним? Это бессмысленно даже для меня.

В Сент-Луисе было тепло, но в Лас-Вегасе царила настоящая жара. Они могут утверждать, что это просто очень сухое тепло, но по мне в духовке не лучше. Было настолько жарко, что на секунду у меня перехватило дыхание. Мое тело будто вопрошало: «ты издеваешься?». Нет, к сожалению, все всерьез и нам придется охотиться на вампиров в такую жару. Великолепно.

Я надела темные очки, будто они могли меня защитить от жара, но зато они спасали от яркого солнца.

Пилот помогал мне разгружать мой багаж, когда я заметила высокого мужчину в форме, идущего к нам. За его спиной виднелось еще пара человек в форме. Они держались на почтительном расстоянии, и мне не было никакой необходимости пытаться разглядеть бейдж, на котором было написано «помощник шерифа», чтобы догадаться, что это шериф Шоу.

Шоу был внушительным парнем с ладонью, полностью поглотившей мою во время рукопожатия. Его глаза скрывались за темными стеклами очков, но ведь и мои тоже. Темные очки, может, и добавляют комфорта, но при этом скрывают один из самых простых способов раскусить собеседника. Люди могут лгать любой частью своего тела, но глазами никогда, потому что временами вы видите правду не в том, о чём говорят глаза собеседника, а в том, что они скрывают. Можно сделать много выводов из того, что человек пытается что-то от вас скрыть. Но мы, безусловно, были в самом сердце пустыни, так что очки были скорее необходимостью, чем средством камуфляжа.

— Фрай и Риддик возьмут ваш багаж, — сообщил Шоу. — Вы можете поехать впереди вместе со мной.

— Простите, шериф, но как только ордер начинает действовать, и охота официально начинается, мой комплект для охоты на вампиров должен находиться в поле моего зрения, быть охраняемым мной, или чтобы я на него смотрела, в месте, недоступном для всякой публики.

— Когда это ввели? — спросил он.

Ответил на его вопрос Гремс.

— С месяц назад.

Я кивнула лейтенанту.

— Я под впечатлением, что вы об этом знаете.

Он почти улыбнулся.

— Мы сотрудничали с местным маршалом почти год. Это наша работа, знать, когда что-то меняется.

Я снова кивнула. Я не сказала вслух, но большинство полицейских все еще считало маршалов и экстрасенсов скорее балластом или чем-то незначительным. Я не могла их судить за это; некоторые из нас были не намного лучше, чем просто убийцы со значками, но остальные работали на совесть.

— В связи с чем это ввели? — спросил Шоу.

Мне понравилось, что он спросил. Большинство не стало бы. На сей раз ответила я.

— Охотник из Колорадо оставил свой арсенал на заднем сиденье автомобиля, а подростки его выкрали. Скорее всего, они и понятия не имели, что это было такое на самом деле, но они продали пистолеты, и позже один из этих пистолетов был использован при ограблении, где погиб один из пострадавших.

Шоу посмотрел на громоздкие сумки.

— Вам все это сразу с собой на охоту не взять. Некоторые из этих сумок, должно быть, весят больше вас.

— Я сдам их на хранение, а потом достану то, что нужно, перед охотой. Все это я закину в рюкзак и еще прихвачу пару стволов.

— Мы можем убрать их в наш арсенал. Мы будем рядом, когда вы пойдете на выполнение ордера, так что вы сможете воспользоваться арсеналом, — предложил Гремс.

Я кивнула.

— Неплохое предложение.

Гремс снова мне улыбнулся; я все еще не была уверена, была ли это искренняя улыбка или всего лишь дежурная ухмылка полицейского. Кто-то стоит с каменным выражением, кто-то ухмыляется, но у каждого полицейского есть особое выражение лица, которое вам не прочесть. Возможно, за этот визит я так и не пойму, что значит эта улыбка, потому что лейтенанта при исполнении ордера не будет. Он вернётся в командный центр, командовать.

— Санни отвезёт нас, тогда вы сможете забросить свой арсенал, — я не была уверена, кто этот Санни, но я выясню это, когда кто-нибудь сядет за руль.

— Мне нужно взять показания у маршала Блейк, — сообщил Шоу.

— Вы хотите поехать с нами, шериф? — спросил Гремс.

Шоу, казалось, задумался на секунду или две. Он снял свою шляпу и стер пот, показав, что стрижка у него еще короче, чем у спецназовцев. Он был подстрижен, как морские пехотинцы, коротко и жёстко, почти наголо по бокам и немногим длиннее на макушке, будто он никогда и не оставлял службы или по крайней мере не прекращал посещать своего парикмахера.

— Я последую за вами; только давайте уйдем с этого пекла.

Они все дружно кивнули, и я стала ждать, пока кто-нибудь двинется к машине, на которой мы поедем. Я ожидала суеты после своего приземления. Все вокруг были слишком спокойными, так что я тоже успокоилась. Не важно, что творилось у нас внутри, снаружи мы олицетворяли само дело. Возможно, позже настанет момент и для эмоций. Иногда продолжаешь отталкивать эмоциональные реакции, пока они не вырываются на свободу. Это становится ещё одной вещью, которую ты просто не можешь себе позволить.

Я подняла одну из сумок со снаряжением и хотела взять еще одну, но Рокко опередил меня. Я не стала ему мешать. Купер взял последний чемодан, и я не стала мешать и ему. Проблемы начались, когда Гремс потянулся за той сумкой, которую несла я.

— Я справлюсь, лейтенант, спасибо.

Он на секунду замер, и мы уставились друг на друга.

— Можете взять багаж, если уж хотите, — сказала, наконец, я.

Он слегка поклонился и пошел за багажом. Я поняла, что Купер и был Санни, потому что именно он открыл багажник внедорожника. Багажник был нашпигован его собственным снаряжением. В зоне видимости оказался его бронежилет в купе с двумя касками. Вещей было много, но оружия в багажнике видно не было.

Он ответил, будто я уже задала вопрос.

— Оружие спрятано, — он сдвинул вещи так, чтобы я смогла увидеть.

— Прямо магазинчик на колесах? — изумилась я.

Он кивнул.

— Мне часто приходится сверяться с законом. Новый закон эта штука полностью удовлетворяет, слово в слово, к тому же чертовски удобная.

— Мы должны быть готовы к выезду в любое время.

— И я тоже.

Поскольку его снаряжения в багажнике и так было немало, мои собственные сумки забили багажник под завязку. Гремс присоединился к нам, подхватив последний чемодан.

— Пилот сказал, что это весь багаж.

— Так и есть, — подтвердила я.

— Три сумки, каждая больше вас, нашпигованные оружием и всего один чемодан с одеждой, — констатировал Рокко.

— Да, — кивнула я.

Они все изобразили нечто вроде кивка, и стали пристраивать чемоданы в задней части машины. Когда-то давно я поняла, что если упаковаться по-девчачьи, сразу же потеряешь уважение в глазах полицейских. Идея была в том, чтобы сойти за одного из парней; а это значит, что ваш гардероб не ездит за вами в деловые поездки. Кроме того, это было самое сердце США; здесь точно есть торговый центр, на случай, если у меня закончится чистая одежда.

Купер, он же Санни, сел за руль. Гремс занял переднее пассажирское сиденье. Самый крутой обычно ехал либо спереди, либо сзади. В зависимости от предпочтений самого офицера. Сержант Рокко сел рядом со мной. Груда чемоданов и оружия будто давила на нас сзади, как если их разрушительная сила могла вырваться наружу, или это только мои нервы? Я знала, что у меня в чемоданах гранаты. Да, мадам Граната ваша подружка только, пока вы не начинаете на нее давить, дергать чеку или как-то иначе ее активируете, но все равно подобные вещи, светящиеся и полыхающие, были все еще новинкой для меня. Часть меня категорически им не доверяла; никакой логики, просто нервы. Мне не нравятся взрывчатые вещества.

Мы выехали с аэродрома, а Шоу все еще стоял там, в кольце своих подчиненных, одетых в форму. Несмотря на то, что это именно он предложил всем убраться с жары, он все еще стоял там, наблюдая за мной из-за своих зеркальных очков. Я поняла, что никогда не видела его глаз, ни разу. Я могла только предположить, что он справедливости ради не видел моих.

— Он ведь в курсе, что мы все еще его видим? — спросила я.

— Да, — подтвердил Гремс, — а в чем дело?

— Он как-то внезапно стал выглядеть недовольным.

— Мы потеряли наших ребят, — пояснил Гремс.

Я посмотрела на него и поняла, что приязни в его лице поуменьшилось. Частично боль, которая там должна была быть, вдруг всплыла на поверхность. Боль и тонкая грань того гнева, которым наделён каждый из нас.

— Я ничего не могу сделать, чтобы вернуть их, но я сделаю все, что смогу, чтобы убить вампира, который это сделал.

— Наше призвание защищать жизни, маршал, а не отнимать их, — сказал Гремс.

Я открыла рот, закрыла его, и попыталась выдавить из себя хоть что-то, что не расстроит его еще сильнее.

— Я не спасаю жизни, лейтенант, я их отнимаю.

— Разве вы не считаете, что убийство вампиров спасает от беды их возможных жертв? — вмешался Рокко.

Я задумалась над этим, потом покачала головой.

— Раньше считала, и возможно, это и в самом деле так, но мне всё равно кажется, что я убиваю людей.

— Людей, — вставил он, — не монстров.

— Когда-то я верила, что они монстры.

— А теперь? — спросил Рокко.

Я пожала плечами и отвела взгляд. Я увидела прорву пустой земли и первые ряды торговых центров. Это мог быть уже Лас-Вегас, а мог быть и пейзаж любой другой части США.

— Не говорите мне, что легендарная Анита Блейк смягчилась? — это спросил Купер.

Гремс строго рыкнул «Купер» тем тоном, который означал, что последний не в ладах с боссом. Купер не стал извиняться.

— Вы сказали, что она пойдет вместе с моей командой. Я должен знать, лейтенант. Мы все должны знать, — объяснился Купер.

Рокко не то, чтобы пошевелился или вздрогнул; он застыл, будто не знал, что может дальше случиться. Такая реакция дала мне понять, что они не подвергают сомнению приказы, никогда. То, что Купер сделал это сейчас, показало, насколько все эти ребята выбиты из колеи гибелью своих сослуживцев и тем, что их ребята оказались в больнице. Это был способ Купера скорбеть.

Я села возле Рокко и позволила тишине повиснуть в машине. Я не собиралась лезть в лидеры.

— Ты не поймёшь, можно ли кому-то доверять, просто задавая вопросы, Санни, — заговорил наконец Гремс.

— Я знаю, лейтенант, но это всё, на что у нас сейчас есть время.

Я почувствовала, как напрягся Рокко, сидевший рядом. Я приняла это за хороший знак и ждала.

Гремс посмотрел на меня.

— Мы не можем спрашивать, боитесь ли вы, маршал. Это было бы грубо, и я считаю, что вы ответили бы, как любой из нас, «нет».

Я улыбнулась и покачала головой.

— Я убью вашего вампира для вас, Гремс. Я убью любого, кто помогает ему. Я убью всех, кого позволяет убить ордер. Я отомщу за всех ваших людей.

— Мы не ищем мести, — сказал Гремс.

— Я ищу, — отозвалась я.

Гремс посмотрел вниз на свою большую руку, лежащую на сиденье. Он поднял карие глаза на меня, на лице было торжественное выражение.

— Мы не можем думать о мести, маршал Блейк. Мы — полицейские. Мы — хорошие ребята. Только преступники могут позволить себе месть. Мы защищаем закон. Месть вне закона.

Я посмотрела на него и увидела, что он не шутит, в глубине его глаз.

— Это смелое и прекрасное чувство, лейтенант, но люди, которые были мне дороги, умерли у меня на глазах от рук этих созданий. Я видела столько безутешных семей, — я покачала головой, — Витторио самый злобный, не потому, что он вампир, а потому что он — серийный убийца. Он получает удовольствие от смерти и страдания других. Он будет продолжать убивать, пока мы его не остановим. Закон дал мне юридически право остановить его. Если вы не хотите, чтобы это стало местью за ваших людей, это ваше право. Он будет мертв в любом случае, неважно, за чью смерть я буду мстить.

— И за чью же смерть это будет месть? — спросил Купер.

На сей раз его никто не остановил.

Я задумалась над этим, и у меня был собственный ответ.

— За Мельбурна и Болдуина.

— Двое из спецназа, погибшие в Сент-Луисе, — уточнил Гремс.

Я кивнула.

— Вы были близки с ними? — спросил он.

Я покачала головой.

— Лишь однажды встречалась.

— Почему же вы тогда хотите мстить за этих двоих мужчин, раз видели их всего раз? — спросил Рокко, и от него пошла первая волна энергии. Он немного опустил свои щиты. Действительно ли он был эмпатом, который хотел прощупать мои истинные чувства?

Машина притормозила, и Купер припарковался. Я посмотрела в чуть более темные, чем у лейтенанта, глаза Рокко. Они у него были настолько темными, что почти переходили грань между тёмно-коричневым и чёрным. Так найти его зрачки было ещё сложнее, как глаза вампира, когда их заполняет сила, весь цвет уходит в радужку, и зрачков не видно.

— Какого вы сорта?

— Сорта? — переспросил он.

— Вы слишком далеко забрались, чтобы отшучиваться, сержант.

Он улыбнулся.

— Я — эмпат.

Я сощурилась, изучая его лицо. Его пульс ускорился, стал биться очень часто, губы немного разомкнулись. Я облизнула свои и заговорила.

— Вы пахнете ложью.

— Я — эмпат, — повторил он настойчиво.

— И? — добавила я.

— И что? — переспросил он.

— Эмпат и… — настаивала я.

Мы уставились друг на друга, воздух будто стал гуще, более тяжелым, когда мы опустили щиты.

— Мы можем выйти наружу? — поинтересовался Гремс.

— Да, сэр, — отчеканил Рокко.

— Несомненно, — отозвалась я.

— Вы и вправду позволяете ему себя читать?

— Гремс правильно заметил, что вопросы не покажут вам, правдива ли я, но что-то подсказывает мне, что та часть Рокко, которая не отвечает за эмпатию, расскажет вам гораздо больше обо мне.

— Мы хотим знать подробности вашей последней охоты на этого вампира, маршал. Вы действительно готовы вновь в это окунуться?

Я даже не посмотрела на Гремса; я просто молчала, удерживая тёмный твёрдый взгляд своего нового знакомого, так как знала кое-что, чего лейтенант не знал о своём сержанте. Рокко не терпелось проверить меня. Это был частично тот мужской соревновательный инстинкт, но было там что-то еще. Его сила была жаждущей, с примесью голода. Я не могла даже и думать о том, чтобы вежливо поинтересоваться, питается ли его способность воспоминаниями, которые он собирает. Если это так, и он мог, то я могла оказаться не единственным живым вампиром в Лас-Вегасе.



Глава 4 | Торговля кожей | Глава 6