на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



КРАСНОДАР, НОВОРОССИЙСК И ТАМАНСКИЙ ПОЛУОСТРОВ

Мосты в Краснодаре — 3-й батальон 308-го полка против Иркутской 30-й стрелковой дивизии — 5-й армейский корпус наступает на Новороссийск — Доклады начальника разведки 46-й пехотной дивизии — Десантная операция «Блюхер» — «Бранденбуржцы» разрушают дорогу в тылу противника — «Море! Вижу море!»


До 2 августа наступление немецкой 17-й армии из-за ожесточенного сопротивления 17-го кавалерийского корпуса на рубеже реки Ея развивалось очень медленно. Второго и третьего августа в ходе боев с арьергардами противника армия медленно продвигалась до высотного пояса Кисляковская, Добреника.

Маршал Буденный, командующий войсками Закавказского фронта, отвел свой 17-й кавалерийский корпус в район Майкопа. Его 18-я армия еще выдвигалась вперед в районе Тихорецкой, а 56-я армия сосредоточивалась в районе Краснодара.

Сорок девятый горнострелковый корпус генерала Конрада, в составе которого все еще находились 298-я пехотная, 4-я горнострелковая, 73-я пехотная дивизии, а с 1 августа и 9-я пехотная дивизия, в последующие дни далеко продвинулся в южном направлении. Впереди мчались передовые отряды дивизий, солдаты которых были посажены на грузовики, взятые из колонн тылового снабжения. Таким образом была обеспечена высокая подвижность авангардов.

Слева от 49-го горнострелкового корпуса наступали 125-я и 198-я пехотные дивизии 5-го армейского корпуса генерала Ветцеля. Сосед 5-го армейского корпуса, 57-й танковый корпус генерала Кирхнера, во главе которого шла дивизия «Викинг», продвинулся уже далеко на юг. В 57-й танковый корпус входили дивизия СС «Викинг» и словацкая моторизованная дивизия. За 57-м танковым корпусом следовали 97-я и 101-я егерские дивизии 44-го егерского корпуса.

К 5 августа передовые отряды дивизий генерала Конрада вышли к реке Челбас. В ряде мест удалось без боя захватить важные мосты.

Пятого августа 125-я и 198-я пехотные дивизии ворвались в Тихорецкую. Сопротивление противника было сломлено. Незамедлительно об< дивизии продолжили наступление к Тихорецку — важнейшему транс портному узлу. Атака трех бронепоездов противника была отражена вы двинутой вперед зенитной артиллерийской батареей 88-мм пушек. После этого путь был открыт.

В тот день командир 49-го горнострелкового корпуса получил новый приказ, который окончательно определил для него направление дальнейшего наступления:

«49-му горнострелковому корпусу, имея в своем составе 4-ю горнострелковую дивизию, наступать в юго-восточном направлении на Черкесск. 73-я и 9-я пехотные дивизии немедленно переходят в подчинение 5-го армейского корпуса. Передовой отряд 1-й горнострелковой дивизии после овладения рубежом по реке Тимошевская снова переходит в подчинение 1-й горнострелковой дивизии...»

Сорок девятый горнострелковый корпус шел маршем к району, предусмотренному для его действий, — на штурм высокогорных перевалов Кавказа. В тот день 3-я танковая дивизия взяла Невинномысск, а 49-й горнострелковый корпус захватил подходы к высокогорью Кавказа. Горнострелковые дивизии начали гонку за первенство выхода к горам, к которым еще за день до этого вышел передовой моторизованный отряд.

На свой западный фланг 17-я армия вывела теперь 5-й армейский корпус. Целью его наступления стала столица кубанского казачества Краснодар, город, население которого насчитывало в 1942 году 200 тысяч жителей.

Шестого августа части 101-й егерской дивизии вошли в Кропоткин, захваченный боевой группой фон Шольца (из дивизии СС «Викинг»). Девяносто седьмая егерская дивизия тоже дошла до излучины Кубани. Обе егерские дивизии, имевшие обычное вооружение, были перевооружены для ведения боев в условиях горной местности. Посмотрим записи майора фон Эрнстхаузена, командира 1-го дивизиона 81-го артиллерийского полка:

«Мой 1-й артиллерийский дивизион в одной из деревень в пойме Кубани был перевооружен на 75-мм горные орудия образца 36. Все вооружение было доставлено колонной грузовиков. Мы приняли новые орудия и сдали гаубицы и лошадей. Дивизиону потребовалось для перевооружения четыре дня. Вьючные седла и упряжь не подходили, так как были взяты из различных трофейных запасов. Но усилиями всех шорников и сапожников удалось подобрать и подогнать седла и упряжь, детали которых были взяты из разных комплектов. То же самое пришлось делать и с дополнительными креплениями вьючных седел. Эту работу взяли на себя оружейные мастера».

Правее 44-го егерского корпуса, наступавшего за 56-м танковым корпусом, вдоль Кубани через Усть-Лабинскую на Краснодар шла 198-я пехотная дивизия. Восьмого августа ее передовой отряд у Васюринской наткнулся на сильную оборону противника. К передовому отряду подошли главные силы дивизии. Батарея 1-го дивизиона 4-го зенитного артиллерийского полка и подразделения 235-го артиллерийского полка провели артподготовку. После тяжелого боя к вечеру населенный пункт был взят 198-й пехотной дивизией. Васюринская, находящаяся немного севернее от места впадения Белой в Кубань, была последним оплотом советских войск перед Краснодаром. В тот день в 50 километрах восточнее, у Тенгинской, уже находились передовые охранения дивизии «Викинг».

В это время 5-й армейский корпус генерала Ветцеля готовился к концентрическому наступлению на Краснодар. Восьмого августа передовой отряд 9-й пехотной дивизии под командованием полковника Шойерпфлюга первым вышел к окраинам Краснодара. С северо-запада подошли франконская 73-я пехотная дивизия, а с севера гессенская 9-я пехотная дивизия, в состав которой входили 116, 36 и 57-й полки, а с северо-востока и с севера — вюртембергские 125-я и 198-я пехотные дивизии.

Девятого августа начался штурм Краснодара. Город является крупнейшим промышленным центром на Западном Кавказе, с развитыми машиностроительной, табачной, кожевенной, текстильной и химической отраслями промышленности. Он расположен на северном берегу Кубани.

Сражение за Краснодар началось утром. Искусно действовавшие в садах и городских кварталах арьергарды 56-й армии боролись за выигрыш времени. Им необходимо было обеспечить отход колонн советских войск по мостам за Кубань. Крупные склады военного имущества, продовольствия и горючего были вывезены или подожжены. Девятого августа немецкое радио объявило: «Сегодня нашими войсками был захвачен Краснодар...» Но это соответствовало правде лишь наполовину. Восточный пригород Пашковская по-прежнему стойко обороняли советские части. Через предмостное укрепление продолжали проходить на другой берег многочисленные советские колонны. Ночью форсированным маршем подошел 308-й гренадерский полк 198-й пехотной дивизии. Ему была поставлена задача атаковать предмостное укрепление у Пашковской и захватить русский понтонный мост. Около полудня подготовка к наступлению была закончена. Ударной группе, созданной из 7-й роты 307-го полка, под командой лейтенанта Вича удалось вклиниться в оборону советских войск на восточной окраине Пашковской и закрепиться там, несмотря на сильные контратаки. Одновременно части 125-й пехотной дивизии атаковали Пашковскую с севера. В 17.00 к месту прорыва были подтянуты остальные подразделения 308-го гренадерского полка. Его командир полковник Шульц сам повел своих людей в атаку. Третий батальон полка был направлен в обход. Он почти уже пробился к понтонному мосту, но был остановлен яростными контратаками и вынужден был перейти к обороне.

Одиннадцатого августа бои за понтонный мост возобновились с новой силой. К полудню майор Ортлиб со своим 1-м батальоном 421-го полка 125-й пехотной дивизии приблизился к мосту на расстояние прямой видимости. Вторая рота капитана Зецлера сделала еще один рывок. В разгаре атаки погиб ее командир. Когда первым немецким солдатам оставалось пробежать до моста двадцать метров, он был взорван. Обломки моста крутились в воздухе, находившиеся на нем в момент взрыва русские автомобили пошли ко дну. Через некоторое время Пашковская оказалась полностью в руках 198-й пехотной дивизии. Лейтенант Вич и полковник Шульц были награждены Железным крестом. Вечером 125-я пехотная дивизия сменила в Пашковской 198-ю, которая затем двинулась снова в восточном направлении, чтобы переправиться через Кубань у устья реки Пшиш.

В это же время немецкие и румынские части прочесывали морское побережье. Восьмого августа румынские кавалерийские части при поддержке батальона 298-й пехотной дивизии и дивизиона тяжелой артиллерии взяли небольшой приморский городок Ейск.

Одиннадцатого августа румынский кавалерийский корпус вышел на следующие рубежи:

5-я кавалерийская дивизия — плацдарм на западном берегу Славянской;

6-я кавалерийская дивизия — район Красноармянской;

9-я кавалерийская дивизия — на марше из Александровской в южном направлении.

Двенадцатого августа 298-я пехотная дивизия в качестве единственной немецкой дивизии была подчинена управлению 3-й румынской армии.

Тринадцатого августа начальник немецкого штаба связи при 3-й румынской армии ротмистр фон Мольтке докладывал командующему 17-й армии: «Вечером 12 августа очищены от остатков противника, не оказывавших сопротивления, пристани в Приморскоахтарской. Захвачено 20 пленных. Все портовые сооружения уничтожены. За нами следуют 5-я и 9-я румынские кавалерийские дивизии».

До 14 августа все находившиеся на берегу Кубани дивизии 5-го армейского корпуса готовились к форсированию реки на широком фронте: на западе под Елизаветинской — 73-я, в Краснодаре — 9-я, южнее Пашковской — 125-я и под Ленино у впадения Пшиша — 198-я пехотные дивизии.

Четырнадцатого августа 170-й гренадерский полк 73-й пехотной дивизии форсировал реку под Елизаветинской. Захваченный им плацдарм находился под сильным обстрелом. Советская авиация целый день совершала мощные налеты. Лишь через день стало легче. Переправился 213-й гренадерский полк. При переправе через Кубань во время авианалета был тяжело ранен его командир полковник Хитцфельд. Командование полком принял подполковник Марбах.

Немногим лучше сложилась обстановка 14 августа в районе действий 125-й пехотной дивизии. Командир 1-го батальона 421-го полка майор Ортлиб переоделся крестьянкой, чтобы разведать местность. На рассвете артиллерия начала артподготовку, затем в резиновых лодках на тот берег переправились первые группы. Сразу же на воду были спущены понтоны и началось наведение понтонного моста. 421-й гренадерский полк приступил к расширению плацдарма. Но русская авиация не дала навести мост. Поврежденные понтоны тонули в реке.

На самом левом фланге 5-го армейского корпуса в районе действий 198-й пехотной дивизии захват плацдармов начался тоже 14 августа. С 3.20 загрохотала дивизионная артиллерия. В 3.30 первые штурмовые группы сели в резиновые лодки. С противоположного берега по ним был открыт ураганный огонь. В результате прямого попадания в одной из надувных лодок штурмового саперного отряда взорвался огнеметный заряд и разнес все вокруг. Другие резиновые лодки с многочисленными ранеными вынуждены были возвратиться обратно. Но все же через пять минут первые экипажи резиновых лодок ступили на противоположный берег и закрепились на местности, поросшей кустарником. Продолжали прибывать подкрепления. В 10 часов два мелких плацдарма у Эдепсукая были слиты в один большой. Вечером 14 августа на южном берегу уже были четыре батальона 198-й пехотной дивизии с тяжелым вооружением, батареей легких полевых гаубиц и самокатный эскадрон. Советская оборона по берегу реки была прорвана. Главные силы 5-го армейского корпуса повернули на запад. Следующей его целью был Новороссийск, важнейший портовый и промышленный город на Черноморском побережье и отправная точка прибрежной дороги Туапсе — Сухуми, Батуми, турецкая граница.

Дорога вдоль Черноморского побережья имела для дальнейшего ведения войны особое значение, так как она проходила через все важные порты советского Черноморского флота. С их захватом у него не осталось бы баз, кроме того, это была кратчайшая дорога на Ближний Восток. В военно-географическом описании прибрежная дорога от Новороссийска до турецкой границы шла под номером один. Несмотря на часть пути Новороссийск — Туапсе, проходившей по крутому прибрежному склону, дорога № 1 на всем ее протяжении была проезжей. В военно-географическом описании был обозначен каждый мост, каждая теснина, а также возможности обхода и объезда.

Когда немецкие войска приблизились к Новороссийску, в его гавани шла оживленная работа. Второго июля был совершен первый большой налет на город. Первая группа капитана Хайзе из 100-й бомбардировочной эскадры разрушила в гавани остов советского лидера «Ташкент» и потопила эсминец «Бдительный». Был поврежден учебный крейсер «Коминтерн».

Седьмого августа крейсер «Красный Крым» и эсминец «Незаможник» эвакуировали из Новороссийска в Батуми 2895 человек и 100 тонн снаряжения, а с 9 по 11 августа — еще 2000 человек.

Чтобы создать помехи эвакуации, были применены немецкие торпедные катера. Десятого августа S-102 капитан-лейтенанта Тёнигеса у Туапсе потопил советский пароход, а 11 августа этот же катер совместно с S-28 капитан-лейтенанта Кюнцеля безуспешно атаковал танкер между Туапсе и Новороссийском.

Двенадцатого—тринадцатого августа крейсер «Красный Крым» и эсминец «Незаможник» эвакуировали из Новороссийска в Батуми один полк 32-й гвардейской стрелковой дивизии. Шестнадцатого—семнадцатого августа соединения советских кораблей тем же маршрутом вывезли 1850 человек и 60 тонн грузов.

Тридцать первого августа у Новороссийска S-102 капитан-лейтенанта Тёнигеса потопил танкер, a S-28 капитан-лейтенанта Кюнцеля — советский торговый пароход «Цан-Томп» (водоизмещением 1988 брт).

Но возвратимся снова к описанию сухопутных операций.

Восемнадцатого августа наступавший на правом фланге 5-го армейского корпуса передовой отряд 73-й пехотной дивизии вышел к станции Крымская на развилке железных дорог Краснодар — Ростов. Девятнадцатого августа 213-й гренадерский полк, действовавший в охранении на северо-восточном фланге 73-й пехотной дивизии, прошел через горы, покрытые лесом, до района севернее Красного и при поддержке 2-го дивизиона 73-го артиллерийского полка и 1-й роты 73-го саперного батальона захватил плацдарм за рекой Абин. Двадцатого августа наступление продолжилось дальше до района Миевское. Двадцать первого августа 213-й гренадерский полк, действовавший в охранении на правом фланге 73-й пехотной дивизии вдоль дороги Крымское — Молдаванское, достиг гряды высот восточнее Школьного и начал вести разведку в направлении Молдаванского. Преодолев слабое сопротивление противника, 22 августа немецкие войска захватили Молдаванское и господствующие высоты в этом районе. На этом пока наступление завершилось.

За это время 9-я пехотная и остальные части 73-й пехотной дивизии продолжали наступление в юго-западном направлении через Холмскую — Абинскую, постоянно выделяя охранение в направлении Лесного Кавказа. Когда на дорогах, проходящих по долинам через Нижне-Баканскую и Неберджаевскую, из-за ожесточенного сопротивления противника наступление на Новороссийск остановилось, командир 5-го армейского корпуса принял решение переместить направление главного удара на запад и правее 73-й дивизии бросить на прорыв через горы два полка 125-й пехотной дивизии.

А что же происходило в это время на восточном фланге 5-го армейского корпуса? Шестнадцатого августа, через два дня после того как был создан плацдарм на левом берегу Кубани у Эдепсукая, 305-й гренадерский полк захватил неповрежденный подвесной мост через Псекупс. Под Гатлукаем при поддержке 125-й пехотной дивизии, наступавшей по дороге Краснодар — Саратовская, был окружен и уничтожен крупный арьергард советских войск. Вечером того же дня Саратовская была взята 305-м гренадерским полком. Поспешным маршем сюда подходили 308-й гренадерский полк и главные силы 235-го артиллерийского полка.

После подхода всех частей 198-й пехотной дивизии и установления связи с левофланговым соседом — подошедшей к Черноморской словацкой моторизованной дивизией небольшой отряд в составе 1 -го батальона 326-го полка атаковал Ключевскую, но, преодолев многочисленные оборонительные заграждения, залег у окраины населенного пункта. Советскую оборону не удалось прорвать и после подхода подкреплений. И только после того, как 3-му батальону 305-го гренадерского полка удалось обойти населенный пункт, оборона не выдержала и немцы взяли Ключевскую. Однако главным силам противника удалось уйти в горы.

Двадцатого августа в 14.00 198-я пехотная дивизия начала атаку на Горячий Ключ. После хорошей артиллерийской подготовки 2-й батальон 305-го полка и 1-й батальон 326-го полка взяли этот поселок. Советские части отошли в леса к югу от него и открыли по поселку сильный артиллерийский огонь.

Тем временем выяснилось, что наступление на Новороссийск требует более крупных сил. Немцы начали проводить перегруппировку. 198-я пехотная дивизия должна была принять также полосу 125-й пехотной дивизии, правда, ей был придан 420-й пехотный полк полковника Циммермана из 125-й пехотной дивизии. 198-й пехотной дивизии генерал-майора Бука была поставлена новая задача: «Наступать по долине реки Псекупс в южном направлении. В районе Фанагорийское установить связь с наступающей также в южном направлении словацкой моторизованной дивизией». Эти действия необходимо рассматривать в связи с наступлением 44-го егерского корпуса на Туапсе, описанным в предыдущей главе. Таким образом, 198-я пехотная дивизия получила крупную задачу, требовавшую существенного расширения фронта и увеличения нагрузки на боевые части. Однако уже очень скоро выяснилось, что в ее полосе и в полосе 44-го егерского корпуса имеющимися силами поставленные задачи выполнены быть не могут.

Двадцать второго августа шли тяжелые бои 1-го батальона 326-го полка и 3-го батальона 305-го полка у развилки ручья юго-западнее Горячего Ключа. Атаки нефтехранилищной высоты, занятой крупными силами противника, предпринятые с целью установить связь со словаками, закончились неудачей. Эта высота представляла угрозу для так называемой «Сталинской дороги» и сообщению между Горячим Ключом и Саратовской. Связь, установленная со словацким 20-м полком в ходе ожесточенных боев в лесах у «Зимнего приюта», снова была нарушена.

На правом фланге 198-й пехотной дивизии вели бой восточнее Пятигорской за высоту 349,5 первые батальоны 305-го и 326-го полков. Им противостояла Иркутская 30-я стрелковая дивизия, которая уже неоднократно отличалась своей стойкостью. На высоте 349,5 залегли русские пулеметчики Дзилунов и Пирущак, а в другом месте — командир их батальона капитан Бедашвили. Об их оборону разбилась первая атака на эту высоту. Но все же, после боев с переменным успехом, на следующий день высоту эту немцам захватить удалось.

Двадцать четвертого августа 198-я дивизия была выведена из 5-го армейского корпуса и переподчинена 57-му танковому корпусу, находившемуся теперь уже с 198-й пехотной, словацкой моторизованной и дивизией СС «Викинг» на так называемой «Сталинской дороге» между Горячим Ключом и Хадыженской.

В тот же день с гор последовали ожесточенные контратаки советских войск на 420-й гренадерский полк полковника Циммермана. 305-й гренадерский полк вынужден был приостановить наступление по долине реки Каверзе и отбивать сильные контратаки противника.

25 августа 308-й гренадерский полк 198-й пехотной дивизии возобновил наступление по долине реки Псекупс. Утром капитан Нисс со своим 3-м батальоном 308-го полка перешел Псекупс и закрепился на восточном склоне Лысой горы (отметка 451,2). Атака, предпринятая с высоты 349,5 на западный склон Лысой горы для его поддержки, была отбита Иркутской 30-й стрелковой дивизией. Третий батальон 308-го полка оказался окруженным на восточном склоне.

Уже эта попытка дальнейшего наступления в западном направлении выявила, что 198-я пехотная дивизия слишком слаба для того, чтобы удерживать рубеж у Пятигорской и одновременно наступать по долине Псекупса. Двадцать девятого августа из штаба корпуса прибыл приказ следующего содержания: «Корпус временно прекращает наступление и переходит к обороне на достигнутых рубежах».

В то же время стало ясно, что и 44-й егерский корпус вынужден остановить наступление на Туапсе. То же самое происходило на правом фланге под Новороссийском. Требовалось провести перегруппировку.

С 29 августа по 3 сентября 198-я пехотная дивизия вела бои за удержание захваченных высот у Пятигорского. Советские войска снова пытались отбить у нее каждую выгодную позицию. Батальон Нисса два раза деблокировали и два раза снова окружали. Третий батальон 308-го полка продолжал отчаянно сражаться на восточном склоне Лысой горы, так как по приказу старшего начальника должен был во что бы то ни стало удержать позицию. Русские, павшие перед немецким рубежом, медленно разлагались и издавали запах, который вскоре уже никто не мог переносить. И каждый день снова и снова с неба жарило солнце. Капитан Нисс на опорном пункте приказал собрать вместе всех многочисленных раненых. Им могли оказывать только первую помощь. Тридцатого августа к окруженным пробилась боевая группа. В тыл были отправлены раненые, пополнены боеприпасы и запасы продовольствия. Затем русские снова перешли в атаку и снова замкнули кольцо окружения. До 3 сентября держался капитан Нисс со своим храбрым 3-м батальоном 308-го полка, но потом наконец они вынуждены были пробиваться на исходные позиции северо-восточнее Псекупса. До этого же дня продолжались тяжелые бои за высоту 349,5.

Шестого сентября командир 198-й пехотной дивизии генерал-майор Бук, начальник оперативного отдела его штаба майор генерального штаба Буль и их водитель фельдфебель Глокенбах попали в советскую засаду на шоссе Ключевская — Саратовская и погибли. Дивизия была опечалена потерей командира, который долгое время успешно ею командовал. Его спокойные швабские манеры всегда внушали уверенность.

198-я пехотная дивизия укрепляла занимаемые позиции и начала готовиться к действиям в условиях горной местности, создавая вьючные колонны. Погонщиками вьючных животных в этих колоннах нанимались пленные, так называемые «хиви» — «добровольные помощники».

Чтобы продолжить наступление на Новороссийск, потребовалось провести перегруппировки и подвести подкрепления. 125-я пехотная дивизия передала для наступления на Новороссийск два полка. Румынский кавалерийский корпус двинулся через Протоку на Темрюк. На фронт в горнолесистой местности южнее рубежа Абинская, Смоленская прибыла румынская 19-я пехотная дивизия и другие румынские части. На Керченском полуострове находились 46-я пехотная и румынская 3-я горнострелковая дивизии в полной готовности в подходящий момент переправиться через Керченский пролив и вступить в боевые действия на Таманском полуострове.

С развитием событий на Таманском полуострове можно познакомиться из разведывательных сводок разведывательного отдела штаба 46-й пехотной дивизии. В сводке № 32/42 говорилось: «Противник на Таманском полуострове: командование войск на Северном Кавказе по данным на 26.7 находится в Краснодаре. В его подчинении среди прочих находится 47-я армия с командным пунктом в Темрюке. Соединения этой армии занимают Таманский полуостров. На севере установлено расположение 276-го и 105-го полков 77-й горнострелковой дивизии, командный пункт которой находится в Ахтанисовской. В южной части полуострова находятся 80-й и 85-й гвардейские полки и 32-я дивизия. Кроме того, в Темрюке находятся 5-я, а в Карчанской — 6-я и 212-я воздушно-десантные бригады. Управление 47-й армии поддерживает радиосвязь с 103-й стрелковой бригадой и 2-й моторизованной бригадой. В мае 1942 года 77-я горнострелковая дивизия была разгромлена на Керченском полуострове, и на Таманский полуостров смогли переправиться только ее остатки. После пополнения на настоящее время эта дивизия насчитывает от 8 до 10 тысяч человек, но вооружена она не полностью. На острове Коса Тузла находятся подразделения 65-го зенитного артиллерийского полка. Из донесений агентов и допросов военнопленных сведений о перегруппировке войск противника на Таманском полуострове в связи с быстрым продвижением немецких войск из Ростова в южном направлении до настоящего времени не получено. Основываясь на данных наземного и воздушного наблюдения, можно сделать вывод, что наблюдается отход мелких групп противника силами до роты по дороге Тамань — Бугаз и силами до взвода—у Запорожской, у Гавриленкова и в северной части Косы Тушка. Строительство оборонительных позиций продолжено до юго-западной оконечности полуострова, а в районах Кордон, мыс Литвина и на полуострове Гадючий Кут их строительство продолжается. Взрывы восточнее Кордона, в районе высоты 103,4 и южнее Тамани, причиной которых наши действия не являются, проводились, очевидно, в интересах инженерного оборудования местности (в глубину).

Передвижение колонн тылового обеспечения на всех дорогах — без изменений.

Активность артиллерии противника за последнюю неделю значительно усилилась. За последнюю неделю огонь велся 19 батареями, всего сделано 1400 выстрелов, из которых только батареями противника, расположенными в 1,5 километра западнее Тамани, — 340, и Шарлотты, к югу от Запорожской, — 253. Огонь велся главным образом по прибрежной полосе между Камыш-Буруном и Керчью и между Капканом и Маяком, а также по нашим огневым позициям артиллерии на восточной оконечности полуострова.

Противник следит за морскими коммуникациями с Керченским портом и пресекает их.

Сразу же после исчезновения немецких истребителей необычно усилилась деятельность авиации противника и достигла своего пика 27— 29 июля. Совершались дневные налеты с бомбардировкой, а также регулярные ночные налеты бомбардировщиков противника. В ночь на 28 и на 29 июля авиация противника сбросила 110 фугасных и зажигательных бомб. Бомбардировке были подвергнуты, кроме прибрежной полосы между Колонкой и Осовным Баксы, Аджимушкай, Керчь, Ак-Бурун, район Багарово, Картерлесс, станция Керчь-Западная. За последние дни налеты заметно ослабели.

Движение кораблей значительных изменений не претерпело. В вечернее время замечено всплытие подводных лодок вблизи острова Коса Тузла и постановка их на якорь у его юго-восточной оконечности. По-видимому, с них производится снабжение гарнизона острова.

В заключение можно сделать вывод, что о высадке крупных десантов на Керченский полуостров не может быть и речи, но противник готов к отражению нашего десанта на Таманский полуостров.

За командование дивизии Начальник разведывательного отдела подпись: Пински».

Разведывательная сводка № 32/42 указывает на усиленное массирование советских войск для обороны Таманского полуострова и для обеспечения западного фланга войск, оборонявших Новороссийск. Но уже сводка от 21 августа 1942 года представляла совершенно другую картину:

«...Обстановка на Таманском полуострове складывается в зависимости от развития событий в Кубанском крае. Противник сделал все, чтобы создать новый фронт обороны на рубеже Курчанская, Крымская для обороны Новороссийского порта, который для него имеет большое значение, а также чтобы обеспечить себе открытый путь на юго-восток. Правый фланг румынского корпуса сегодня ведет бои восточнее Курчанской против ожесточенно обороняющегося противника.

В этих обстоятельствах, на основании сообщений доверенных лиц, можно полагать, что находившаяся до сих пор в Тамани 32-я стрелковая дивизия, а также 80-й гвардейский полк, местонахождение которого оставалось прежним в течение длительного времени, отводятся для обороны вышеуказанного рубежа. Между тем с падением Крымской будет осуществлен прорыв этого рубежа. По сообщениям доверенных лиц, оборона всего Таманского полуострова поручена 77-й горнострелковой дивизии. Бежавшие из Темрюка рыбаки говорили, что в городе осталось очень мало красноармейцев, а его оборона поручена подразделениям морской пехоты. Промышленные предприятия и портовые сооружения планомерно разрушаются. В порту Темрюк 12 августа кроме некоторого количества торговых пароходов находились следующие суда: два морских охотника, 3 торпедных катера... два вооруженных плавучих крана, один ледокол. Из этого порта 21.8 выходили канонерские лодки для обстрела авангарда наступающих румын у Курчанской. Все эти суда попытаются прорваться через Керченский пролив, так как другого выхода у них нет...

Из сказанного можно сделать общий вывод, что за десять дней на Таманском полуострове значительно сократилась численность советских войск и количество их тяжелого вооружения...»

В разведсводке № 35/42 от 24 августа сообщалось:

«...По последним сообщениям, вчера во второй половине дня наши войска атаковали Темрюк и продвинулись на 4 километра в северо-западном направлении за Курчанскую... В только что полученных донесениях говорится, что в настоящее время 77-я горнострелковая дивизия также отходит из Ахтанисовской и займет рубеж Крымская, Курчанская. По сообщениям румынских войск на Таманском полуострове еще должны находиться: 14-й батальон морской пехоты в Тамани, 3-я рота 1-го батальона морской пехоты — в Темрюке. Ранее указывавшиеся 5, 6 и 212-я воздушно-десантные бригады теперь окончательно установлены приборами радиоразведки... Появляющиеся во многих местах облака дыма указывают на планомерное разрушение всех важных с военной точки зрения объектов...»

Разведывательная сводка № 36/42 от 28.8.1942:

«...После того как части румынской 3-й армии в ходе ожесточенных уличных боев захватили город Темрюк, они продвигались до устья Присыпской, не встречая особого сопротивления противника. Под поселком Троицкое две румынские дивизии переправились на левый берег Кубани, чтобы установить связь с немецкими войсками, находящимися в Крымской и южнее... Особенно большое скопление мелких и средних кораблей и катеров, стоящих на якоре, замечено у мыса Пеклы... По-видимому, с наступлением темноты Последует попытка провода кораблей, еще находящихся в Азовском море, через Керченский пролив».

«46-я пехотная дивизия/ разведывательный отдел КП дивизии, 31.8.42

Разведывательная сводка № 37/42

1) Противник

а) Противник на Таманском полуострове:

Больших изменений в размещении сил противника не произошло. 14-й батальон морской пехоты, находившийся до сих пор в Тамани, направлен на фронт под Новороссийск. Коса Тушка занята противником. Наш разведывательный дозор в ночь на 31.8 снова установил там пребывание противника, минирование и установку проволочных заграждений. На Косе Тузла также находится противник.

б) Снова оживленный огонь артиллерии.

Замечено оживленное передвижение кораблей между Черным морем и Таманской бухтой. Часто замечались корабли, шедшие от мыса Тузла в Тамань. 29.8 два корабля (40 м длиной) пытались прорваться из Тамани в Керченский пролив, они были действенно обстреляны нашей артиллерией. Более крупный вернулся в Тамань, другой лег в дрейф и рано утром 30.8 был подожжен огнем зенитных пушек.

Движение в проливе снова оживилось.

Работа прожекторов, как и прежде, активная.

Вывод: деятельность противника за последние дни снова оживилась. Коса Тушка снова занята противником.

2) Обстановка на Кавказе.

а) Румынские соединения, форсировав Кубань с севера, взяли Варенниковскую и Гостагаевскую, наступают в направлении Анапы. 28.8 наши войска атакой из Крымской захватили высоты в 5 километрах восточнее Натухаевской.

б) Из Хадыженской наши войска ведут наступление вверх по долине р. Пшиш. Дорогу на Туапсе противник обороняет при поддержке бронепоезда, действующего на перегоне в этой же долине. В верховьях реки Пшеха, в 50 километрах северо-восточнее Туапсе — контратаки противника.

в) В долине Малой Лабы наши войска находятся в 6 километрах южнее Бурного. В долине Большой Лабы уже удалось прорваться через перевал Адзапш в долину Бсыбь и далее к юго-востоку по перевалу (4 км западнее перевала Доу), ведущему к долине Бабадная — Гумиста в направлении Сухуми.

г) В долине Терека взят город Моздок. На южном берегу Терека — сильные укрепления противника. С северо-восточного направления из Ищерской и Наурской далее на восток наше наступление вдоль ожесточенно обороняемой противником железнодорожной линии пока не продвинулось. На эту полосу противник направил свою 9-ю армию, сформированную главным образом из армян, азербайджанцев и других кавказских национальностей.

д) Удар в направлении Каспийского моря достиг населенного пункта Терекли-Мектеб, находящегося в 80 км от побережья. Под Элистой существенных успехов не достигнуто. Улан-Эрге, Чилгирь и Яшкуль пока заняты противником.

За командование дивизии Начальник разведывательного отдела подпись: Пински».

Разведывательные сводки разведывательного отдела штаба 46-й пехотной дивизии отражают развитие событий на самом правом фланге немецкой 17-й армии. Медленно продвигались румынские соединения через Таманский полуостров в направлении Новороссийска. 46-я пехотная дивизия генерала Хакциуса, понесшая большие потери во время сражений в Крыму, так же как и румынская 3-я горнострелковая дивизия, спокойно наблюдала за развитием событий на Таманском полуострове, чтобы в подходящий момент совершить прыжок через пролив.

Тем временем завершались перегруппировки и подготовка к штурму Новороссийска. Правый фланг 73-й пехотной дивизии был усилен 419-м и 421-м полками 125-й пехотной дивизии.

Двадцать восьмого августа 213-й (73 пд) и 419-й (125 пд) полки при поддержке 249-й бригады штурмовых орудий пошли в атаку через гористую местность северо-западнее Нижне-Баканской и перерезали дорогу Нижне-Баканская — Греческое. К вечеру они вышли к Добровольческому.

С 29 по 31 августа продолжалось наступление 73-й пехотной дивизии вдоль дороги на Нижне-Баканскую. Пройдя хутор «Кролиководческий», западный фланг дивизии, пробиваясь через лесисто-гористую местность, вышел в район севернее Верхне-Баканской. На восточном фланге шли тяжелые бои с соединениями советской 47-й армии. Главные силы 73-й пехотной дивизии, наступавшие по долине вдоль дороги Крымская — Верхне-Баканская, 2 сентября в узкой, покрытой лесом долине были остановлены советской 77-й горнострелковой дивизией. Попытка обойти противника с юга по высотам у Нижне-Баканской оказалась безуспешной. После этого пробившийся далеко на запад 213-й гренадерский полк был направлен в обход на запад, минуя Верхне-Баканскую, чтобы наступать на юго-восток к Новороссийску. Для этого полк пошел узкими ущельями севернее линии железной дороги и скрылся в густых лесах. С напряжением дивизия ждала исхода этого дела, и тут вдруг во второй половине дня в наушниках радиостанции раздался голос командира полка подполковника Марбаха: «Море! Вижу море!» Двести тринадцатому гренадерскому полку удалось захватить высоты севернее Верхне-Баканской и находящийся в долине населенный пункт. С этих высот было видно Черное море. Таким образом, противнику, оборонявшемуся перед дивизией, был отрезан путь отхода в Новороссийск, и он вынужден был по ущельям отступать в южном направлении. Так 213-й полк создал условия для дальнейшего наступления на Новороссийск.

За день до этого передовые силы румынского кавалерийского корпуса, наступавшие от Гостаевской, вышли к Черноморскому" побережью у Анапы. Контратаки 83-й бригады морской пехоты, поддержанные огнем корабельной артиллерии, были отражены. Так было замкнуто кольцо окружения Новороссийска и с северо-запада.

Девятая пехотная дивизия взяла Неберджаевскую и приблизилась по дороге через перевал к городу с северо-востока.

Захватив Анапу, румынский 9-й кавалерийский корпус 31 августа отрезал крупным силам советских войск пути отхода с Таманского полуострова, по которому с востока наступали румынские 5-я и 6-я кавалерийские дивизии. Со 2 по 5 сентября советские военные и транспортные корабли (среди которых были сторожевик «Шторм» и канонерки «Ростов-Дон» и «Октябрь») под командованием командующего Азовской военной флотилией контр-адмирала Горшкова эвакуировали большую часть стрелковых частей и частей морской пехоты с южного побережья Таманского полуострова в Новороссийск. Ночами 2, 3 и 5 сентября немецкая 1-я флотилия торпедных катеров капитан-лейтенанта Кристиансена в составе S-102 (капитан-лейтенант Тёнигес), S-28 (капитан-лейтенант Кюнцель), S-27 (капитан-лейтенант Бюхтинг), S-72 (старший лейтенант Шнайдер) атаковали места погрузки и доложили о 19 потопленных кораблях противника, S-27 был потоплен по ошибке огнем своих катеров.

С 3 по 6 сентября 73-я и 9-я пехотные дивизии продолжали наступать на Новороссийск. 73-я пехотная дивизия, расположив 213-й гренадерский полк на правом, а 170-й гренадерский полк на левом флангах, при поддержке 213-й бригады штурмовых орудий, наступая с севера, захватила высоты 445,9, 418,2 и 531,3. С высоты 445,9 перед гренадерами 73-й пехотной дивизии впервые открылся широкий вид на город и порт Новороссийск. У их ног, как на ладони, лежала крупнейшая морская крепость на восточном побережье Черного моря. Город насчитывал 95 тысяч жителей, здесь находился большой хладокомбинат, верфи, рыбоконсервный и цементный заводы. Он был ключом к Закавказью. Если Новороссийск будет взят, вместе с ним падут и остальные военные гавани советского Черноморского флота. Утопическая мечта, пройти по прибрежной дороге в Малую Азию и координировать боевые действия с Африканским корпусом Роммеля, становилась реальностью.

Советская 77-я горнострелковая дивизия, 14, 142, 83 и 2-я бригады морской пехоты под командованием контр-адмирала Колостнякова защищали город. Несмотря на поддержку советских военных кораблей — лидера «Харьков» (капитан 2-го ранга Мельников) и эсминца «Сообразительный» (капитан 3-го ранга Ворков), части немецкого 5-го армейского корпуса ворвались в город.

Шестого сентября последовала атака 213-го гренадерского полка вдоль дороги через перевал у высоты 337,1 и южнее от нее. После ряда тяжелых боев были взяты позиции на высотах к северу от железной дороги. И перерезана дорога через перевал. Вечером 213-й и 186-й гренадерские полки приблизились к городскому району Мефодиевский. Обер-лейтенант Циглер со своим 1-м батальоном 186-го полка ворвался в первый квартал, за ним последовали остальные батальоны 186-го и 213-го полков, расширившие прорыв в город. С 7 по 10 сентября продолжались бои за город Новороссийск. Десятого сентября немецкое радио сообщило: «Новороссийск в руках немецких войск...»

При рассказе о наступлении 5-го армейского корпуса на Новороссийск нельзя не упомянуть об операции «бранденбуржцев», уникальной по своей смелости. Как же она проходила?

Летом 1942 года на основании многочисленных распоряжений была сформирована береговая егерская рота, пол учившая условное наименование «легкая саперная рота полка «Бранденбург»». Вместе с немцами, говорившими по-русски, в нее принимались многочисленные кавказские добровольцы. Сначала рота обеспечила переправу немецких и румынских войск через Керченский пролив (ее описание будет приведено ниже). На вооружении роты состояли пулеметы, две легкие зенитные пушки и два 81-мм миномета. Кроме того, в ее распоряжении находились две большие штурмовые лодки и одна саперная десантная лодка-41.

После того как в конце августа соединения 5-го армейского корпуса подошли к Новороссийску, один взвод «береговой егерской роты «Бранденбург» был применен на единственной дороге, связывавшей советские войска в Новороссийске с Геленджиком, с задачей взорвать ее и перерезать пути снабжения русских. Больший отрезок прибрежной дороги проходит на уровне половины высоты круто обрывающихся к берегу гор.

Пока немецкие ночные бомбардировщики темной ночью вдоль берега летели на Геленджик и бомбили портовые сооружения, две штурмовые лодки с усиленным взводом «бранденбуржцев» подошли к мысу Пенай и тихо причалили к берегу в найденной для высадки бухте. Все было рассчитано до малейшей детали. В то время как небольшое охранение оставалось у лодок, «бранденбуржцы» начали восхождение. На половине высоты крутого склона на фоне неба поднимались опоры прибрежного шоссе. Шедший впереди отряд разминирования обозначал дорогу. За ним, тяжелогруженые, карабкались вверх остальные. Проехала русская колонна из 11 грузовиков. «Бранденбуржцы» искали укрытие для наблюдения. Затем стали изучать особенности дороги. Установка минного фугаса на дороге показалась нецелесообразной. Необходимо было найти место, где под дорогой проходит водоотвод. Выставили охранение. Вскоре было найдено подходящее место. Саперы установили подрывной заряд. Внезапно послышалось кваканье — сигнал «Внимание!»

Из-за поворота показался русский грузовик и выхватил из темноты светом фар рюкзак, лежащий на дороге, — один из саперов в спешке оставил саперный ранец с взрывчаткой. Машина остановилась, из нее вышел офицер. Теперь настало время действовать человеку из группы прикрытия в обмундировании Красной Армии. Он пошел к автомобилю, назвал пароль, известный от перебежчиков, и столкнул ранец с дороги. Русский спросил:

— Что вы тут делаете?

И в ответ услышал:

— Дорогу охраняем.

Но советский лейтенант оказался недоверчивым, мгновенно выхватил пистолет и выстрелил в «бранденбуржца», прежде чем тот и его товарищи, лежавшие в укрытии, успели среагировать. Тут остальные «бранденбуржцы» бесшумно бросились к русскому офицеру и убили его. Водитель на грузовике пытался бежать, но далеко не уехал. Его догнала пулеметная очередь. Машина упала с крутого обрыва. Вскоре подошла колонна из 15 машин. Теперь скрывать было уже нечего. Пулемет — на дорогу, очереди ударили по приближавшейся колонне. Охрана спрыгнула и укрылась в тени под горой. Пока «бранденбуржцы» уничтожали остатки охраны, саперы подготовили все к подрыву. Когда оказалось, что некоторые машины везут взрывчатку, их подвели к месту подрыва.

Первые «бранденбуржцы» уже бежали под гору, когда фельдфебель-сапер все приготовил.

В ночи раздался крик: «Внимание! Взрыв!»

Затем от мощного взрыва содрогнулись горы. Чуть позже штурмовые лодки с «бранденбуржцами» возвратились к берегу, занятому немцами.

На следующий день воздушная разведка заметила километровые заторы у взорванного участка дороги.

Пока полки 73, 125 и 9-й пехотных дивизий воевали за Новороссийск, 1 сентября части 46-й пехотной и румынской 3-й горнострелковой дивизий переправились через Керченский пролив. Переправа получила кодовое наименование «Операция «Блюхер»».

В ночь на 2 сентября 46-я пехотная дивизия на 24 паромах 1-й десантной флотилии капитан-лейтенанта Гиле, паромах Зибеля, десантных саперных и штурмовых лодках причалила к северо-западному берегу Таманского полуострова. Десантную операцию прикрывали 3-я флотилия тральщиков капитана третьего ранга Хёльцеркопфа и ВВС. Высадка осуществлялась в районе населенного пункта Ильич.

Румынская 3-я горнострелковая дивизия десантировалась во втором эшелоне в районе Веселый. Высадка проходила без помех со стороны противника.

Второго сентября переправа продолжалась. Пришел звездный час саперов-десантников и легких сил флота. Перевозку осуществляли штурмовые лодки, паромы и паромы Зибеля. Со временем их действия были доведены до совершенства. У Ильича и на Косе Чучка были оборудованы десантные причалы, мощности которых вскоре были значительно расширены. При переправе 46-й пехотной и румынской 3-й горнострелковой дивизий было много импровизации. Начальник тылового снабжения 46-й дивизии подполковник Жех заметил в своем дневнике: «Снабжение через Кордон Ильич идет медленно».

По русским источникам, 3 и 4 сентября подразделения советской морской пехоты на Таманском полуострове вели бои с 46-й пехотной дивизией. Четвертого сентября 46-я пехотная дивизия заняла город Тамань. Через день оставшиеся советские войска были погружены на корабли у мыса Железный Рог и морским путем доставлены в Геленджик. В дневнике Жеха 4 сентября появилась запись: «Тамань взята. База снабжения переведена туда. С 6 по 17 сентября 46-я дивизия будет находиться в районе Тамани».

Восьмого сентября подполковник Жех сделал запись: «Решение принято. Мы идем на Кавказ». 46-я пехотная дивизия 18 сентября двинулась маршем через Старотитаровскую, Варениковскую, Анастасиевскую, Краснодар, Белореченскую, в район южнее Майкопа. Она должна была принять участие во второй попытке наступления на Туапсе на левом фланге горнострелковой дивизии Ланца.

Румынская 3-я горнострелковая дивизия направилась в район к югу от Крымской.

Десятого сентября 1942 года командир 5-го армейского корпуса генерал Ветцель смог доложить о взятии города Новороссийска. Но прибрежную дорогу на Туапсе открыть не удалось.

В начале сентября советский Северо-кавказский фронт был переименован в Черноморскую группу в составе Закавказского фронта. Это улучшило управление войсками. Советская 47-я армия, оборонявшая Новороссийск, закрепилась в промышленном районе на восточной окраине города и со всей решимостью преградила доступ к прибрежной дороге.

В результате перегруппировок советских войск и энергичных требований Ставки по обороне на фронт снова были переброшены войска, которые противник до этого эвакуировал из различных мест. С 8 по 11 сентября крейсер «Красный Крым», лидер «Харьков», сторожевик «Шторм», эсминцы «Сообразительный» и «Железняков» доставили из Поти в Туапсе и Геленджик подразделения 137-го и 145-го стрелковых полков и 3-ю бригаду морской пехоты.

С 12 по 24 сентября полки 73-й пехотной дивизии пытались пробиться к прибрежной дороге. Адамовичская балка, цементные заводы «Пролетарий» и «Красный Октябрь», электростанция, комплекс зданий «Сталин» и «Кино», а также «Третье ребро» — вот названия, густо политые потом и кровью храбрых 213-го и 170-го полков. За каждый дом, за каждую каменоломню, за каждое здание и территорию заводов шли с переменным успехом тяжелейшие бои. Здесь истекали кровью 173-й и 658-й саперные батальоны, шли в атаку штурмовые орудия 249-й бригады. Сюда направляли свое напряженное внимание и по этим местам составляли свои планы офицеры штаба 5-го армейского корпуса в Марчанской. Отсюда шли донесения командиров полков на командный пункт дивизии в Верхне-Баканской. Но все надежды и чаяния были напрасны. Двадцать четвертого сентября был взят комплекс зданий «Сталин». Обескровленные 170-й и 213-й полки были остановлены перед «Третьим ребром». Советские соединения закрепились на восточном берегу Цемесской бухты и закрыли немцам вход на прибрежную дорогу. Фронт остановился.

Затем подошедшая румынская 3-я горнострелковая дивизия сделала попытку из района сосредоточения Абинская, У сунь пробиться по горнолесистой местности восточнее Новороссийска к прибрежной дороге и открыть дорогу на Туапсе. Эта попытка была предпринята одновременно со вторым наступлением на Туапсе вдоль дороги Майкоп — Гойтхский перевал — Туапсе.

Румыны начали наступление 19 сентября и потеснили сильно потрепанную советскую 216-ю стрелковую дивизию. К 22 сентября удалось прорвать советскую оборону на 6 километров в глубину. 25 сентября подтянутые к месту прорыва советские батальоны морской пехоты ударили с флангов и окружили передовой отряд румынской 3-й горнострелковой дивизии. Румыны понесли большие потери в людях и вооружении. Последовали контратаки советских войск вдоль прежней линии фронта. Затем фронт замер и здесь.

С 14 по 30 октября полки 73-й пехотной дивизии снова атаковали советские оборонительные позиции у Цемесской бухты. О прорыве к прибрежной дороге никто уже и не мечтал. Цель немецких атак заключалась в улучшении немецких позиций. До наступления зимы было необходимо оборудовать прочную зимнюю линию обороны. «Третье ребро» и еще несколько комплексов зданий были взяты. Во время атак немцы и русские боролись за каждую пядь земли и истощили свои силы. По окончании этих боев 213-й гренадерский полк был сведен в две стрелковые и две пулеметные роты. Такая же картина наблюдалась и в других полках. Это была последняя попытка открыть Черноморское шоссе на Туапсе.



ЮЖНЕЕ МАЙКОПА И НА ТУАПСИНСКОМ ШОССЕ | Марш на Кавказ. Битва за нефть 1942-1943 гг. | ШТУРМ ВЫСОКОГОРНЫХ ПЕРЕВАЛОВ