home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Днем, однако, Ахилл был занят укреплением шатра (все понимали, что эту ночь проведут еще здесь) и охотой: рыбы было много, но раненым нужен и мясной бульон. Поэтому за лодкой они с Терситом отправились уже к вечеру.

Солнце стояло низко, и берег окрасился в торжественный и грустный пурпур, по камням и песку растекалась жидкая кровь заката, тихого, без ветра и облаков, но тревожного: спокойствие моря не обмануло заходящего солнца – откуда-то издали надвигались новые шторма. Но эта ночь обещала быть спокойной.

Лодка лежала там, где нашел ее спартанец. Ее выкинуло штормом локтей на сто от линии прибоя. Она выглядела внушительно – длинная, крепкая, с хорошо просмоленым днищем, в котором Ахилл, к радости своей, не заметил ни одной пробоины.

– Если борта также целы, то на ней уже завтра можно будет плыть! – проговорил Пелид, обойдя вокруг находки и пошевелив ее ногой. – Весел нет, но такое расстояние пройдем, в крайнем случае, и с шестами – лишь бы утро было тихим. Отойди-ка, Терсит, я ее переверну!

Лодка лежала, завалившись на левый борт, и герой, поддев обеими руками правый, дернул ее вверх. Она легко перевернулась, встав на днище. И тут же оба ахейца невольно отпрянули: под лодкой, прямо на жесткой и неровной морской гальке, лежали ничком два человека. Они спали. Их одежда, сильно изорванная и мокрая, опутанная водорослями, мало что могла сказать об этих людях. Видно было только, что один из них, судя по всему, еще совсем молод, широкоплеч и строен, второй – старик, совершенно седой, жилистый, с сухими, но крепкими руками. Что же пришлось им перенести и в каком они были изнеможении, если уснули прямо в мокрой одежде, видимо, даже не попытавшись отыскать поблизости какое-нибудь жилье!

– Это же наши! – ахнул Терсит. – Вот, точно вижу – наши... Эй, люди, эй, проснитесь!

Молодой первым поднял голову и привстал, опираясь на руки. Его лицо было облеплено мелким крошевом гальки, через левую щеку тянулась косая ссадина и ниточки крови ползли от нее к подбородку.

Он всмотрелся, видя лишь две темные фигуры – заходящее солнце было как раз за спиной Ахилла и Терсита.

– Не убивайте нас, троянцы! – сказал он хрипло. – Или убейте меня одного: мой старый отец не участвовал в штурме Трои и отговаривал от этого царей. Хотя бы его пощадите!

– Антилох! – воскликнул Ахилл, узнав голос молодого воина раньше, чем разглядел его лицо. – И... Нестор?! Морские духи! Да как вы попали сюда?!

Антилох тоже узнал своего базилевса и вскочил на ноги, хотя его шатало от слабости и усталости.

– Нет! – крикнул он в отчаянии. – Не надо! Разве я не служил тебе, не прекословя ни в чем? Разве я был в чем-то хуже любого из твоих воинов, богоравный Ахилл? Зачем ты пришел за мной?!

– Перестань! – Пелид понял, в чем дело, и спешил разуверить юношу, от страха совершенно потерявшего голову. – Я знаю, кем ты меня считаешь, но я...

– Не лишай меня жизни! – вновь крикнул Антилох, скользя на камнях и отступая спиной вперед. – Без меня погибнет отец, а он ведь любил тебя!

– Антилох, как тебе не стыдно!

Это произнес старый Нестор, от шума тоже проснувшийся Он привстал на колени и почти спокойно наблюдал за происходящим.

– Неужели ты не видишь, что он живой? – воскликнул мудрый старик, успокаивая сына. – Тень мертвеца не могла бы перевернуть лодку. И потом, смотри: у него перевязано колено, и на повязке выступила кровь. Тени не источают крови. Он живой, говорю тебе!

– Колено я расшиб, ворочая плиты в зале титанов... – улыбнулся Ахилл.

– Да живой он, можете проверить! – вмешался Терсит, хватая Пелида за локоть. – Вот, я же его трогаю!

Антилох, наконец, пришел в себя.

– Но... Если так, то... Ахилл, прошу тебя, дотронься и до меня! Я не хочу сомневаться!

Некоторое время спустя они все вместе уселись возле костра, разожженного царицей Гекубой. Нестор и его сын жадно ели жареную рыбу и ореховые лепешки. Когда же они немного пришли в себя, старик сам, не дожидаясь вопросов, стал рассказывать:

– Когда Троя пала и наши воины, почти все пьяные и одуревшие от крови, стали грузить добычу на корабли, началась ссора. Многие начали припоминать мне, что я не одобрял плана Агамемнона и Менелая врасплох захватить Трою...

Когда мы вышли в море, вновь разгорелся спор, и тут кто-то из воинов стал кричать, что меня надо лишить моей части добычи, потому что я не штурмовал город и хотел помешать им... Я пытался их образумить, но в море они еще напились – на судне было несколько бочек вина... Корабль Неоптолема оказался далеко впереди, остальные базилевсы еще дальше, а на нашем корабле заправлял кормчий Ликон, который всегда меня не любил. Он назвал меня «старым трусом и предателем». Я не мог не возмутиться. Но сказал лишь несколько резких слов. И тут воины кинулись на меня.

– Я пытался защитить отца, – подхватил Антилох, – но их было много. Его ударили раз и другой и сбросили в море. Я кинулся за ним, и пока отец приходил в себя, поддерживал его на воде. Берег был уже очень далеко, мы думали, что утонем, тем более, что начался шторм, но тут мы увидели в волнах обломок мачты. Возможно, это наш корабль не выдержал бури, может, другой.

Нам с отцом удалось спастись, ухватившись за эту мачту. Когда утром шторм утих, мы увидали, что нас принесло назад, к Троянской бухте.

– Я понял, что боги карают нас за гибель великого города, – сказал Нестор печально. – Мы с сыном были полуживые от холода и усталости... Нам нечем было развести огонь, и идти мы не могли. Набрали устриц и съели их сырыми. Потом увидели лодку, забрались под нее и сразу уснули. Вот и все. Если вы позволите нам здесь остаться, хотя бы какое-то время, мы постараемся быть полезными вам.

– Конечно, оставайтесь! – сказала Гекуба, ласково подавая старику чашку с немного разбавленным водой хлебным вином. – Верно, Гектор, пусть остаются?

– Двое здоровых мужчин для нас сейчас – дар богов, – ответил Гектор.

За день ему стало настолько лучше, что вечером он с помощью Ахилла сумел выйти к костру и полулежал на травяной подстилке, наслаждаясь свежим морским воздухом после продымленного тесного шатра. Ступать на поврежденную ногу троянский герой еще не мог, она сильно болела, но остальные раны заживали быстро и уже не вызывали опасений.

– Надо готовить лодку, братец, – сказал он Ахиллу, вновь называя его так, как когда-то звал погибший друг. – Утром отправимся к Агелаю. И хорошо бы, погода продержалась до полудня – к вечеру, думаю, опять заштормит – видишь, какие облака?

– Я помогу с лодкой! – сказал Антилох, доедая свой ужин и залпом допивая вино.

– Тебе надо отдохнуть, – возразил Ахилл. – Пентесилея мне поможет. И Троил с Терситом. А ты побудь у костра с царицей и посторожи шатер.

За ночь они сумели сделать некое подобие весел. Простой и остроумный способ их изготовления предложил Антенор – ему случалось видеть такие приспособления у варваров. В одной из соседних рощиц срезали несколько прямых стволов ореха с развилкой на высоте в пять-шесть локтей, очистили от веток и коры, а получившиеся в конце каждой палки рогатины обтянули кусками конской шкуры, прошив их ремешками. Такой «лопастью» вряд ли можно было оттолкнуться от дна или от берега, но для этого годился и другой конец весла, а грести при достаточной сноровке труда не составляло.

Утром, пока Ахилл и Пентесилея проверяли лодку, спускали ее на воду и подгоняли поближе к шатру, Крита с Троилом, придумавшие нести дежурство вдвоем, заметили на равнине нескольких лошадей. Юная амазонка заявила, что легко их поймает. Лошади могли пригодиться, и Гектор, у которого девочка спросила разрешения отлучиться, кивнул: «Лови!»

Меньше, чем через час Крита прискакала на вороном коне, ведя в поводу еще одного коня и двух кобыл. Лошади были не оседланы, но взнузданы, что очень помогло амазонке. Вероятно, во время штурма Трои скакуны убежали из горящего города.

Этой находке больше всех обрадовался Ахилл: в огромном вороном жеребце он сразу узнал своего Рея. Красавец-конь тоже узнал героя, потянулся к нему мордой и довольно зафыркал.

– Если бы еще и Тарк нашелся! – воскликнул Пелид и в задумчивости замолчал.

– Думаешь, его убили? – спросила Пентесилея.

– Не думаю. Его взял Гектор, когда... когда был убит я. Тарк жил во дворце, в покоях Андромахи. Во время штурма его не видели ни Гектор, ни Троил. Ахейцы едва ли убили бы мою собаку. Но он мог убежать на поиски Андромахи, которую очень любил и которую я когда-то приказал ему охранять. Он мог найти ее и мальчика. Если так, то он и сейчас с ними.

– Это поможет нам искать их! – воскликнула амазонка обрадованно, – рабов ахейцы увезли много, а второго такого пса нет!

Герой быстро посмотрел на нее.

– Ты что, хочешь тоже отправиться на поиски?

– Но ты же сказал, что поедешь с Гектором. А я не хочу больше расставаться с тобой. Никогда! – И тут же она добавила, опуская глаза:

– Если только ты позволишь мне, муж мой!

Ахилл поцеловал ее.

– Я тоже не хочу тебя оставлять. И знаю, что ты выдержишь любую дорогу. Хорошо.

Перед тем, как отправиться к хижине Агелая, Ахилл пошел взглянуть на курган Патрокла. Ему нечего было принести в жертву, он шел туда лишь проститься. Героя не удивило, что рядом с именем покойного друга на камне было выбито и его собственное: ахейцы не сумели предать его тела костру, но все же почтили его память надписью. В вершину кургана острием вниз было вкопано копье героя – если его доспехи и меч были желанны многим ахейским героям, то «пелионским ясенем» не смог бы владеть никто, и его оставили здесь. Ахилл обрадовался этой находке и, ухватившись за могучее древко, легко вытащил копье. Железный наконечник не успел заржаветь.

Лодка была готова. Гекуба с Еленой и Авлоной увязали в овечьи шкуры весь небогатый скарб обитателей шатра, немного оставшегося мяса и лепешек, сняли и сам шатер и бережно свернули – никто не знал наверняка, цело ли жилище старого пастуха. Все это было погружено в пригнанное к берегу суденышко. Потом Ахилл со всей осторожностью перенес в лодку Деифоба. Антенор попытался встать, но, не сделав и двух шагов, зашатался и побелел: две раны в груди и рана в боку едва закрылись, и лучше было не рисковать. Терсит с Антилохом подставили богатырю сцепленные «креслом» руки и мигом доставили его к лодке. Что до Гектора, то ему уже сильно полегчало и, если бы не поврежденная нога, он сумел бы, пожалуй, дойти и сам.

– Помоги, братец! – попросил он Ахилла. – Подставь плечо, и я как-нибудь допрыгаю.

– Чтобы царь великой Трои прыгал, как воробей, на глазах подданных! Не допущу! – отрезал Ахилл. – Потерпи уж еще раз мои медвежьи объятия.

И он, в который раз, нежно и осторожно подхватил своего друга на руки.

– Боги, пошлите нам удачу! – воскликнула Гекуба, когда все погрузились.

На берегу оставались только Крита с Авлоной. Им предстояло берегом довести до бухточки лошадей и вместе с ними переправиться по воде, вокруг неприступных рифов, к тому месту, куда причалит лодка.

– Не опасно ли оставлять детей на берегу одних? – спросил старый Нестор, устраиваясь у руля: среди всех он был самым опытным кормчим.

– Они же амазонки! – вместо Пентесилеи ответил Ахилл. – Да и мы будем их видеть все время.

Море с утра оставалось спокойным, и плавание прошло безо всяких помех. Придуманные Антенором весла работали отлично. Когда приблизились ко входу в маленькую бухточку, начался отлив, и днище тяжело груженой лодки зацарапало дно.

– Ну-ка взялись! – крикнул Ахилл, легко соскакивая в воду и махнув рукой своим здоровым спутникам.

Пентесилея, Антилох, Терсит и Троил выпрыгнули следом. Их примеру хотел последовать и Нестор, но не успел... Пелид подхватил нос лодки, остальные ухватились за борта и корму, и суденышко, приподнятое на поллоктя вверх, в одно мгновение миновало мель.

– Как здесь хорошо! – проговорила царица Гекуба, когда они причалили к берегу.

Бухточка была, действительно, необычайно красива. Почти идеально круглая, она сверкала, как чистая серебряная тарелка, среди окружавших ее крутых, но совсем не грозных скал – золотистых, уступчатых, заросших кедром и кипарисом. Эти вечнозеленые деревья и зимой украшали скалы пышно и нарядно.

– Вон там начинается тропа! – показала Елена. – Она только кажется очень крутой, на самом деле по ней совсем не трудно подняться.

В это время в бухточку въехали по воде юные всадницы, ведя в поводу остальных трех лошадей.

– На всякий случай, я пойду вперед, без ноши и с копьем, – сказал Ахилл. – Терсит и Пентесилея понесут Гектора, Антилох с Нестором – Деифоба, а Троилу и Крите придется поднатужиться и помочь Антенору. Справитесь?

– Подумаешь! – воскликнул мальчик. – Он так похудел, что и нести-то нечего. Поднимем, Крита?

– Я и тебя в придачу подниму! – рассердилась девочка и покраснела.

– Авлона поведет лошадей, на них навьючим и поклажу. Ты, благородная царица и ты, Елена, пойдете последними, чтобы, в случае неприятной встречи, лошади вас прикрыли.

– Ты думаешь, там может быть кто-то чужой? – спросил Гектор друга.

– Я просто не знаю, что там может быть, – ответил Ахилл. – А за последнее время мы слишком часто встречали опасности там, где их, казалось, и быть не могло...

Однако когда, одолев тропу, пройдя немного через заросли кедра и, перейдя по узкому мостику небольшую речку, они вышли к расположенному в зеленой лощине жилью, их опасения рассеялись. Две аккуратные хижины выглядели жилыми и ухоженными, из просторного загона доносилось многоголосое блеяние, и тут же, дабы у путников не оставалось сомнений, дверца загона растворилась и оттуда выскочили с лаем две белые собаки, а за ними посыпались козы и овечки, и вышел красивый высокий старик, совершенно седой, одетый в грубый, до колен, хитон и широкий плащ из козьих шкур.

– Дедушка Агелай! – радостно закричала Елена, выбегая вперед.

– Добро пожаловать! – проговорил старик, казалось, даже не удивившись при виде невероятной процессии и не встревожившись, хотя идущий впереди великан с гигантским копьем мог бы вызвать его опасения. Можно было подумать, что он предвидел появление этих гостей, – Добро пожаловать, внучка Елена. Тебя и не узнаешь... Добро пожаловать, путники!

– Мы пришли с миром! – сказал Ахилл. – У нас раненые, и нам негде жить.

– Я вижу, – старик свистнул своим собакам, те отбежали назад и завертелись вокруг пастуха. – Моя хижина готова дать вам приют. Входите.


Глава 8 | Троя. Герои Троянской войны Книга 1 | Глава 10