home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 59

Мы оделись, потому что как ни странно, когда ardeur и горе ушли, ночью в пустыне оказалось холодно. Истина дал мне свою кожаную куртку; когда я запротестовала, он сказал:

— Я не чувствую холода, как человек. — Тоже мне, новость, я это и так знала, но трогательное откровение немного потрясло меня. Когда он передавал мне куртку, я увидела его руки. Низ его рук покрывали следы от ногтей, некоторые из них кровоточили. Мне даже удалось расцарапать его правую руку сзади.

— Боже, Истина, мне жаль.

Он посмотрел вниз, на царапины, как будто он тоже их только что заметил.

— Ничего.

— Я все равно сожалею, что не спросила тебя, как ты относишься к ногтям.

Он слегка улыбнулся.

— У нас было не так много времени, чтобы вести переговоры.

— Полагаю, да.

— Я буду считать это знаком моей службы тебе и Жан-Клоду, — сказал он.

Я немного вздрогнула.

— Не называй это службой, это звучит слишком похоже…

— Не придумывай ничего сверх того, что он сказал, Анита, — произнес Нечестивец. — Он ничего этим не хотел сказать.

Я позволила разговору закончиться, потому что это все было слишком запутанно для меня. Куртка Истины была достаточно большой, мои руки исчезли в рукавах, а низ кожи свисал до середины бедер. Я выглядела так, как будто мне было пять лет и я играла в переодевание в одежду моего отца, но мне было тепло. Полиция моды может заклеймить меня позже.

Я позвонила Эдуарду с сотового Истины. Мой, вероятно, остался во дворе Фиби Биллингс. Я надеялась, что Эдуард нашел его. Я позвонила узнать, где он находится, и не опоздала ли я, чтобы помочь ему охотиться на демонов.

— Анита, — его голос прозвучал наполовину облегченно и наполовину испуганно, что нечасто услышишь от Эдуарда.

— Ты в порядке?

— Это я тебя должен спрашивать, — и он понизил голос, словно боялся, что его услышат. — Последнее, что я видел, это как тебя унес вампир, и я позволил ему это сделать, и прошло полтора часа, а ты так и не вернулась. Я думаю, если бы тебе пришлось кормить ardeur, это можно было бы сделать быстрее.

Я старалась не смотреть на двух вампиров.

— Поверь мне, Эдуард, это был быстрый секс. Я что-то пропустила? В доме Беринга был демон?

— Ты ничего не пропустила. Ты когда-нибудь пыталась получить ордер на основании того, что в доме, возможно, находится демон?

Я чуть не сказал «да», затем остановилась и подумала.

— Вообще-то, нет.

— Ну, нам попался судья, который считает, что демоны — это просто злые духи. Он утверждает, что демоны не могли убить наших копов.

— В большинстве случаев, он был бы прав, но это не имеет значения. Наш ордер на исполнение дает нам допуск в дом Беринга, — сказала я.

— Шоу так не думает, а он заместитель шерифа.

— Позволь мне угадать, Беринг богат, или у него есть связи, или что-то в этом роде.

— Его семья была очень влиятельной здесь все то время, что Макс у руля. Он последний из семьи, пока у него нет наследников, и не похоже, что мы когда-нибудь сможем попасть в дом.

— Ты можешь просто пустить в ход ордера, они федеральные и имеют большую силу, чем местные.

— Я хотел дать тебе время вернуться, — сказал он.

— Черт, Эдуард, ты не должен был задерживать расследование, потому что у меня метафизическое расстройство.

— Иначе говоря, разве ты хотела бы, чтобы кто-то другой, кроме тебя и меня, прикрывал тебя от демона?

Я задумалась.

— Лейтенант Гремс и его люди хороши, — сказала я.

— Они одни из лучших, но я не видел, чтобы они молились ангелам и заставляли все светиться.

О.

— Хорошо, скажи мне, где ты, и Нечестивец подбросит меня.

Он вернулся в штаб-квартиру спецназа.

— У нас был брифинг насчет дома Беринга. Мы просто ждем ордер, или когда я пущу в ход тот ордер, что у нас уже есть.

— Мое оружие спрятано там, ты можешь заменить некоторые вещи? Я не укомплектовывалась в расчете на демона.

— Я уже перепаковался за тебя, и я нашел твой телефон во дворе рядом с оружием. Я могу перечислить, что я собрал для тебя, — сказал он.

— Это хорошо, я доверяю тебе насчет снаряжения. Хотя, откровенно говоря, большую часть времени демон недостаточно плотный для обычного оружия. Редкие из них, которые становятся достаточно плотными, чтобы их можно было атаковать, становятся такими только на секунду, так что нам придется стрелять друг вокруг друга, если дела пойдут плохо.

— Видишь, никто из их профессионалов не знает этого, даже их священник, который благословлял наши пули.

— Священник что делал? — спросила я.

— Ты верно расслышала.

— Гм, я никогда не пробовала такое.

— Я тоже, — сказал он.

— Интересно, пули будут светиться?

— Узнаем, — сказал он.

Я вздохнула.

— Да, узнаем.

— Прозвучало не очень радостно, — сказал он.

Я открыла рот, закрыла его, потом произнесла единственное, что смогла придумать.

— Я устала быть жертвой своих метафизических сил, Эдуард.

— Как ты сейчас?

— Я накормила ardeur. Со мной все должно быть в порядке по крайней мере двенадцать часов, может быть, двадцать четыре.

— Почему ты удвоила цифру? — Спросил он.

— Скажем так, это была хорошая еда, ладно?

— Ладно, — сказал он, — приходи как можно скорее.

— Так что, я прихожу и разыгрываю федеральную карту и достаю всех так, чтобы вы выглядели благоразумными, а я сукой?

— Я бы играл жестче, если бы мог, но я был слишком благоразумным. Я не смогу объяснить изменение.

— Так что сука сегодня я.

— Представляю лицо Шоу, когда ты сделаешь это.

Я улыбнулась, и знала, что улыбка не была приятной.

— Ну, вот что. Хорошо, я буду «плохим полицейским», но в следующий раз твоя очередь.

— Ты не навредишь этим своей репутации.

— И ты мог бы, — сказала я.

— Тед — очень хороший парень, — сказал он.

— Ты знаешь, у меня всегда мороз по коже, когда ты говоришь о Теде в третьем лице.

Он засмеялся, и это был хороший смех Эдуарда.

— Просто доберись как можно скорее. У тебя есть значок?

Мои руки легли на пояс и обнаружили, что ремень, значки, и пустая кобура все-таки пережили ночь.

— Удивительно, но да.

— Тогда покажи их, и объясни всем, почему мы не должны ждать Шоу и судью.

— Разве ты и другие маршалы не будете выглядеть слабыми?

— Они уже думают, что мы дрессированные киски, зачем их разочаровывать?

Я пожала плечами, поняла, что он не мог этого видеть, и сказала:

— Хорошо, но, пожалуйста, предупреди Бернардо и Олафа, что мы делаем, чтобы они не винили меня.

— Я скажу им. Просто иди сюда.

Я услышала шум на другом конце телефона, и его удаляющийся голос,

— Здравствуйте, детектив Морган, да, это маршал Блейк.

Движение, а затем:

— Попросите вежливо и, возможно, я передам.

Видимо, он попросил вежливо.

— Где ты, черт возьми, Блейк?

— Проверяла зацепку, — сказала я.

— Какую зацепку?

— Вампиров, — сказала я.

— И что это за вампирская зацепка?

— Та, которая никуда не привела.

— Итак, вы просто потратили впустую полтора часа нашего времени, — и его голос был враждебным.

— Большинство зацепок не выгорают, вы это знаете. Кроме того, это не я пыталась дважды прикрыть бумагами мою задницу.

— Просто тащите свою задницу сюда.

— Вы не мой босс, Морган. Передайте трубку обратно Теду.

— Разве он ваш босс?

— Если в Вегасе кто и босс, так это он, да.

Раздался шум, и движение, а затем Эдуард снова взял трубку.

— Извини за это, Блейк, — сказал он своим веселым голосом Теда. Я слышала, как он шел, ковбойские сапоги стучали по твердому покрытию, и тогда он сказал своим нормальным голосом.

— Морган не согласен с Шоу идти к судье. Он думает, что мы должны бросить Беринга волкам.

— Так что, он вымещает свое недовольство Шоу на нас?

— За то, что он кричит на нас, его не уволят и не понизят в должности.

— Я действительно начинаю уставать от того, что из меня все делают девочку для битья, Эдуард.

— Да. — Он перестал идти. — Приходи, Анита. Мы должны это сделать.

Я осталась со звуком коротких гудков в телефоне. На самом деле, я бы предпочла ловить демона при дневном свете, но с этим было две проблемы. Одна состояла в том, что некоторые демоны не показывались при дневном свете, так что если вы хотели убить его или отправить обратно, должно было быть темно. Вторая, если вампиры были там, опять же, я бы лучше подождала до рассвета, но в то время пока мы будем ждать и играть безопасно, они могут убить кого-то другого. Неприемлемо. Так что большая часть моей работы в последнее время заключалась в выборе одной из бед. Хотя, думаю, в ней было много и полицейской работы.

Я повернулась к вампирам.

— Мне нужно вернуться в Лас-Вегас и помочь нам протолкнуть ордер на дом.

— Я думал, ваш ордер включает любой необходимый вам дом, — сказал Нечестивец.

— Включает, но мы столкнулись с гребаным заметителем шерифа и судьей, которые не любят ордеров на исполнение. Многие судьи не любят.

— С чего бы они им не нравились? Это всего лишь практически идеальное юридическое оправдание убийства всего, что станет на вашем пути, — сказал Нечестивец.

— Ты говоришь так, словно не одобряешь.

— Это не мое дело, одобрять или не одобрять.

— Хорошо, Истина, ты возьмешь меня в Вегас.

— Я не говорил, что не стану этого делать, — сказал Нечестивец.

— Тогда прекрати брюзжать. Я уже сыта местными по горло.

Его лицо смягчилось.

— Мне очень жаль, Анита, но я вампир, и палачи могут убить меня завтра практически без доказательства преступления, и без суда.

— Эй, по крайней мере, вас, ребята, не могут убить на месте в этой стране; что куда лучше, чем во всем остальном мире.

Нечестивец и Истина стали передо мной, наградив меня зеркальным взглядом, как будто они думали об одном и том же.

— Мы доставим тебя туда, куда тебе нужно. — Сказал Истина.

— Ты не боишься прикасаться ко мне? — Спросила я.

Он покачал головой.

Я изучала это серьезное лицо.

— Разве ты не боишься ardeur?

— Да. — Ответил Нечестивец. — Он не боится тебя, Анита. Мы знаем, что ты говорила то, что думаешь. Бель никогда не попросила бы никого о таком. Ей нравится быть монстром.

Я вздрогнула, и на этот раз не от удовольствия.

— Я почувствовала ее прикосновение. — Я подумала о ее визите во сне. Я была почти уверена, что она не позволила вертигру Виктору сделать что-то со мной во сне, но зато она сделала что-то с ardeur. Распространился ли ardeur на Истину на расстоянии после ее вмешательства? Я не знала, а если бы спросила ее, она бы солгала.

— Кто бы из вас ни взялся за это, отнесите меня к Эдуарду

— Она боится высоты, — сказал Нечестивец.

— Насколько боится? — Спросил Истина.

— Достаточно, — ответил он.

Истина оценивающе посмотрел на меня.

— Мы никогда не уроним тебя.

Я отогнала мысль прочь.

— Это фобия, а не логика. Просто решите, кто меня понесет, прежде чем я потеряю самообладание.

Они засмеялись, и это было все равно, что слушать стерео. Нечестивец сказал:

— Ты можешь потерять все, что угодно, но только не самообладание.

— Приятно так думать, а теперь кто будет пилотом на обратном пути?

— Почему бы тебе не приказать одному из нас? — спросил Истина.

— Потому что я не могу летать, и я не знаю, не устал ли Нечестивец после того, как принес меня сюда, а потом кормил ardeur. Так что я доверяю вам двоим решить, кто полетит.

Нечестивец улыбнулся мне.

— Я едва ли не больше ценю то, что ты доверяешь нам, а не приказываешь, чем секс.

Я пожала плечами.

— Да пожалуйста. Теперь, кто угодно, но мне нужно вернуться в город.

— Я возьму ее, — сказал Истина.

— У меня было больше времени, чтобы восстановиться, — сказал Нечестивец.

— Я возьму ее, — повторил Истина. Братья смотрели друг на друга долгую минуту. Один из тех недоступных моментов, когда можно просто ощутить в воздухе вес невысказанных слов, и вдруг чувствуешь себя вуайеристом в чужой жизни. Я поняла, почему Бернардо сказал что-то подобное раньше об Эдуарде и обо мне. Он был прав.

Наконец, Нечестивец сказал:

— Как хочешь.

— Я понесу, — сказал он.

Опять же, у меня было ощущение, что я слушала стенографию, и что существовали десятки вещей, скрывающиеся за этими несколькими словами, но никому не следовало знать, что вы слышите невысказанные вещи. Это заставляет людей нервничать. Я и так пугала людей достаточно и без своей интуиции.

Истина посмотрел на меня.

— Ты готова?

Я глубоко вдохнула, медленно выдохнула, пытаясь не задрожать, а затем кивнула.

Он сократил расстояние между нами. Он колебался, затем сказал:

— Я должен нести тебя.

Я снова кивнула.

— Я знаю. — Мой голос звучал только чуточку несчастно. Я могла сделать это, черт побери. Это была просто высота и полет, и… Ах, черт, я не хотела этого делать, но мы были слишком далеко для езды на машине, даже если бы она у нас была. Это был самый быстрый способ, и Эдуард задержался из-за меня и так достаточно долго.

Истина взял меня на руки, как будто он собирался идти со мной. Что-то, должно быть, отразилось на моем лице, потому что он сказал:

— Это самый безопасный способ для тебя.

— Просто Нечестивец нес меня по-другому.

Нечестивец сказал:

— Я боялся, что тебе придется начать бороться с голодом. Неся тебя перед собой, у меня было больше возможностей проконтролировать, если бы ты стала… безумной, пока мы летели.

Истина повернулся со мной на руках и спросил:

— Ты сказал голод, не ardeur.

— Первый голод, который к ней пришел, был голодом крови и плоти. Она повернулась к людям, когда попросила меня взять ее куда-нибудь, где для нее не будет соблазна.

Истина посмотрел на меня, и его лицо было пустым и серьезным, что, как я начала понимать, было его маской. Он прятался за ней тогда, когда не хотел, чтобы кто-то знал, о чем он думает.

— Что? — Спросила я.

Он покачал головой.

— Я отнесу тебя к твоим друзьям, но если другой голод растет сильнее, чем ardeur, тебе нужно быть еще более тщательной в питании твердой пищей, и… — Он запнулся.

— Он хочет сказать, что, чтобы быть уверенной в том, что ты не попытаешься атаковать твоих человеческих друзей, тебе нужно кормить ardeur более регулярно, а также есть больше натуральной еды.

— Вы думаете, я должна поесть, перед тем как отправиться спать ночью?

— Я думаю, полночная закуска — неплохая идея, — сказал Нечестивец.

— Согласен, — сказал Истина.

— Дерьмо, — сказала я, — я действительно не хотела использовать тех людей, которых вы привезли из Сент-Луиса.

— Я думаю, немного секса с добровольцами будет наименьшим злом в данной ситуации, Анита.

Я кивнула. Давайте посмотрим, секс с еще несколькими мужчинами или попытки вырвать глотку Эдуарда, Олафа и Бернардо. Дайте мне подумать… вслух я сказала:

— Я знаю, что это меньшее зло, но меня это едва ли радует.

— Если бы тебя это радовало, это была бы не ты, — сказал Истина.

— Но если бы это тебя радовало хотя бы немного, — сказал Нечестивец, — ты бы лучше контролировала ardeur в первую очередь. Ты должна принять свои вампирские силы, чтобы по-настоящему хорошо их использовать.

— Знаешь, если мы просто собираемся болтать, тогда опусти меня.

— Я думаю, леди устала от разговоров, — сказал Нечестивец.

— Тогда к действию, — сказал Истина, и я почувствовала этот толчок энергии вверх. Песок и крошечный гравий закружились от этой силы так, что мы покинули землю в их облаке. Я бросила один головокружительный взгляд на землю, исчезающую у него между ботинками. Волна тошноты пыталась добраться до моего горла. Я плотно закрыла глаза и прижалась к его груди. Тошнота стала слабее, хотя мой пульс все еще пытался вырваться из моего горла, сердце билось так быстро, что причиняло боль грудной клетке. Я пыталась не сжимать руками его шею слишком сильно. Но я не могла удержаться, чтобы не схватиться за его рубашку, словно тонкая футболка очень помогла бы, если бы все пошло к черту. Но иногда, когда действительно страшно, иллюзии — это все, что у вас есть. Держись, детка, держись.



Глава 58 | Торговля кожей | Глава 60