home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Спустя час я всё ещё не осмотрела место преступления. Почему? Потому что протирала штаны за крошечным столом в комнате для допроса. Можете смотреть сериал «CSI: место преступления» сколько угодно, но комната для допроса в Вегасе ничем не отличалась от всех прочих, что я видела. Огромные стёкла и свободное пространство, демонстрируемые нам с экранов телевизоров, предназначены для того, чтобы удобнее было снимать, и чтобы картинка получалась стильной. В реальной жизни комната была, как и любая другая: маленькая, тусклая, выкрашенная в бледный, но всегда немного странный цвет, как будто где-то существовал список цветов, пригодных исключительно для допросных и никаких других, кроме них, комнат.

Проносить оружие в помещение для допроса запрещено, поэтому мне пришлось запереть свой арсенал в шкафу. Тот факт, что меня нервирует полная безоружность, независимо от ситуации, свидетельствует о печальном состоянии моей психики. И дело было вовсе не в том, что я опасалась, что Шоу, или кто другой, нападёт на меня; мне просто нравилось быть вооружённой, особенно когда в городе находился вампир, который, мне точно это известно, вёл на меня охоту. Шоу попросил меня ответить на пару вопросов о предыдущей охоте на Витторио. До этого момента я не осознавала со всей серьёзностью, что он собирается обращаться со мной, как с подозреваемым. Я ожидала, что буду беседовать с другими копами и рассказывать им то немногое, что я знала о Витторио. А вместо этого меня допрашивали, и не самым приятным и благожелательным образом.

Шоу прислонился к двери, скрестив огромные руки на груди. Он бросил свою шляпу на стол чуть поодаль. Он смотрел на меня своим суровым взглядом, прекрасно получающимся, но я знала, что он не собирается меня убивать. Позже, если кто-нибудь не погибнет, или не случится иного горя, он может смотреть на меня сурово сколько влезет, и мне будет совершенно по фиг.

— Расскажите о том, как в последний раз имели дело с этим кровопийцей, — потребовал он.

— Я вам уже дважды это говорила.

— Нет, вы говорите то, что написано в отчётах. Меня интересует, о чём вы умолчали.

— Со мной был наш спецназ, Шоу, сверьте их рапорты с моими.

— Уже сверял, но, вообще-то, я подразумевал не нападение в том кондоминиуме. Я хочу знать, что вы и ваш дружок-вампир держите в тайне.

Я поразмышляла об этом пару секунд, подавив желание потереть шею.

— Единственная вещь, которая, скорее всего, не попала в рапорт, это тот факт, что Витторио способен скрываться от других Мастеров города.

— А что, разве не каждый могущественный вампир это умеет?

— Нет, Мастера городов, точнее, особенно Мастера городов, обладают способностью улавливать энергию других могущественных вампиров, вторгающихся на их территорию. Для кого-то столь же сильного, как Витторио, способность скрываться от каждого вампира в Сент-Луисе, в том числе от Мастера города, является чем-то очень необычным.

— Надо же, а я думал, что старый Макс мне лапшу на уши вешает.

— Ваш Мастер города совсем ничего не почувствовал?

— Говорит, что нет, — опять же, в голосе Шоу ясно угадывалось недоверие.

— Он не лжёт, — заверила его я.

— Или вы его выгораживаете, — отметил Шоу.

— И что это, на хрен, значит?

— Только то, что я сказал.

— Я здесь, чтобы вам помочь.

— Вы здесь потому, что серийный убийца-вампир нарисовал ваше имя на стене кровью наших людей. Вы здесь потому, что ублюдок выслал вам голову нашего истребителя. Я хочу знать, чем вы так разозлили этого парня, чтобы так ему понравиться?!

— Я охотилась на него, Шоу, а он сбежал. Вот и всё.

— Сначала полиция Сент-Луиса заявляет, что он пойман, затем вы утверждаете, что он сбежал. С чего вы взяли, что его не было среди тех убитых вампиров, если ни разу с ним не встречались до этого?

— Потому что ничто из того, что мы убили в том кондоминиуме, не было столь сильно, чтобы сотворить всё то, что он сделал. Если бы Витторио был тогда в том здании, наших полегло бы куда больше.

— Но вы ведь и так троих людей потеряли.

— Уж поверьте, будь там Витторио, дела бы обстояли гораздо хуже.

— Хуже настолько, чтобы убить троих наших оперативников, а остальных отправить в госпиталь? — спросил Шоу.

— Я отметила в своём рапорте, что была уверена, что он вновь появится. Он серийный убийца, и то, что он является вампиром, никак не сказывается на его патологии. Многие серийные убийцы вынуждены продолжать убивать; они не могут, или не способны остановиться до тех пор, пока не умрут, или не будут пойманы.

— СПУ убийца взял тайм-аут на несколько лет, — напомнил Шоу.

— Ну да. Свяжи, Пытай, Убей — всегда ненавидела эту кличку. Факт того, что ему удалось перенаправить этот смертоносный импульс в другое русло — воспитание детей и должность местного контролёра за высотой травы на газонных лужайках — обвёл вокруг пальца многих следователей. Когда он залёг на дно, все считали, что маньяк умер, или же попал в тюрьму по какому-нибудь другому обвинению. Нас учили, что серийные убийцы не способны остановиться на целых 20 лет. Они могут остановиться лишь на короткое время, или пока давление снова не начнёт зашкаливать, но никак не на десятилетия. То, что он смог остановиться, означает, что и другие могут, если захотят, или просто данный маньяк обладал отличным контролем. Это только нам кажется убийствами на сексуальной почве, для него же всё дело было в дисциплине, и как только он взял под контроль все прочие аспекты своей жизни, он смог остановиться.

— Звучит так, будто вы всерьёз об этом думали, — сказал Шоу.

— А вы разве нет? Разве каждый коп об этом не думал? В смысле, СПУ убийца отправил многие наши традиционные теории о подобных маньяках псу под хвост. Как будто именно благодаря этому парню мы теперь знаем о подобных психах куда меньше, чем до его появления.

— Вы говорите, как коп, — заметил Шоу.

— Вас это как будто удивляет, — не промолчала я.

— Похоже на то. Скажем так, я слыхал достаточно интересные вещи о вас.

— Кто бы сомневался.

— Вас это не удивляет?

— Я вам уже говорила в ходе нашей беседы по телефону, что я девушка и неплохо выгляжу. Это само по себе рождает слухи. Но я к тому же ещё и встречаюсь с вампиром, и хотя официально никто не имеет права спускать на меня всех собак, это не мешает всяким прочим копам меня ненавидеть за это.

— Дело не в том, что вы встречаетесь с вампиром, Анита, — перебил Шоу.

— А в чём же?

— В том, что вы переехали к нему, или же вы отрицаете, что живёте со своим Мастером города?

— С чего бы это?

— Вы что, нисколько этого не стесняетесь? — прищурился он, глядя на меня.

— Нельзя стыдиться того, что вы кого-то любите, Шоу.

— Вы любите его… вампира?!

— Они равноправные граждане, Шоу. У них есть право на чью-то любовь, как и у всякого другого.

Гримаса отвращения пробежала по его лицу, настолько выраженная, что видеть её было неприятно. Этот взгляд говорил сам за себя. Вампиры признаны законом, но это не делало их автоматически в глазах каждого достойными того, чтобы встречаться с ними, любить их. Самое печальное то, что всего пару лет назад я была полностью солидарна с Шоу.

Мы решили, что мой переезд в Цирк Проклятых пойдёт на пользу репутации Жан-Клода среди других вампиров, но чего мы никак не ожидали, так это как переезд отразится на моей репутации среди копов. Это не должно было быть неожиданностью для меня, и не должно было ранить мои чувства, но вышло иначе.

Дверь открылась, и добродушный коп, в противовес суровому копу Шоу, вошёл, улыбаясь. Он нёс мне кофе, и это меня приободрило. Один лишь аромат кофе прояснил моё настроение.

Он представился ранее как детектив Морган, хоть я и подозревала, что он занимал слишком высокий пост, чтобы косить под сахарного детектива. Он навевал мысль о человеке в деловом костюме, старающемся смешаться с толпой, но при этом привыкшего помыкать другими.

Морган поставил кофе передо мной и опустился в кресло, которое до этого занимал Шоу. Он переплёл сильные загорелые пальцы, положив руки поверх видавшей виды столешницы. Его волосы имели глубокий насыщенный тёмный оттенок, пострижен он был коротко, но при этом длина волос доходила почти до самых глаз, как если бы он замотался и забыл вовремя постричься. Сначала я отнесла его к своему возрасту, но часового разглядывания тонких морщинок вокруг его глаз и рта хватило, чтобы отнести его скорее к категории сорокалетних, чем тридцатилетних. Сильный, неплохо сохранившийся для сорока, он всё же не был тем юным, добродушным парнем, под которого косил. Но я готова была поспорить, что этот прикид прокатывал со многими допрашиваемыми не один год, и возможно, даже с дамами за пределами работы.

Он дождался, пока я возьму чашку в руки. Я вдохнула запах кофе, и он был достаточно горьким, чтобы я поняла, что его передержали в кофеварке; но это был кофе, и я его взяла.

— Итак, Анита, — Морган чуть ранее решил, что мы будем обращаться друг к другу по имени, ну и фиг с ним, — Мы просто хотим понять, почему этот парень тебя преследует. Ясно?

Я посмотрела в его чисто карие глаза, этот чертовски мальчишеский взгляд на его лице, и задалась вопросом, подослали ли его ко мне именно из-за того, что я была женщиной с репутацией дамы, падкой на мужчин. Полагали ли они, что ему удастся меня окрутить? Блин, не на ту нарвались!

— Я рассказала вам всё, что мне известно, Эд.

Да, его звали Эд Морган. Мы были просто Эд и Анита, и он, по ходу, считал, что это будет ему на руку. Он мог бы назвать себя Типом О’Нейлом, и мне было бы совершенно по боку (Томас Филипп О’Нейл — конгрессмен, спикер, председатель палаты представителей США с 1977 по 1987 гг. — прим. переводчика).

Дверь открылась и вошла лейтенант Фаргуд; зашибись. Это была женщина, о которой с первого взгляда можно было сказать, что она одна из тех дам, которые ненавидят всех прочих представительниц слабого пола. Она была высокой и передвигалась с той непринуждённостью мышц, которая свидетельствует о прекрасной физической форме. Она была старше меня как минимум лет на десять, неудивительно, что она получила звание лейтенанта. У неё были короткие волосы, беспорядочно, но в то же время притягательно обрамляющие тонкое лицо с потрясающими скулами — теми скулами, за которые люди платят пластическим хирургам; но её скулы были лепными от природы, поскольку любой, кто готов выложить деньги за такие же, носит, как правило, костюмы поприличнее. Её же костюм сидел на ней, словно взятый напрокат, или как будто она потеряла изрядное количество килограммов, и так и не удосужилась пополнить свой гардероб.

— Вышли отсюда, оба! Думаю, нам нужно поболтать, между нами, девочками — заявила она так, будто в этом было что-то плохое.

Морган взглянул на Шоу в недоумении, как бы спрашивая «Нам уйти?». Готова поспорить, они отрабатывали этот маленький рутинный приём ранее. Шоу стоически кивнул, после чего мужчины оставили нас с Фаргуд наедине. Зашибись.

Она облокотилась на стол, используя весь свой рост, чтобы запугать меня. Она была высока для женщины, хоть я видала женщин и повыше, но ростом меня не удивить. Я давно уже привыкла к тому, что окружающие выше меня.

— Так ты и с этим Витторио тоже трахалась? Развлекалась с ним, а потом бросила его ради своего Мастера города? Поэтому он прислал тебе голову? Маленький сувенир на память о старых временах?

Она обогнула стол, так что последние слова она прошипела мне прямо в лицо.

Большая часть людей попытались бы отстраниться от неё, но я к большинству не относилась. Я придвинулась к ней, осторожно, только верхней частью туловища. Вдруг мы оказались на расстоянии поцелуя, она дёрнулась прочь, будто я её укусила.

Она встала так, чтобы нас разделял стол, что порадовало меня; такая заметная реакция на такое незаметное движение с моей стороны. Она боялась меня, совершенно искренне боялась. Какого чёрта?

— Я и не предполагала, что вам нравятся девушки. Блейк.

Я встала. Она попятилась к двери.

Интригующе, но недостаточно интригующе, чтобы иметь с этим дело.

— Держи свои маленькие лесбийские фантазии при себе, Фаргуд. Моё место преступление стынет, пока вы здесь играете со мной в сыщика. А что ещё хуже, мы попусту тратим дневное время, и не знаю, как вас, а меня лично не прёт охотиться на этих вампиров в темноте, когда я могу сделать это днём.

— Если мы захотим, чтобы вы просидели здесь весь день, Блейк, то так оно и будет, — напомнила она.

Непростительная ошибка с её стороны.

— Вы меня в чём-то обвиняете?

— А в чём, по-вашему, вас следует обвинить? — поинтересовалась она.

Я двинулась к ней, и она попятилась. Да что за чёрт? Дверь открылась, и вошёл Морган, встав между нами. Шоу следовал за ним по пятам. Оба они были достаточно крупными мужчинами, и, даже не пытаясь мне угрожать, они заставили меня отступить просто одним своим видом. Нечто подобное я только что проделала с Фаргуд, так что повода злиться на них у меня не было.

— Анита, почему бы нам не присесть и выпить ещё кофейку? — спросил Морган с очаровательной улыбкой.

— Спасибо, Морган, что-то не хочется.

— Эд, зови меня Эд.

— Послушайте, с меня довольно всех этих игр в «хороший коп / плохой коп». Либо выдвигайте против меня обвинения, либо отпустите.

— Что ж, Анита, — переглянулись они.

— Знаете что, Морган, я передумала: зовите меня Блейк, или маршал Блейк. Никаких больше обращений по имени.

— Как вам угодно, только расскажите всё.

— С разговорами покончено. Я ношу федеральный значок, и у меня есть все права доступа на место преступления. Так что ещё раз повторяю: либо выдвигайте против меня обвинения, либо отпустите на все четыре стороны.

— Какие конкретно обвинения против вас выдвинуть, маршал? — карие глаза Моргана потеряли дружелюбный блеск.

— Так-то лучше, я знала, что вы также терпеть меня не можете, — улыбнулась я в ответ, но улыбка была из разряда неприятных.

— Вы сказали, я не слишком хорош для вас, — отозвался Шоу от двери, — Так что я решил, что стоит подключить Моргана. Или он тоже недостаточно хорош для вас?

Я скользнула по Моргану взглядом, осматривая его с головы до пят, как некоторые мужчины оценивающе смотрят на женщину. Я специально остановилась на его лице напоследок, дав ему время, чтобы окончательно вывести его из себя. Но он не был разъярён: он смотрел на меня вызывающе, непокорно, но не разъярённо.

— Ну и? — спросил он.

Я хотела обронить что-нибудь уничижительное, но решив, что, пусть и не в моём вкусе, он был достаточно привлекателен. Я вздохнула, устав от игр.

— Я собиралась сказать что-нибудь язвительное, но вы достаточно обаятельный. Я просто не ожидала, что полиция Лас-Вегаса включает соблазнение в свой список техник допроса.

— Понятия не имею, о чём вы, — он выглядел удивлённым.

— Зачем вас подключили к этому делу? Почему вы так стараетесь казаться доброжелательным? Что это призвано доказать, зачем это нужно?.. Не важно, проехали, — отмахнулась я.

— Вы собираетесь выдвинуть против меня какие-либо обвинения? — взглянула я мимо него на Шоу.

— Нам нечего против вас выдвинуть… пока, — добавил он.

— Отлично, тогда посторонитесь.

Я почти подошла вплотную к нему, когда он соизволил отодвинуться. Шоу открыл дверь и придержал её для меня. Я молча прошла мимо.



Глава 8 | Торговля кожей | Глава 10