home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




Рис. 98. Звонница Саввино-Сторожевского монастыря в 1999 году, Видна большая пустая ниша (с окном на задней стене), где до 1941 года висел огромный Звенигородский колокол. Фотография сделка авторами книги в мае 1999 года


Историки сами сообщают, что колокол прославил Звенигород далеко за пределами России [294], с. 116. Как же могло случиться, что на ЮБИЛЕЙНЫХ конференциях по истории монастыря никто из докладчиков ни единым словом не обмолвился о легендарном колоколе и о надписи на нем? Неужели историкам не хочется разобраться в том, какими буквами писали на Руси в XVI–XVII веках? Возникает впечатление, что — да, не хочется.

Далее. Почему в объемистой книге [422], специально посвященной истории Саввино-Сторожевского монастыря, среди двухсот ее страниц не нашлось достойного места для ПРОРИСОВКИ надписи на Звенигородском колоколе? Приведена лишь одна старая небольшая фотография колокола, снабженная СКУПЫМ КОММЕНТАРИЕМ, полностью процитированным нами выше [688], с. 176. Да еще фотография уцелевшего обломка колокола, выставленного в музее монастыря. Почему НИ В ОДНОМ из изданий [294], [422], [943], [688], продававшихся в 1999 году, на территории Саввино-Сторожевского монастыря, тоже НЕТ ПРОРИСОВКИ надписи на Звенигородском колоколе? Как-никак, повторим еще раз, знаменитый колокол был помещен на старый герб города Звенигорода и разнес славу о монастыре «далеко за пределы России» [294], с. 116.

Кстати, кем и при каких обстоятельствах был уничтожен колокол в 1941 году? Об этом почему-то в изданиях [294], [422], [943], [688] не говорится ни слова. Что стало с другими осколками колокола (один выставлен в музее)? Молчание. В 1999 году (когда мы посетили монастырь) рядом со старой звонницей монастыря лежал лишь обломок языка Звенигородского колокола, рис. 97. На нем никаких старых надписей нет. Стоит отметить, что во время войны Звенигород не был захвачен немецкими войсками [422], с. 187. Известно также, что ни один фашистский снаряд не упал на Саввино-Сторожевскии монастырь, на звоннице которого находился Звенигородский колокол вплоть до 1941 года [422], с. 187. См. рис. 98. Так что в данном случае не фашисты уничтожили эту бесценную реликвию русской истории.

Далее. «В годы Великой Отечественной войны в Саввино-Сторожевском монастыре размещалась воинская часть» [422], с. 190. Но вряд ли наши военные ответственны за гибель огромного 35-тонного колокола. Надо полагать, в годы войны им было не до колоколов, поскольку орудия в наше время изготовляют из стали, а не из старой колокольной меди.

В книге «Древний Звенигород» [581] предлагается следующая версия гибели Звенигородского колокола: «Колокол пытались снять в 1941 году при подходе фашистских войск, но неудачно, и он разбился (в Звенигородском музее сохранились лишь его фрагменты)» [581], с. 186. Хорошо. Допустим, что историки или археологи действительно хотели вывезти ценный колокол в безопасное место, чтобы сберечь его. Но случайно разбили. Что следовало бы сделать в таком случае? Скорее всего, неуклюжие рабочие должны были бы по приказу заботливых историков, руководивших операцией, бережно подобрать с земли все обломки, погрузить их в грузовики — надо полагать, специально выделенные для этой цели — и вывезти на хранение. Но тогда почему же все эти обломки не были после окончания войны выставлены в музее монастыря? Пусть и в искалеченном виде, но колокол можно было бы нам показать. В конце концов, какие-то обломки можно было бы и склеить. Вместо этого нам показывают всего один небольшой осколок колокола, рис. 93. Где остальные обломки? Если их сегодня нет, то кто и когда их уничтожил?

Так кто же все-таки расколол колокол? Случайно ли, что, как только сложились «подходящие обстоятельства» — война, разруха и т. п., - тут же знаменитый колокол погиб? Сбросили со звонницы? Кто? Не те ли, кто давно мечтал уничтожить яркий след русской старины, упорно не желавший вписываться в скалигеровско-романовскую историю? Воспользовались «удобным случаем», чтобы навсегда лишить нас очевидца подлинной истории Руси-Орды?

Стоит обратить внимание на еще одну странность, связанную со Звенигородским колоколом и указанную нам В. Н. Смоляковым. Выше мы привели старый герб города Звенигорода с изображением колокола, рис. 96. В книге «Гербы Российской империи» [162], с. 56 этот герб приведен, и про него сказано что он был Высочайше утвержден в декабре 1781 года. Но тут же рядом в книге [162] приведен еще один, более поздний герб города Звенигорода, утвержденный через сто лет, в 1883 году ОНИ РАЗИТЕЛЬНО ОТЛИЧАЮТСЯ. В описании старого герба 1781 года сказано, что ВЕЛИКИЙ колокол отлит из МЕДИ и по краю его идет надпись «неизвестными ныне литерами». А на гербе 1883 года, тоже Высочайше утвержденном, никакой «тайной надписи» уже нет. А про сам колокол говорится, будто он серебряный. Мы цитируем: «На лазуревом щите СЕРЕБРЯНЫЙ колокол с золотыми украшениями» [162], с. 56. Ни о каких «неизвестных литерах» уже не упоминается ни единым словом! Спрашивается: почему Романовы в конце XIX века заменили колокол на гербе Звенигорода? При этом убрав с него «не читаемую» надпись. А вместо меди почему-то оказалось серебро.

В связи с этим возникает законный вопрос. Верно ли, что колокол, уничтоженный в Звенигороде в 1941 году, был тем самым старым ВЕЛИКИМ Звенигородским колоколом, о котором нам известно из летописей? Ведь недаром же считается, будто существовало ДВА звенигородских Благовестных колокола. Отлитый якобы в 1652 году и с «неизвестной судьбой» [294], с. 116. И другой, отлитый якобы в 1668 году, сохранявшийся до 1941 года, пока не был кем-то разбит. Вероятно, первый, старый Звенигородский колокол, прозванный ВЕЛИКИМ, был Романовыми просто уничтожен. Чем-то он их сильно не устраивал. После чего про уничтоженный Великий колокол тут же распустили слух, будто «судьба его неизвестна». Вместо него долгое время напоказ выставляли другой колокол. Впрочем, тоже с «тайнописью». Скорее всего, уже с несколько другой, менее опасной. Надо полагать, подобные старые русско-ордынские колокола «с тайнописью» в XVII–XVIII веках еще существовали. Так что можно было заменить один на другой. И лишь в 1941 году наконец уничтожили и этот, «менее опасный» колокол. Улучили подходящий момент. Все-таки сочли вредным и его.


Рис. 97. Обломок языка Звенигородского колокола, выставленный сегодня рядом со звонницей Саввино-Сторожевского монастыря. Фотография сделана авторами книги в мае 1 | Великая смута. Конец Империи | 7.  Как писали в Европе до XVII века. Так называемая «европейская тайнопись»