home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Морпех подкрался незаметно

Урок по начальной военной подготовке уже четверть часа как закончился, но трое подростков не спешили домой и наперебой забрасывали преподавателя вопросами, благо учебный день подошел к концу.

Даже в коммерческом лицее, где готовили будущих предпринимателей, нашлось несколько романтиков, которых всерьез заинтересовала военная стезя. Еще бы, преподаватель не какой-то там отставной интендант, вся служба которого состояла из консервов да портянок, регулярно прилипающих к рукам. А офицер разведки морской пехоты, Герой России, такому есть что рассказать.

Только не сразу ученики прониклись к нему доверием, но за два месяца лед недоверия все же растаял, и те, кто нашел в его рассказах интерес для себя, потянулись к своему педагогу. Таких, правда, было немного, но в каждом классе находилось трое-четверо ребят, кого манила военная романтика. Вот и сегодня вокруг подполковника Волина вертелась троица подростков.

– Скажите, Игорь Александрович, вот в американских боевиках показывают крутых рейнджеров, а у нас такие есть? – спросил Волина долговязый мальчишка в темно-синем пиджаке с нашитым на груди золотистым гербом элитного британского клуба.

– Есть, Сидоров, есть и покруче, – просовывая руку с затянутым в черную перчатку протезом в рукав пальто, ответил Игорь. Его рабочий день уже закончился и можно было отправляться домой. – А вообще, это всего лишь кино, хотя, как сказал В.И. Ленин, «кино является важнейшим из искусств», но в полной мере этот тезис используют лишь американцы…

– А кто такой Ленин? – спросил второй мальчишка, настоящая белобрысая бестия с озорными голубыми глазами.

– Я, я знаю! – выкрикнул третий, крепыш с короткой стильной прической и набитыми костяшками на кулаках. – Этот Ленин революцию замутил, а потом царя грохнул.

Волин смог только шумно выдохнуть и укоризненно покачал головой. Еще десять лет назад было трудно даже представить, чтобы старшеклассники ничего не знали о своей недавней истории. Одним словом. «новое поколение выбирает пепси», и все.

– Все эти боевики кроме захватывающего сюжета несут более глубокие задачи. В первую очередь пропаганда американской армии и, соответственно, вербовка волонтеров в ее ряды. Второе, тоже пропаганда, только в этот раз для иностранных зрителей так называемая демонстрация силы, психологический нажим. Победа до начала боевых действий. А вообще о настоящих операциях спецназа знают только посвященные. Но главная ударная сила США не рейнджеры, это морская пехота. Корпус морской пехоты насчитывает больше двухсот тысяч, это по сути даже не отдельный род войск, а вооруженные силы в миниатюре, у которых есть своя артиллерия, танки, флот и даже авиация.

– А у нас?

Подростки, слушая Волина с раскрытыми ртами, не отходили от него ни на шаг.

– У нас, морпехов, раз в десять меньше, – на мгновение задумался Волин. – Артиллерия у нас тоже есть, танки… танки были, только сейчас они морально устарели и не годятся для современного боя. Авиация… (говорить о том, что несколько лет назад вертолетоносцы и авианосцы сопровождения новые демократические власти одним росчерком пера отправили на металлолом, не хотелось). Морскую пехоту прикрывает авиация берегового базирования.

Вчетвером они вышли из здания лицея и бодрым шагом двинулись по улице.

– А кто круче, американские морпехи или наши? – не унимался долговязый Сидоров.

– Америка – страна юристов, то есть договоров-контрактов, где все прописано по пунктам. Если подробнее, то солдату, завербовавшемуся на военную службу, положено кроме жалованья и доплат трехразовое питание, где предусмотрено пять видов «первого», пять видов «второго» и на десерт семь сортов мороженого и «кока-кола» с «пепси-колой». На любой вкус. И если из обозначенного отсутствует хотя бы один пункт, значит, со стороны государства контракт не выполняется, и, соответственно, военнослужащий вправе не выполнять свою часть контракта. Наши же будут воевать даже вообще без «первого», «второго» и компота с «дубовыми» сухарями пятидесятых годов из стратегического резерва. В Афганистане и в Чечне наши разведчики, уходя на «боевые», брали минимум еды, прихватывая взамен дополнительный запас боеприпасов.

Игорь замолчал, казалось, он перенесся в мыслях в места боев, засад, выходов, потом хмыкнул и добавил:

– Да, пожалуй, так раньше и было. Так было всегда.

– А Звезду Героя вы за что получили? – невинным голосом спросил крепыш.

– За войну.

– Опять за войну, – с досадой проворчал паренек. Он уже в третий раз задавал один и тот же вопрос и получал каждый раз уклончивый, пространный ответ. А ведь так хотелось услышать подробности, детали. Опять же, понять, как становятся героями. Игорь Волин не любил распространяться о себе, хотя часами мог говорить про военную службу, ввинчивая в свои рассказы истории о знакомых сослуживцах или вставляя примеры из истории. Рассказчик подполковник был завидный, только никакой конкретики, ни одного факта, сплошные общие фразы.

– Игорь Александрович, а военно-спортивные игры у нас будут? – поинтересовался блондинчик. Юноша был генератором множества идей, к воплощению в жизнь которых то и дело привлекал таких же неугомонных фантазеров, как и сам. Среди его проектов уже было создание военно-исторического клуба, секции исторического фехтования, лицейской команды по пейнтболу. Теперь он агитировал Волина на возрождение «Зарницы», в которую ему и его товарищам играть еще не доводилось.

– Ты не торопи события, Рябинин, – усмехнулся подполковник. – Директор еще не выпил все успокоительное, которое ему назначили после того, как ты заявил, что нужны деньги на экипировку для пейнтбола.

– Ничего с ним не будет, такие бабки с наших предков качает, что весь лицей может обрядить в «доспехи», – не сдавался паренек. Двое его приятелей дружно рассмеялись, коммерческое образование – вещь не из дешевых.

Беседуя, они не обратили внимания на внедорожник «Опель», который, сбавляя ход, проехал сотню метров вперед и остановился у тротуара. Из джипа проворно выскочил широкоплечий здоровяк и вразвалочку направился к табачному киоску.

Когда до внедорожника оставалось несколько десятков метров, снова распахнулась одна из дверей «Опеля» и оттуда вывалилось двое мужчин, что было силы мутузящие друг друга почем ни попадя. Вскоре к ним присоединился еще один, здоровый лось с широкой, как тарелка, азиатской рожей.

Игорь Волин успел разглядеть, что приличного вида мужик отчаянно дерется с братками явно криминального вида. Вещь в современном мире вполне привычная.

Подполковник согнул в локте левую руку, потом пальцами правой оттянул рычажок, встроенный в основание протеза. Пальцы в черной кожаной перчатке тут же сжались в кулак.

Зафиксировав протез, Волин, не отрывая напряженного взгляда от драки, прикрикнул на своих учеников:

– А ну-ка, парни, давайте домой, у меня срочное дело. Кругом, марш.

Подростки послушно развернулись и почти бегом припустили в обратном направлении. Игорь же в свою очередь ринулся в гущу драки, гражданский налет с него слетел, как сухая шелуха на ветру, обнажив воинственную натуру бойца.

Сейчас Волин не думал о том, кто дерется и за что. Он видел здоровых бугаев, уверовавших, что сила – мерило всему и кто сильнее, тот и хозяин положения. Только забыли, дурачки, на хитрую шайбу всегда найдется серьезный болт.

Ударом ноги Волин вырубил «бычка», пытавшегося подняться с асфальта, потом погрузил в глубокий нокаут коротышку-водителя, размахивавшего бейсбольной битой, как буденновец шашкой. И, наконец, с разворота вонзил ногу в грудь третьему братку, который пытался стать в боксерскую стойку, его попытки не увенчались успехом, и он кубарем полетел в клумбу.

Тем временем «приличный мужик» наконец справился с азиатом, бросил его через себя и от души добавил кулаком.

Победа вернула Волина в гражданскую действительность и отозвалась в мозгу морпеха мыслью «только не хватало в ментуру загреметь». Хороший пример для учеников коммерческого лицея! Поэтому он схватил незнакомца за рукав и крикнул: «Ходу!»

Незнакомец послушно сорвался с места и побежал вслед за Волиным, через минуту они уже вбегали под арку проходного двора.

Игорь был здесь впервые, краем глаза успел выхватить надпись «Цой жив», она была старой и выцветшей от времени. Под стеной высилась груда бытового мусора, уложенного в коробки, пакеты. Миновав свалку, они обогнули двухэтажный флигель с потрескавшейся штукатуркой и грязными, мутными окнами. Пробежав мимо стихийной дворовой стоянки, оказались у выхода на параллельную улицу. Здесь Волин остановился.

– В общем, так, мужик, – обратился он к незнакомцу, – теперь наши дороги расходятся, тебе налево, мне направо. – С этими словами он развернулся, собираясь уходить, но теперь уже мужчина ухватил его за руку.

– Подождите, – он проворно выхватил из нагрудного кармана книжечку заграничного паспорта. – Я бизнесмен из Анголы, Ганс Краух.

– Очень приятно, Игорь Волин, – морпех пожал протянутую руку.

– Я должен был прилететь в Санкт-Петербург, но из-за погодных условий нас направили в Москву.

– Тогда тебе на вокзал нужно.

– В Шереметьеве меня должны были встретить служащие моего партнера, но в аэропорту перехватили бандиты. – Иностранный бизнесмен выражался без малейшего акцента, отчего у его спасителя возникли вполне закономерные подозрения. Время перемен, как правило, порождает расцвет всякого рода мошенников.

– Тогда тебе в милицию, – Игорь уже начал терять терпение.

– Не надо милицию, – запротестовал Краух. – Мне нужно несколько дней, чтобы осмыслить ситуацию.

– Ну, тогда в гостиницу.

– И в гостиницу нельзя. Преступники не случайно напали на меня, они даже знали, как меня зовут, – упавшим голосом сказал бизнесмен. – Поэтому наверняка проверят все гостиницы и отели.

Все, терпению Волина пришел конец. Он демонстративно вздохнул и спросил:

– От меня тебе что нужно?

– Можно мне несколько дней пожить у вас?

– А может, тебе еще и бабу привести? – съехидничал морпех.

– Бабу не надо, – не понял Ганс и отчаянно замотал головой. – Мне нужно всего несколько дней, чтобы определиться. Я хорошо заплачу, валютой.

– Да при чем здесь деньги, – с досадой буркнул Волин. За прошедшие годы он привык к одиночеству, жил полным бобылем, и пускать в дом постороннего означало нарушить обычный уклад. Но, с другой стороны, Игорь понимал, что в одиночку «африканцу» в каменных джунглях столичного мегаполиса не выжить. Морпех удрученно вздохнул: – Ох, не зря в училище наш ротный старшина любил говорить: «Не хочешь зла, не делай добра», оказывается, мудрый мужик был. Ладно, фриц, пошли.

– Я Ганс, – не замедлил поправить своего спасителя Краух, но тот только махнул рукой.

– Теперь-то какая разница. Но прежде чем ехать в мою берлогу, зайдем харчей прикупим. А то в моем холодильнике еще на прошлой неделе от голода последняя мышь повесилась…


Джентльмен удачи и его челядь | Спасение по-русски | Перебежчик на минном поле