home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29. Чикаго, 1998 г.

Прошла половина сезона 1997/98 г. Скотти Пиппен снова был в строю, и чикагцы принялись наверстывать упущенное. В отсутствие Скотти Майкл растратил слишком много сил. Что хорошо – так это то, что Пиппен вернулся отдохнувшим и посвежевшим.

В игре «Буллз» стали наблюдаться неожиданные сбои. Команда частично утратила психологическую устойчивость. Если ответственные матчи она по-прежнему проводила на высшем уровне, то в проходных играла порой спустя рукава. Текс Уинтер, извечный пессимист, недовольно ворчал, предрекая клубу неудачное окончание сезона. Он, впрочем, и до начала сезона пребывал в мрачном настроении. Тогда его удручил товарищеский матч «Буллз» с «Филадельфией», командой талантливой, хотя и не сыгранной. Уинтер увидел в ней серьезного соперника в предстоящем чемпионате. «Текс, – успокоил его Джексон, – уверяю тебя, они будут счастливы, если выиграют 30 встреч». – «Фил, – настаивал Уинтер, – их игроки талантливей наших». – «Текс, дело не в талантах. Сейчас главное – воля к победе и ставка на коллективную игру. Больше 30 побед им не видать». (Джексон попал почти в точку: в сезоне 1997/98 г. «Филадельфия» выиграла 31 встречу.)

«А сколько матчей выиграем мы без Скотти?» – спросил Уинтер.

«Если Скотти пропустит не более половины сезона, то, думаю, 60», – ответил Джексон.

С возвращением в строй Пиппена «Буллз» обрели второе дыхание. Их игра стала более комбинационной и разнообразной. Теперь соперники чикагцев не могли бросать все силы на опеку Джордана, если Майкл был наглухо прикрыт, опасные выпады грозили откуда угодно. К сожалению, по-прежнему оставался неуправляемым Деннис Родман. В конце января, когда команда прилетела на выездную встречу в Нью-Джерси, он не явился на предматчевую тренировку и Джексон тут же отправил его домой.

Чем ближе Джексон узнавал Родмана, тем прочнее он убеждался в том, что рассеянность Денниса, его неспособность сконцентрироваться в нужный момент – не порок, а настоящее психическое заболевание, давно известное медицине. Об этом свидетельствовали многие факты. Родмана часто охватывала скука. Он немедленно взрывался по пустякам, совершал необдуманные поступки, ставящие под угрозу его карьеру, а порой на Денниса находили приступы чрезмерной и вовсе не нужной активности. О нездоровой психике Родмана говорил даже тот факт, что он неистово тренировался (случай в Нью-Джерси – исключение): люди, страдающие дефицитом внимания, целиком сосредоточиваются на том, что считают своим жизненным призванием. Родман при каждом удобном случае летал в Лас-Вегас. По мнению Джексона, это вполне вписывалось в его «диагноз»: для человека, которому все быстро надоедает, Лас-Вегас с его шумом, весельем и бесчисленными развлечениями – настоящий рай.

Джексон даже переписывался с педагогами – специалистами по работе с детьми, страдающими дефицитом внимания. Они, в частности, сообщали ему, что Родман – наглядное пособие для их учеников: на его примере они могут убедиться в том, что это психическое заболевание не мешает человеку сделать блестящую профессиональную карьеру.

Болезнь – не вина, а беда, но так или иначе поведение Родмана вносило разброд в жизнь команды. Джексон часто беседовал о Деннисе с остальными игроками, говорил им, что окончание сезона будет нелегким, а Родман необходим клубу позарез. Тренер напомнил своим подопечным, что даже в каждом индейском племени есть свой Родман – человек, который все делает наперекор остальным. Что уж говорить о таком сложном коллективе, как ведущий клуб НБА.

Красноречие тренера сделало свое дело. Впрочем, игроки «Буллз» были не задиристые мальчишки, а умудренные профессионалы, прекрасно понимавшие, что без Родмана им придется трудно. Кроме того, Денниса, несмотря на его трудный характер, все любили. В итоге одноклубники Родмана закрыли глаза на его выходки и не осуждали Джексона за то, что он не был достаточно строг с ним.

«Я удивляюсь, как ты выдерживаешь его, – сказал Джексону Текс Уинтер, имея в виду Родмана. – Лично у меня бы не хватило терпения». Джексон в душе усмехнулся, поскольку сам Уинтер ежедневно работал с Деннисом, причем по индивидуальной программе, зачастую оставаясь с ним вдвоем в спортзале после общей тренировки. Трудно было бы найти столь разных людей, сколь Родман, дитя современной Америки, и Уинтер, живой пережиток Великой депрессии, но почему-то они искренне привязались друг к другу.

В конце сезона, на удивление всему баскетбольному миру, руководители «Буллз» продали клубу «Голден Стейт Уорриорс» Джейсона Каффи, ударного форварда ростом 6 футов 8 дюймов и весом 250 фунтов. Физически мощный и хорошо играющий в подборах, Джейсон имел свои недостатки, в частности, не очень хорошо вписывался в схему атаки «треугольником». И все же в ключевых матчах даже само присутствие на площадке такого могучего атлета играло важную роль

Взамен же «Буллз» получили Дэвида Воэна, от которого калифорнийский клуб с радостью избавился.

Эта сделка была идеей Краузе, по разным причинам невзлюбившего Каффи. Но игроков удивило другое – то, что Джексон согласился с Краузе. Уже потом старший тренер говорил в свое оправдание, что у него была мысль возложить больше ответственности на Родмана. Зная, что Каффи всегда ему поможет в борьбе за подбор, Деннис, как считал Джексон, порой расслаблялся. Кроме того, Джексон, по его словам, думал, что в результате сделки «Буллз» приобретут еще одного по-настоящему ценного игрока. В конечном счете старший тренер признал свою ошибку, после чего его отношения с Краузе еще больше обострились.

В том сезоне «Буллз» выглядели на редкость сплоченной командой. Казалось, чья-то невидимая рука стянула этот коллектив скотчем. Но всех вокруг интересовал вопрос, долго ли продержится клуб в таком качестве. В наше время, когда многие игроки стали свободными агентами, не позволить команде развалиться – задача трудоемкая. Драфт сейчас особого значения не имеет, и руководителям клубов нужно уметь заманить в свои сети талантливых игроков, находящихся у них на прицеле. Это все равно что вербовать в студенческую команду выпускников средних школ. Впрочем, «Буллз» в этом отношении имели важное преимущество. Не было, наверное, в НБА баскетболиста, который бы не хотел играть вместе с Майклом Джорданом, да и Пиппен неплохой был приманкой. Роль магнита выполнял и Джексон, пользовавшийся в баскетбольных кругах высоким авторитетом. Так что переманить в Чикаго восходящую звезду для администрации «Буллз» особого труда не представляло. Соответственно нетрудно было сохранять уже сложившийся коллектив. Дело мог испортить лишь Краузе, открыто заявлявший о своих намерениях создать новую команду, но не сейчас, а со временем, когда Джордан уйдет из баскетбола.

«Буллз» редко блистали в атаках, но их оборона оставалась непробиваемой. Раз за разом они побеждали. В начале февраля Джордан отправился в Нью-Йорк на матч «Всех Звезд». Хотя он был простужен и к тому же пресса раздула шумиху вокруг новой восходящей звезды, появившейся на Западном побережье США – Коуба (Коби) Брайанта, именно Майкл, по итогам этого матча, был объявлен самым ценным игроком НБА.

Интриги, разъедавшие главный офис клуба, никак не отражались на выступлениях команды. Джексон занял твердую позицию – «они или мы», что означало не только борьбу с ведущими клубами НБА, но и победу во внутренних распрях. Старший тренер «Буллз» назвал тот сезон «последним танцем», имея в виду, что администрация клуба намерена сформировать иную команду.

И у болельщиков тоже были дурные предчувствия. Поползли слухи о том, что Майкл Джордан доигрывает свой последний сезон, и начался новый ажиотаж вокруг его имени. О нем было снято по меньшей мере два документальных фильма, создатели которых отслеживали каждый его шаг. Где бы ни играли «Буллз», трибуны были заполнены до отказа. Когда чикагцы приехали на очередную встречу в Атланту, поклонники баскетбола скупили все места (более 62 тысяч), в том числе и те, откуда площадка просматривалась лишь частично. В Филадельфии местная газета отвела в своем выпуске описанию спортивных подвигов Майкла Джордана целых 52 страницы. Когда Майкл прилетел в Нью-Йорк, возможно, на последнюю в его жизни игру в стенах «Мэдисон-сквер-гарден», он специально надел те кроссовки, которые рекламировал в начале своей карьеры. Репортеры расценили это как его прощание со спортом. После матча в специально отведенное для прессы помещение набились сотни журналистов, некоторые из которых прихватили с собой и детишек – пусть, мол, вспомнят о том, что видели великого Майкла Джордана.

Во всех городах, в каких «Буллз» приходилось бывать на выездных матчах, поклонники чикагского клуба норовили забронировать места в отелях, где остановилась их любимая команда. Да еще у дверей гостиниц дежурили тысячи любопытных, жаждущих хоть краем глаза взглянуть, как их кумиры пройдут к автобусу.

И конечно, повсюду были фотографы. Не только 30 или 40 профессиональных репортеров, но и тысячи любителей, вооруженных «мыльницами» – полароидами. Они снимали Майкла повсюду, где он появлялся, но самые желанные кадры были те, которые запечатлевали его выход на баскетбольную площадку. На снимке, сделанном с трибун дальним планом, Майкла иногда можно было рассмотреть с трудом, но все равно это был сувенир, как фото Эйфелевой башни или статуи Свободы.

Толпы осаждавших Джордана журналистов – и американских и зарубежных – разрастались с каждым днем, а их вопросы к нему становились все более мистическими. Однажды Джонатан Эйгер, молодой репортер, стоявший в очереди позади своего французского коллеги, заглянул украдкой в его блокнот и увидел, что он хочет выведать у Майкла. Первый вопрос был такой: «Что в жизни главное?» Второй: «Есть ли у вас кумиры?» Третий: «Что значит, по-вашему, быть Майклом Джорданом?» Четвертый: «Какие исторические фигуры у вас вызывают наибольшее восхищение?» И наконец, пятый: «Верите ли вы в Бога?»

«Буллз» начали сезон довольно скромно, победив в 8 матчах и уступив соперникам в 7, но затем прибавили сил и выиграли 54 встречи, проиграв лишь 13. В итоге они одержали 62 победы, разделив сезонный рекорд лиги с «Юта Джаз». На следующий день после окончания календарного сезона Фил Джексон явился на совещание тренеров клуба, широко ухмыляясь. «Не знаю, как дела у вас, – сказал он своим помощникам, – но я точно помню, что в моем контракте есть пункт, согласно которому, если мы опередим всех в лиге по числу побед, мне причитается премия – 50 тысяч долларов».

По правде сказать, обсуждая в минувшем сезоне очередной контракт с Джексоном, администрация клуба решила, что ему хватит и 6 миллионов долларов ежегодного заработка, а премии – это сверхроскошь. Джексон согласился на такие условия, но, когда контракт был уже подписан, пункт, оговаривающий премии, по чьей-то ошибке в него вкрался. Старший тренер клуба, конечно, пришел в восторг, но Джерри Рейнсдорф не разделял его радости. Владелец «Буллз» напирал на то, что чикагцы упустили победу в домашнем матче с «Ютой» и таким образом не стали единоличными лидерами НБА. В итоге премию Джексону все же дали, уменьшив ее сумму вдвое – 25 тысяч долларов.

Перед началом серии «плей-офф» Джексон собрал игроков и тренеров на специальное совещание. В глубине души он верил, что наградой всем им послужит не только очередное чемпионское звание, а сам последний отрезок пути к нему, когда так многое значат и дружба, и чисто человеческие взаимоотношения. Фил интуитивно чувствовал, что это последний сезон, когда они все вместе, и потому попросил каждого написать нечто вроде воспоминаний – лучше даже в стихах – о былых золотых денечках, но вкратце – не более 50 слов. Идею ему подсказала его жена Джун, которая работала в доме для престарелых и не раз просила сделать то же самое умирающих стариков. По замыслу Джексона, все исповеди предполагалось сжечь затем в жестянке из-под кофе.

В этом – весь Фил Джексон, подумал один из его помощников Чип Шефер. Мало кто из тренеров додумался бы до такого. А если бы и додумался, то решился бы кто-нибудь сыграть на сентиментальных чувствах закаленных в жизни, циничных молодых миллионеров? Однако идею Джексона все восприняли благосклонно, и это был очень трогательный момент. Откликнулся каждый. Кто о своих воспоминаниях написал, а кто изложил их устно. Рассказывали о том, как годы, проведенные в Чикаго, в корне изменили их жизнь, о своих детях, родившихся в этом городе, о том, как посчастливилось им играть вместе с Джорданом и Пиппеном и к тому же стать неоднократными чемпионами НБА. Самым трогательным, наверное, было выступление Рона Харпера, который в «Буллз» выполнял черновую неблагодарную работу, трудясь исключительно в защите и подчищая огрехи партнеров. До переезда в Чикаго он выступал за слабый клуб, но зато там считался игроком номер один. Так вот, Рон сказал, что, по его мнению, во сто раз лучше быть незаметным винтиком в команде-чемпионе, чем суперзвездой в заштатном клубе.

Вечер прошел в душенной атмосфере, что само по себе удивительно. Ведь профессиональные спортсмены не любят раскрывать душу и выказывать свои эмоции. В раздевалках существует неписаное правило – никаких сантиментов. Гнев, ярость – пожалуйста. Можешь ругать последними словами судей, соперников, тренеров, даже товарищей по команде. Но сказать что-либо чувствительное – дурной тон. Сочтут, что ты слабак.

А тут все раскрылись по-человечески. Даже Майкл Джордан встал и прочитал по бумажке небольшое собственное стихотворение. Его товарищи застыли от удивления. Майкл обычно держался замкнуто, «застегнутым на все пуговицы». Других он слушал внимательно, подробно расспрашивал их о том о сем. В общем, проявлял интерес к партнерам, но к себе близко никого из них не подпускал. Стихотворение Майкла было полно грусти и не лишено известной сентиментальности.

В первом круге серии «плей-офф» «Буллз» встретились с клубом «Нетс» из штата Нью-Джерси. Раньше эта команда плелась в хвосте турнирной таблицы, но сейчас в нее пришло новое поколение молодых талантливых игроков. Среди них выделялись Джейсон Уильямс, в недалеком будущем обещавший стать одним из лучших в НБА мастеров подборов; Кейт ван Хорн, выступавший в лиге первый год, но успевший уже прославиться своими молниеносными прорывами к кольцу соперников и точными бросками с дальних дистанций; Керри Киттлз, чья игра вызывала всеобщее восхищение, и Кендэлл Гилл, один из лучших в лиге защитников. А вот защитник Сэм Кассел, обладавший несомненным талантом, имел существенный недостаток – не любил делиться мячом с партнерами. Молодая и задорная команда смотрелась гораздо интереснее, чем соседний, по ту сторону Гудзона, нью-йоркский клуб «Никс», игравший очень жестко и стремившийся всеми правдами и неправдами устрашить противника. По всем статьям, через несколько лет «Нетс» должен был стать одной из лучших команд НБА.

Готовы ли были «Буллз» к первому раунду «плей-офф» – вопрос этот оставался открытым. В том сезоне чикагцы выиграли 62 матча, но в целом их игра не производила на специалистов такого сильного впечатления, как ранее. Тренеры и игроки других клубов заметили, что звезды «Буллз» постарели и на протяжении всего матча не выдерживали быстрого темпа. «Став на год старше, они не стали лучше» – так высказался о чикагцах тренер «Сиэтла» Джордж Карл. В газете «Чикаго Трибьюн» незадолго до начала серии «плей-офф» спортивная колонка Берни Линсикома вышла под заголовком «„Буллз" продолжают марафон, но их ноги уже подкашиваются». «Чикагцы, – писал автор, – должны найти мужество смотреть правде в глаза: их время уходит… От мертвецов нельзя ждать отличного дриблинга».

В первом матче «Буллз» играли невнимательно. Они явно недооценили соперников и спохватились с рискованным запозданием. Даже несмотря на то, что Уильямс играл со сломанным большим пальцем руки и гипсовой повязкой, а простуженный Ван Хорн значительную часть игрового времени сидел на скамейке запасных, «Нетс» сражался с большим, чем «Буллз», энтузиазмом и переигрывал их в подборах. В третьей четверти матча чикагцы попытались уйти в отрыв, но соперники оказались к этому готовы. Основное время могло даже закончиться в их пользу, но на последних секундах Киттлз промахнулся с расстояния 15 футов. На перерыв перед овертаймом команды ушли при счете 89:89. Но и после перерыва «Буллз» смотрелись неважно. На пятой минуте овертайма при счете 91:91 Киттлз бросился в отчаянный прорыв. Опекавший его Джордан стал оттеснять его влево, чтобы вынудить его бросать из неудобного положения, а затем выкрал у него мяч и в свою очередь бросился в прорыв. За ним пулей летел Кендэлл Гилл. Когда Майкл взвился в воздухе, Гилл, толкнув его в спину, нарушил правила, но Джордан все же ухитрился положить мяч в корзину и потом точно выполнил штрафной бросок. «Буллз» оторвались от соперников на 3 очка. Ответный выпад Гилла, решившего сделать «данк», но Пиппен искусно выполняет блок-шот. «Буллз» празднуют победу, которая, откровенно говоря, неубедительна. Броски Джордана не отличались точностью: из 27 попыток он попал в цель только 11, но Майкл, против которого часто нарушали правила, выполнил 23 штрафных броска – почти столько же, сколько заработала вся команда из Нью-Джерси. Точными оказались 17 штрафных бросков.

Первый матч прозвучал для «Буллз» как тревожный звонок, но, казалось, они его не услышали. Начав второй матч неплохо, в конце третьей четверти чикагцы вели с перевесом в 20 очков, затем неожиданно впали в спячку. Стали часто ошибаться в нападении, беспрерывно мазали, выполняя штрафные броски. К самому концу третьей четверти разрыв сократился до 11 очков, а в начале четвертой четверти – уже до 7. Затем обменялись удачными бросками Тони Кукоч и игрок из Нью-Джерси Крис Гатлинг, после чего Стив Керр точным броском из трехочковой зоны охладил наступательный пыл «Нетс». «Буллз» одержали вторую победу, но нельзя сказать, что они полностью доминировали на площадке. Чикагцы выглядели вялыми, в них не чувствовался былой инстинкт хищников. Третья игра состоялась уже на выезде, в Нью-Джерси. Вот там уже «Быки» заиграли, как подобает чемпионам. Носились по площадке как сумасшедшие, в тот вечер им все удавалось. Из 22 бросков Джордана оказались точными 15. Он принес своей команде 38 очков. Игроки «Нетс», молодые, быстрые и азартные, перед чикагцами стушевались. Теперь заветная цифра Джордана 15 побед уменьшилась до 12.

Следующим соперником стал «Шарлотт Хорнетс», клуб, появившийся в лиге всего лишь несколько лет назад. Его владельцы и менеджеры с самого начала попытались создать образцовую команду, олицетворяющую собой современный баскетбол. В драфтах им удалось набрать талантливых молодых игроков. Удалось им и заручиться поддержкой болельщиков. Осенью 1993 г. клуб заключил контракт с Ларри Джонсоном, одним из игроков, которых постоянно приглашают участвовать в матчах Всех Звезд, хотя никто толком не знает, действительно ли он классный баскетболист или нет. Сумма этого контракта – 84 миллиона долларов – и его продолжительность – 12 лет – превзошли все стандарты НБА. Почти сразу же после заключения сделки у Джонсона начались жуткие боли в спине, и, естественно, играть в полную силу он не мог. В жизни же он вел себя просто безобразно. В 1994 г. Ларри включили в сборную США (ее называли «Дрим Тим-2»), которая отправилась в Торонто на чемпионат мира по баскетболу. В команде подобрались хулиганы под стать Джонсону. Милая компашка в Канаде запомнилась всем. Американские баскетболисты постоянно оскорбляли своих тренеров, игроков других сборных, журналистов.

Придя в «Шарлотт Хорнетс», Ларри успел быстро разругаться со своим одноклубником Алонзо Морнингом, молодым талантливым центровым. Морнинг, чьи интересы представлял Дэвид Фальк, вскорости перешел в «Майами». Джонсон стал играть все хуже и хуже, да и в команде он не прижился. В конце концов его продали в нью-йоркский клуб «Никс», получив взамен Энтони Мэйсона, одного из самых могучих атлетов НБА, но безнадежного нытика, вечно всем недовольного. Мэйсон своим сложением больше напоминал звезду американского футбола – рост 6 футов 8 дюймов, вес 250 фунтов и сплошные мышцы. Играя в силовой баскетбол, он надежно действовал в защите, легко оттесняя любого «великана», и хорошо бросал в высоком прыжке. Но, к сожалению, подобно многим игрокам НБА, Мэйсон не умел трезво оценивать свои способности.

Для столь высокорослого игрока он был довольно техничен, но тренер нью-йоркского клуба Дон Нельсон совершил большую ошибку, убедив Энтони в том, что его призвание форвард. Мэйсон не очень хорошо видел площадку, не всегда предугадывал движение своих партнеров и чрезмерно увлекался дриблингом. Соперники этому только радовались: пока Энтони возился с мячом, они успевали выстроить эшелонированную оборону. Попав в «Шарлотт», Мэйсон не поладил с тренером клуба Дэйвом Коуэнзом, человеком, придерживающимся старомодных взглядов и осуждавшим новое поколение игроков, которые гонятся за высокими гонорарами.

«Буллз» уже доводилось играть против Мэйсона в серии «плей-офф», когда он выступал за «Никс», но на сей раз ему противостоял Родман, превосходивший его в скорости и в игровом мышлении. Так что чикагцы в этом отношении имели преимущество, хотя Мэйсон и не понял почему.

Первый матч «Буллз» начали в замедленном темпе, и после первой четверти «Шарлотт» вел 23:15. Но затем за дело взялся, как обычно, Джордан, и чикагцы набрали 16 безответных очков. Во второй и третьей четвертях «Хорнетс» удались лишь 4 броска из 23. «Буллз» грамотно атаковали, а Пиппен почти полностью выключил из игры Глена Райса, талантливого атакующего защитника соперников. Глен бросал но кольцу 25 раз, но попал в цель лишь 9. В итоге чикагцы победили сравнительно легко – 83:70. Как всегда, сработала их непробиваемая оборона.

Во втором матче «Шарлотт» взял реванш. «Буллз» на сей раз были чересчур самоуверенны и играли спустя рукава, с полным безразличием. Тем не менее после третьей четверти они вели с разрывом в 8 очков. Но в концовке встречи разыгрались защитники «Шарлотт». Б. Дж. Армстронг, бывший игрок «Буллз», набрал 8 очков, а Делл Карри – 13. «Хорнетс» победил, хотя содержательной игры не показал. Но в оставшихся матчах чикагцы взяли свое. «Шарлотт», набиравший в среднем в календарных встречах по 96 очков, в серии «плей-офф» довольствовался лишь показателем 82 очка. Мэйсон, гроза многих других команд, на фоне Родмана выглядел медлительным и неуклюжим. Деннис в среднем за матч выигрывал 17 подборов, а Энтони – 7. Райс, один из лучших снайперов лиги, в календарных встречах набиравший в среднем 22 очка, на сей раз приносил своей команде 20. Это, конечно, нельзя назвать провалом, но в НБА принято проводить матчи «плей-офф» на более высоком уровне, чем календарные.



Глава 28. Чикаго; Сиэтл; Солт-Лейк-Сити, 1995-1997 гг. | Майкл Джордан и мир, который он сотворил | Глава 30. Чикаго; Индианаполис, 1998 г.