home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Еще одна встреча

Сознание возвращалось медленно, он то и дело снова проваливался в небытие. Наконец на голову разведчика обрушился поток холодной воды, издалека донесся незнакомый голос:

– Ты смотри, обычный электрический разрядник, а из такого быка чуть душу не выбил.

– Приведи его в сознание, – ответил первому голосу второй, – если он подохнет, шеф с нас шкуру живьем сдерет. Ты его знаешь, он слов на ветер не бросает.

– Да ничего с ним не будет, – оправдывался первый. – Вон уже зашевелился, через полчаса будет в норме.

Голоса удалились, оставив Крауха приходить в себя. Мозг разведчика лихорадочно заработал: «На меня напали возле гостиницы «Хилтон», напали профессионально. Но почему-то не ликвидировали, почему? Поменялись планы убийц или… Может, кто-то другой? По крайней мере остается надежда, что, если сразу не убрали, может, им моя жизнь и вовсе не нужна».

Он открыл глаза, в помещении было темно и душно. Перед глазами плавали кровавые пятна. Как ни пытался разведчик сосредоточиться – никак не получалось. В мыслях витало что-то важное, но что – он не мог уловить.

Наконец со скрипом отворилась дверь. В помещение попала полоса света, которую тут же заняли две широкие тени.

– Ну что, пришел в себя? – спросил первый, схватив Ганса за волосы.

– Какого черта! – выругался разведчик.

– Пришел. А ну, тащи его к шефу.

Две пары рук подхватили связанного разведчика и потащили на свет.

Через несколько минут Краух сидел в кресле из искусственной кожи, а перед ним стояла уже знакомая женщина. Сейчас он мог разглядеть ее внимательнее.

На вид ей было около тридцати. Темные прямые волосы, стрижка «Паж», овальное лицо, большие серые глаза, прямой нос, четкая линия рта с чувственными алыми губами. Высокая остроконечная грудь, плоский живот, узкая талия. Бедра были не очень широкими, но это не портило ее фигуру, а даже наоборот. Одета она была в белую блузку и в светло-коричневую обтягивающую юбку с разрезом по центру. Разрез открывал длинные стройные ноги.

– Как я понимаю, – произнесла на чистом французском языке женщина, – у нас в гостях Карл Рейнер.

«Ага, она говорит по-французски, – отметил разведчик, – они принимают меня за бельгийца».

– А вы, как я понимаю, здесь шеф? – в тон ответил Краух.

– Нет, – улыбнулась женщина, у нее была приятная улыбка. – К сожалению, я здесь еще не шеф.

Немного подумав, добавила:

– Если вы обещаете мне, что не попытаетесь бежать, то я вас развяжу и мы за рюмкой коньяка в приятной беседе сможем подождать шефа.

Ганс попытался придать своему лицу как можно больше добродушия и, улыбнувшись, ответил:

– Судя по тем двум парням, что притащили меня сюда, если я попытаюсь бежать, то у них хватит сил снова меня парализовать.

– Да, это не лишено смысла, – с улыбкой согласилась женщина, развязывая руки Крауха.

Пока разведчик разминал затекшие кисти, женщина налила два фужера коньяка, один протянула ему, с другим села на противоположное кресло.

Около получаса они мило беседовали о всякой ерунде, пока наконец не явился шеф.

Когда в комнату вошел здоровяк с голубыми глазами, Краух едва не подскочил на месте, а тот стал довольно потирать руки.

– Какие люди! – радостно пророкотал вошедший. Видя на лице разведчика смятение, он с угрозой добавил: – Надеюсь, дружище, ты не будешь утверждать, что мы не знакомы?

– Зачем же отрицать очевидное, – прогундосил Ганс. Он был абсолютно подавлен. Встретить здесь, в Мозамбике, офицера БОССа, который долгое время искал коммунистического шпиона в аристократических салонах Йоханнесбурга, а когда наконец нашел, тот обвел его вокруг пальца и сбежал в Анголу… Бред. Как слышал потом Ганс, у заправилы этой операции, Роберта Фулгама, были большие неприятности. И просто чудо, что его не выгнали из контрразведки.

Рассчитывать на пощаду не имело смысла. И поэтому Краух решил не затягивать процедуру.

– Что дальше? – спросил он.

– Дальше, – хмыкнул капитан, наливая себе коньяка, – у нас множество вариантов. Я могу приказать своим людям, и они забьют тебя до смерти, а труп потом бросят в океан. Могу передать тебя мозамбикской службе безопасности, и они из тебя сделают тамтам, пока ты им не расскажешь, что коммунисты замышляют против совещания министров, потом скормят тебя крокодилам. И наконец, я могу тебя отправить в ЮАР. Перед своим начальством я реабилитируюсь, а тебя ждет суд и как минимум за все твои «заслуги» – пожизненное заключение. Так что выбирай, что тебе больше нравится?

– Невеселая перспектива, – машинально отхлебнув из своего фужера и не почувствовав вкуса благородного напитка, мрачно проговорил Краух. – Может, ты еще что-то можешь предложить?

– Расскажи мне, какого черта тебе здесь понадобилось? Что ты все вынюхиваешь возле «Хилтона», и я решу как с тобой поступить.

– Да, – медленно проговорил Ганс. К нему уже вернулось самообладание и он был готов вступить в словесную дуэль со своим оппонентом. – Перспектива, прямо скажу, невеселая, Боб, и не для меня одного.

Фулгам удивленно поднял брови. Разведчик, не дав ему раскрыть рот, продолжил дальше:

– Ты мог отдать приказ своим гориллам, и они бы меня запросто ликвидировали, но теперь, когда я здесь, приказать то же самое нереально. А что, если кто-то из твоих людей донесет начальству? Там ведь могут это действие расценить по-разному. А что, если решат, что ты убираешь свидетелей твоего предательства? Ведь как-никак, делом об утечке суперсекретной информации занимался ты. И именно ты меня упустил. Так что не исключено, что после моей ликвидации тобой самим займется контрразведка. Теперь о мозамбикской службе безопасности. Ведь правительство этой независимой страны заявило, что не потерпит на своей территории действий каких бы то ни было чужих спецслужб. А ты прям-таки хочешь сам подставиться, тем более что Мозамбик всегда с опаской поглядывает на своего южного соседа. Уж больно он агрессивен и коварен. Так что, Боб, из тебя самого могут сделать тамтам, а это значит провал «тут и там», то есть конец твоей карьере, бесславный конец.

Фулгам выпил одним глотком коньяк и скрипнул зубами, а Ганс продолжал:

– И наконец, моя отправка в ЮАР. Ты пугаешь меня судом и пожизненным заключением, но боюсь и это уже не так. С тех пор как изменился политический климат в мире в целом, и в частности в ЮАР, мне бояться нечего. Ваш суд меня оправдает, ведь я боролся с ненавистным всему миру режимом апартеида, я герой.

Роберт Фулгам со стуком поставил на сервировочный столик свой фужер. Его глаза метали молнии. Если бы можно было убивать взглядом, то от Крауха вряд ли осталась бы и горсть пепла. Контрразведчик зло посмотрел на женщину, потом потребовал:

– Луиза, выйди!

– Но, Роберт… – сделала попытку остаться Луиза.

– Пошла вон! – наконец дав волю ярости, рявкнул Фулгам. – Это приказ.

Луиза изо всех сил грохнула бокалом о дальнюю стену и метнулась к двери. Едва за ней захлопнулась дверь, как Фулгам выхватил из подмышечной кобуры пистолет и, направив его на разведчика, взвел курок.

– А ну, выкладывай, для чего тебя прислали в Мапуту? – прохрипел он.

Ганс вдруг понял, что шутить с юаровцами становится опасно, и поспешил ответить.

– Я должен обеспечить внешний контроль безопасности совещания. Правительство остерегается провокаций со стороны УНИТА, а так как правительство Мозамбика запретило легально действовать чужим спецслужбам, приходится действовать тайно.

– Черт! – выругался юаровец, бросая свой пистолет на сервировочный столик. – Я сюда прибыл точно с таким же заданием. Только с той разницей, что мое руководство опасается провокаций как со стороны УНИТА, так и со стороны вашего «красного» правительства. Чтобы здесь не начали сводить счеты. Твое появление, как понимаешь, уж очень удачно вписывалось в эту схему.

– Да, – усмехнулся Краух, – у меня более прозаическое задание, и честно говоря, сперва я думал, что просто повезло в бесплатную лотерею. Командировка за границу и почти без дела, чем не отдых? Но когда в первый же день мне пришлось спасаться бегством от наемного убийцы, стало ясно, что здесь вовсе не все так гладко, как хотелось. Дальше – больше. Кто-то ликвидировал старого волка Борга, кто-то интересуется системой охраны «Хилтона». Складывая эту мозаику, постепенно приходишь к выводу, что дармовых заграничных командировок не бывает.

– А ну, выкладывай все, что знаешь! – прошипел Фулгам и снова продемонстрировал свой пистолет.

– О господи! Опять, – вырвалось у Ганса.


* * * | Спасение по-русски | Арсенал