home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement





Рис. 58. Дата на бересте: 7282 (арабскими буквами) [индикт] 7. (церковно-славянское «земля») в сравнении с такой же датой, набранной из цифр почерков конца XVIII века. Эта дата в пересчете на принятое сегодня летоисчисление означает 1774 год н. э. (7282–5508=1774)


Теперь обратим внимание, что правее и выше числа 7282 на бересте прибавлена еще и церковно-славянская цифра-буква «з», то есть 7, рис. 53. Легко понять, что именно она означает в данном случае. Это так называемый «индикт», то есть номер года по особому циклическому счету с 15-летним периодом.

Важно подчеркнуть, что в 1774 году индикт ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛ РАВЕН СЕМИ.

Отметим, что добавление индикта к дате превращает ее в более «церковную», соответствующую тому образцу датировок, который был принят в старых русских церковных книгах. Вполне естественным представляется и то, что архаичный индикт, в отличие от более современной основной даты, передан старинными славянскими, а не современными арабскими цифрами.

В заключение обратим внимание, что в дате на бересте после первой семерки внизу стоит маленькая закорючка, по-видимому обозначающая точку, рис. 53. Отметим, что на бересте нельзя процарапать точку так, как это можно сделать, например, пером на бумаге. Поэтому вместо точки могли вписать лишь небольшую закорючку. Этой точкой-закорючкой отделены, по-видимому, старшие разряды — то есть тысячи — от остальных цифр даты. Напомним, что тысячи в датах, обозначенных арабскими цифрами, очень часто отделялись точкой от остальных цифр, см. [ХРОН1] и [ХРОН2].

Кстати, при записи дат церковно-славянскими цифрами точка для отделения старших разрядов не использовалась. Вместо этого применялся особый значок тысяч, состоящий из перечеркнутой два раза косой черточки. Он ставился не после, а впереди той цифры, которая обозначала тысячи. Такой значок очень легко процарапать на бересте, поскольку он состоит лишь из прямых черт. Но его здесь нет. Уже одно это обстоятельство наводит на мысль, что дата на бересте записана совсем не церковно-славянскими цифрами, как думают А. А. Зализняк и В. А. Янин [290:1].

Расскажем теперь, как прочитали эту дату А. А. Зализняк и В. А. Янин. Это достаточно интересно и в определенном смысле поучительно. Цитируем:

«И еще одна любопытная (то есть как бы не столь уж важная? — Авт.) деталь. Под изображением св. Варвары на бересте процарапана дата, читаемая как 6537 г. (от сотворения мира), что соответствует 1029 г. н. э. ПЕРВАЯ, ТРЕТЬЯ И ЧЕТВЕРТАЯ ЦИФРЫ ПЕРЕДАНЫ СЛАВЯНСКИМИ ЗНАКАМИ, А ВТОРАЯ, ПО ПРЕДПОЛОЖЕНИЮ С. Т. БОЛОТОВА, — ЛАТИНСКИМ ЗНАКОМ. Значит, изобразил св. Варвару человек, который затруднился передать обозначающее 500 число по-славянски, но знал, как его пишут в соответствии с западной традицией» [290:1], с. 203.

Мы воздержимся от развернутых комментариев по поводу такого странного способа прочтения числа, записанного обычными, используемыми и сегодня арабскими цифрами. Сообщим лишь заинтересованному читателю, как должна выглядеть дата 6537 (то есть 1029 год н. э., так как 6537–5508 = 1029), переданная славянскими буквами-цифрами. Она записывается так:

S Ф Л 3

Здесь S — это славянское «зело», обозначающая (при наличии особого дополнительного значка) число 6000;

Ф — славянская буква «ферт», обозначающая 500;

Л — славянская буква «люди», обозначающая 30;

3 — славянская буква «земля», обозначающая 7.

НИЧЕГО ПОДОБНОГО НА БЕРЕСТЕ НЕ НАПИСАНО.! НА НЕЙ НЕТ НИ ОДНОЙ ИЗ ЭТИХ БУКВ, КРОМЕ ПОСЛЕДНЕИ — БУКВЫ «ЗЕМЛЯ». Но буква «земля» здесь ничего не решает. Во-первых, она относится к разряду ЕДИНИЦ, поэтому даже если бы она и относилась к самой дате, то не могла бы на нее существенно повлиять. А, во-вторых, она к основной дате не относится. На рис. 53 хорошо видно, что буква «земля» на бересте выписана совсем не слитно с остальными цифрами. Она явно смещена сильно вправо и вверх от основной даты и, очевидно, означает нечто отдельное. Как мы уже говорили, это действительно славянская цифра на бересте, но она стоит тут сама по себе и обозначает индикт 1774 года. Который действительно был равен семи.

Обратимся к первым трем цифрам, рис. 53. Если это церковно-славянское число 6537, как утверждается в [290:1], то этими цифрами должны быть «зело», «ферт» и «люди». Можно ли, хотя бы при большом желании, «увидеть» их на бересте? Давайте разберемся.

Начнем с того, что первая буква «зело», передающая 6000, должна иметь особую отметку тысяч, о которой уже говорилось выше. На бересте ПОДОБНОЙ ОТМЕТКИ НЕТ, рис. 53.

Но это еще не самое главное. Отметку могли и опустить. В общем-то цифру 7 на бересте «натянуть» на церковно-славянское «зело» можно, рис. 53. Правда, для этого придется зеркально отразить «зело», загнув ее верхнюю часть в другую сторону. Но такой способ чтения цифры «зело» в церковно славянских датах применяется некоторыми историками довольно часто. По нашему мнению, он не обоснован. Но здесь мы не будем в это вникать и на время согласимся с тем, что первая цифра прочтена А. А. Зализняком и В. Л. Яниным верно.

Обратимся к самой главной цифре — второй. Почему именно она является главной? Очень просто. Это цифра сотен. Ясно, что именно сотни определяют приблизительную датировку. Все другие цифры уже не так важны. Например, о значении Цифры в разряде тысяч можно, в конце концов, и догадаться. Ведь ее изменение сдвигает дату по меньшей мере на тысячу лет. Ошибиться на тысячу лет все-таки не так просто (хотя и такое встречается при чтении «древнейших» дат, но мы не бу дем в это углубляться, см. подробности в [ХРОН1] и [ХРОН2]). Что же касается цифр десятков и единиц, то они, наоборот, даже «совместными усилиями» не могут сдвинуть дату более чем на 100 лет. То есть опять-таки на приблизительную датировку не влияют.

Итак, «критической» здесь является только цифра сотен. Посмотрим, какой она должна была бы быть, если бы «новгородская дендрохронология» была правильной. Можно ли найти нечто подобное на бересте? Сразу скажем, что нет, нельзя. И как следует из приведенной выше цитаты, А. А. Зализняк и В. Л. Янин фактически вынуждены признаться в этом. Напомним, что береста была найдена в слое, датированном по методу В. Л. Янина ПЕРВОЙ ТРЕТЬЮ XI ВЕКА [290:1], с. 202. Простой арифметический расчет показывает, что для того, чтобы год на бересте соответствовал указанной датировке В. Л. Янина, необходимо, чтобы цифра сотен в нем означала 500 или 400.

В первом случае, без учета десятков и единиц, получался бы 6500 год, то есть 992 год н. э. Десятки и единицы сдвинули бы эту дату в XI век, что и «требуется». При этом в качестве десятков (а тем более единиц) подошла бы любая цифра, кроме 90 Ясно, что это — самый выгодный случай для помещения окончательной даты в XI век.

Второй случай был бы намного хуже. Если бы вторая цифра была 400, то без десятков и единиц получался бы 6400 год, то есть 892 год н. э. (6400–5508 = 892). Это намного «хуже» первого случая, поскольку для попадания окончательной даты в XI век теперь пришлось бы предъявить очень жесткие требования к цифре десятков. А именно подошла бы только цифра-90, изображаемая по-славянски буквой «червь» (Ч). Пришлось; бы немало повозиться с этой берестой, «натягивая» то, что там написано на букву Ч. Поскольку такой буквы там просто нет,1 рис. 53.

А. А. Зализняк и В. Л. Янин настаивают на первом случае. Но все-таки они не осмелились заявить, что церковно-славянская цифра 500, то есть буква «ферт» (Ф), действительно присутствует на бересте. Что же касается высказанного в [290:1] предположения, что все цифры начбересте СЛАВЯНСКИЕ, а только одна из них — САМАЯ ГЛАВНАЯ — почему-то оказалась ЛАТИНСКОЙ, то здесь надо сказать следующее. Поскольку, как уже было объяснено, все дело в этой и только в этой цифре, то предположение о том, что именно она взята из какой-то другой цифровой системы (например, латинской), полностью обесценивает «прочтение» этой даты. Ведь совершенно ясно, что, какая бы буква или цифра тут ни стояла, при желании всегда можно подобрать такую иностранную систему обозначений, в которой нужное вам прочтение этой цифры будет если не очевидным, то хотя бы допустимым. Напомним, что речь здесь идет не о четкой, каллиграфически выписанной дате, а о царапинах на бересте.

Спрашивается: похожа ли вторая цифра (двойка) на бересте на латинскую букву D, обозначающую 500? См. рис. 53. Строго говоря — нет. Но натянуть можно. Тем более что, по сути дела, эта натяжка будет иметь некоторый смысл. В самом деле, здесь стоит двойка. А мы уже видели, что в почерке XVIII века двойка писалась в точности как русская рукописная буква Д. Но русской Д как раз и соответствует латинское D. Рукописные формы этих букв, вероятно, были похожи.

Но тогда почему четвертую цифру надписи — точно такую же двойку — А. А. Зализняк и В. Л. Янин уже не прочли как латинскую D, то есть 500? Каким образом вместо этого они увидели в оставшейся части даты лишь церковно-славянское Л («люди») с цифровым значением 30? Ведь в букве Л всегда было только две черточки. А на бересте в этом месте их намного больше, рис 53. Неужели видим только то, что хотим? Но так можно «прочесть» здесь почти любую наперед заданную дату.

Итак, зададим теперь уже чисто риторический вопрос. Можно ли четко выписанную почерком конца XVIII века дату, означающую 1774 год н. э., отнести к XI веку? Нам представляется, что нет. Или по крайней мере очень трудно. Но знакомство с работой А. А. Зализняка и В. А. Янина показыет, что при желании это делается легко. Мы столкнулись с ярким примером того, что, какова бы ни была дата на старинном предмете, выкопанном из земли, некоторые историки прикладывают максимальные (как в данном случае) усилия прочесть ее так, чтобы хронология Скалигера все-таки «подтвердилась».

Кстати, датировка бересты XI веком все же породила «проблему» в исторической науке.

«Находка сразу же породила проблему. Усадьба „Е“, где она была обнаружена, находится на древней Черницыной улице, которая получила свое название от некогда расположенною на ней девичьего монастыря св. Варвары. РАЗУМЕЕТСЯ, В ПЕРВОЙ ТРЕТИ XI в. НИКАКОГО МОНАСТЫРЯ ЗДЕСЬ БЫТЬ ЕЩЕ НЕ МОГЛО: самые ранние монастыри на Руси возникают лишь во второй половине XI в., а новгородский Варварин монастырь впервые упомянут в летописи под 1138 г., то есть более чем на 100 лет позднее нашей находки» [290:1], с. 202.

Итак, оказывается, что на том месте, где найдена береста, в позднейшие времена находился монастырь Св. Варвары. А на бересте как раз и изображена святая Варвара, рис. 52. Понятно, что береста была обронена здесь (или закопана), скорее всего, именно в то время, когда здесь существовал монастырь. Вероятно, он стоял там и в 1774 году, когда береста была покрыта надписями. И тогда все становится на свои места.

Возникает вопрос: почему на бересте проставлен именно 1774 год? И почему вообще там есть дата? Ведь на Руси обычно не ставили дат под изображениями святых. Конечно, ответы на этот вопрос могут быть самыми разными, и мы не предлагаем здесь окончательного решения. Однако трудно не заметить, что 1774 год — это в точности год разгрома Пугачева. Именно тогда по всей России развернулись жестокие преследования всех тех, кто поддерживал «мятежника» [941], с. 52, [85], том 35, с. 280. Масштаб этого события мы начинаем понимать только теперь, когда становится ясно, что разгром Пугачева был, скорее всего, не «подавлением крестьянского восстания», как нас учат в курсе истории, а военным поражением враждебного Романовым огромного русского сибирского государства XVIII века со столицей в Тобольске. На Западе это государство называли «Московской Тартарией», а самоназвание его было, вероятно, просто «Москва». См. раздел, посвященный нашей реконструкции событий «пугачевской войны» в [ХРОН4], гл.12. Таким образом, 1774 год был, по-видимому, годом крупнейшего перелома в русской и мировой истории. Перелома, болезненно коснувшегося всех слоев русского общества. Может быть, именно поэтому 1774 год и был записан на бересте под изображением св. Варвары. Повторим, что просто так обозначений годов под изображением святых обычно не ставили.

В заключение скажем несколько слов и о втором предмете, обсуждаемом в [290:1], — трехдошечной «Новгородской псалтыри». На ней, к сожалению, нет явных дат. По крайней мере, в [290:1] об этом ничего не говорится. Но датировка этих навощенных дощечек XI веком н. э., предлагаемая в [290:1], кажется необоснованной. То, что ее нашли в слое, датированном Б. Л. Яниным «первой четвертью XI века» [290:1], с. 203, как мы уже убедились на примере бересты с датой 1774 год, ни о чем не говорит. Как и береста, эти дощечки вполне могут быть предметом XVIII века. Все примеры написания отдельных слов на этих дощечках, приведенные в [290:1], с. 206, встречаются и в рукописях XVIII века. Например, в старообрядческих. То же можно сказать и о почерке на дощечках, судя по фотографии в [290:1], с. 205. Ничего невозможного для XVIII века в этом почерке нет.

Кстати, любопытно само название таких дощечек, употреблявшихся, как считается, в «античные» времена. А также название особых палочек, которыми на таких дощечках писали.

«Кодекс содержит четыре восковые страницы, так называемые церы… Хорошо известно, что церы — навощенные дощечки — широко употреблялись для письма в древних Греции и Риме, а также в средневековой Западной Европе… Орудием письма на церах служили „стилосы“ — металлические или костяные стержни, заостренные для писания по воску на одном конце и снабженные плоской лопаточкой для стирания написанного на другом… Такие инструменты имеют ОБЯЗАТЕЛЬНУЮ ЛОПАТОЧКУ» [290:1], с. 202–203.

Итак, «античные», «древнегреческие» и «древнеримские» навощенные дощечки, на которых царапали буквы, назывались церами. А палочки, которыми «древние» греки и римляне (а также средневековые европейцы) эти буквы СТИРАЛИ, назывались СТИЛОСАМИ. Не странно ли, что оба эти слова идеально соответствуют русским словам ЦАРАПАТЬ или ЧЕРНОВИК в случае дощечек-цер и СТИРка или СТЕРка (СТИЛОС) в случае стёрок — стилосов. Напомним, что стилосом называлась не любая палочка для царапанья на церах, а толь-Я ко такая, которая имела на конце лопаточку для стирания написанного. По-русски она и сегодня называлась бы СТЁРКОЙ. Что касается перехода букв Р и Л друг в друга во многих словах, то примеров этого можно привести очень много. Например, название города Амстердам раньше писали как «Амстелдам», см. [ХРОН1], гл. 1 и т. п. Замена же Ч в Ц (черновик — цера) в так называемых цокающих говорах является просто правилом.

ВЫВОД. Прочтение даты на бересте как даты якобы XI века предложенное академиками А. А. Зализняком и В. Л. Яниным по нашему мнению, глубоко неверно. Они «ошиблись» примерно на 700 лет. Мы привели аргументы, показывающие, что в действительности здесь написан 1774 год, то есть конец XVIII века.


Рис. 57 Увеличенный фрагмент предыдущего рисунка с надписью. Взято из [330:1], с. 210 | Русь и Орда. Великая империя средних веков | 11.7. Как историки ответили на нашу статью в «Вестнике РАН» о новгородских датировках А. А. Зализняка и В. Л. Янина