home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



25

Иногда человек просыпается и перестает видеть сон. Иногда продолжает жить в нем. А иногда – правда, очень редко – просыпается в чужом сне.

«Если он захочет забрать меня и сделать своей наложницей, я соглашусь, с условием получать взамен сигнальные экземпляры его книг».

Мои первые слова, сказанные Сету, когда я страстно обсуждала его книги. Первое впечатление Сета обо мне. Голова высоко поднята, волосы падают через плечо. Всегда наготове дерзкая реплика. Холодная уверенность в себе, которой так завидовал интроверт Сет. «Как ей это удается? Никогда не лезть за словом в карман?» Мое сбивчивое объяснение правила пяти страниц, дурацкая привычка, которая показалась ему обворожительной. Тот, кто ценит литературу по-настоящему, должен смаковать ее, как хорошее вино. «Умная, живая и красивая».

Да, красивая. Теперь я видела себя такой, какой меня в тот вечер встретил Сет: короткая юбка, пикантный фиолетовый топ, сверкающий, как птичье оперение. Экзотическое создание, кажущееся безнадежно чужеродным на фоне скучного интерьера книжного магазина.

Все это сидело в сознании Сета. Прошлое его возраставшего чувства ко мне смешивалось с настоящим, и я пила и то и другое.

Не просто красивая. Сексуальная. Чувственная. Богиня, каждое движение которой вызывает желание. Крохотные капельки пота на ложбинке между моими грудями. Я стою на его кухне в одной майке с надписью «Блэк Саббат». «Под майкой ни намека на нижнее белье. Интересно, что чувствует мужчина, просыпаясь рядом с такой женщиной, вольной и не знающей преград?»

В меня вливались его мысли. Их становилось все больше и больше.

Он следил за мной в магазине. Ему нравилось, как я разговаривала с покупателями. Нравилось, что я знала понемногу обо всем. Остроумные реплики, которые он придумывал для своих персонажей, срывались с моих губ без всякого труда. «Поразительно. Никогда не встречал человека, который бы говорил так в обычной жизни». Моя торговля с владельцем букинистического магазина. Харизма, возвышавшая меня в глазах тихого, стеснительного Сета. Добавлявшая и ему уверенности в себе.

Его эмоции стремительно просачивались в меня. Мне еще не доводилось ощущать ничего подобного. Конечно, я чувствовала симпатию и влечение, которое вызывала у своих жертв, но никогда не сталкивалась с такой любовью.

Да, Сет считал меня сексуальной. Ощущал желание. Однако к физическому влечению примешивались доброта и нежность. Маленькая Кейла сидит у меня на коленях, ее белокурая головка прижимается к моей груди, а я заплетаю ей косу. Мгновенная смена образа: Сет представляет себе, что у меня на коленях сидит его дочь. «Сильная и решительная с одной стороны, нежная и беззащитная – с другой». Я пьяная в его квартире. Стремление защитить меня. Он укладывает меня в кровать и несколько часов следит, как я сплю. Мои несовершенства, слабости и недостатки, не меняют его мнения обо мне. Только приближают меня к нему и усиливают его любовь…

Я пила все больше и больше и не могла остановиться.

«Почему она ни с кем не встречается?» – спрашивает Сет Коди. Коди? Да, он тоже там, на задворках сознания Сета. Воспоминание. Коди тайком учит Сета свингу. Мне они ничего не говорят, только туманно ссылаются на необходимость с кем-то встретиться. Сет, отчаянно пытающийся заставить свои ноги слушаться, чтобы получить возможность потанцевать со мной и ощутить мою близость. «Она боится, – говорит вампир. – Думает, что любовь причиняет боль».

Любовь причиняет боль.

Да, Сет любил меня. Был не просто влюблен, как думала я. Испытывал ко мне не чисто физическое влечение, которое я внушала. Это являлось чем-то большим, намного большим. Я была олицетворением всего, что он искал в женщине: чувства юмора, красоты, ума, доброты, силы, харизмы, сексуальности, сострадания… Казалось, его душа узнала мою и неосознанно потянулась к ней. Он любил меня с силой, которой я не осознавала, хотя, видит бог, старалась осознать. Я хотела этого. Хотела почувствовать, всосать в себя все, что горело у него внутри. Съесть его. Ощутить то же пламя самой.

– Джорджина!

Кто-то издалека звал меня, но я не могла оторваться от Сета. Не могла перестать впитывать его силу, силу его чувства ко мне. От поцелуя это чувство становилось еще сильнее. Его губы были нежными и жадными, голодными и требовательными. – Джорджина!

Я хотела стать с Сетом единым целым. Нуждалась в этом. Нуждалась в том, чтобы он наполнил меня… физически, умственно, духовно. Там было что-то… в нем скрывалось то, до чего я не могла дотянуться. Прятавшееся в подсознании. Что-то, что мне давно следовало понять. «Ты моя жизнь». Мне нужно было проникнуть еще глубже, докопаться до большего. Найти то, что пряталось от меня. Этот поцелуй казался спасательным тросом, соединявшим меня с чем-то большим, чем я сама, с чем-то, по чему я всегда тосковала, но никогда не знала. Я не могла остановиться. Не могла перестать целовать Сета. Не могла…

– Джорджина! Отпусти его!

Чьи-то руки грубо оттащили меня от Сета. Казалось, с моего тела сорвали кожу. Я громко вскрикнула от боли и стала бороться с тем, кто удерживал меня. Мне было необходимо узнать тайну, маячившую за этим поцелуем, полностью завершить соединение с Сетом…

Сет.

Я опустила руки и заморгала, пытаясь сконцентрироваться на окружающем. Это был реальный мир, а не сознание Сета. Я по-прежнему находилась в своей квартире. И мое тело тоже было реальным, оно перестало меняться. Я оказалась маленькой стройной женщиной с медового цвета волосами. Та девушка, которой я когда-то была, снова появилась. Будь моя воля, я никогда бы не выпустила ее наружу. Жизненная сила Сета переполняла меня.

– Джорджина, – пробормотал Хью, отпустив мои руки. – О боже, ты напугала меня.

Посмотрев в другой конец комнаты, я увидела неряшливо одетого Картера, склонившегося над Сетом.

– Господи! – Я вскочила, побежала к ним и опустилась на колени рядом с ангелом. Сет лежал на полу, его кожа была бледной, холодной и влажной. – О боже. О боже. О боже. Он?..

– Жив, – ответил мне Картер. – Но жизнь в нём еле-еле теплится.

Я погладила Сета по щеке, заросшей золотисто-рыжей щетиной, и почувствовала, что на мои глаза навернулись слезы. Его дыхание было неглубоким и прерывистым.

– Я не хотела… не хотела брать так много…

– Ты сделала то, что должна была сделать. Ты была совсем плоха и могла умереть.

– А сейчас может умереть Сет…

Картер покачал головой.

– Нет. Он не умрет. На выздоровление понадобится какое-то время, но он справится.

Я отдернула руку, испугавшись, что мое прикосновение повредит Сету. Потом обвела глазами квартиру и поняла, что она разгромлена куда сильнее, чем апартаменты Джерома. Фарфор и хрусталь разбиты вдребезги. Столы сломаны. Кресла и диван перевернуты. Покосившийся шкаф, наконец, рухнул. Обри забилась под кухонный стол и пыталась понять, что происходит. Я задумалась. Нефилимы куда-то исчезли. Что случилось? Неужели я все пропустила? Рядом разыгралась крупнейшая за последнее столетие битва сил добра и зла, а я ее даже не заметила? Да, поцелуй был хорош, но все же…

– Где… все остальные?

– Джером у твоих соседей. Пошел… э-э… компенсировать ущерб.

– Да вы что?

– Самое обычное дело. Понимаешь, битвы сверхъестественных существ тихими не бывают. Приходится кое-что стирать в памяти. Чтобы не тревожить власти.

Я проглотила слюну и неохотно задала следующий вопрос:

– А что… что стало с нефилимами?

Серые глаза Картера смотрели на меня долго и пристально.

– Знаю, знаю, – наконец, пробормотала я, уставившись в пол. – Припаять им десять лет с правом досрочного освобождения за примерное поведение нельзя. Вы их уничтожили.

– Мы уничтожили… одного из них.

Я резко подняла глаза и посмотрела на него.

– Что? А как же второй?

– Он сбежал.

Он. Слезы, которые мне до сих пор удавалось сдерживать, хлынули ручьем. Я не смогла с ними справиться. «Ради тебя я уеду».

– Как?..

Картер положил ладонь на лоб Сета, словно проверяя температуру, а потом повернулся ко мне.

– Все произошло очень быстро. Он воспользовался сумятицей, замаскировался, стал невидимым и удрал, пока мы занимались другим. Но, честно говоря… – Ангел посмотрел на плотно закрытую входную дверь, а потом на нас с Хью.

– Что? – прошептала я.

– Я не… не вполне уверен, что Джером не дал ему сбежать. Двоих он не ждал. И я тоже, хотя теперь понимаю, что должен был. После убийства первого… – Картер пожал плечами. – Не знаю. Трудно сказать, что случилось.

– Тогда он вернется, – догадалась я. Как ни странно, мысль о бегстве Романа вызывала у меня страх и облегчение одновременно. – Он вернется… и расправится со мной.

– Не думаю, – ответил ангел, поднял Сета и понес его к перевернутому дивану. Спустя мгновение диван, целый и невредимый, чинно стоял у стены. Картер положил на него Сета и продолжил рассказ: – Второму нефилиму тоже сильно досталось. Не могу понять, как ему еще хватает сил скрываться от нас. Думаю, с минуты на минуту я почувствую его ауру. Если у этого типа сохранилась хоть капля ума, сейчас он удирает и пытается оказаться от нас как можно дальше. От нас и остальных бессмертных. Сейчас он безоружен.

– А что будет потом? – спросил Хью.

– Он сильно пострадал и оправится не скоро. А когда оправится, поймет, что в Сиэтле у него больше поддержки нет, поэтому возвращаться сюда не имеет смысла.

– И все же он вернется за мной, – возразила я и задрожала от страха, вспомнив, с какой яростью он смотрел на меня перед появлением Джерома и Картера.

С трудом верилось, что с того момента, как мы страстно сжимали друг друга в объятиях, прошло всего несколько часов.

– Может, – согласился Картер. – Но со мной ему не справиться. И с Джеромом тоже. А с нами обоими – тем более. В конце концов, именно это все и решило. Они не ожидали, что мы будем действовать заодно. Как одна команда. Теперь он двадцать раз подумает, прежде чем сунется сюда. Даже с учетом того, что в одиночку ты для него угрозы не представляешь.

Но это меня нисколько не утешило. Я думала о страстном и мятежном Романе, всегда готовом выступить против существующей системы. Такие личности склонны к мести. Я обольстила его, занималась с ним любовью, а потом предала. Результатом этого предательства стал крах его планов… и гибель сестры. «Слава богу, у меня есть сестра. Это единственное, что связывает меня с жизнью».

Он может на время затаиться, как предполагает Картер, но не надолго. В этом я не сомневалась.

– Он вернется, – прошептала я скорее себе, чем кому-то другому. – Однажды вернется.

Картер смерил меня пристальным взглядом.

– Вот тогда мы им и займемся.

Тут входная дверь распахнулась, и вошел Джером, как всегда, аккуратный и подтянутый. Неужели совсем недавно он участвовал в священной битве с собственным отпрыском?

– Ну что, с домашним хозяйством покончено? – спросил Картер.

– Да. – Взгляд демона устремился на Сета. – Он жив?

– Да.

Ангел и демон посмотрели друг на друга, после чего настала гнетущая тишина.

– Очень неожиданно, – наконец, пробормотал Джером. – Я готов был поклясться, что он умер. Ну что ж. Такие чудеса случаются каждый день. Думаю, нам придется стереть его.

Я встала.

– О чем вы говорите?

– Джорджи, я рад, что ты снова с нами. Кстати, ты чудесно выглядишь.

Его шутка меня разозлила. Я знала, что энергия Сета пошла мне на пользу.

– Что вы имеете в виду, говоря, что сотрете его?

– А ты как думаешь? Нельзя позволить ему уйти после того, что он здесь видел. Заодно я немного уменьшу его чувство. Он слишком привязан к тебе.

– Что? Нет. Вы этого не сделаете.

Джером вздохнул и напустил на себя вид великомученика.

– Джорджина, ты понимаешь, что ему открылось? Его необходимо стереть. Нельзя позволить ему знать о нас.

– И какую часть любви ко мне вы у него отнимете? – Воспоминания Сета, сейчас ставшие моими собственными, сверкали в моем мозгу, как драгоценные камни.

– Он будет с трудом вспоминать, что когда-то вы были знакомы. В последние недели ты относилась к своей работе еще небрежнее, чем обычно. – Но вряд ли в этом можно было винить Сета, главная роль принадлежала Роману. – Вы оба будете работать лучше, если вместо тебя он влюбится в какую-нибудь смертную женщину.

«А тебе никогда не хочется взбунтоваться?» – услышала я лукавый вопрос Картера, заданный мне целую вечность назад.

– Вы не должны делать это. Не должны забирать его любовь ко мне вместе со всем остальным.

– Раз уж я буду там, то заодно сотру и его воспоминания о тебе. Все равно он не сможет жить как прежде, зная о существовании сил добра и зла. Даже ты согласишься с этим.

– Некоторые смертные знают о нас, – возразила я. – Например, Эрик. Эрик знает, но хранит секрет.

Внезапно я поняла, что Эрик хранил секрет и Елены. Он понял это, проработав с ней много лет, но не раскрыл мне правды, ограничившись осторожными полунамеками.

– Эрик особый случай. У него дар. А простой смертный с этим не справится. – Джером подошел к дивану и бесстрастно посмотрел на Сета. – Так будет лучше.

– Нет! Пожалуйста! – крикнула я, подбежала к Джерому и схватила его за рукав. – Пожалуйста, не надо!

Архидемон повернулся ко мне. В его темных глазах читалось изумление. Как я посмела прикоснуться к нему? Сморщившись от этого взгляда, я поняла, что от его снисходительного отношения ко мне не осталось и следа. Что-то изменилось. Но это было важно. Я не знала, чем это вызвано. Возможно, появлением Сета. Или Романа. Может быть, чем-то другим. Ясно было одно: все изменилось.

– Пожалуйста! – умоляла я. – Пожалуйста, не надо. Не отнимайте меня у него… в смысле из его мозга. Я сделаю все, что вы хотите. Все. – Я вытерла лоб, стараясь выглядеть спокойной и владеющей собой, но поняла, что это не получишь.

Джером слегка приподнял бровь, похоже, мне удалось вызвать его интерес. Выражение вступать в сделку с дьяволом возникло не случайно. Мало кто из демонов мог противиться такому соблазну.

– Что ты можешь мне предложить? Секс подействовал на моего сына, но со мной этот номер не пройдет.

– Да, – согласилась я и бросилась напролом. – На него это подействовало. И на большинство мужчин действует тоже. Джером, я знаю свое дело. Лучше, чем вы думаете. Как, по-вашему, почему я единственный суккуб в этом городе? Потому что я лучшая. Пока у меня не началась эта хандра, ну, та депрессия, в которой я нахожусь сейчас… я могла соблазнить любого. И не просто ради их жизненной силы. Я могла командовать ими. Заставлять их делать все, что мне хотелось, вынуждать совершать грехи, на которые до встречи со мной они были не способны. И они совершали их, причем совершали с удовольствием.

– Продолжай.

Я сделала глубокий вдох.

– Вам надоело, что я все время имею дело только с нищими духом, верно? Что я пренебрегаю своими обязанностями? Так вот, я могу измениться. Могу набить ваш склад душ доверху. Я уже делала это раньше. А от вас требуется только одно. Отпустить Сета. Пусть он сохранит память. Все свои воспоминания.

На какое-то время взгляд Джерома стал задумчивым.

– Все души в мире не принесут мне никакой пользы, если он выболтает то, что видел.

– Сначала посмотрим, сумеет ли он с этим справиться. Когда он оживет и придет в себя, мы поговорим с ним. Если выяснится, что он не сможет держать язык за зубами, тогда… ну, тогда вы сотрете его память.

– А кто будет решать, сможет он держать язык за зубами или нет?

Я замешкалась. Мне не хотелось, чтобы окончательное решение принимал демон.

– Картер. Картер может сказать, лжет человек или нет. – Я посмотрела на ангела. – Вы поймете, можно ему верить или нет, правда? Можно ли ему позволить… знать о нас?

Картер посмотрел на меня взглядом, смысла которого я не поняла.

– Да, – в конце концов, подтвердил он.

– А что будешь делать ты? – спросил Джером. – Ты сдержишь обещание, если Картер решит, что ему доверять нельзя?

Вопрос прозвучал слишком жестко. Мне казалось, что в этом случае Джером будет не вправе требовать выполнения условий сделки. Но я была готова рискнуть. В том, что Сет никому не расскажет о делах бессмертных, сомневаться не приходилось. Я открыла рот, чтобы дать согласие, но краем глаза увидела, что Хью покачал головой. Бес нахмурился, постучал пальцем по часам и произнес одними губами слово, которого я не поняла.

Но затем меня осенило. Время. Я слышала рассказы Хью и знала правило торговли: сделка с бесом должна иметь свой срок.

– Если Сет сохранит память, я буду добросовестно выполнять обязанности суккуба целый век. Если ее сотрут, я буду делать это… тридцать лет.

– Пятьдесят, – возразил Джером. – Мы не смертные. Даже век ничего не значит перед лицом вечности.

– Пятьдесят, – равнодушно согласилась я, – но не больше, чем требуется для выживания. Что бы вы ни думали, я не собираюсь заниматься этим каждый день. Я стану вступать в связи с мужчинами только при необходимости, но эти связи будут бурными. Очень бурными и греховными. С достойными мужчинами. Я буду делать это… раз в месяц-полтора.

– Этого мало. Каждые две недели, нуждаешься ты в этом или нет.

Я закрыла глаза. Торговаться дальше не было сил.

– Каждые две недели.

– Очень хорошо, – сказал Джером, но тут же предупредил: – Ты будешь выполнять условия сделки до тех пор, пока я по каким-либо причинам не решу ее аннулировать. Я, а не ты, ясно? Так что увильнуть тебе не удастся.

– Знаю. Я согласна.

– Тогда по рукам?

Он протянул руку. Я без колебания приняла ее, и между нами проскочила искра. Демон еле заметно улыбнулся.

– Договорились.


предыдущая глава | Падший ангел | cледующая глава