home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6

Мы с Рокко натянули щиты обратно, как натягивают куртку. Мы оба были профессионалами; повезло. Гремс отдал Куперу приказ:

— Давай в гараж. Конференц-зал должен быть уже подготовлен.

Купер сдал назад, выехав из парковочного места, и подъехал к огромной двери гаража. Когда весь внедорожник оказался внутри, я внезапно поняла, почему дверь была такой огромной.

Я бы сказала, что гараж был полон грузовиков, но это слово не совсем подходило. Видала я оборудование спецназа в Сент-Луисе, но тут меня неожиданно переполнила серьёзная зависть к чужому снаряжению.

Все вышли из машины. Я неосознанно отметила, что слева находилась выстланная ковровым покрытием площадка для тренировок, но по большей части я смотрела на транспорт. Я узнала Lenco B.E.A.R, поскольку у команды из Сент-Луиса был один такой, но все остальные машины не были мне знакомы. Там были два грузовика поменьше, которые казались младшими братьями B.E.A.R., и, скорее всего, таковыми они и являлись, но что касалось остальных машин, у меня не было и малейшего представления о них. В смысле, я могла предположить, для чего они, но названий я не знала. У них был один из самых больших автофургонов, которые я когда-либо видела. Все представленные машины были сами по себе устрашающими и удивительно мужскими. Я знаю, что большинство мужчин рассказывают о своих машинах, как о прекрасной женщине, но ничто женское не было присуще той технике, которая располагалась в этом гараже.

— Маршал Блейк, — позвал Гремс, чуть настойчиво. Я повернулась и взглянула на них, стоящих вместе и разглядывающих меня.

— Лейтенант, будьте снисходительны, меня застиг врасплох приступ зависти к вашему оснащению.

— Если у нас будет время перед вашим отъездом, мы с радостью вам всё покажем, — улыбнулся он.

— Буду признательна.

Дверь гаража закрылась.

— Вашему оружию в багажнике Сани ничего не грозит.

— Согласна, — ответила я.

Он сделал приглашающий жест:

— Тогда пройдём в переговорную.

Я кивнула и проследовала за ними вдоль края тренировочной площадки. Я заметила именные шкафчики с замками вдоль стены. Полагаю, шкафчики предназначались для хранения оружия, позже мы запрём мои игрушки тоже, но, по правде говоря, если сюда проберутся плохие парни, я бы поставила на нас. Багажник у грузовика Сани что надо.

Переговорная была довольно просторной с длинными столами и креслами в ряд. В дальней части комнаты находилась белая доска. Всё очень походило на какой-то класс. Но шестеро мужчин, дожидавшиеся нас в комнате, нисколько не были похожи на студентов. Никто не звонил из грузовика, так что либо Рокко был более сильным экстрасенсом, чем я предполагала, либо они планировали представить меня своей команде с самого начала. Я не могла решить, чувствовать себя загнанной в ловушку, или спустить на тормозах, поскольку я бы поступила так же, будь я на их месте. Доверяла бы я себе?

У них всех, как и у остальных, были короткие стрижки, будто они ходили стричься к одному и тому же парикмахеру, но, если сравнивать с короткой и жёсткой стрижкой Шоу, у этих ребят волосы были куда длиннее, чем у него, хотя всё равно короткие. Все они были высокими, самый низкий был около метра восьмидесяти, большинство — выше метр восемьдесят. Широкоплечие, униформа не могла скрыть, что они работали над своим телом. Они были спецназовцами, так что либо они оставались в форме, либо теряли место. Главным отличием между ними являлся цвет волос, глаз и тон кожи. Даже стоя вот так, ничего не делая, они были одним общим, целым, командой. Ощущала ли я себя в стороне от них? Нет уж. Чувствовала ли я себя экспонатом на публичном представлении? Немного.

Сержант Рокко вошёл в комнату и представил меня. Лейтенант и Купер встали у двери, сейчас закрытой.

— Это Девис, Дейви.

Дейви был светлым блондином с ясными голубыми глазами и ямочкой на подбородке, подчёркивающей приятные линии рта. Может, мне не стоило обращать внимание на его рот? Наверное.

Я протянула ему руку, он принял её и ответил на рукопожатие довольно крепко. Так как его рука была как минимум вдвое больше моей, было приятно, что он не постеснялся её пожать. У некоторых громоздких парней возникают трудности с моими маленькими ручками, они словно боятся меня сломать. Казалось, Дейви был уверен в том, что не причинит мне вреда. Хорошо.

— Это Мерсер, Милосердие.

У Милосердия были тёпло-коричневые волосы и большие тусклые глаза, которые словно не могли определиться, голубого они цвета, или серого. Когда он взглянул на меня, пожимая мне руку, его глаза были голубыми, но цвет был неустойчив, словно освещение может его изменить. У него также было хорошее рукопожатие. Должно быть, они его отрабатывали.

Волосы следующего мужчины были почти такого же цвета, но они вились сильнее, так, что даже короткая стрижка не могла полностью этого скрыть. Его глаза имели насыщенный равномерный цвет молочного шоколада. Цвет этих глаз был неизменен.

Когда его представили как Растермана, я ожидала, что его прозвищем будет Мрачный (Rasty), но не угадала.

— Паук.

Я подавила желание спросить «а почему именно Паук», и позволила Рокко подвести меня дальше вдоль строя. Следующим оказался Санчес, который соответствовал своему имени, но при этом походил на остальных ребят, так что казалось, что смотришь на строй солдат, теперь и в новой Испании. Дело было не только в том, что все они были высокими и имели атлетическое телосложение, скорее, в них присутствовала какая-то одинаковость, будто тот, кто их набрал в это объединение, был приверженцем определённого типа мужчин, и зациклился на этом типе.

Санчеса звали Арио, и я не знала, настоящее ли это имя, или очередное прозвище. Спрашивать я не стала, потому что, откровенно говоря, это не имело значения. Они называли свои имена, и я не спорила.

Во время рукопожатия с Санчесом между нашими ладонями будто искра проскочила, словно крошечный электрический импульс. Мы оба постарались не отпрыгнуть, но это не осталось незамеченным остальными, может, они тоже это ощутили. Я находилась в комнате, заполненной натренированными экстрасенсами.

— Ты ударил её, Арио, плохой психо-практик, останешься без печенья, — пригрозил Паук. Остальные парни выдали тот хохоток, который женщина, даже мужеподобная, не в состоянии спародировать.

— Простите, маршал, — извинился Санчес.

— Проехали, — ответила я.

Он улыбнулся и кивнул смущённо. Я осознала, что рукопожатие было проверкой не только для меня, а для всех нас. Подобно тому, как мужчины соревнуются в поднятии тяжестей, стрельбе, строевой подготовке, это был тоже своего рода тест. Можете ли вы скрыть, кто вы, стоя лицом к лицу с другим экстрасенсом? Я встречала многих, кто с этим не справлялся.

— Тебе нужно поработать над контактной защитой, — вмешался Рокко.

— Простите, сержант, я учту.

Рокко кивнул и подошёл к следующему мужчине. Его звали Теодорос, он звучал, да и выглядел, как грек, при этом его прозвищем было Санта, хоть, когда я была маленькой девочкой, Санта представлялся мне совсем не таким. У него были прямые волосы, такие же чёрные, как у Санчеса или меня. Он был опять же высок, темноволос и привлекателен, если вы разбираетесь в качках. Я задумалась, каким чёртом он заработал себе прозвище Санта. По-испански это означало святой, но почему-то мне не казалось, что прозвище брало за основу именно это значение.

У Санты не возникло никаких сложностей с тем, чтобы пожать мне руку, не дав ощутить при этом что-нибудь помимо крепкого рукопожатия. Это будет знаком превосходства для него и остальных мужчин. Санчес провалился, поэтому они все из кожи вон лезли.

Последний парень так же был представителем какого-то этноса, но я не могла сказать точно, какого именно. Его короткие волосы были достаточно волнистыми для афроамериканца, но цвет кожи и черты лица были не совсем такими. Он также был высок, темноволос и привлекателен, но иначе. Его глаза не могли определиться, темно-коричневые они, или чёрные. Они были чем-то средним между моими тёмно-коричневыми глазами и почти чёрными глазами Рокко. Но вне зависимости от цвета они были обрамлены удивительно короткими, но очень-очень густыми ресницами; так что его глаза казались крупнее и более изящными, чем были, как нечто, оправленное в чёрное кружево.

— Мунус, Мун, — представил его Рокко.

Мы улыбнулись и пожали руки. Рокко жестом пригласил меня проследовать за ним в конец комнаты. Мы стояли перед белой доской.

— Я Каннибал.

Как и Паук, Каннибал заставил меня задуматься, почему ему дали такое прозвище.

— Если мы перечисляем свои имена и прозвища, тогда я Анита.

— Мы слышали, у вас тоже есть прозвище, — встрял Каннибал.

Я молча смотрела на него и ждала, пока он его назовёт.

— Истребительница.

— Да, так меня зовут вампиры, — кивнула я.

— Коротковата ты для Истребительницы, — отозвался Дейви.

— Для тебя любой коротковат, Дейвис, — отметила я. — Какой у тебя рост, метр девяносто?

— Метр девяносто пять, — ответил он.

— Боже, да большая часть человечества для тебя коротковата, за исключением твоего рабочего окружения.

Они рассмеялись, что было неплохо. Сержант оборвал веселье жестом и спросил:

— Мы действительно используем прозвища, маршал, хотите, мы и к вам будем так обращаться?

— То есть называть меня Истребительницей вместо Аниты или Блейк, — уставилась я на него.

Он кивнул.

— Нет, чёрт возьми. Во-первых, это слишком длинное имя для позывного. Во-вторых, я ни разу не слышала, чтобы это имя произносилось радостно.

— Вас смущает это прозвище? — поинтересовался он.

— Нет, это всё равно что Иван Грозный. Я очень сомневаюсь, что кто-нибудь когда-нибудь осмелился так его назвать в лицо.

— Но ведь вампиры называют вас так в лицо, — сказал Каннибал так, будто был в этом уверен. Возможно, и был.

— Иногда, — кивнула я, — но чаще всего я при этом выполняю обязанности ликвидатора. И когда они обращаются ко мне, это звучит менее официально.

— Мы могли бы называть вас Истребительницей, — предложил он.

— Я бы предпочла, чтобы вы воздержались от этого, сержант, — вздохнула я, — Слишком много плохих парней называли меня так, когда пытались меня убить. Они смотрят на упаковку и называют меня Истребительницей ради смеха. Такая маленькая, такая изящная, так не похожая на смертельно опасную угрозу.

— А после этого они тоже смеются? — спросил он серьёзно, изучая взглядом моё лицо.

— А после этого они умирают, сержант, иначе я бы здесь не стояла, — ответила я на его взгляд.

— Я больше никогда не назову тебя коротышкой, обещаю, — пошутил Дейви.

Это разрядило серьёзную обстановку, и мне было приятно посмеяться со всеми.

— Что ж, если будешь с нами, будем звать тебя Анита.

— Отправлюсь ли я вместе с вашей командой, будет зависеть от того, как я пройду этот маленький тест, не так ли?

— Так.

Лейтенант Гремс заговорил, и все повернулись к нему, внимательно слушая. Это у них получалось автоматически.

— В мире существует множество экстрасенсов, маршал Блейк, но достаточно сильных экстрасенсов, которых можно было бы задействовать в деле, и способных контролировать свои силы, чтобы брать их с собой в перестрелку, почти нет. Нам необходимо удостовериться, насколько хорош ваш контроль, и какого именно типа вы экстрасенс. Некоторые виды способностей вступают в конфликт, и если ваши способности идут вразрез со способностями одного из моих парней, мы проследим, чтобы вас не было в одной команде.

— Я ценю весь тот смысл, который вы вкладываете в данное замечание, лейтенант, но я также знаю, что пока Каннибал проверяет меня, он одновременно проверяет ваших людей. Ему интересно, смогут ли они присутствовать в комнате, пока он проверяет мои способности, и не поддаться моему влиянию. Да, вы хотите узнать, столкнётся ли моя сила с силой одного из ваших людей, но это также будет проверкой для ваших собственных психо-практиков.

— Мы потеряли одного из них, маршал. Одного из лучших. У нас совсем мало времени, чтобы ввести вас в курс дела, и дать вам ввести в курс дела нас. Вы охотились раньше на этого вампира, и нам необходимо знать, что вам известно.

— Это всё есть в отчётах, — ответила я.

— Способности Каннибала подскажут нам, насколько точными были ваши отчёты, — покачал он головой.

— То есть, не солгала ли я.

Он улыбнулся и отрицательно мотнул головой.

— Пропущенные детали, а не ложь. Вы встречаетесь с мастером свого города, маршал, живёте с ним; нам необходимо знать, повлияло ли это на вашу лояльность.

— Благодарю за вежливую формулировку, лейтенант, последний коп из Вегаса, который это спросил, обвинил меня в том, что я трахаю всё, что движется.

Гремс неприязненно поморщился.

— Никто из моих людей никогда вам такого не скажет, но я приношу вам извинения за оскорбление от имени нашего гостеприимного города.

— Благодарю, лейтенант, я это ценю.

— Волшебник был правой рукой Каннибала в данной команде.

— Волшебник был тем самым человеком, которого вы потеряли, — догадалась я.

Он кивнул.

— Нам необходимо узнать, как вы вписываетесь в команду, и у нас будет примерно час на это до того, как мы отвезём вас обратно Шоу.

Не шерифу Шоу, отметила я, интересно, просёк ли он, кто именно меня оскорбил? Каннибал заговорил, возвращая меня к разговору.

— Будь вы похожи на нашего истребителя, который использовал обычное оружие, мы бы просто подогнали бы вас под команду, но ваши психические способности вносят ту ещё сумятицу. Мы всегда можем отобрать у вас оружие, но остальное отобрать невозможно.

— Что будет, если я завалю тест?

— Я не стану подвергать опасности своих людей, — ответил Гремс, — если угроза исходит от вас, маршал Блейк.

— А если сдам? — поинтересовалась я.

— Тогда мы поможем вам исполнить ваш ордер, — ответил Гремс.

— Если не сдадите, в городе есть и другие охотники на вампиров, — добавил Грем, — Такие, кто недостаточно психически одарён, чтобы помешать.

— Как и помочь, впрочем, тоже, — добавила я.

— Мы и сами справимся, — заметил Каннибал.

— Может кто-нибудь из вас ощущать нежить? — спросила я.

— Нет, никто из нас не наделён талантом ощущать вампиров, в частности.

Я уставилась в тёмные глаза Каннибала и сказала:

— Нежить подразделяются на несколько категорий, в которые входят не только вампиры, Каннибал, — я шагнула ближе к нему, пока что не вторгаясь в его личное пространство. Я заговорила тише. — Так же, как и сами вампиры подразделяются на различные виды.

Каннибал улыбнулся, и я вновь ощутила проблеск предвкушения от него.

— Тогда за дело.

— За дело.

Он повысил голос, обращаясь к присутствующим лейтенанту и к своей команде:

— Анита, вы готовы?

— Насколько готовой мне надо быть?

— В смысле?

— Вы хотите, чтобы я попыталась не впустить вас в свои мысли, или же вы хотите, чтобы я ассистировала вашему маленькому упражнению по чтению мыслей?

— Я бы не прочь пробивать ваши щиты время от времени, но у нас времени нет; а тот последний экстрасенс, который играл со мной в эти игры, доигрался до того, что его на скорой увезли.

— Вы настолько хороши, или наоборот?

Один из мужчин изумлённо ахнул. Мы его проигнорировали.

— Хорош, — сказал Каннибал, — пока вы не начнёте драться со мной; тогда будет нехорошо вам.

— Было бы у нас время, я бы заставила вас это доказать, но у нас его нет; поэтому я опущу щиты настолько, чтобы дать вам проникнуть в свои мысли, но полностью я их убирать не буду. Прошу, не пытайтесь убрать их силой.

— Почему? — спросил он.

— Поскольку не только я могу чувствовать нежить, но и нежить может ощущать меня. Если вы снесёте все мои щиты, я вспыхну, как сигнальный маяк, и все вампиры в округе поймут, что в городе появилось нечто сверхъестественное. Я бы не хотела пока афишировать своё присутствие так широко.

— Не думаю, что вы лукавите, выходит, вы не преувеличиваете.

— Я стараюсь не преувеличивать, сержант; правда и без того сложна.

— Я буду осторожен с вашими щитами, Анита.

— Ладно, как мы это сделаем?

— Присядем, — скомандовал он.

— На случай, если один из нас упадёт? — спросила я.

— Вроде того.

— Вы и вправду верите, что вы самый сильный экстрасенс в этой комнате, так? — вновь спросила я.

— Так.

— Ладно, давайте присядем, — пожала я плечами.

Мужчины выдали нам по стулу. Мы уселись, глядя друг на друга. Я слегка опустила щиты, будто приоткрывая двери. Теперь я ощущала не только энергию Каннибала, вибрирующую по моей коже, но и рокот, проблески силы, тепло энергии от других мужчин тоже. Я пыталась не отвлекаться на эти сигналы, игнорировать их, как я игнорирую призраков. Не замечай чего-то, и оно исчезнет.

— Получится лучше, если я дотронусь до вас, — заметил он.

Я посмотрела на него подозрительно.

— Слишком молода для такого цинизма, — улыбнулся он.

— Ладно, — протянула я руки, всё ещё хмурясь.

Он взял мои руки в свои, и только после этого опустил собственные щиты, устремившись ко мне этой гудящей энергией. Только тогда я поняла, что прикосновение усиливает любые вампирские силы, даже если указанный вампир носит униформу и имеет пульс.



Глава 5 | Торговля кожей | Глава 7