home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Сила звука

5. Теперь мы можем рассмотреть тот тип мантр, который действует только своим звуком. Вибрация, которую устанавливает звук, воздействует на различные тела человека и стремится привести их в гармонию с собой. В первую очередь, звук — это колебания воздуха, а у каждого музыкального звука есть множество обертонов, вибрации которых точно так же запускаются в действие. В музыке выявляют и распознают 4, 5, или несколько больше обертонов, но колебания эти простираются гораздо дальше верхнего предела чувствительности уха. Соответствующие волны устанавливаются и в высшей, более тонкой материи, и потому воспроизведение ноты или последовательности нот производит эффект и на высшие проводники. Есть среди звуков (а я полагаю, мы должны называть их ещё звуками) такие обертоны, которые слишком тонки, чтобы воздействовать на воздух; но тем не менее, они запускают в движение эфирную материю, а эта эфирная материя передаёт свои колебания как человеку, распевающему мантру, так и окружающим, и если он направит свою волю к какому-то конкретному человеку, то до него эта вибрация непременно дойдёт. Таким образом, мантры, действующие за счёт звука, производят вполне материальные результаты на физическом плане, хотя в то же время посылаются и другие, более тонкие волны, которые могут подействовать на высшие проводники.

Такая мантра обычно состоит из нескольких упорядоченных звуков, весьма звучных и раскатистых. Иногда используется только один слог, как в священном слове Ом, но есть несколько способов его произнесения, дающих совершенно разные результаты соответственно тому, на каких нотах слог поётся, и как произносится. Для некоторых целей мы подчёркиваем и растягиваем открытый звук, мы комбинируем А и У в О, усиливая и растягивая до половины длины всей мантры, а затем переходим к звуку М. Но для других целей О должно быть совсем кратким, а растянуть следует гудение в голове и центрах, что является весьма могущественным звуком. Результаты применения этих двух методов различны в огромной степени. Когда растянуто О, мы воздействуем друг на друга и на окружающий мир, а с длинным М почти весь произведённый эффект воздействует на нас самих. Иногда все три буквы, А, У и М, произносятся раздельно. Опять же, этот слог может быть произнесён на многих следующих друг за другом нотам, по типу арпеджо. Я слышал, что согласно индийским книгам должно быть порядка ста семидесяти способов произнесения Слова, и каждый даёт свой особый эффект. Эта мантра считается самой могущественной из всех.

Это священное слово индусов соответствует египетскому амен. От него также произошло греческое слово эон и латинское aivum. Сказано, что Ом — это слово, представляющее для нашей пятой коренной расы невыразимое имя логоса, а для четвёртой коренной расы таким словом было Тау. Свами Субба Роу однажды сказал нам, что все эти подменные слова, каждое из которых даётся в одной коренной расе, все являются слогами великого слова, которое к седьмой расе будет завершено.

Особый эффект этого слова, когда оно правильно произносится в начале медитации или встречи, всегда подобен призыву к вниманию. Оно располагает частицы тонких тел во многом таким же образом, как действует на атомы железа электрический ток. До прохождения тока предельные атомы сориентированы в разных направлениях, но когда проводник магнетизируется электрическим током, все они поворачиваются и располагаются в одном направлении. Точно так же и при звуке священного слова каждая частица в нас откликается, и мы оказываемся в наилучшем состоянии, чтобы получить максимум пользы из последующего изучения или медитации. В то же время оно действует как призыв и на других существ — человеческих и нечеловеческих — которые сразу же собираются вокруг, некоторые понимая значение и силу этого слова, а других привлекает его необычная притягательность.

Звук — это нечто проникающее очень глубоко. Во-первых "словом Господа были созданы небеса". Логос или Слово — это первая эманация Бесконечного, и это, несомненно, куда больше чем просто манера говорить. Это представляет факт, хотя эманация эта имеет место на уровне, где не может быть ничего такого, что мы подразумеваем под звуком, поскольку там нет проводящего звук воздуха. И всё же то, что соответствует звуку и действует подобно ему, и есть та сила, которая применяется для творения Вселенной.

Не знаю, можем ли мы надеяться в здешнем мире и на этом плане получить какое-либо понимание о том, что подразумевалось под этим Творящим Словом. "Он сказал, и это совершилось". Бог сказал "да будет Свет, и был Свет". Это было первым выражением Божества — вечная мысль, скрытая в темноте, вышла Творящим Словом. Возможно, по причине этой великой истины, произносимые или пропеваемые здесь слова призывают высшую силу — силу, совершенно непропорционально превосходящую уровень, к которому они сами принадлежат. Уверен, что у всего этого предмета звука есть и другая сторона, пока что недоступная нашим умам, и существование которой мы можем лишь смутно предвидеть. Однако, по меньшей мере мы можем видеть, что сила звука — вещь весьма великая и удивительная.

Все мантры, основанные на силе звука, имеют ценность лишь на том языке, на котором они были составлены. Переведя их на другой язык, мы получим совсем другую группу звуков. Вообще говоря, хорошие мантры, предназначенные для гармонизации тела и достижения благотворных результатов, в основном состоят из долгих открытых гласных. Их мы обнаруживаем и в нашем собственном Священном Слове, то же верно для «аминь», перенятого христианской церковью от египтян. Кстати, его лучше всего произносить на двух нотах. В церкви традиционно произносят его на двух нотах, различающихся на полутон — обычно это фа-диез и соль.

Мантры, применяемые для зловредных целей, почти всегда содержат короткие гласные и отрывистые, резкие согласные — например «хрим», «кшранг» или «пхут». Эти нескладные восклицания произносятся с яростной энергией, и злостью, что придаёт им большое могущество для зла. Иногда в эти какофоничные комбинации согласных включаются все гласные поочерёдно, а завершается их произношение каким-либо особым взрывом проклятий, которые невозможно выразить в любой обычной буквенной системе. Боюсь, что в странах востока, где знают кое-что об этих вещах, мантры часто используются для злых целей. Так же это и у негров. Мне пришлось встретиться с множеством подобного в связи с церемониями вуду и обеах, кое-что из которых я видел в карибских странах и Южной Америке, и мне известно, что в подобные заклинания вкладывается много ненависти.

Мы же будем иметь дело лишь с мантрами доброй и благотворной природы, а не со зловредными. Однако, у хороших и плохих мантр одинаковый принцип действия — целью их является возбудить вибрации в тонких телах как читающего мантру, так и тех, на кого её действие направлено. Иногда они даже бывают предназначены для установления совсем новых частот колебаний. Западный ум поражает, что людям советуют читать мантру по три тысячи раз. Обычно первое наше чувство — да где мы найдём столько времени? Мы говорим, что время — деньги, но люди востока говорят, что время — ничто, вот разница в точке зрения. Зачастую восточные методы и идеи не годятся для нашей западной жизни, но тем не менее они представляют ценность для тех, для кого они предназначены. Некоторые чувствовали, что изучение и медитация, предписанные для членов нашей Эзотерической Школы, являются тяжёлым бременем для тех, кто не привык к подобным упражнениям, но никакой восточный человек даже и не подумает так.

Брахман проводит практически всю свою жизнь в религиозных песнопениях, поскольку всякое действие, совершаемое им в течение дня, всегда сопровождается каким-нибудь текстом или благочестивой мыслью. Он полностью проводит жизнь в религии, или скорее, полагает, что это так. Сегодня во многих случаях это лишь внешняя форма, что-то вроде скорлупы, но люди продолжают повторять слова, хотя уже и не могут вложить в них прежнюю жизнь и энергию. У них много времени, они вполне могут позволить себе повторять одну фразу сто восемь раз в день, и цель этого совершенно ясна.

Сказано, что Христос предостерегал своих учеников от праздных повторений при молитве, подобных применяемым язычниками, и из этого текста был сделан вывод, что все повторения бесполезны. Это непременно должно быть так, если это взывание, обращённое к божеству, поскольку при этом подразумевается, что оно не слышит с первого раза. Они должны быть излишни для учеников, поскольку они несколько продвинулись по пути развития — для них достаточно один раз ясно сформулировать и сильно выразить своё намерение. Но обычный мирской человек вовсе ещё не достиг этой стадии, часто требуется долгая долбёжка, чтобы впечатлить его новой вибрацией, и для него-то повторение вовсе не бесполезно, поскольку целью его является достижение определённых результатов. Постоянное воздействие этих звуков (а также разных возбуждаемых ими колебаний) на различные проводники медленно, но верно склоняет их к гармонии с конкретным набором идей.

Такая настройка вибраций аналогична той работе, которую индийские гуру проводят со своими учениками, и которая уже упоминалась в главе IV. Волны, излучаемые его астральным телом, всё время действуют на их астральные тела, а волны ментального и каузального тел — соответственно на их ментальные и каузальные тела, а поскольку предполагается, что его вибрации сильнее, чем вибрации учеников, он постепенно приводит их во всё более близкую гармонию с собой, если они способны на такую настройку. Целью постоянного чтения мантры является настройка конкретной части ментального и астрального тела на то, что является её предметом, и нет никаких сомнений, что она может производить и производит мощные результаты.

Те же методы предписываются к применению и в христианских странах. Мы часто можем наблюдать, как католики многократно повторяют свои "аве Мария" и "Отче наш". Обычно они просто бормочут эти молитвы, и тогда от них мало пользы, за исключением мыслей, которые они навевают. В Индии же мантры всегда читаются нараспев, и вот такое чтение производит эффект. Вот одна из причин того, почему древние языки в этом отношении лучше современных. На современных языках обычно говорят быстро и отрывисто, и лишь итальянские, испанские и греческие крестьяне, похоже, ещё говорят по-старому, длинными, музыкальными модуляциями. Однако, в Свободной Католической Церкви нам особенно рекомендуется проводить службу на родном языке страны, поскольку мы обнаруживаем, что в людях пробуждается больше набожности, если они понимают, что говорится и могут разумно участвовать в обрядах. Но латинский язык, несомненно, более звучен. Многие мантры подобной природы не имеют особого значения, они чуть более, чем собрание гласных. В известном гностическом трактате "Пистис София" приведено несколько таких бессмысленных мантр, размеченных так, как если бы это были указания для распевания.

Такие перекатывающиеся и звучные звуки, какие мы встречаем в индийских мантрах, постепенно налагают на различные тела свои частоты колебаний, и таким образом могут быть использованы для экономии силы. Всё, что мы можем сделать мантрой, мы могли бы сделать и без мантры, но мантра подобна машине, экономящей часть работы. Она устанавливает нужные вибрации, совершая за нас часть работы и делая её легче впоследствии, потому мы можем считать мантру средством экономии сил.

Ещё один момент, касающийся мантр и подчёркиваемый в индийских книгах, состоит в том, что ученикам запрещено пользоваться ими в присутствии грубых или злонамеренных людей, поскольку сила мантры часто усиливает злое точно так же, как и доброе. Если при этом присутствует человек, неспособный откликнуться на вибрации в высшей их форме, он вполне может воспринять их низшую октаву, которая скорей всего укрепит в нём зло. Так что мы никогда не должны применять мантры там, где есть люди, которым они скорей всего нанесут вред.

Я помню, что Е. П. Блаватская говорила нам, что мантру можно читать не для себя, а имея в виду кого-либо, кому она, по-вашему, может помочь. Так мы можем читать Священное Слово или Гаятри, или какую-нибудь из прекрасных и сладкозвучных буддийских мантр, усиленно думая о каком-либо человеке и направляя к нему силу мантры. Однако, она советовала пользоваться этим с осторожностью. Также она предупреждала, что никто не должен пытаться использовать мантру, которая для него слишком высока. Наши наставники не дадут нам ничего подобного, но в предупреждение начинающим я бы сказал, что если даже чтение Священного Слова каким-то особым образом приводит к головной боли, тошноте или слабости, следует сразу же его прекратить. Нужно заняться работой над развитием своего характера, а через несколько месяцев попытаться снова. Применяя Слово, мы призываем великие силы, и если мы ещё не вполне выросли до их уровня, то не окажемся в гармонии с ними, и результаты не обязательно будут хорошими.

В дополнение к эффекту вибраций от распевания, многие из этих мантр сходны и с третьим из рассматриваемых нами типов в том, что с ними связаны определённые с силы. Например, с Гаятри и Тисараной связаны определённые дэвы, хотя и принадлежащие к весьма различающимся типам.

Гаятри, пожалуй, величайшая и прекраснейшая из всех древних мантр. Её распевают по всей Индии с незапамятных времён, и царство дэв научилось понимать её и откликаться на неё весьма поразительным образом. Сам этот способ отклика является весьма значимым, поскольку показывает, что в древности столь отдалённой, что и памяти никакой о ней не осталось, вполне понималось и практиковалось альтруистическое применение подобных мантр. Мантра всегда начинается со священного слова Ом и перечисления планов, на котором желательно действие мантры — трёх миров, в которых живёт человек — физического, астрального и ментального, и при упоминании каждого плана принадлежащие к этому плану дэвы собираются вокруг распевающего в радостном энтузиазме по поводу работы, которую сейчас предоставит им распевание мантры. Изучающие вспомнят, что в Индии Шиву иногда называют Нилакантха, «синегорлым», и есть легенда, объясняющая это название. Интересно заметить, что некоторые из дэв, откликающихся на чтение Гаятри, несут на себе эти черты синего горла, и определённо относятся к первому лучу.

Эта чудесная мантра — призывание Солнца, и конечно же в действительности она относится к Солнечному Логосу, стоящему за этим величайшим из всех символов, и при её произнесении на распевающего сразу же изливается огромный луч света, идущий как бы из физического Солнца, в каком бы направлении оно ни находилось. Луч этот белый с золотым отливом, и также проникнут тем электрически-голубым, который столь часто наблюдается в связи с любым проявлением силы первого луча, но когда он наполняет саму душу призывающего, он сразу же расщепляется на семь великих лучей или конусов цветов радуги. Распевающий мантру действует будто как призма, но вид исходящих лучей противоположен тому, что мы обычно наблюдаем в подобных случаях. Обычно, когда мы посылаем вовне лучи духовной силы, они исходят из какой-либо точки тела — сердца, мозга, или какого-то иного центра; выходя оттуда, они расширяются подобно вееру, как лучи маяка. Но описываемые нами лучи исходят из основы, которая шире самого человека — а именно из окружности его ауры, и вместо того, чтобы расширяться, они сужаются до точки, подобно лучам семиконечной звезды, с той разницей, что это, конечно же, конусы света, а не просто треугольники.

Ещё одна примечательная черта состоит в том, что эти семь лучей не излучаются по кругу во всех направлениях, а лишь по полукругу в том направлении, куда читающий мантру обращён лицом. Более того, они создают любопытное впечатление уплотнения, по мере того, как сужаются и оканчиваются в точке ослепительного света. Ещё более любопытное явление — это то, что эти точки действуют так, будто они живые — если на пути одной из них окажется человек, то точка с немыслимой быстротой описывает кривую и касается его сердца и его мозга, заставляя их сразу же засиять в ответ. Похоже, что каждый луч способен последовательно оказывать этот эффект на неопределённое количество людей — проверив его на тесной толпе, мы обнаружили, что лучи по всей видимости делят толпу между собой, при этом каждый действует на ту её часть, что оказалась впереди него, и не вмешивается в другие.

Что же касается языка этой мантры, то похоже, это вопрос меньшей важности. Повторение этих слов по-английски[28] с ясным намерением, стоящем за ними, производит полный результат. Чтение её на санскрите с тем же намерением вызывает тот же результат, но в дополнение к этому выстраивает вокруг сияющие лучи звуковой формы, напоминающей удивительно сложную резьбу по дереву, какое-то представление мы можем об этом получить, представив семеричную пушку, из которой выстреливаются эти лучи. Эта звуковая форма простирается лишь на небольшое расстояние, и, похоже, не вносит вовсе никакого изменение в мощность или величину лучей.

Один знаток санскрита сказал мне, что в то время как обычно Солнце обозначается словом «Сурья», это особое имя «Савитри» всегда подразумевает Солнце (то есть Солнечный Логос) как вдохновителя и ободрителя. Мне представляется, что смысл его близок к слову «Параклет», которое часто весьма неудовлетворительно переводится как «утешитель». (См. мою книгу "Скрытая сторона христианских праздников", с. 202 / C. W. Leadbeater, "The Hidden Side of Christian Festivals"). Мой друг также подчёркивал тот факт, что это не молитва, обращённая к логосу с просьбой дать нам мудрость или преданность, но выражение нашего искреннего устремления и убеждённости в том, что его влияние так подействует на нас, что укрепит то, что в нас уже существует.

Когда поётся буддийская Тисарана, привлекаются те дэвы, которые особо связаны с жёлтыми одеждами, и они приносят с собой удивительный мир и радостное настроение, поскольку хотя они и столь мирные, при этом они одни из самых радостных существ в мире.

Когда мы говорим, что ангелы «являются», мы должны помнить обо всех измерениях пространства. Они не «приходят» в том смысле, что они отправляются в путь из какого-то удалённого места — небес, например. Не знаю, не запутаю ли я этот вопрос совсем уж безнадёжно, если скажу, что великие силы, представляющие логос, в ответ на призыв проявляются в этих конкретных формах. Они есть всегда, всегда готовы, но во внешнее проявление переходят в ответ на зов.

Вот и весь принцип действия молитвы и ответа на неё. Нам нужно лишь сильно подумать об идее, и то, что одушевляет её или представляет её, явится нам. Всякая сильная мысль преданности вызывает немедленный отклик; если бы было не так, то вселенная была бы мертва. То, что отклик приходит — это закон природы, призыв и ответ подобны двум сторонам одной монеты, и ответ лишь другая часть запроса, точно так же как и про карму мы говорим, что следствие — это другая сторона причины. В природе существует чудное единство, но люди так глухо забаррикадировались в своих личностях, что ничего и не знают об этом. Вопрос лишь в том, чтобы открыться. Можно легко увидеть, что когда мы способны отдаться природе, мы практически можем и повелевать ей, потому что таким отношением мы призовём её силы, и всё станет работать вместе с нами. Это ясно изложено в "Свете на Пути". Мы должны распознать силы природы и открыться им, а поскольку эти силы текут вместе с нами, всё, что раньше было так трудно, станет намного легче.

Есть у всей темы мантр и ещё один раздел, о котором сам я располагаю очень немногими сведениями. Сила есть не только в звуке, но и в словах как таковых, подобно тому как есть она в цифрах и даже в буквах. В наши дни мы не беспокоимся о подобных вещах, но в санскрите и иврите каждой букве присвоено определённое значение — не только численное, но и силовое и цветовое. Я знавал ясновидящих, которые и наши обычные латинские буквы видели в книгах будто напечатанными разными цветами — A, скажем, всегда, красным, B — всегда синим, C — жёлтым, D — зелёным и так далее. У меня самого никогда не было подобного опыта, полагаю, что мой ум не работает в этом направлении. Подобно этому есть психисты, которые всегда видят в разных цветах дни недели. Это не мой опыт, я здесь также нечувствителен, да и не понимаю, что бы это могло значить. Возможно, цвета дней недели связаны с астрологическими влияниями — не знаю. Этот аспект вещей тоже связан с мантрами, и есть мантрические школы, где каждой букве придают численное значение, совершенно не относящееся к её положению в алфавите. Последователи этих школ скажут вам, что если сложить все значения букв какого-нибудь слова или предложения, получив некоторую сумму, и найти другие слова, дающие в сумме то же самое, двумя этими предложениями будет произведён одинаковый мантрический эффект. Но сам я об этом ничего не знаю.

Мантра — это обычно краткая, сильная формула, и когда для какой-либо цели мы желаем произвести определённый эффект, это и есть нечто вроде формы, которую должно принять наше заклинание. Если мы желаем быстро и глубоко повлиять на людей, с которыми мы говорим, то должна применять краткие и сильные предложения, а не длинные и блуждающие, они должны следовать образцу военной команды или мантры, и у них должна быть определённая высшая точка. Допустим, мы хотим помочь испуганному человеку. Мы можем сформулировать про себя такие слова: "Я силён, силён, я часть Бога, а Бог есть сила, и я полон этой силы"; повторение этой идеи выведет находящуюся в нас божественную силу на поверхность, и мы сможем вдохновить нашей храбростью и других. Здесь, как и во всём прочем, знание — сила, и если мы хотим работать с лучшей эффективностью, мы должны обладать пониманием, а для этого мы должны учиться. Мудрый человек умеет жить в мире и счастье, потому что его жизнь находится в гармонии с божественной жизнью. Понимая всё, он симпатизирует и сочувствует всему, он навсегда отбросил эгоизм и живёт, лишь чтобы помогать и благословлять.


Благословения | Учителя и путь | Требования не меняются никогда