home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 60

Вообще-то я могла открыть глаза, прежде чем мы доберемся в Вегас. Мне лишь следовало не сводить глаз с плеча Истины или неба. Я даже готова была признать, что находиться в темноте, в окружении звезд, прекрасно. Все портило только то, что земля была слишком далеко.

Истина только один раз спросил, все ли со мной в порядке. Когда я ответила утвердительно, он оставил меня в покое. Я знала, что он чувствовал страх в моем теле. От него невозможно было скрыть мой сердечный ритм и пульс. Но прежде чем мы приземлились, они оба успокоились. Мне все еще было страшно, но похоже, я не могла все время оставаться на таком уровне страха без полномасштабного приступа паники или обморока.

Звезды начали меркнуть, и я сначала подумала, что это дневной свет, хотя я знала, что время было совершенно для него неподходящее, потом я поняла, что это огни Вегаса. Они поднялись на фоне неба, как фальшивый рассвет, перекрывая свет звезд, превратив черное небо в бледное. Город возвышался над ночью, как неизменная заря, вечно отталкивающая тьму и удерживающая звезды на расстоянии.

Истина вынужден был подняться выше, чтобы держаться над зданиями. Некоторые крыши были так близки, что, если бы я потянулась, могла бы дотронуться до них. При том, как я боялась высоты, у меня все-таки было порочное желание протянуть руку. Я крепче схватилась за Истину, и он, казалось, решил, что я напугана еще сильнее.

— Мы будем там в ближайшее время, — сказал он, и его голос прозвучал напряженно.

Я посмотрела на него и едва не спросила, все ли с ним в порядке, но если он и не был в порядке, что я могла поделать? Мы оставили позади высотные здания Стрип и летели над нормальными домами и магазинами. Мы летели над Где-Угодно, США. Затем земля начала раскрываться, и первое, что я увидела, была мигающая огнями взлетно-посадочная полоса в аэропорту. На секунду я подумала, что Истина собирался воспользоваться ими, но затем он начал поворачивать к зданиям в стороне. Я бы не узнала здание с воздуха, в темное время суток. Я немного беспокоилась по поводу той части, где мы «катимся по земле», с учетом того, что можно было удариться о бетон и здания. Земля подскочила, и мне пришлось закрыть глаза или меня стошнило бы. Тогда я поняла, что причина не только в зрительном восприятии, но и в ощущении падения в животе. Я открыла глаза и увидела здание под нами, и Истина стукнулся о землю и побежал. Он споткнулся немного во время столкновения, но продолжил двигаться вперед, со мной на руках. Бег замедлился, и, наконец, он смог остановиться, по-прежнему скрытый тенью здания. Я мельком взглянула на улицу, усыпанную проезжающими машинами, их фары разрезали электрическую темноту. Истина вернул нас коротким путем назад в тень здания, так чтобы мы были менее заметны с улицы. Позади нас была открытая площадка, которая окружала аэропорт.

Он прислонился спиной к зданию, как будто устал, прижав меня ближе, как ребенка.

— Ты можешь опустить меня, Истина, — сказала я.

Он открыл глаза и уставился на меня, словно мыслями был далеко отсюда. Он поставил меня и позволил мне выскользнуть из его рук. Он наклонился к зданию, грудь его подымалась и падала, как после бега. Вампиры не всегда дышат, или должны дышать, поэтому тот факт, что он тяжело дышал, означал, что он либо устал либо что-то еще.

Я коснулась его голой руки своей. Его кожа была теплой на ощупь.

— Ты теплый.

— Коснись меня там, где я тебя не держал, — произнес он хриплым голосом.

Я протянула руку и коснулась его лица. Его кожа была прохладной.

— Так это тепло моего тела согрело тебя?

Он кивнул.

— Почему ты так дышишь? Сколько сил у тебя это отнимает?

Он сглотнул достаточно тяжело, чтобы я заметила как движется его горло.

— Достаточно.

— Черт, ты должен был позволить Нечестивцу принести меня.

Он покачал головой, все еще опираясь плечами и руками на здание.

— Это не имеет значения. Ты кормилась больше, чем я думал, вот и все.

— Что ты имеешь в виду?

Он посмотрел на меня своими серыми глазами, которые почти никогда не выглядели такими голубыми, как у его брата.

— Точно также, как мы не можем взять меньше крови, или больше, когда кормимся, так и с ardeur. Ты была похожа на вампира, которого не кормили слишком долго. Тебе нужно было больше.

— Но вампир может выпить столько крови, сколько может вместить его желудок, — сказала я. — Ardeur ведь так не работает, верно?

Он просто посмотрел на меня.

Дерьмо.

— Насколько тебе больно?

— Не больно, просто устал.

— Хорошо, насколько сильно ты устал?

— Тебе нужно идти к твоим полицейским друзьям, — сказал он.

— Я не могу оставить тебя на улице, таким слабым. Ты даже встать не можешь. Если люди Витторио найдут тебя сейчас, ты просто станешь их жертвой.

Глаза вампира посмотрели на меня, серый свет сиял в его взгляде.

— Я не буду ничьей жертвой, — и он был зол, когда он это сказал, затем его глаза снова стали нормальными, и он начал скользить вниз по стене. Я поймала его, придержала. Он положил руку мне на плечо, и я почувствовала, что его тело борется за то, чтобы оставаться в вертикальном положении.

— Прости, — сказал он.

— Нет, это мне нужно извиняться.

— Полет забирает огромное количество энергии, а транспортировка кого-то — еще больше. Я забыл, насколько больше.

— Так это не потому, что я кормилась, но потому что ты перенапрягся после, — сказала я.

— Да, было бы хорошо просто поспать после этого, или покормиться.

— Кормежка поможет? — Спросила я.

Он кивнул, а его тело дрожало, пытаясь устоять, прислонившись к стене. Хотя я и пыталась удержать его, он все еще едва стоял.

— Я не могу оставить тебя в таком состоянии, Истина. Либо ты должен пойти со мной, и позволить копам обеспечить твою безопасность, или… — Я не хотела вскрывать для него вену. Я сделала это один раз, чтобы спасти его жизнь, когда его закололи ножом с серебряным лезвием, когда он пытался помочь мне и полиции поймать очень плохого вампира, но мне не нравилось играть в ходячий банк крови. Но не было вариантов, при которых Гремс и его люди допустили бы к себе вампира. Как я могла объяснить его присутствие другим полицейским, и как бы я объяснила, что с ним случилось? Когда вскрытие вены является меньшим злом, необходимо пересмотреть свои приоритеты.

— Возьми кровь у меня, — сказала я.

— Ты не каждому даешь. — Его голос был груб, и его ноги начали сдавать. Я помогла ему сесть, облокотив его спину о здание.

— Обычно нет, но это чрезвычайная ситуация, как и со мной, когда мне необходимо было накормить ardeur на вас.

Он посмотрел на меня мерцающими глазами.

Я держала его лицо между рук.

— Черт возьми, Истина, не смей покидать меня!

Его глаза раскрылись шире, и я наблюдала, как он борется с собой, чтобы сделать то, что я приказала. Я сделала единственное, что могла придумать, — предложила ему мое левое запястье. Оно будет больше болеть, чем шея, но его будет легче скрыть от полицейских.

— Я недостаточно сильный вампир, чтобы затуманить твой разум. Я могу только причинить тебе боль.

— Кормись, черт тебя дери, — сказала я.

Он поднял дрожащие руки и обхватил одной из них мое запястье, а другой убрал рукав своей куртки от запястья. Рукава были достаточно большими для меня, так что он смог без труда убрать кожу с пути и оголить мое предплечье.

Я напряглась для укуса, потом выдохнула и попыталась расслабиться. Если я буду напряжена, будет больнее, в точности как выстрел.

Истина широко открыл рот, так что я мельком увидела клыки, прежде чем он ударил. В последнюю минуту я напряглась, я просто ничего не могла поделать. Я была зажата между резкой непосредственностью боли и ощущением его рта, сомкнувшегося вокруг моего запястья, образуя плотный замок, пока клыки вгрызались глубже. То, что было в глубине, причиняло боль, но его рот на моем запястье, и сосание, воспринимались неплохо. Я намного чаще кормила Жан-Клода и Ашера в последние несколько месяцев, и, видимо, мое тело начало переводить кормление в удовольствие. Я начала связывать его с сексом, потому что с Жан-Клодом и Ашером, кровь была частью нашей прелюдии, а иногда и частью нашего общения. Я не знала до этого момента, насколько сильно это изменило мое отношение к такого рода вещам.

Я стояла, зажатая между болью и удовольствием, а мое тело пыталось определить, к чему же это отнести. Истина сел, подальше от стены, его руки крепко держали мою, рот кормился жестче, горло проглатывало, проглатывало меня.

Мне пришлось положить руки на стену, чтобы остаться на коленях и не упасть, потому что моя голова, наконец, решила, что чувствует себя хорошо. Хорошо настолько, что я стала слабовольной.

Истина остановился, оторвав свой рот от моего запястья. Он держал руки на моей руке и прикоснулся лбом к моей коже. Я тяжело склонилась к прохладному бетону стены, пытаясь не поддаться этому малодушному чувству. Я была мокрой, мое тело было нацелено на то, что обычно следовало позже. Когда в последний раз я позволяла брать кровь вампиру без секса? Я не могла вспомнить. Я не давала кровь без секса. Дерьмо.

Голос Истины был еще грубым, но без придыхания, немного глубже. Его голос делала глубоким вовсе не болезнь и не усталость.

— У тебя вкус… твоя сила… Ты была не такой на вкус, когда кормила меня последний раз.

— Ты умирал. Ты просто не помнишь.

Он поднял голову и посмотрел на меня. Его глаза горели ровным серебристо-серым в сумраке.

— Вампир не забывает вкус крови, Анита. Что-то изменилось в тебе с тех пор, как мы впервые встретились. — Он лизнул рану на моей руке, одним длинным, чувственным движением. Он закрыл эти сияющие глаза и облизал губы, чтобы не потерять ни одной капли крови. Раны еще кровоточили, и будут кровоточить еще какое-то время, из-за антикоагулянта в слюне вампиров.

— Отпусти мою руку, Истина, — сказала я, и мой голос был немного неуверенным. Он был непохож сам на себя, и мне не нравилась идея, что моя кровь стала другой на вкус. Что это значило?

Он открыл глаза, но не пошевелил руками. Он смотрел на меня своими глазами, ослепленными вампирскими силами.

— Я чувствую себя удивительно, Анита. Твоя кровь имеет большую крепость, чем кровь оборотней.

— Отпусти меня, Истина, сейчас. — На этот раз мой голос звучал тверже.

Он улыбнулся и отпустил меня.

Я оттолкнулась от него, опираясь на стену, чтобы подняться. Я никогда не видела, чтобы Истина так улыбался.

Он просто сидел у стены и улыбался мне.

— Ты пьян? — Спросила я.

— Может быть. — Он счастливо улыбнулся.

Я видела лишь одного вампира, который реагировал подобным образом, и он кормился от Джейсона и меня. Верфольф с глотком некроманта превратили Жан-Клода в хихикающего пьяницу.

— Мне нужно идти, правда.

— Иди, — сказал он, широко улыбаясь.

— Я должна быть уверена, что с тобой все в порядке, прежде чем оставлю тебя.

— О, — сказал он, и встал одним из этих слишком-быстрых-чтобы-заметить движений. Одна минута на земле, следующая — стоя. Вампиры быстрее, чем обычные люди, но для трюка вставания они должны использовать умственные вампирские силы, чтобы возникнуть так быстро. Если бы у меня был пистолет, я бы постаралась прицелиться, просто по привычке.

Я отошла, чтобы быть вне досягаемости, но после этой скорости, я знала, что это мне не поможет.

— Черт, — сказала я.

— Я не хотел тебя напугать, но как видишь, со мной все в полном порядке.

Мое сердце было у меня в горле.

— Это был не умственный трюк, — смогла я выговорить.

— Ты имеешь в виду скорость? — Спросил он.

— Да, скорость.

— Нет, — сказал он.

— Я никогда не видела вампиров, которые могли бы так быстро двигаться.

Он слегка поклонился.

— Высокая похвала от тебя, но это черта нашей линии крови.

— Ты имеешь в виду скорость без умственных трюков, все из вашей линии крови могут это делать?

— Да.

— Неудивительно, что вы были военной элитой. Это быстрее, чем может двигаться большинство ликантропов.

— Когда совет вампиров хотел убить оборотней, они направляли нашу линию крови.

— Но сейчас ты и Нечестивец — последние, верно?

Он кивнул.

— Я видела, как ты сражался, но ты не был так быстр.

— Я не чувствовал себя так хорошо долгое время. — Он протянул руки к небу, заставляя сжиматься и двигаться мышцы на его руках. — Я чувствую себя новым. Я чувствую себя, — он посмотрел на меня, и его глаза сменили цвет с сияющего серебряного на нормальный, — как до того, как мы убили главу нашей линии. — Он нахмурился. — Ты связала меня с Жан-Клодом своей кровью и его силой. Что ты сделала, или что сделали с тобой, с этого последнего кормления?

— Я не знаю, что ты имеешь в виду.

Он нахмурился сильнее, напряженно думая.

— Я хочу сказать, Анита, что чувствую себя заново рожденным, словно наш старый мастер спускался по улице и встретил нас. — Он повернулся ко мне, и я отошла, сохраняя дистанцию. Это заставило его остановиться.

— Ты боишься меня?

— Я не знаю, что только что произошло, так что, скажем так, я просто веду себя осторожнее.

Он кивнул, как будто в моих словах был какой-то совершенный смысл для него.

— Я должен убедиться, что ты в безопасности со своими друзьями, а потом я пойду обратно в отель.

— Хорошо, — сказала я, а потом, потому что это была я, и я не могла оставить все, как есть, я добавила. — Не обижайся, но тебя, похоже, не беспокоит то, что я тебя сейчас боюсь.

Он пожал своими широкими плечами.

— Я поражен тобой, и я все равно не знаю, что сейчас произошло. Пока мы не знаем, была ли это твоя кровь, твоя сила, или моя, осторожность не помешает.

— Хорошо, — произнесла я, — тогда просто подожди, пока я заверну за угол, и можешь идти.

— Согласен. — Он жестом пропустил меня вперед. Я сделала широкий круг вокруг него, и мы шли по дуге друг от друга, пока не дошли до угла здания. Все, что мне нужно было сделать — обогнуть угол, и в нескольких метрах были Эдуард и все остальные. Скопление автомобилей шумело на улице, не обращая внимания на то, что мы делали. Было почти невероятным видеть автомобили и знать, что прямо там были люди, словно мы были в каком-нибудь крохотном нашем собственном карманном мире на протяжении последних нескольких минут.

Пока мы кружились в танце, я заметила, что пушка Истины на ремне его кобуры была видна без кожаной куртки. Черная футболка была недостаточно длинной и широкой, чтобы скрыть оружие.

Есть ли у него разрешение на ношение в этом штате? Я не знала, но знала, что, большой парень, полностью в черном, сверкая оружием, может заставить некоторых жаждущих копов остановить его. То, что он вампир, ему не поможет, если это случится.

Я сняла с себя кожаную куртку и протянула ему.

Он покачал головой.

— Я говорил тебе, что не чувствую холод, как ты.

— Это для того, чтобы скрыть твой пистолет, — произнесла я, — я бы предпочла, чтобы копы не останавливали тебя за то, что ты выставляешь его напоказ.

Он почти коснулся пистолета на его спине, но остановился, не окончив движения. Он взял свой пиджак, стараясь не касаться меня, пока мы делали обмен. Это дало мне понять, что я все еще выглядела напуганной. М-да, замечательно.

Он взял куртку и надел ее. Натянул кожу на себя. Я думала, он застыл на минуту, потом поняла, что он нюхал куртку. Вдыхал мой запах на ней. Опять же, это был больше жест оборотня, чем вампира. Я смотрела на него в более сильном свете фонарей, и он выглядел розовощеким и здоровым. Если бы я не знала, на кого смотрю, даже я могла бы сказать, что это человек. Какого хрена?

Я задержалась на тротуаре, и спросила:

— А в вашей линии крови есть какие-то другие сверхсилы?

— Мы могли сойти за человека, даже для ведьм.

— Что-нибудь еще? — Спросила я.

— Немного, а что?

— Ничего. Увидимся завтра ночью.

— Ты не планируешь быть дома до рассвета?

— Я бы не рассчитывала на это.

— Я чувствую себя разорванным на части, Анита. Я должен быть рядом с тобой, защищать тебя, однако я должен отпустить тебя в опасность и без меня. Кажется, это ошибка.

— Это моя работа, Истина.

Он кивнул.

— Я буду ждать тебя в отеле. Я надеюсь, ты вернешься домой до рассвета. — Он повернулся и сказал через плечо, — у тебя все еще идет кровь.

Я посмотрела вниз и обнаружила, что кровь стекает по моей руке и капает на тротуар. Я сжала рану и подняла ее. Как я не почувствовала этого?

— Как ты объяснишь рану?

— Что-нибудь придумаю. Теперь иди, Истина, просто идти.

Заиграла классическая музыка, слегка высоко, но можно было узнать Бетховена. Истина полез в карман пиджака и достал сотовый телефон. Он ответил:

— Да.

Я помахала ему на прощание и двинулась к углу.

Истина позвал,

— Анита, это тебя.

Я остановилась и посмотрел на него.

— Кто это?

— Твой друг Маршал, Тед Форрестер.

— Я вернулась к нему, взяв телефон, который он протягивал мне.

— Тэд, я в двух шагах от вас.

— Не думаю, — сказал он. Я слышала шум.

— Вы в машине?

— Мы получили вызов.

— Что случилось?

— В клуб вторглись вампиры. Они отпустили несколько клиентов, но оставили всех танцовщиц. Освобожденные заложники описали вампира с такими же шрамами от святой воды, что ты и предполагала, говоря о Витторио.

— Черт, — сказала я.

— Ты сказала, что он увеличит счет тел сегодня, Анита. Ты была права.

— Поверь мне, Эдуард, в этом случае я не хотела быть права.

— Я дам тебе адрес.

— Кто-нибудь сможет меня отвезти? — Спросила я.

— Мы все здесь, Анита.

— Дерьмо.

— У тебя есть транспорт?

— Да, Истина все еще здесь. Я попрошу его донести меня к вам.

— Убедись, что он высадит тебя далеко позади полицейских барьеров. Не хотелось бы, чтобы мундиры на барьерах увидели вампира, летящего с женщиной на руках, сегодня.

— Я понимаю.

— Мы здесь, но я не могу ждать тебя, Анита. Они отправили ухо одной из танцовщиц с клиентами, которых освободили. Вампиры угрожают отправить остальную танцовщицу по кусочкам.

— Я буду там так быстро, как смогу, Эдуард. — Но я разговаривала с пустым воздухом. Он повесил трубку.

— Черт, — сказала я, и вложила в это слово много чувства.

— Я слышал большую часть. Какой адрес?

Я сказала ему. Он попросил телефон назад, и выполнил некоторые манипуляции на экране. Я посмотрела на экран и обнаружила небольшую карту. Он изучал ее несколько минут, затем сказал:

— Нашел. Ты готова?

— Я не смогу кормить тебя снова в ближайшее время, Истина.

— Я чувствую себя прекрасно, Анита; поверь мне, меня не нужно будет кормить, когда мы приземлимся.

Мне оставалось только поверить ему на слово. Я позволила ему поднять меня снова, и мне приходилось сжимать укус на запястье вместо того, чтобы держаться за него. Я надеялась, что если продолжу сдавливать его, кровотечение остановится, прежде чем мы приземлимся. Если кровь остановится, это будет единственное, что сегодня сложилось удачно.



Глава 59 | Торговля кожей | Глава 61