home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 72

Мы пропустили вечеринку. На земле лежали три мертвых человека-слуги со скованными наручниками руками и ногами. Сковывали всех, даже мертвых, на всякий случай. Это стандартный порядок действий. На Эдуарде, Олафе и Бернардо было больше крови, чем на других оперативниках. Но надевать комбинезоны поверх всех видов оружия было просто сволочизмом, так что приходилось за это расплачиваться. На Олафе крови было больше всего.

Проходя мимо меня, Бернардо произнес:

— Он поставил его вампиров, и, мать его, обезглавил их. Тед и я наших застрелили. — Он пошел дальше, словно не хотел быть около Олафа прямо сейчас.

Эдуард сказал:

— Витторио не было, Анита. Гроб оказался пустым, его там не было.

— Дерьмо! — Я снова что-то увидела. Я видела кого-то в белом, на коленях.

Эдуард схватил меня за руку.

— Анита?

— У тебя снова было видение? — спросил Рокко.

— Кто-то в белом, на коленях. Я высокая, гораздо выше, чем на самом деле. Я думаю, я вижу через чужие глаза.

— Чьи?

— Витторио, — сказал Эдуард.

— Что? — Спросил Рокко.

— Он связан с тобой, не так ли? Он хочет, чтобы ты была его человеком-слугой.

— Да.

— Ты знаешь, что это означает, когда вамп связан с тобой, Анита. Чем больше они играют, тем больше шансов, что ты овладеешь их силами, по крайней мере временно.

— Да, она делала это со мной, — сказал Рокко.

Либо Эдуард не понял, что сержант имел в виду, что он вампир, или его это не волновало.

— Сконцентрируйся, Анита, попытайся увидеть.

Я закрыла глаза и подумала о Витторио. Я думала о том, как выглядит его лицо, о глубине шрамов на его груди и животе. Мир дрогнул, и я смотрела на Вивиану, прикованную и с кляпом во рту на полу, рядом с кроватью. Витторио повернул голову, и я увидела связанного Макса, распластанного на кровати, покрытой святыми предметами. Кровать была из красного бархата и огромной. Я знала эту кровать. Я знала, где они были. Я попыталась не волноваться и остаться спокойной. Я попробовала вырваться так, чтобы он не догадался.

— Не уходи пока, Анита; останься и посмотри, кто еще у меня есть. — Он повернулся к кухне. Охранник Рик был прикован с руками над головой. Обнаженная верхняя часть его тела была уже вся в крови. — Не вини Максимилиана, но у них были крюки в потолке. Могу поспорить, что он разделывался здесь с частью своих врагов. — Рядом с ним была стриптизерша, которая предлагала мне исполнить стриптиз. Бри-что-то там, Брианна. Витторио поднял маленькую бутановую паяльную лампу. Она горела синим огнем.

— Она для меня ничего не значит.

— Тогда тебя не будет волновать, что мы погубим ее красоту.

— Зачем? Ты знаешь, что мы знаем, где вы сейчас находитесь.

— Полиция с тобой?

— Да.

— У нас есть еще один гость, Анита. — Он повернулся, и я увидела большой стол, на котором спала с Виктором. Кто-то был привязан к нему. Он подошел ближе, и я узнала Реквиема. Мое сердце бухнулось в пятки, и только руки Эдуарда удержали меня на ногах.

— Черт.

Витторио передвинулся, чтобы я могла смотреть вниз вместе с ним в эти зеленые, как море, глаза. Лента закрывала рот, который я целовала лишь несколько часов назад. Он был связан цепями и святыми предметами. Они сняли с него рубашку, как и с Рика, так что он был голым до пояса. Но в то время, как Рику уже причинили боль, Реквием по-прежнему оставался нетронутым, бледный и совершенный на деревянной поверхности стола.

Наконец, я прошептала:

— Его гроб был в моей комнате.

— А ты проверяла сегодня утром, что он в нем?

Дерьмо.

— Нет.

— Мы вынесли его в большой сумке, когда он умер для мира, а остальные из вас в комнате были очень заняты. Но я его разбудил. Раньше я мог разбудить любого вампира. Я рад, что сила возвращается. Гораздо лучше, когда они могут кричать. — Он коснулся лица Реквиема.

Реквием вырвался, и Витторио мимоходом ударил его тыльной стороной руки. Порез открылся на его щеке. Витторио взглянул на большой перстень на руке.

— Он приведет в беспорядок это красивое лицо, но я не хотел бы повредить кольцо. Не тогда, когда у меня есть что-то намного лучше для этой задачи. — Он сунул руку в карман своего пальто и вынул небольшой флакон со святой водой.

Я не могла остановиться.

— Не надо.

— Скажи «пожалуйста».

— Пожалуйста.

— Хорошо, тогда, если ты хочешь видеть его снова целым и живыми остальных, приходи в заднюю комнату сама, и без оружия. Также не забудь оставить свои освященные предметы.

— Зачем мне это делать?

— Потому что ты знаешь, что я сделаю, если ты мне откажешь, и я чувствую, что ты заботишься о нем, что тебе будеть больно видеть его сожженным.

Я повторила то, что я увидела, и что он сказал. Рокко произнес:

— Мы не можем отпустить ее одну.

Я повторила:

— Они не могут.

— Полиция, я думаю, что они могут. — Он подошел к двери, которая открывалась в основную часть клуба. Танцоры, клиенты — клуб был полон народу. — Я пришел вчера вечером, и задержал их всех. — Он повернулся к единственным двум дверям, которые вели наружу, и воздух задрожал перед одной из них, как будто там были мечи, плавающие перед основной дверью. Что-то переместилось на сцену, как мерцание летней жары. Это был третий джинн, и мы понятия не имели, что он делал. Дерьмо.

— Если полиция не позволит тебе прийти в одиночку и безоружной, я скажу моим слугам убить всех этих добрых людей. Ты придешь ко мне, и я освобожу всех посетителей.

— Ты отпустишь посетителей, и я войду.

— Не в одиночку, — сказал Эдуард.

— Могу я привести с собой одного человека?

— Пожалуйста, но не одного из ваших маршалов из спецназа. Они, кажется, достаточно легко умирают.

— Нет, — сказал Эдуард.

— О, это Смерть, я знаю его репутацию. Ему нельзя заходить.

Я повторила то, что он сказал.

— Выбирай осторожно, Анита, я просто смогу использовать его в качестве еще одного заложника против тебя, но в любом смысле это поможет мне мучить тебя больше. — Он звучал так весело, и я поняла, что ему действительно было весело: у него была комната, полная жертв. Чего еще может желать серийный убийца?

— Но ты сначала отпустишь посетителей.

— Согласен, как только я увижу тебя на улице с твоим другом из спецназа. Теперь, я думаю, что закрою эту связь между нами. Я думал контролировать тебя, и я заглянул сегодня утром; то еще шоу.

Я была слишком напугана и слишком зла, чтобы смутиться.

— Тогда ты знаешь, что произошло с другим твоим слугой.

— Да, ты лишила меня власти над ним, так же, как могла делать Тьма. Ее способности человека были очень похожи на твои; мне следовало подумать, но никогда не ожидаешь встретить двух некромантов такой силы в течение одной жизни.

— Повезло тебе, — сказала я.

— Я оставлю тебя с возможностью видеть, чтобы вдохновлять тебя делать в точности то, что я попросил. — Он пошел в другую комнату, и мне это не нравилось, потому что, что бы он ни собирался делать, едва ли приходилось ждать чего-то хорошего.

Он подошел к Реквиему, и я не сомневалась в том, что он так поступит. Он откупорил маленький флакон со святой водой.

— Я иду, черт побери, ты добился своего.

— О, я не делаю это, чтобы добиться своего, Анита. Я делаю это потому, что хочу, и потому, что это больно, и потому что он прекрасен, и я ненавижу его за это.

— Витторио!

Вода стекла вдоль ребра Реквиема. Оно мгновенно задымилось, и спина Реквиема выгнулась, крик вырвался даже сквозь ленту.

Витторио закрыл флакон.

— Я подожду с остальным. У тебя есть полчаса, чтобы прийти, Анита, или я поработаю над его более нежной частью.

— Я иду, сукин ты сын, я иду.

— Темперамент, темперамент.

— Это еще не темперамент, Витторио, ты еще не видел меня в бешенстве.

— И ты меня, Анита, и ты меня. — Он вытолкнул меня, закрыл связь, и оставил моргать в солнечном свете, цепляясь за руки Эдуарда.

— Кто пойдет с тобой? — Спросил Бернардо.

— Каннибал, — сказала я. Я посмотрела и отыскала Рокко. Он встретил мой взгляд, не моргнув глазом.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал?

— Чтобы говорил на арабском, а потом мы сожрем этих сук.

Улыбка появилась на его лице, он был доволен и слегка смахивал на Олафа. Я знала эту улыбку, потому что есть что-то в том, когда вы всегда должны быть хорошими, что заставляет вас гадать, каково это — быть плохим. Я собиралась дать Каннибалу шанс быть настолько плохим, насколько он хотел, настолько плохим, насколько ему хватило бы силы. Можно было по-разному содрать шкуру с кошки, и по-разному съесть вампира.



Глава 71 | Торговля кожей | Глава 73