home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


9

Туся проводила Толика отсутствующим взглядом, пока он не скрылся в подъезде. И надо же было такому случиться, что она выбрала именно это субботнее утро, чтобы поговорить с Толиком по душам, спокойно разобраться во всем, выяснить наконец-то, что с ними происходит в последнее время. Вот и выяснила. Теперь многое стало понятно: и его желание взять тайм-аут, и затянувшееся молчание.

Она приехала к Толику около двенадцати, но все не решалась подняться наверх. Первый шаг к примирению всегда труден. Туся все думала, что скажет, когда он откроет дверь. Почему-то она была уверена, что дверь откроет именно он. «Привет, нам нужно поговорить!» – Это можно произнести серьезно или можно сказать так, с легкой иронией: «Привет, мы что, все еще не разговариваем?»

Прокручивая в голове различные варианты, Туся заметила краем глаза, как к дому на скорости подкатила броская красная иномарка. Сначала она не придала этому значения: ну подъехала и подъехала машина – мало ли их подъезжает по утрам и вечерам? Но некоторое время спустя из нее вышел Толик, вслед за ним из салона показалась холеная блондинка. А в руках у нее был шарф Толика. Он вернулся за ним.

И вот уже Туся стоит и с болезненным любопытством наблюдает, как они о чем-то говорят, улыбаются друг другу, словно не могут расстаться. Было такое впечатление, что все это происходит не с ней, а с кем-то другим, может, с ее героиней… И в ту секунду, когда она совсем уже собралась окликнуть Толика, чтобы спросить, что же все это значит, он наклонил голову и поцеловал блондинку.

Сердце Туси будто пронзили раскаленной иглой. Второй раз с ней происходит такое! Прямо злой рок какой-то преследует! Снова на ее глазах Толик целуется с другой, и опять с блондинкой! Сначала была Вика Смирнова, десятиклассница, претендующая на звание «Мисс школы», а теперь вот эта девица с иномаркой. Вику Туся еще могла ему простить. Ведь тогда, весной, ее и Толика ничего, кроме дружеских отношений, не связывало. Но эту белокурую девицу! Ни за что!

Туся и сама не поняла, как оказалась на автобусной остановке. Очнулась, будто спящая красавица, а вокруг народ – спешит, старается побыстрее сесть в автобус, чтобы спрятаться от январского мороза. Вначале у нее появилось желание поехать к Лизе и поплакаться ей в жилетку, но Туся почти сразу же прогнала эту мысль. Она просто не в силах была пройти еще и через это испытание. Видеть жалость в глазах подруги, слышать слова сочувствия было слишком унизительно для ее гордости. Как-нибудь позже, когда первая острая боль утихнет, она все расскажет. А перед глазами, как назло, стояла трогательная сцена прощания, достойная кинематографа. Туся думала, что ранить больнее ее уже ничто не может. Оказалось, может.

Едва она вошла в квартиру и стала раздеваться, как из комнаты выглянула мама.

– Тусь, ты куда с утра пропала? Просыпаемся, а дочки и след простыл. Мобильник на столике заряжается. Ни записки, ни привета.

– А что случилось? И где КС? Что-то его не слышно? – по инерции поинтересовалась Туся.

– Да КС здесь ни при чем. Он позавтракал и на «Мосфильм» укатил, у него там какое-то совещание. А вот тебе пару часов назад мама Толика звонила.

– Анастасия Ивановна? – Сердце тревожно стукнулось, отозвалось ощущением смутного страха. Что же еще ее ждет в эту черную субботу? Что?! И нельзя сказать, чтобы мама Толика никогда не звонила Тусе. Звонила, конечно, но не тогда, когда Туся и Толик в ссоре. – А что ей было нужно? – Туся посмотрела на маму.

– Спрашивала, не заходил ли к нам вчера Толик. Он дома сегодня не ночевал, вот она и волнуется.

«Дома не ночевал!» – отпечаталось в сознании Туси. Понятно, где он провел ночь! Вон как все обернулось! Пожалуй, это было то, что доктор прописал. Шоковая терапия!

«Ладно, центровой, как ты, так и я»! – запальчиво подумала Туся. Тревоги, сомнения, смутное желание найти Толику оправдание уступили место ослепляющему гневу. Нет! Теперь ей не нужно ничего выяснять, и так все ясно! Сила любви равна самой любви. Все! Теорема доказана! А от ошибок никто не застрахован. Просто ей казалось, что он верный. Просто ей казалось, что у них та единственная любовь. Просто ей казалось, что нет на свете силы, способной их разлучить. А на поверку все получилось не так – первое же серьезное испытание стало для них последним. Вот только падать в обмороки, рыдать и заламывать руки, как кисейная барышня, она не станет! Она поступит иначе – она найдет себе настоящего верного друга и излечится от любви к этому обманщику и изменщику, а он еще будет кусать свои локти, если, конечно, дотянется, и страдать, что променял ее на блондинку с красным авто.

– Туся, ну что ты молчишь? Ты не хочешь позвонить Анастасии Ивановне?

– В этом нет необходимости, – сказала она, резко вскинув голову. – Толик уже дома, с ним все в порядке.

– Откуда ты знаешь? – В голосе мамы послышалось удивление. – Вы с ним виделись?

– Нет, мы с ним не виделись… к счастью, – добавила Туся, даже не пытаясь скрыть сарказм.

Она прошла на кухню, открыла холодильник, достала баночку колы и с удовольствием ее выпила.

– Откуда же ты знаешь, что с ним все в порядке? – пристала мама.

– Знаю, и все! – Туся выбросила пустую банку в мусорное ведро. – И хватит о нем говорить, мам. Что, нам больше нечего обсудить?

– Есть, конечно, – растерянно произнесла мама. – Ну, например, как ты относишься к тому, что в моду снова входит жемчуг?

– Вот, совсем другой разговор. Положительно отношусь, – поддержала беседу Туся, удивляясь, откуда у нее берутся на это силы. Видно, правильно говорят: «Бог не по силам ношу не дает». – И вообще, как верно было замечено каким-то ученым, человечество еще не умело выпекать хлеб, а уже пользовалось украшениями и различными благовониями.

– А это ты к чему сейчас сказала? – заинтересованно спросила мама.

– Собираюсь принять ванну.

Туся так часто поступала. Ванны с расслабляющим экстрактом хвои или сирени ее всегда успокаивали. Да и одной побыть хотелось, а где еще спрячешься, как не в ванной?

«Ничего, сейчас главное пережить тяжелые времена», – уговаривала себя Туся, утопая в душистой пене. Кажется, у итальянцев есть такая пословица: «Любовь заставляет уноситься время, время заставляет уноситься любовь».

Ближе к вечеру зазвонил телефон.

– Алло? Алло? Вас слушают! – В ответ молчание. – Да говорите же!

Тишина. Туся выслушала затянувшуюся паузу с большим вниманием, а затем на том конце положили трубку.

«А ведь это телефонное безобразие длится довольно давно», – припомнилось вдруг ей. Вначале она подозревала (и втайне надеялась), что ей звонит Толик, но позже пришла к выводу, что ему незачем так глупо развлекаться. Ему достаточно было набрать ее номер и сказать: «Привет, это я» – и великое противостояние закончилось бы. Ну а сегодня утром, увидев его с другой, она окончательно и бесповоротно убедилась, что эти телефонные шалости не имеют к нему никакого отношения. Скорее всего, это какой-то тайный воздыхатель раздобыл номер ее телефона и теперь досаждает молчаливым вниманием. Другого объяснения, во всяком случае, она найти не могла.

Не успела Туся положить трубку, как звонок повторился опять.

– Алло?

– Тусь, привет! Это Света.

– Узнала. – Голос Туси смягчился.

– Как поживаешь?

– Лучше всех!

А что еще Туся могла сказать? Они немного поболтали. В основном Светка рассказывала о своем лицее, а потом она заспешила в кино. Она обожала кино на широком экране, как и Марк. Конечно, Светка предложила ей присоединиться к ним. Конечно, Туся отказалась, сказала, что ей пока не с кем составить им компанию. Светка не придала этому уточнению большого значения. Она была уверена, что ссора с Толиком – это временное явление. Туся не видела смысла ее в этом разубеждать. Рано или поздно все выяснится.

Спустя несколько минут звонок прозвучал в третий раз. «Нет, от одиночества я точно не умру», – подумала Туся, снимая трубку.

– Да, слушаю.

– Тусь, ты чем занимаешься? – Это была Лиза.

– Уроки делаю, – почему-то сказала Туся, хотя об уроках она и не думала.

– Правда?! – обрадовалась Лиза. – Я тоже. Слушай, а ты уже выбрала стихотворение?

Опаньки!

Туся и забыла, что Нина Викторовна, которая вела в 9 «Б» уроки литературы и русского языка, решила вдруг пойти по новаторским стопам Маргариты Николаевны, молоденькой учительницы. А та в преддверии Дня святого Валентина, который не за горами, устроила в своих классах поэтические уроки. Их Ниночка-умница придумала несколько иначе. Если она на каждом уроке будет вызывать по три-четыре человека к доске, то растянет удовольствие как раз до Дня всех влюбленных, а заодно и вовлечет в процесс обучения как можно больше ребят. К тому же на успеваемости это тоже отразится. Лишняя отметка в журнале никогда не помешает. Ну а завершать праздник, естественно, будут влюбленные пары. Одна из них – Ваня Волков с Аней Малышевой. Это парочка со стажем.

Недавно они на Новый год пришли на общешкольный карнавальный вечер в прикольных нарядах – шахматной королевы и шахматного короля. Главный приз выиграли – все книги о Гарри Поттере. Жаль, что на классный «Огонек» не попали, но причина у них была уважительная – Ваня к родной маме в Прагу на каникулы улетал, а Аня как будущая жена с ним.

Бывает же такая любовь, у которой слова не расходятся с делом. И примеров сколько угодно. У Кольки Ежова с его Юлечкой Туполевой тоже такая бескорыстная ослепляющая любовь. Она староста, отличница, он с тройки на двойку перебивается, и это не мешает им каждый вечер быть вместе. А недавно в классе образовалась еще одна парочка – Борька Шустов и Ленка Серова. Еще недавно они только приглядывались друг к другу, а теперь Борька ходит за Ленкой как привязанный. Рюкзак ее как трофей таскает. А Максима Елкина опять, значит, прокатили, не везет парню в любви, но это не освобождает его от обязанности учить стихотворение о возвышенном и прекрасном чувстве. Впрочем, и ее тоже.

Туся задумалась: Петрарка, Пушкин, Есенин, Шекспир… Может быть, Гумилев, Мандельштам, Ахматова, Цветаева?.. Или Рембо, Верлен… А почему бы и нет?.. Выбор настолько велик, что трудно кому-то отдать предпочтение. Но что-нибудь соответствующее ее нынешнему настроению она непременно подберет. Библиотека у Туси огромная. Плюс библиотека КС. Жизни не хватит, чтобы перечитать.

– Эй, – позвала Лиза, – Крылова, ты где? Ушла в себя, вернусь нескоро?

– Да здесь я. Здесь. Я совсем о стихах забыла. Хорошо, что ты напомнила. А ты на чем остановила свой художественный взгляд? – поинтересовалась Туся, впрочем, сделала это скорее из вежливости. Сейчас у нее все шло не от души. Душа была словно заледеневшей.

– Я тоже пока в процессе поиска. Слушай, Тусь, а что это у тебя такой голос?

– Какой?

– Расстроенный. Что-то случилось, да? – забеспокоилась чуткая Лиза. – Хочешь, я к тебе сейчас прибегу?

– Не нужно прибегать. Ничего такого не случилось, с чем я не могла бы справиться, – поспешила заверить Туся.

Она не хотела сейчас видеть Лизу. Она не была готова к разговору с ней.

– Точно не нужно? – с сомнением спросила Лиза.

– Точнее не бывает. Лиз, ко мне кто-то в дверь звонит, – солгала Туся, чувствуя, что еще немного, и она сорвется. – Давай завтра поговорим. Ой, нет, послезавтра. Завтра я на дачу со своими уезжаю. – Очередная ложь легко слетела с губ. – Все, подружка, увидимся в школе! Целую и кладу трубку, а то дверь с петель снимут.

– Ты только в глазок посмотри, прежде чем открывать!

– Это само собой!

Туся положила трубку, а потом и вовсе отключила телефон. Ма с КС ушли в ресторан отмечать какое-то киношное событие, а остальное Тусю не интересовало. Пусть хоть конец света наступает! А поскольку заняться все равно было нечем, она поставила складную лестницу и полезла на самый верхний книжный стеллаж. Что-то подсказывало ей: возьми почитай Байрона.


предыдущая глава | Испытание славой | cледующая глава







Loading...