home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11. 6 мая 1994 года. Пятница. Украина. Крым. Село Баштановка - пещерный город Мангуп-Кале.

Уже светало, а Лешка еще сидел у костра. Хотя его дежурство и закончилось, но ему жаль было будить Аню. Да и после выволочки, полученной ночью от Владимира сон ни как не шел.

Ох и ругался он на Ольгу, а еще больше на Лешку. И впрямь, слишком они расслабились. Конечно, юг, горы, Крым и все такое... Но вместо того, чтобы искать Карту и продолжать развиваться и тренироваться, они расслабились.

- Пустяковое задание! - Шипел от злости Владимир. - Это тебе не диверсия, ни открытый бой! Это просто поиск артефакта! А вы что учудили? Вызвали демона, принесли ему жертву? Ах, это не вы вызывали? А почему доверились своему проводнику? Почему не проверили его ауру? Я же предупреждал, любые мелочи, любые! А ты, командир, вместо того, чтобы сканировать пространство астрала, пытался разгадать загадку какой-то ежевики! Хорошо, что мы отследили всплеск некроэнергии! Еще бы чуть-чуть и я не успел бы? Ольга, мать-перемать! Объясни, зачем ты жертву принесла демону? Что легенде для тупых туристов поверила? Ты когда-нибудь слышала о магии Вуду? Для того, чтобы навести порчу, достаточно нескольких капель крови, или любой другой жидкости, достаточно одной пуговицы или нитки из одежды! Потому что часть всегда отражает целое! Микрокосм равен макрокосму! Все, что вверху, все внизу! Оставив часть себя на жертвенном дереве, ты привязала нежить к себе!

Потом он несколько остыл, видя, что Оля так и не отошла еще от шока:

- Я понимаю, что у вас мало знаний, и нет опыта, но у нас нет времени на вашу учебу. Но все же будьте осторожнее, берегите себя!

И тут Ольга вновь зашлась в приступе кашля.

Володя прищурился, внимательно разглядывая девчонку, а потом добавил:

- У нее изуродована аура в районе третьей чакры. На теле это проявляется в бронхах и легких. Нам не хватит своей энергии, чтобы откорректировать ее. Утром, если улучшения не наступит, на что я надеюсь, но не верю, отведите ее в больницу, тут недалеко село. Баштановка, что ли... Ее переправят в Симферополь, в республиканскую больницу, там наши специалисты помогут ей.

- Люди?

- И люди тоже. Среди врачей много наших. Но из центра тоже прибудут. Так что не волнуйтесь...

- Володя, а ты был там, в Чуфуте? Как там этот, дервиш пляшущий?

- А вот это и впрямь серьезная проблема. Албасты разодрала его так, что остались только клочья одежды. Я, конечно, останки сбросил со скалы, жертвенник разбросал, но не сегодня-завтра его хватятся, и, возможно, вас будут искать.

Лешка похолодел от этих слов. Славик был убит. И он хотя и невольный, но виновник. Следы крови остались на Анькиной футболке и на его джинсах. И если их найдут местные менты - то все. Что им говорить? Что Слава вызвал древнего демона и тот его разорвал? Тогда им светит психушка, а другой альтернативой является тюрьма.

- Нет, милиция вряд ли возьмется искать. - Может, угадал, а может быть, прочитал его мысли Владимир. - Спишут на несчастный случай, сорвался. Здесь таких альпиноидов по не одному десятку за сезон гибнет. И, кстати, многие так же как и Славик. Придурков, желающих найти зачарованный джиннами клад или вызвать силу древних духов хватает. Так что вас будут искать его таинственные друзья, если они существуют, конечно. Впрочем, наверняка, идею жертвоприношения ему кто-то подсказал.

- Володя, а кто такие эти дервиши-ассасины?

- О! Это старая история! Правильнее называть их "хашишиуны", от слова "гашиш". Этот исламский орден появился в эпоху крестовых походов. Некий шейх Хасан ибн Садах захватил горную крепость Аламут, которую сделал своей резиденцией. Постепенно он сформировал тайный орден. Рядовых членов ордена - феддави - он собирал по селениям мальчиков из бедных семей, обучал их боевым искусствам. Когда они технически были готовы, то, в один прекрасный момент, их накачивали гашишем, пока они не засыпали. Просыпались юноши в великолепном саду, там их встречали цветущие деревья, фонтаны вина, ломящие от яств столы и, кончено, прекрасные гурии. Там они проводили три дня, блаженствуя и наслаждаясь всевозможными удовольствиями. Затем их снова усыпляли переносили в старые казармы. А после пробуждения Старец Горы говорил им, что они, благодаря его молитвам, побывали в раю. И если они будут выполнять его приказы без сомнений, то после смерти снова попадут в рай. А еще могут взять с собой сорок родственников. После такого духовного опыта феддави бесстрашно шли на смерть. Из горного замка выходили безжалостные убийцы, не ведающие сомнений и страха. Не было в истории случая, чтобы ассасины отказывались выполнить самое безнадежное поручение. Как правило, убийства проходили открыто, а сами феддави даже не пытались бежать. Ведь за порогом смерти их ждал рай! От их рук погибли сотни виднейших сановников того времени - эмиры Дамаска и Мосула, двое великих визирей египетского халифата, тирский князь Конрад, триполийский граф Раймонд Первый, сын антиохийского князя Боэмунда, английский принц Эдуард Плантагенет. Даже на знаменитого султана Салах-ад-Дина, победителя крестоносцев, было совершено несколько покушений. Многие монархи даже платили ассасинам дань - в том числе и германский император Фридрих Второй, и французский король Людовик Девятый Святой. В 1278 году их разгромил египетский султан Бейбарс, а затем добили монголы. Они, вроде бы исчезли, хотя говорят, что и сейчас феддави-шахидов готовят в глухих горах исламского востока. Но откуда Слава здесь, в Крыму, узнал о практиках ассасинов, ума не приложу. Но кто-то же научил его зикру... Ну, тому странному танцу, что ты Аня видела. Вот эти дервиши и будут вас искать. Возможно. Что предлагаешь, командир?

- Я? - растерялся Лешка. Когда Володя был рядом, казалось, что все страшное уже закончилось, и впереди ничего такого уже не будет.

- А кто? Пушкин? Так он сейчас совершенно в других измерениях! - криво улыбнулся Володя. - Думай, ты командир, подсказывать тебе я больше не буду!

- Во-первых, - начал Лешка, - надо установить ночное дежурство. Дежурить будем по очереди, сначала Мишка, потом я, потом Аня. Оля пусть спит. Разбудишь всех в семь. Сегодня дежурим по два часа, завтра по три. В-вторых, надо как можно быстрее найти эту Карту. Володя, у вас есть предположения, там в центре, где она может находиться, и как она выглядит?

- Ну вот, это уже другой разговор. Деловой, какой и должен быть! - довольно откинулся Володя. Наши аналитики сузили круг предполагаемого нахождения. С вероятностью в девяносто процентов Карта находится в районе Мангуп-Кале или Эски-Кермена. Это пещерные города к югу отсюда.

- Слушай, а там нет случаем мавзолеев каких-нибудь? - спросил Мишка. - Как-то не хочется с нежитью опять встретиться.

- Мавзолеев там нет. Полная информация вам придет завтра к вечеру, когда доберетесь до Мангупа Вам лучше встать у озера, между селами Залесное и Хаджи-Сала. Там, кстати, есть приют для туристов, рюкзаки бросите, чтобы не таскать их с собой. Кстати, почему вы так ни разу и не выходили на связь?

- Да как-то все некогда было или ни к чему...

- Ни к чему им... Как некромантией заниматься, так им есть когда... Да ладно, шучу! С завтрашнего дня каждый вечер, ровно в десять ждем ваших отчетов. Аня, тебе для чего книгу подарили? Вот и описываешь там события дня...

- А что писать-то? - спросила Анюта.

- Все! От погоды до встреченных вами людей, неужели еще непонятно? Вы, кстати, со своими подарками разобрались?

-О, напомнил! - встрепенулся Мишка. - А почему они не работают? Плащ у меня сработал, а вот Лешкин меч тупой как палка...

- Не работают... - фыркнул Володя и опять щегольнул латынью: - Tantum possumus, quantum scimus. То бишь, столько можем, сколько знаем. А знаете вы еще очень мало. Книгой вы не пользовались, жезл пока не нужен был, с плащом, я так понимаю, все нормально. Значит проблема в мече? А может в тебе, командир?

- Почему во мне? - буркнул Лешка. - Я тут причем? Рубил и колол эту Джаныке, а меч даже веревку перерубить не мог.

- Не веревку, а астральный двойник Ольгиной резинки для волос. Потому и не мог перерубить. Она же добровольно пожертвовала ее упырихе. Но самое главное, ты не смог доверить себя, свою энергию клинку, более того, переместить свое сознание в него. Тогда он сам сделает за тебя свою работу. Поверь, этот меч старше тебя в сотни раз. Понимаешь?

- Не совсем. - Смутился Лешка. Не любил он выглядеть дураком.

- Отпусти себя. Доверься своим чувствам, доверься мечу. Он живой, и сделает все, что будет необходимо.

- Попробую. - Вздохнул Лешка. - Хотя не хотелось бы снова драться.

- Вряд ли эта тетка будет вас преследовать. Обычно, упыри не отходят далеко от своих могил. С рассветом ей необходимо лечь обратно в гроб. Да и Славика ей хватило. А завтра группа зачистки упокоит ее. Навсегда не получится, но, по крайней мере, лет на двадцать-тридцать. Если новый некромант не объявится. Кстати, вы знаете, для чего он затеял жертвоприношение? Он влюблен, вернее был влюблен, в свою одноклассницу, причем безответно. А Джаныке-ханум, по легенде, погибла как раз из-за неразделенной любви. Ее отец, хан Тохтамыш, казнил и ее, и избранника ее сердца. Поэтому она и ходит по ночам, ища свою безответную любовь. Вот Славик и пытался ценой чьей-нибудь жизни купить удачу в любви. А тут вы объявились. Не повезло ему, не на тех нарвался! Так что молодцы вы! Скормить некроманта духу, вызванному им же. Молодцы. Хотя и повезло вам! Ну все, пора мне! Давайте в следующий раз не будем встречаться в экстремальной обстановке. - Улыбнулся им Володя и, как всегда внезапно, исчез.

К тому времени, Оля уже спала, время от времени глухо постанывая. Да и Мишка с Аней еле держались на ногах. А вот Лешке адреналин не давал спать. И он изменил своему порядку, отправив в палатку ребят остался дежурить у костра. Но сон так и не шел.

Нет, он не медитировал, не тренировался с мечом, просто лежал и смотрел на звездное небо, разглядывая любимое свое созвездие - перепоясанный мечом Орион.

Постепенно, небо начало сереть, а затем и розоветь. Наверное, нет ничего красивее, чем рассвет в горах. Воздух словно пронизывается постепенно солнцем, вершины гор начинают сверкать сквозь сумрак ночи. И хочется жить. Просто жить...

И как он уснул? Вроде бы смотрел и смотрел на восток небосклона, а вот уже и Мишка трясет его за плечо.

- Вставай, командир! Чего не разбудил?

Лешка пожал плечами.

- Как Оля? - спросил он, хотя говорит не хотелось.

- Плохо. Бледная, задыхается. Температура шпарит и кровью отхаркивается.

Она и впрямь не вышла а выползла из палатки. Отрешенная, она похоже плохо соображала - что происходит и где находится. Лешка потрогал ее лоб. Температура и впрямь была очень высока.

Пока собирались Лешка быстро сварганил манную кашу с изюмом и сгущенкой. После молчаливого завтрака они поднялись в путь. Ольгу пришлось вести под руки Ане и Мишке. Лешка одел спереди ее рюкзак и пошатываясь под двойным грузом потащился вслед за ребятами. Через полчаса они вышли на асфальтовую дорогу, около облагороженного грота с родником и сделали привал.

- Все больше не могу, - рухнул на свою ношу Лешка. И прямо в нос ему ткнулся какой-то беленький цветочек. Чуть выше он увидел еще несколько. А приподняв голову, Лешка вдруг обнаружил, что склон до самого верха усыпан этими цветочками словно невиданный ковер. - Ребята, посмотрите, какая красота!

Аня согласно кивнула головой, а Мишка равнодушно скользнул взглядом по цветочному склону. Ольга вообще никак не реагировала, ее знобило, несмотря на начинающуюся жару.

- Ну и ладно... - вздохнул Лешка. - Дайте-ка я на карту взгляну.

Умывшись ледяной водой, он вытащил из бокового кармана карту, завернутую в полиэтиленовый пакет - хотя на небе и не облачка, и солнце бешено жарит, но привычка беречься от воды брала свое. Лучше перестраховаться, чем в один отнюдь не прекрасный момент оказаться без карты. Один раз у Лешки уже было такое. Тогда летом они ходили на Северный Урал втроем с Вовкой Сипачевым и Олегом Фокиным. Солнце тогда тоже жарило, но пока ехали они в автобусе от Краснотурьинска до места высадки, начался ливень. И вроде бы дождь закончился к тому моменту, когда они вышли. Но тихий ручеек Серебрянка вышел из берегов и превратился в грозную горную реку. Брошенные через воду на противоположный берег бревна держались нормально, пока Леха не пошел. Именно под ним они и рухнули. Не промокли только крупы, потому что они лежали вверху рюкзака и были замотаны в тот самый полиэтилен. Пришлось делать дневку и сушиться, что было весьма проблематично, потому что зарядил нудный, унылый циклонистый дождь.

Поэтому даже сейчас, в жарком и сухом майском Крыму Леха опасался влаги.

Оказалось, что до Баштановки всего полтора километра по трассе.

Когда он это объявил, ребята слегка оживились.

- Леха, давай так сделаем, мы с Анькой отведем Олю до медпункта, а ты здесь посидишь с рюкзаками.

Леха подумал-подумал и согласился. В конце концов, Анька больше его понимает в медицинских делах, объяснит местному врачу или фельдшеру что-нибудь. А Мишка похоже потихонечку влюбляется в Ольку, вон как переживает за нее. А ему спать хотелось, вот и подремал бы пока.

- Только рюкзаки давайте перетащим с дороги, что бы не видно было. Мало ли...

- И давайте не долго. Все узнаете, договоритесь с врачом и назад. Кстати, возьмите пару лимонов карбованцев. Один Ольке оставьте, другой - лекарств может надо или врачу на карман киньте. Хотя, нет, возьмите три. На всякий случай.

И ребята скрылись за поворотом.

А Лешка поудобнее устроился на рюкзаках, так чтобы сквозь кусты было видно серый асфальт дороги и задремал. Ему снилось голубое-голубое небо, точно такое какое сейчас распахнуло объятия над миром, и снилось рыжее-рыжее солнце, которое не обжигало, но тепло обнимало его, и снились белые-белые облака, мягкие, словно пуховые перины, и он прыгал по этим облакам и смеялся, и чья-то ласковая ладонь осторожно поддерживала его, любя и охраняя. "Наверное, Володя или те рыцари Света", - мелькнула сонная мысль, и от нее ему стало сначала весело. Но почему-то ладонь куда-то исчезла, а облака превратились в жидкий холодный кисель, который нисколечко не держал, и Лешка моментально провалился сквозь этот кисель и полетел к Земле. Она приближалась к нему с бешеной скоростью, были видны синие вены рек, квадратные мышцы полей, серые нервы трасс, клеточки домиков, молекулы людей... Но страха еще не было, он появился чуть позже, когда Лешка понял, что земля не удержит его, и он провалится куда-то дальше в неизведанную, плотную тьму. Сквозь тоненькую пленочку поверхности он вдруг увидал мириады копошащихся словно черви, серых, черных и багровых тварей. Они видели его и радостно аплодировали его приближению... Лешка забил руками и ногами, чтобы полететь, затормозить или хотя бы разбиться.

Но вместо этого проснулся.

Несколько мгновений он еще жил сном, видя над собой то самое небо из сна и те самые облака.

- Тьфу ты мать-перемать... - ругнул он и полез за сигаретами. Он прикуривал, когда мимо, со стороны Бахчисарая, проехала битая желтая "копейка". И стоило ему затянуться, как услышал, что машина визгливо затормозила и дала задний ход. "Воды решили набрать, что ли?" - лениво подумал Леха и увидел как из остановившегося автомобиля вышли трое мужиков.

И один из них был Славик!

Он держал в руках гнутую проволоку - рамки, с помощью которых Лешка когда-то учился измерять величину биополей человека или других живых объектов.

Лешка быстро затушил сигарету и уже рефлекторно закрылся "зеркалом".

Славик вытянул руки и рамки завертелись в его руках.

- Они здесь были! - сосредоточенно сказал он своим спутникам. Те молча кивнули.

- Пошли в Баштановку. - продолжил некромант.

- Все? - падал голос один из мужиков и присел на корточки. Не смотря на жару, он был одет в черные джинсы и черную футболку, а на шее болтался большой черный платок.

- Вроде бы... Они обычно не разделяются.

- Будем брать их? - спросил второй, поплотнее телосложением и одетый как обычно, только бритый на лысо по современной братковской моде.

- С ума сошел? Посередь бела дня и в селе? Нет, мы подождем, пока в горы уйдут, там и догоним.- Ответил ему первый, похоже он был главным в этой тройке.

- Хорошо. Ох, повеселимся! - улыбнулся второй и смачно хрустнул костяшками пальцев.

- Я тебе повеселюсь, нам велели просто попугать пока.

- А я чего, попугаю и все!

- До смерти не запугай! - оборвал его главный.

- А если смоются от нас? - озабоченно спросил главаря Слава, садясь в машину.

- Не смоются, - уверенно ответил ему мужик в черном. - Он обещал нам, что не смоются.

- Откуда он знает? - спросил Слава. - Как-то я не совсем ему верю.

- И это правильно, Девлет, им верить нельзя, природа их такова, что они редко говорят правду. Но этому верить пока можно, потому что...

Но дальше Лешка не расслышал, потому что лысый громила завел двигатель и автомобиль, взревев глушителем рванул с места. И рев ее только утих за поворотом, как Лешка вновь услышал, что приближается еще одна машина. Но это была явно не "копейка", потому что двигатель на этот раз булькал и захлебывался. Наконец со стороны Баштановки появился до того старая "буханка-уазик", что было не понятно, как она вообще еще не развалилась. Двери дребезжали громче кашляющего и скрежещущего скоростями мотора. На капоте виднелся облупившийся, когда-то красный крест. И прямо напротив Лешки "буханка" остановилась. Из нее выпрыгнули Мишка и Аня. Мишка побежал к рюкзакам. Лешка вышел из кустов и подошел к машине. Внутри, на столе, привязанная ремнями лежала Оля, закрыв глаза. Рядом сидела молодая девчонка в белом халате и держала в руках капельницу.

- Что с ней? - спросил Лешка.

Мишка закинул Ольгин рюкзак внутрь, резко хлопнул дверью, и машина, забулькав отправилась дальше с черепашьей скоростью.

- Температура 40 и пять. - Хмуро ответил он командиру. - Горло заложено, легкие булькают. Мы только дошли до села, она сознание потеряла. До сих пор без сознания. Хорошо, медпункт не далеко. Ей сразу укол какой-то, как Ань, называется?

- Не помню. Пенициллин, что ли...Фельдшер сказал, что у нее острый стеноз гортани второй степени. И почему-то сломаны хрящи гортани.

- Сломаны? Как же так?

- Кто ж его знает... - вздохнула Аня. - Повезли сейчас в Бахчисарай, оттуда в Симферополь, в республиканскую больницу.

- Вот это да! Очень неприятные новости... - почесал затылок Лешка. - Денег дали?

- Ага. Нас здесь бесплатно лечить не будут. Другое государство. Пятьсот кусков отвалили. Да я еще в рюкзаке у нее лимон спрятал. Как бы не вытащили... - вздохнул Мишка.

И тут со стороны Баштановки вновь послышался знакомый рев мотора.

Леха молча потащил друзей в кусты.

- Ты чего? - ругнулась Анька.

- Тихо лежите! И не вставайте!

Спустя несколько секунд по дороге промчалась та самая желтая "копейка".

- А теперь быстро, по мешочкам и в лес! У нас в запасе с час примерно!

- Чего у тебя случилось опять? - уже на ходу спросил Мишка.

- Славик! - одним словом отрезал Лешка.

- Славик?!

- Да, Славик!

- Но Володя же сказал, что... - остановилась Аня.

- Вот и я думаю, как так? Да пошли, не тормози! - махнул ей рукой командир. - Их трое было в машине, где-то минут через тридцать после вас появились. Один здоровый такой, бритый как новый русский. Второй весь в черном, сухощавый, я его лицо не запомнил. И Славик.

- Точно Славик?

- Точно, они его Девлетом называли. Он с рамками вышел, когда тормознули возле грота. И вот еще что - они нас ищут. Чтобы попугать. И кто-то, кого они не назвали им помогает. Следит за нами, что ли?

Мишка поежился:

- У меня и впрямь такое ощущение что за нами постоянно наблюдают.

- Давно?

- Давно. С того дня как мы из Кирова выехали.

- А чего молчал?

- Я думал, вы тоже чувствуете!

- Индюк думал да в суп попал!

- Как бы и мы не попали...

- Эй мужики, вы видели как табак растет? - прервала их Анька.

- Нет, а что? - ответили парни ей в один голос.

- Вот, смотрите! - и она показала на поле, на котором торчали какие-то невзрачные лопушата.

- Это табак? - удивился Мишка. - Никогда бы не подумал, что он так выглядит! - И сорвал один листок, размял его в ладонях и понюхал:

- А сигаретами не пахнет!

- Эй, вот когда-нибудь, у меня сигареты кончатся в самый не подходящий момент, я тебе этот листик припомню! - ругнулся Лешка.

- Да ладно тебе... Вот ты какие куришь? - спросила Аня.

- Когда как. Иногда "балканку", иногда "Опал". Болгарские.

- Так и табак там болгарский. Так что тебе от этого листика не убавится, не прибавиться.

- Не мне, так кому другому не хватит!

Вот так поругиваясь и подтрунивая друг над другом они шли, раз в час делая десятиминутные привалы и перекусывая то сухофруктами, то горстью арахиса.

А в голове у всех бились одни и те же мысли - как там Оля, и каких сюрпризов ждать сегодня? За ними никто не шел. Время от времени они то просто прислушивались к тишине, то Мишка пытался сканировать астральное пространство вокруг. Но никого не было.

Дорога оказалась длинной, и хотя нежные красоты Крымских гор радовали сердца и глаза, но к вечеру ребята порядком вымотались. Сказывалось и нервное напряжение, и физическая усталость.

Лишь к позднему вечеру дня, когда солнце еще светило, но краешком уже садилось за горы, они добрались до той самой долины у Мангупа, чья гигантская туша торжественно нависала над озером. В лесу, в нескольких десятках метров от илистого пруда и впрямь стояло несколько недавно построенных домиков туристического приюта.

Лешка заплатил пока за одну ночь. Хмурый молчаливый дед с клочкастой бородой за отдельную плату вручил им дрова, показал на бачок с питьевой водой и отдал ключи от домика.

Кроме ребят на базе никого не было, и это их вполне устроило. Разговаривать с кем-то не хотелось. Не было настроения.

С тяжелым сердцем Лешка сидел на крылечке, курил и смотрел на скалистые мысы пещерного города и размышлял о завтрашнем дне. Поиск этой Карты в виде камня не представлялся ему успешным. С одной стороны, этот камень должен как-то выделяться, что бы его могли найти свои, с другой стороны, он должен быть как остальные камни, чтобы его не нашли чужие... И как быть с этим противоречием - не понятно.

Скрипнула дверь и на крыльцо вышла Аня.

- Ужин готов?

- Не знаю, Мишка вроде бы кашеварит еще.

- О чем думаешь? - присела она рядом с Лешкой.

- Как эту Карту проклятущую найти... Ума не приложу как быть. И об Оле сердце болит.

- Карту Мишка легко определит. У него чутье невероятное. И с каждым днем все сильнее становится. А об Ольге Володя позаботится.

- Знаю, но все равно не спокойно как-то. Ань, скажи, ты ему веришь?

- Верю. Он нас еще не обманывал.

- Хорошее слово "еще"...

- Леш, надо бы позаниматься после ужина.

- Надо. Но опасаюсь я. Место здесь...

- Не хорошее?

- Нет, сильное очень, как бы опять какую-нибудь упыриху не притащило.

В домике что-то вдруг упало с грохотом.

- Ну вот, я же говорил! - сказал Лешка. - Пошли-ка глянем.

Они вошли в домик и Лешка увидел, что на полу лежит меч. Точно такой, каким видел он в медитации.

Ему уже надоело удивляться происходящим невероятностям и, поэтому, он просто подошел к мечу и взял его в руки. Наполовину вытянув клинок из потертых ножен, Лешка отметил, что меч действительно тот же самый.

Аня же подняла с Мишкиной кровати его плащ, казавшийся обычным и никаким не волшебным. Потом подошла к своему рюкзаку и вытащила оттуда ту самую книгу в черном переплете.

Она понюхала обложку и сказала:

- И впрямь чем-то странным пахнет, а я думала, что показалось.

Она открыла ее и взвизгнула, высоко подпрыгнув:

- Здесь текст появился. От Володи!

- Да? И что пишут? Читай! - воскликнул Лешка.

- Подожди, пошли к Мишке, то-то он порадуется!

И они побежали к костру, где Мишка доваривал уже гречку с тушенкой. Увидев ребят, он поднялся и сказал:

- А я вина у деда купил! Местного, самодельного, из шелковицы.

- Алкоголик! - ткнула обвиняющим жестом в него Аня.

- Да оно вкусное очень, правда, вот попробуйте. И не хмельное. Мишка поднял литровую бутылку с черным настоем.

- Погоди пробовать. Смотри. - Протянул ему плащ Лешка.

- Ого! - сделал вид что удивился Мишка, осторожно поставив бутыль на землю. - Мой плащ, как это вы его видимым сделали?

- Это не мы! - качнула головой Аня. - Оно само. И меч у Лешки и моя книга тоже проявились.

- Интересно, а жезл Олькин тоже проявился?

- Сейчас узнаем. Володя нам сообщение прислал через книгу. Анька читай. - распорядился Лешка.

И когда они расселись у костра, девчонка раскрыла страницы:

"Союзу от Центра. Поздравляем с прибытием на место. Завтра приступайте к поискам. До того времени в астрал не выходить, есть угроза засветиться. С вашей соратницей все хорошо. Наши потрудились на славу, целый консилиум собрался. Ауру подлатали, температура спала, опухоль сошла. Через пару-тройку дней ее выпустят из больницы. Так же принято решение визуализировать ваши артефакты, для облегчения взаимодействия. Если к тому времени найдете карту - встретимся в Алупке. Место встречи - Воронцовский дворец, у билетных касс музея. О времени сообщим дополнительно.

Даем информацию по Мангупу и Эски-Кермену..."

- Ну и хорошо! - с облегчением вздохнул Мишка. - Значит скоро встретимся...

- Теперь только от нас зависит. А еще больше от твоей чувствительности, сапер. Если Карту завтра найдем, точно все хорошо будет.

- Давайте вводную зачитаю... - сказала Аня.

- Подожди! - остановил ее Мишка. - Сейчас каши положу, и будем читать.

Он быстро навалил в посуду по три поварешки каши себе и командиру, Анютке же хватило и одной. А потом они устроились у костра с подветренной стороны.

"Мангуп-Кале - самый большой пещерный город Крыма расположен на вершине столовой горы Баба-Даг, что значит Отчая гора, которая возвышается на пятьсот восемьдесят метров над уровнем моря и на двести метров над окружающими долинами. С юга и запада плато заканчивается отвесными неприступными обрывами высотой до семидесяти метров. С северной стороны от вершины отходят четыре обрывистых скалистых мыса. Западный мыс - Чамны-Бурун, то есть Сосновый мыс - там всегда росли сосны, рядом с ним - мыс Чуфут-Чеарган-Бурун - мыс призыва иудеев - в этом районе плато проживала община караимов-иудеев, третий мыс - Елли-Бурун - Эллинский, то бишь, Греческий мыс, восточный -- Тешкли-Бурун - Дырявый мыс, он весь изрезан пещерами.

Между мысами - три больших оврага, по которым можно подняться в город: Табана-Дере - Кожевенный овраг, Гамам-Дере - Банный овраг - здесь, рядом с большим источником, когда-то располагалась турецкая баня, и Капу-Дере - Воротный овраг - с главными городскими воротами, ныне это лишь руины. С этой стороны по кромке плато для защиты города была построена длинная оборонительная стена с мощными башнями. Кстати, вам надежнее подняться маркированной тропой по средней балке Гамам-Дере до хорошо сохранившейся башни, поросшей плющом. Общая площадь городища составляет девяносто гектаров. Протяженность искусственных укреплений и неприступных естественных обводов - почти семь километров...."

- Не фига себе! - покачал головой Мишка. - Искать на такой площади камушек...

Анька покосилась на него, но ничего не сказала, продолжив:

"...На плато есть грот с родником. Между прочим, ни в одном из пещерных городов нет второго такого чуда: вода на изолированном плато на высоте около шестисот метров над уровнем моря!" - прочитала она с такой гордостью, будто бы сама этот родник провела.

- "...Люди обитали в этих местах еще пять тысяч лет назад. Сначала там жили тавры. С третьего по седьмой века - готы и аланы. С шестого века Мангуп становится центром фортификационной системы Византии. В византийских литературных источниках он называется Дорос и упоминается как главная крепость Крымской Готии.

В конце восьмого века крепость захватывают хазары. После этого Хазарский каганат владел крепостью долгие десятилетия, а город получил название Мангуп. Наконец к десятом веке Византия возвращает контроль над крепостью, а в четырнадцатом - город становится столицей самостоятельного феодального княжества Феодоро, простиравшегося от Херсонеса до Алушты и насчитывающего до 200 тысяч жителей. Княжество имело настолько большой авторитет, что Великий князь Московский Иоанн III собирался породниться с мангупскими князьями, женив своего сына на дочери князя Исаака.

Однако этому помешали турки-османы. Тридцать первого мая 1475 года они высадились на полуостров, захватили сначала генуэзскую Кафу, это современная Феодосия, и еще ряд крепостей по побережью. Для коренного населения Крыма началась черная полоса. Татары сразу же перешли на сторону единоверцев-турок. Через некоторое время осадили и Мангуп.

Шесть месяцев защищали феодориты свою столицу, отражая штурм за штурмом, но хитростью выманили турки защитников, якобы отступая, и на их плечах ворвались в город. Грабили, бесчинствовали, насиловали, убивали. Оставшихся в живых жителей и княжескую семью увели в рабство. Известно, что князь Александр, сын Исаака, погиб в заточении в Константинополе. Его судьба постигла и всех мужчин его рода, а женская половина семьи попала в султанский гарем.

Мангуп стал турецкой цитаделью и собственностью султана, а в названии добавилось еще одно слово: "кале" -- крепость. Из камней разрушенных базилик достраивались и перестраивались укрепления и башни. Так, в качестве турецкого гарнизона, Мангуп-Кале просуществовал до присоединения Крыма к России, то есть до 1783 года, после чего последние обитатели покинули его и город умер.

Искать Карту по все площади бесполезно..."

- Понял, Миша, что умные люди пишут? - поехидничала Аня.

"...Какие варианты есть? Первый - цитадель, расположенная на мысе Тешкли-Бурун. Она состоит из оборонительной стены, ворот, перекрытых сводом, и донжона (главной башни), расположенного посреди стены. Главная башня некогда служила также и княжеской резиденцией и состояла из двух верхних жилых этажей и нижнего - арсенала. Второй вариант - Западнее балки Гамам-Дере находятся остатки дворца последних владетелей Феодоро. Это было двухэтажное почти квадратное здание с широкой лестницей (сохранились лишь две ступени); над северной частью дворца была трехэтажная башня; большой двор с 12-ю двойными колоннами. Метрах в ста от этого места находятся остатки большого христианского храма. В самом полу храма на протяжении длительного времени хоронили знатных особ, а после кровавого захвата города турками в ней также были захоронены защитники крепости. На Мангупе было много церквей, наземных и пещерных, но наиболее сохранилась та, что находилась вне города, в пещерном монастыре. К ней вел потайной ход; находится он в узкой расселине, юго-западнее высшей точки плато, у обрыва. Спустившись вниз и вправо по узкой тропке вдоль скал, среди пещер, отыщите лестницу. Она приведет вас в верхний грот, а оттуда - в церковь. В полу выдолблено несколько гробниц. Напротив церкви - пещерные кельи и хозяйственные постройки монастыря. Отсюда можно спуститься вниз к селу Терновка. Если обнаружите Карту оттуда раз в день ходит автобус до Ай-Петри. Оттуда уже спуститесь по канатной дороге до Мисхора. А до Алупки там рукой подать.

Теперь об Эски-Кермене. Этот город был основан на труднодоступном плато в конце шестого века скифами и сарматами. Расположился он на обрывистой столовой горе, вытянутой севера на юг, протяженностью более километра, площадь восемь м половиной гектаров. Эски-Кермен был хорошо укреплен. Над обрывами тянулись оборонные стены из крупных блоков известняка толщиной в два метра и высотой до трех с половиной метров. Башни-казематы были высечены в скалах или сложены из камня. На случай осады был вырублен глубокий колодец на 70 кубометров воды. Большая часть территории крепости была незастроенной - как резерв защищенной площади и убежище для жителей долины на случай военной опасности.

Жилой город почти сплошь был застроен двухэтажными домами, покрытыми черепицей. Первый каменный этаж с вырубленными в скале подвалами служил для хозяйственных нужд; второй - жилой - был деревянным и, как правило, с балконами. В городе имелись водопровод из гончарных труб, подводивших воду от родников соседней возвышенности за четыре километра, есть несколько культовых сооружений, некрополь.

Склоны Эски-Кермена изрезаны пещерами. Их около трехсот пятидесяти. Пещеры служили помещениями для скота, ремесленными мастерскими, давильнями винограда и резервуарами для виноградного сока.

В конце тринадцатого века оно погибает в результате опустошительного набега татарской орды эмира Ногая, того самого, который взял Чуфут-Кале. После этого еще в течение 200 лет жизнь на плато едва теплилась и к веку пятнадцатому оно и вовсе оказалось покинутым. Руины постепенно заросли деревьями и оказались погребены под землей. Татарское население уже не знало настоящего имени города, именуя его сначала Черкес-Керменом, а еще позднее Эски-Керменом, что означает "Старая крепость".

Здесь, скорее всего, Карта спрятана в осадном колодце. Он снабжал питьевой водой жителей города. В цистернах и пифосах хранились лишь небольшие запасы воды, естественно они не могли обеспечить водой население на длительный срок. В мирное время город получал воду, поступавшую к подножию плато по водопроводу из керамических труб, проведенному с лежащей к юго-востоку от Эски возвышенности, из источника в балке Бильдеран. Однако это было в мирное время, а во время осады город выручал колодец, который татары называли "Дениз-Куюсы", то есть "Колодец моря". Если Карта там, не пытайтесь достать ее. Там глубина несколько десятков метров. Необходимо просто сообщить это нам. До связи. Центр"

- Интересно, как сообщить? - задумался Мишка.

- Сейчас у нас два варианта или в состоянии медитации, или через книгу попробовать.

- В медитации это все равно, что выйти сейчас на какой-нибудь Бурун, Еллин, например, и заорать на весь Крым - мы здесь! Ловите нас! - ответил ему Лешка. - Попробуем через книгу. Она по принципу радиостанции, наверное, работает. А значит, информация идет по какой-нибудь кодированной волне до определенного адресата, который на эту волну настроен.

- Давайте тогда проверим! Напишем сейчас отчет, если дойдет, утром узнаем! - загорелся Мишка.

- Тем более, что есть, что написать! - воскликнула Аня.

И они совместными усилиями написали отчет о сегодняшнем дне.

"Союз - Центру. Информация получена. Завтра приступаем к поискам. Начнем с Эски-Кермена. Сегодня днем, когда отправляли Ольгу в больницу, командир столкнулся с Девлетом-Славой. Он жив и вполне здоров. Девлет вместе с двумя мужчинами на желтом автомобиле марки "ВАЗ-2101" ехал в Баштановку. Около грота с родником, где сотавался командир с рюкзаками, машина сделала остановку, из нее вышел Девлет и мужчины. Они явно сделал замеры наших биополей с помощью энергоинформационных рамок. В разговоре между собой они упоминали без имени кого-то кто им помогает выслеживать нас. После этого отправились в сторону Бахчисарая. Необходимо принять какие-то меры. Привет Ольге, пусть скорее выздоравливает, ждем не дождемся встречи. Союз".

- И что теперь? - спросил Лешка.

- Не знаю. - Ответила Аня. - Будем ждать ответа.

- Может спать пойдем? - зевнул командир. - Время уже десять. Завтра бы встать пораньше...

- А я бы еще посидел... - вздохнул Мишка. - Красиво как.

И впрямь, садящееся солнце багровым залило скалы Мангупа. И если в долине уже заметно похолодало, то наверху, наверное, еще было совсем тепло.

- Ну и дежурь, тогда. До часу ночи твоя вахта. Будишь потом меня. А я Аню в четыре. В семь общий подъем.

- А вино? - разочарованно спросил Мишка. - Я что, зря к деду бегал?

- Вино, говоришь? - Лешка почесал затылок. - Ну плесни мне кружку. А сам дотерпи до пол-первого хотя бы, а то задрыхнешь с него. Анька будешь?

Она качнула головой:

- Я же не пью, ты знаешь. Даже шампанское.

- Знаю. Так, для порядка спросил. - И залпом выпил вино, о чем сразу пожалел, потому что оно оказалось удивительно вкусным. - Блин, еще бы... Да ладно, в конце своей вахты догонюсь...

- Слышь, командир, а ты ведь в нашей палатке не спал ни разу за всю неделю. Вчера у костра уснул, в Обнинске в чужой кантовался.

- Так мы и ставили-то ее всего два раза. Хотя сегодня я бы как раз бы в палатке поспал. Свежее. Ну, спокойной ночи всем! Ань, ты идешь?

- Я еще посижу полчаса, до темноты.

- Долго не задерживайся. Тебе раньше всех вставать. Кстати, ты завтрак готовишь!

Аня молча кивнула.

Как она пришла в домик, Лешка не слышал - спал, как говориться без задних ног. И без дурацких сновидений. И проснулся еле-еле, когда его в полной темноте тихо разбудил Мишка:

- Вставай, командир, твое дежурство.

От Мишки пахло легким перегарчиком.

- Ты мне вина оставил? - прошептал Лешка.

- Ага. Там еще пол-бутылки. Но ты не увлекайся. Шибает незаметно, но быстро. Ноги заплетаются, а голова ясная. - Зашептал в ответ Мишка.

Лешка вышел на крыльцо домика. Ночная свежесть согнала сон, как ветерок паутину. Закурив последнюю сигарету из пачки, он подумал, что надо бы меч взять. Да и сигареты тоже в домике оставил.

Осторожно, стараясь не шуметь, он взял меч, вытащил новую пачку из рюкзака и вышел на улицу.

Присев у догорающего костерка, Лешка подкинул дровишек, закурил, а потом вытащил меч и полюбовался игрой отблесков пламени на сверкающем клинке.

Затем он встал и несколько минут неловко прыгал вокруг костра, изображая выпады и защиты. С непривычки Лешка быстро устал махать пудовой железякой. Отдышавшись, посмотрел на часы. Прошло пятнадцать минут дежурства. Потом посидел и сходил в домик за гитарой. Захотелось попеть что-нибудь. Иногда бывало у него такое - просто попеть, без слушателей. Просто повыть на луну. На этот раз луны не было, но Лешка запел. Свою недавнюю песню, сочиненную еще до занятий экстрасенсорикой, но чем-то напоминавшую и предсказавшую их приключения:

Посмотри на меня, вырви время у дел и послушай.

Очень многое хочется выкроить и рассказать.

Не зовут никуда еще милую грешную душу.

Можно выправить слог, хотя рукописи не горят.

Видишь, солнечный глаз растворил мою жизнь на ладони,

И остатки увез на тот берег веселый Харон,

И задергалось пламя бумаги в схватках симфоний -

Это сон моя милая, радуйся, это лишь сон!

Это вечный закон, моя радость, и хочешь не хочешь -

Я огонь в этой жизни беспечной. Я вечный огонь.

Я пытаюсь спасать сквозь безумие высохшей ночи

Но спасая других оказался собою сожжен.

Как хочу я порвать путы дней, километров и мыслей.

Но ненужные злые дела мне подножки сулят.

Обречен сам собою на поиск ненужного смысла

Гильотина судьбы приготовлена, верно, не зря.

Но мечта есть мечта, а ее не поймать в эти сети.

И ладони пытаются спрятать от мира глаза.

Я смеюсь над бессилием раненой верою смерти.

А за маской стекает налитая страхом слеза.

Посмотри на деревья, с них скользкое время стекает.

Я тебя бы вознес до небес, но там нынче беда.

Посмотри наше время старуха косой подметает.

Вот и кончилось песня, а с нею и наши года...

- Хорошо поёшь! - раздался вдруг за спиной чей-то голос. Гитара жалобно застонала, свалившись на землю, а Лешка схватился за меч и оглянулся. Иронично улыбаясь на него смотрел тот самый, утренний мужик в черном: - А вот с мечом обращаться совершенно не умеешь.

- Научусь еще. - Буркнул Леха, пристально разглядывая незваного гостя.

- Если успеешь, - парировал тот.

- Что убивать пришли? - ладони у Лешки вспотели. Как разбудить ребят? Заорать?

- Почему сразу убивать? - удивился незнакомец.

- А что вчера ваш Слава хотел сделать?

- Девлета мы уже наказали за излишнюю инициативу. Негоже так к гостям древней Тавриды относится. Можно присесть? - вежливо поинтересовался мужчина.

- Садитесь. - Подвинул ему чурбак Лешка.

- Спасибо. Меня зовут Тенгиз. А тебя, кажется Алексей, так?

- Допустим. И что?

- Я приехал, чтобы принести свои извинения за действия нашего неофита.

- Вина хотите? - неожиданно для себя предложил Лешка.

Тенгиз слегка приподнял левую бровь, но согласился:

- Не откажусь.

Лешка налил ему половину своей кружки. Тенгиз пригубил чуть-чуть, и протянул кружку Лешке. Студент сказал традиционное: "За знакомство!" и тоже отпил глоток.

- Алексей, Вы поверьте нам, мы и правда не собирались причинять вам вред. - Начал разговор пришелец. - Так получилось. По неопытности Девлет не смог распознать в вас своих.

- Своих? Что значит своих?

- Для нас все те, кто занимается магией, свои, понимаете.

- Какой-такой магией? Ничем мы не занимаемся... - изобразил было удивление Лешка, но Тенгиз нетерпеливо перебил его:

- Ах, Алексей, не делайте такой глупый вид. Вам это не идет. Давайте не будем тратить наше время на нелепые отговорки.

- Тогда поясните, - смутился Лешка. - Для кого это "для нас"?

- Мы - это "Орден Золотого Дракона". Мы по крупицам собираем древнее знание наших предков.

- Мусульман, что ли?

- Почему только мусульман? И христианские гностики, и буддийские святые, и откровения даосов интересны нам. Просто каждое отделение нашего ордена, приспосабливаясь к местным условиям, принимает обычаи и имена местности. Здесь я Тенгиз, в России был бы, например, Тимофеем, в Китае каким-нибудь Си-анем...

- А в Греции Тезеем? - сыронизировал Лешка.

- Возможно. - Не улыбнулся Тенгиз. - Но в данной ситуации скорее Тифием.

- А это еще кто?

- Ах, юноша, я так вам завидую. У вас впереди так много неизведанного. Тифий - астролог, аргонавт. Он провел корабль, будучи кормчим между Симплегадами и спас Аргонавтов от многих несчастий. Так вот, Девлет еще не посвящен в этот круг, поэтому его поведение может показаться несколько эксцентричным.

- Ни чего себе эксцентрика! Мертвых вызывать, это что по-вашему, цирковой жанр? Из-за него одна наша девушка попала в больницу.

- Цирковой жанр - это эквилибристика. А вашей подруге ничего не угрожает. Девлет! Подойди сюда.

Из темноты вышел вчерашний проводник. Нос его напоминал огромную вздутую сливу. Хорошо ему все-таки Анька съездила!

- Извиняйся перед Алексеем. - Строго сказал Тенгиз.

- Простите. - Буркнул угрюмо Слава.

- Не так. По-настоящему! - рассердился его патрон, походивший сейчас на крестного отца сицилийской мафии.

Девлет упал на колени и ткнулся лбом в пыльную землю.

- Прости меня, светлейший, ибо не ведал я что творил!

- Вот уж и не ведал... И не передо мной тебе извиняться надо. Перед Ольгой. Это она из-за тебя пострадала. - Погрозил ему кулаком Лешка. - Ладно, прощаю, но если еще раз дорогу перейдешь - сильно пожалеешь.

В глазах Тенгиза мелькнула усмешка, но он подавил ее и сделал мимолетный жест рукой, после чего Слава-Девлет бесшумно исчез в темноте.

- Зачем вы пришли? Извиниться и успокоить нас? - пристально, как только мог, посмотрел на гостя Алексей.

- Не только. Еще мне хотелось бы поговорить с вами по поводу цели вашего приезда сюда.

- Ну какая у нас цель... мы же туристы, вот и пошли в поход.

- Вы не просто туристы. Вы еще и маги. Причем, потенциально очень сильные. А маг просто так не появляется в каком-то месте. Даже если он и не осознает этого. Его приводят мистические силы, чтобы он, возможно, лишь одним своим появлением смог бы деформировать ту реальность, в которую попал.

- Что, простите? - Алексей действительно не допонял слова Тенгиза, но тот был терпелив, на этот раз, как китайский мандарин:

- Изменить реальность, предотвратить катастрофу или наоборот, спровоцировать ее, найти артефакт или уничтожить его. Когда как. Но в нашем случае, главное, что случайностей нет. Ибо все взаимосвязано в этом мире с мирами иными. Поэтому я и задаю этот вопрос: зачем вы здесь?

- А сели я не отвечу?

- Что ж. Тогда мы не сможем ничем вам помочь. Мы в курсе, что вы ищите какой-то артефакт. Я хочу вас предупредить, что по законам магии истинным владельцем является не тот, кто найдет его, а тот, кому принадлежит та земля, в которой он был найден.

- Эти законы вы устанавливаете?

- Разве Ньютон установил закон всемирного тяготения? Разве Коперник приказал Солнцу встать в центре Вселенной? Мы не устанавливаем эти законы, мы открываем их. Если вы нарушите законы природы, то природа вас и накажет. Если вы нарушите законы Магии, то Магия вас и убьет.

- А как же сказки и мифы, Аладдин лампу нашел и пользовался ей как угодно и ничего.

- В сказках не все открыто любопытным взглядам. На то они и сказки. Между прочим, в настоящем варианте, никакую лампу он не находил.

- Да? Не слышал...

Тенгиз закрыл глаза и по памяти процитировал:

- "Что же касается его отца, Ала-ад-дина Абу-ш-Шамата, то он продавал все, что было у него в лавке, и там осталось лишь немногое, и между прочим один мешок. И Ала-ад-дин развязал мешок, и оттуда выпал камень, наполняющий горсть, на Золотой цепочке, и он был о пяти сторонах, на которых были написаны имена и талисманы, похожие на ползающих муравьев. И Ала-ад-дин потер эти пять сторон, но никто ему не ответил, и он сказал про себя: "Может быть, этот камень простой оникс?" и он повесил камень в лавке"

- И что было дальше?

- Алексей, я не Шахразада, а вы не царь Шахрияр. Когда-нибудь, в более спокойные времена, найдите сказки "Тысячи и одной ночи". Вы читаете в оригинале?

- Нет. - Смутился Алексей.

- Тогда почитайте в переводе Михаила Салье. Его язык наиболее близок к оригиналу.

- Никогда не слышал, что у этих сказок есть какое-то другое прочтение.

- Вы, Алексей, еще многого не слышали в своей жизни. Так что же вы мне скажете?

- Ничего. Ваш человек напал на нас, причем вызвал для этого нежить, вас я вижу первый раз. Приведите мне хотя бы одну причину - почему я должен вам верить?

- Вряд ли я смогу это сделать. Вам или придется поверить мне на слово или заплатить очень высокую цену за вашу находку.

- Какую цену?

- В магии только одна цена - жизнь и душа.

- Это уже две, как минимум.

- Одна. Так как жизнь и душа - это одно и тоже. Без души вы не сможете жить, не правда ли? А вечная смерть это смерть не только для тела, но и для души. Причем в первую очередь для души. Вы уже сталкивались с зомби?

- Только в ужастиках.

- Эти фантазии - ерунда, по сравнению с реальностью. Тело живо, а души нет. Оно двигается, обеспечивает свой минимум необходимых биологических потребностей, даже общается на уровне оперативной памяти, совершенно рефлекторно. Но управляет этим телом чужой разум. Это ужасно.

- Да уж. Нет с такими мы еще не сталкивались.

- Так какой ответ вы мне дадите, Алексей?

- Нет.

- Ну что ж, - Тенгиз поднялся с чурбака. - Я сочувствую вам. Впрочем, мне кажется, что мы еще встретимся с вами. Завтра я снова появлюсь и мы продолжим наш разговор.

- Если мы еще будем здесь.

- Не здесь, так в Ялте, не в Ялте, так в Симферополе. Дальше вы вряд ли сможете выбраться.

- Не надо нам угрожать и запугивать тоже не надо!

- Ну что вы Алексей, еще раз повторяю, что мы не хотим вам, что бы вы пострадали. Сейчас мои телохранители окружили вас, достаточно одного моего жеста и вы упадете с разрезанным горлом. Если бы это было необходимо, мы сделали бы уже это. Но я пригубил вино из одного бокала с вами, - и Тенгиз покосился на эмалированную кружку, - а по нашим законам это значит, что я доверяю вам, и не смогу сейчас - выделил он жестким тоном слово - причинить какой-либо вред. Прощайте, Алексей. Хотя почему, прощайте, до свидания! Жаль, что мы ник чему не пришли. - И Тенгиз растворился в ночи.

- Нет уж, прощайте и вам! - крикнул ему вслед Лешка. Но услышал тот или нет, осталось неизвестным.

"Что ж они все по ночам-то приходят?" - подумал Лешка. - "Вот не спится... Хотя с другой стороны, время скоротал в приятной беседе. Интересно, а какие истории об Али-Бабе и Синдбаде-мореходе? Неужели и тут не всю правду мы знаем?" - лениво скользили мысли. Он со вздохом посмотрел на часы. До конца дежурства оставался еще час. Начинало потихонечку светать и ужасно хотелось спать.

Лешка встал, походил, размявши мышцы, закурил. Потом, долго размышлял глядя на бутылку, полную лишь на четверть. Пить или не пить - вот в чем вопрос. Потом махнул рукой и отхлебнул прямо из горлышка.

Стояла такая мертвая тишина, что казалось заложены уши. И любой звук воспринимался как радость - где-то собака залает, или сова угукнет кому-то. Лешка подумал, стоит ли говорить ребятам об этом разговоре, и решил, что не надо. Переживаний и так хватает, вот выберемся из Крыма, тогда и расскажу им. Но маленьким червячком, где-то за грудной клеткой шевелилось смутное чувство сомнения - а вдруг этот Тенгиз прав? Хотя с чего бы ему верить? Да ладно, махнул сам себе рукой Лешка. В конце концов, Володя прикроет.

Лешка уже почти допил вино, как открылась дверь домика и вышла Аня.

- Чего проснулась?

- Не знаю. - Ответила она. - Проснулась и лежу как дура.

Лешка зевнул.

- Иди-ка спать. Я начну завтрак готовить. Чего хотите?

Лешка пожал плечами:

- Не знаю, готовь что хочешь.

- Тогда я сварю кашу рисовую и компот из сухофруктов. Хорошо.

- Ага. А жалко что сейчас не июль. Тогда бы из свежей алычи компот сделали бы. Она здесь как сорняк растет.

- Нам бы такой сорняк.

- А у нас есть, смородина называется. Растет где попало, а для местных, наверное, тоже экзотика. Ну я пошел. - Сказал Лешка и допил оставшееся после Тенгиза в кружке вино. Чего добру пропадать!

- Спокойной ночи!

- Скорее спокойного утра!


10. 5 мая. Четверг. Украина. Крым. Бахчисарай. | Неправда | 12. 7 мая 1994 года. Суббота. Украина. Крым. Пещерные города Эски-Кермен и Мангуп-Кале.