home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Белый консул – черный консул

Сидней Смит, сидя в своем рабочем кабинете, нервничал. Чем ближе день встречи министров, тем очевиднее возня вокруг отеля «Хилтон». Конечно, это в фигуральном смысле, сейчас к отелю никто не подходит и на пушечный выстрел, но вовсю развил свою деятельность капитан Фулгам со своими костоломами. Сидней достаточно проработал на дипломатических должностях, чтобы понять, что у агентов БОССа появились какие-то зацепки. А этот идиот, который его шантажировал скупкой краденого антиквариата, не оставил ни своего телефона, ни адреса, да и сам уже сколько времени не звонит. Если террористы попадутся госбезопасности, те найдут способ, как из них выбить информацию о том, кто им помогал.

Тревожные мысли жалили воспаленный мозг консула, подобно рою диких пчел. Ситуацию Смит считал критической, именно сейчас надо было что-то предпринять. Но что?

Первой мыслью было выдать мозамбикской контрразведке виллу, где базируется капитан Фулгам со своими людьми. Но консул тут же отбросил эту мысль, ведь их задержание сыграет лишь на руку террористам. «Если террористам удастся акция, то начнется большое расследование по всем вопросам, начнут искать и того, кто выдал Фулгама. Против меня ничего доказать не смогут. Но капитану ничего доказывать и не надо, кроме консула о группе прикрытия никто не знал. А этого достаточно, чтобы в один прекрасный день мне свернули шею прямо в постели, в ванной или даже на каком-нибудь приеме. Нет, это никуда не годится».

«А что, если выдать шантажистов? – в отчаянии подумал консул. Но воспоминание о «черной стороне» карьеры торгового атташе заставили Сиднея отказаться и от этой идеи. – Господи, что же мне делать? – грызя неистово ногти, вопрошал консул ответа свыше, но небеса были к нему глухи. – А может, позвонить в местное отделение полиции и сообщить, что в «Хилтоне» бомба?» – Жертва шантажа встрепенулся, но в очередной раз отбросил идею, уж больно бредовой она казалась. Наконец Сидней Смит постарался взять себя в руки и спокойно взглянуть на эту проблему.

«Остается только два выхода, – решил дипломат, плеснув себе в большой пузатый бокал дорогого французского коньяка. – Либо покончить жизнь самоубийством, либо бежать. Ну, в первом случае достаточно воплотить в жизнь любой из предыдущих вариантов, и долго я не проживу. А над вторым случаем стоит задуматься».

Сделав большой глоток ароматного согревающего напитка, Сидней вынул из резного ларца длинную сигару с золотым пояском. Специальными ножницами обрезал кончик и прикурил ее.

«Итак, бежать, – слегка опьянев, размышлял Сидней, в очередной раз прикладываясь к бокалу. – Бежать надо далеко и жить там долго и с комфортом. А для этого нужны деньги. Много денег».

Мысль о деньгах в одно мгновение отрезвила консула. Свои финансовые возможности он знал наизусть. Небольшая часть средств лежала в одном из банков Люксембурга, но это сущие крохи от всех его вложений. Основная масса денег, добытая легальным бизнесом и доставшаяся ему от родителей, была вложена в акции золотодобывающих и горнорудных концернов. Они ежегодно приносили приличный доход. Смит не задумываясь продал бы их сейчас же, но вряд ли это можно сделать быстро и по возможности незаметно. Оставалась еще вилла в Кейптауне и коллекция русской старины. Вспомнив о коллекции, консул задумался. Пожалуй, это единственное, что можно продать быстро, оптом и за хорошие деньги.

Налив еще порцию коньяка, консул снова пыхнул сигарой, перебирая в уме потенциальных клиентов.

«Это должен быть знаток искусства, достаточно богатый и не болтливый», – размышлял дипломат, выхватывая из глубин мозга портреты тех, кто когда-либо хотел заполучить его коллекцию. Наконец выбор был сделан.

Схватив со стола трубку телефона, он долго набирал номер, правда, на другом конце ответили сразу.

– Слушаю, – в динамике раздался хриплый голос хронического курильщика.

– Добрый вечер, Вальтер, – поздоровался дипломат, – вас беспокоит Сидней Смит.

– А, это вы, старина, рад вас слышать. Вы уже в Кейптауне?

– Нет, я по-прежнему в Мапуту.

– Кх-кх, – закашлялся хриплый. – Могу чем-нибудь помочь вам? Не стесняйтесь, дружище, говорите.

– Дело вот в чем, – слегка замялся Смит. – Через несколько недель меня переводят на новую должность в Европу.

– Ну что ж, поздравляю. Кх… кх. Рад за вас.

– Подождите, Вальтер. Возникла небольшая проблема. Один мой здешний знакомый продает под Парижем большое поместье. Деньги ему нужны срочно, и он хочет их получить наличными.

– Так вы решили у меня одолжить? – радостно воскликнул хриплый, считая, что разгадал желание собеседника.

– Нет, – поспешно ответил Сидней и тут же поймал себя на мысли, что это был идеальный вариант добычи наличного капитала, но, увы, «слово не воробей». – Вы же знаете, Вальтер, я достаточно состоятельный человек, но в данном случае все мои деньги находятся в деле.

– Так чего же вы хотите, Сид? – удивленно спросил хриплый голос.

– Что вы скажете насчет моей коллекции русской старины? – вопросом на вопрос ответил Смит.

– Сколько? – Возбужденный голос подавился глубоким кашлем.

– Мне срочно необходимы два миллиона долларов, за всю коллекцию оптом. Если вы считаете это дорого, могу предложить коллекцию вместе с виллой, в которой она находится.

– Мне ваше родительское гнездышко ни к чему. – Хриплый справился с приступом кашля и сейчас рассуждал более чем рационально. – Вы приедете в Кейптаун?

– Нет, дела меня держат в Мапуту, но каталоги на экспонаты вам завтра утром передаст мой управляющий. А владеть коллекцией сможете с момента подписания договора.

– Отлично, деньги я смогу собрать и доставить в Мозамбик через три дня. Мой адвокат привезет деньги, а вы, Сидней, подготовите договор.

Смит уже прикинул, что через три дня будет как раз самый разгар выяснения причин нападения на совещание министров. При любом исходе операции, задуманной шантажистами, в этот день спецслужбам будет не до него. Получив деньги, он сможет вылететь в Европу, где, воспользовавшись старыми криминальными связями, сменит внешность и документы. И на некоторое время укроется в джунглях Таиланда. Экзотическая страна, но главное, там никто не будет искать любителя европейского стиля жизни.

– Договорились, – наконец произнес консул, на другом конце повесили трубку.

Смит затушил окурок сигары о пепельницу, налил себе еще коньяка.

Возможность благополучно выбраться из этого смертельного лабиринта согревала душу дипломата.

Хлебнув коньяка, он снова наполнил бокал. От пережитого и выпитого мозг консула работал с четкостью компьютера.

«Утром позвоню управляющему, чтобы тот срочно отвез каталоги. Надо будет сказать секретарю, чтобы она связалась с крупнейшей юридической фирмой в Мапуту. Хотя нет, – отбросил мысль о секретарше консул, – лишний свидетель не нужен, сам свяжусь с ними. И как только денежки окажутся у меня – все, баста! Вы здесь друг другу хоть горло перегрызите, а я умываю руки.

Уж если не получилось стать министром иностранных дел, стану бездельником-рантье, дольше проживу».

Руки Сиднея отяжелели, мысли неожиданно стали путаться, голова упала на грудь, и консул забылся тяжелым пьяным сном.


* * * | Спасение по-русски | * * *