home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5. Вторник 3 мая 1994 года. Электропоезд "Владимир - Москва".

Он ворвался в комнату, где Мишка растирал свое мятое, полусонное лицо, а Ольга дрожащими руками держала голову Анюты.

Та сидела у подоконника, подогнув ноги и обхватив их руками, медленно раскачиваясь из стороны в сторону. Глаза ее были широко раскрыты, но зрачков не было видно. Только слепые пятна белков, словно смотрела она внутрь себя. По щекам тянулись тягучие, как желе, слезы.

Анюта всегда была полненькой, но сейчас, сейчас... нет, тело ее осталось совершенно обычным, но казалось почему-то страшно исхудавшим - под пухлыми щеками проступали острые скулы, а сквозь мягкость ладоней резкими чертами обугливались костяшки.

Лешка растерянно стоял, хлопая глазами, и только Мишка, видимо со сна не потерявший голову, подскочил к Анюте и резко влепил ей пару пощечин.

Она замычала в ответ и, мигнув несколько раз, улыбнулась, как ни в чем не бывало:

- Подъем? Уже? А я вроде бы только легла!

И тут Леха грязно, очень грязно выматерился, помянув и деда, и душу, и горизонт, естественно, мать. А Ольга заревела, словно ребенок, потерявший любимого медвежонка.

- Ребят, вы чего? - недоуменно захлопала глазами Анюта. До нее так и не дошло, что она "проснулась" сидя.

- Нет, это ты чего? Спишь сидя, глаза внутрь заворачиваешь...

- Что? Как это внутрь?

- Тихо вы! - рявкнул Мишка. - Смотрите!

И показал пальцем на руки Анюты.

Этого сначала никто не заметил, и только теперь стало видно, что в правой руке ее зажат обломок карандаша. Деревянные щепки и изломанный в порошок грифель валялись на полу, рядом с измятым клочком бумаги.

- Ты, что, калякала всю ночь? - спросил Мишка, торопливо разглаживая на колене листочек.

- Не-ет... Я спала... - Аня недоуменно переводила взгляда с хмурого Лешки, на дрожащую Ольгу. - Да что случилось-то?

- Да погодите вы! Потом разберетесь. Лучше послушайте! - И Мишка стал вслух читать записульку:

"Привет, ребята! Снова выхожу с вами на связь. Ваши способности растут, осторожнее с ними! Я вам помогаю и стараюсь держать под контролем, но все же, все же осторожнее! Анюта будет каналом связи, через нее буду контактировать с вами. Аня, расскажи им про автоматическое письмо. Тогда все поймете. А пока к делу. Я снял с вашей памяти голографические отпечатки вчерашнего дня. Те, кто атаковал вас - сатанисты. Добровольные помощники Того, Кого Не Называют По Имени. Хорошо, что вы зашли в храм. Крест для них первейший враг. А для нас не последний союзник. Но они могут устроить вам такое, что и крест не поможет. Разгром нашего полигона во Владимире, скорее всего их рук дело. Поэтому нам надо срочно с вами встретиться..."

- Ура! - закричала Оля. - Наконец-то!

- Погоди! Эмоции потом. - Остановил ее Лешка. - Миш, давай дальше...

И Мишка продолжил:

"...Для этого срочно выезжайте в Москву. На Ярославском ныряйте в метро и покатайтесь по Москве, если слежка будет, сможете легко затеряться в толпе. Затем едете к Киевскому вокзалу, и на любой калужской электричке добираетесь до Обнинска. Там сегодня начинается фестиваль авторской песни, там встретимся. Заодно и отдохнете, песенок хороших послушаете. До встречи! Удачи! Владимир. P.S. Ну как вам собор? "

- Мда... Так мы и до Австралии доберемся...

- Может не поедем? Ну их с этими разборками, а? - на этот раз жалобно спросила Оля.

- Ты была когда-нибудь в Обнинске? Нет? Тогда не ной! - моментально отреагировал Лешка.

- Лех! Я понимаю, нервы, но ты как-то полегче на поворотах. - Добродушно проворчал Миш, осторожно приобняв Ольгу. - А ты не плачь, мы же в походе, просто в необычном, правда?

Ольга молча кивнула. Слова Мишки ее ничуть не успокоили, но все же слезки на колесках пропали.

- Слушайте, а время-то сколько? - спросила Аня, тщательно растирая глаза.

- Пять утра. Вот, блин, которое утро поспать не могу, как следует. - Подосадовал Лешка, который как все истые студенты был "совой".

От дома до остановки троллейбуса было рукой подать. И только они вышли из подъезда, только отошли пару десятков метров от дома, как неслышимый, но ощутимый толчок воздуха едва не свалил их с ног.

Из окон их бывшего прибежища падали, медленно кружась в вязком воздухе осколки стекла. И вот что удивительно, ни бабушки на соседних скамейках, ни пожилой мужик, задумчиво куривший на соседнем балконе, не обратили абсолютно никакого внимания на взрыв. И даже когда черный дым свился змеей и вонзился в серое небо, никто этого не заметил. Кроме четверки ребят, которые вовсе не удивились произошедшему. А чего удивляться? Володя же предупреждал...

..."Колбасная" электричка до Москвы была полна, несмотря на то, что сегодня был последний день первых майских праздников. Наверное возвращались в Москву студенты или работающие там провинциалы, ездившие навещать родителей, чтобы выполнить обязательную трудовую повинность на садово-огородных участках.

Тем не менее, два места для девчонок найти удалось. Парни же расположились на рюкзаках, втиснутых кое-как к окнам.

- Слышь, Анют, а что такое письмо автоматическое? - спросил подругу Лешка.

- Да ничего особенного. Старый способ творчества. Считается, что таким образом, можно установить контакт с подсознанием. Берешь ручку, листок бумаги. При этом листок желательно закрепить, что бы рука не сдвинула его. Садишься, расслабляешься, и задаешь себе вопрос.

- Какой вопрос? Любой?

- Вопрос, на который не можешь сознанием получить ответа. Главное - не думать, не искать ответа на вопрос. Необходимо очистить свое сознание так, что бы просто воспринимать мир, а не оценивать его.

- Как в медитации?

- Да, только не отключаться совсем. И когда сможешь расслабиться так, как необходимо - рука дернется и начнет писать. Причем писать сама по себе. Для этого есть ряд тренингов. Например, берешь в обе руки по карандашу и на двух листах бумаги левой и правой начинаешь писать абсолютно разные тексты. Лучше, конечно, духовного содержания. Через несколько минут сознание само очиститься от критической оценки происходящего. И тогда польется новый текст. Иногда это стихи, иногда - сплошной, без пробелов и знаков препинания текст. Иногда совершенно другой почерк. Смотрите. - Аня достала смятую записку. - Я так не смогу писать сама. Не умею. И ничего удивительного. Иногда текст получается зеркальный.

- Это как? - удивился Мишка.

- Ну прочитать его можно только если поднесешь листок к зеркалу.

- Забавно! Но я же не умею так писать!

- Это твое сознание не умеет. А подсознание умеет. И еще как. И не только это. - Аня стала похожа на какого-то тибетского мудреца. - Я только не знала, что таким образом, можно выходить на контакт с жителями других измерений.

- С кем, кем? - переспросила Оля.

- Ну с Володей же... А как его мне называть? Духом, что ли? - хихикнула Аня.

- Действительно. "Дух" как-то по-армейски звучит. На ангела он тоже что-то не похож. - Лешка почесал проклевывающуюся на подбородке щетину. - Как же его называть? Ань, ты можешь с ним связаться?

- Сейчас? Нет, конечно... - Аня недовольно мотнула челкой. - Ты посмотри сколько народа! Ты чего, хочешь чтобы электричку остановили и скорую мне вызвали?

- Ну да, ну да... - задумался Лешка. - Да, впрочем, вечером же должны увидеться? - полувопросительно, полуутверждающе обвел он взглядом друзей будучи совсем не уверенным в этом.

И тут Мишка вдруг беспокойно заерзал, пытаясь то ли оглянуться, то ли стряхнуть что-то со спины:

- Что за черт...

Лешка прикрыл на мгновение глаза и легко, даже и уже привычно скользнул в расщелину меж двух миров.

Забавное это состояние - смотреть и видеть то, что не видно другим. Вот сейчас, например, сидят люди в электричке, кто-то спит, кто-то читает "СПИД-Инфо", кто-то жует домашние пирожки в сухомятку. А кто-то, такой же как ты, сквозь закрытые веки рассматривает черным взглядом попутчиков и выбирает - кто повкуснее. И вытягивает узкий как клинок хоботок и присасывается к человеку, надеясь всласть полакомится кусочком чужой жизни. Только ты не на того напал сегодня!

- Ах ты вампиреныш недобитый! - ругнулся про себя Лешка и тут же прикусил язык. Но вампир уже услышал неслышимый в реальности голос мыслей и резко втянул свое орудие насыщения. И зашипел что-то на своем нечеловеческом языке.

Ребята моментально выставили четыре "зеркала", и начали неумолимо сдвигать их.

Вампир поморщился вначале, а затем засмеялся:

- Чудики, вы белые! Я же человек!

Лешка пожал плечами:

- Ну и что? Чем ты от беса отличаешься? Такой же, только пока в теле.

- Ну чудики... Вам же не убить меня!

- Думаешь не сообразим как инфаркт тебе обеспечить?

- Это МЫ вам можем инфаркты делать. А вам нельзя. Для вас это смертный грех, а для нас это великая заслуга перед Отцом.

- Ты прав, черный. Жаль, что война идет пока втайне от людей...

- Я не черный, я черная, идиоты.

И точно. Вампир оказался молодой, и, весьма привлекательной девчонкой. В астрале она выглядела как классическая нежить из романа Брэма Стокера - длинные распущенные волосы иссиня-черного цвета, матово-бледная кожа, кроваво-красные губы и в цвет прическе черные ногти. Интересно, скользнула у Лешки мысль, какая она в реальности? Вампиресса на это только усмехнулась:

- Ну давай выйдем, покурим в тамбуре, если так хочешь...

Лешка снова моргнул и вернулся в мир людей, вагона и стука колес.

На том месте, где только что сидела девчонка, протирала глаза толстая бабища с нелепым раздерганным шиньоном. Самое поразительное в ее облике было то, что ее жирные ноги были обтянуты цветастыми, аляповатыми лосинами. Прямо над ней, забив до потолка багажную полку, лежали огромной кучей свернутые в рулон, клетчатые китайские сумки.

- Челночница - шепнула на ухо Оля.

Лешка согласно кивнул. Мол, сам вижу. И тихо сказал Мишке:

- Посиди пока. Мы с Анькой вместе в тамбур сходим. Покурим, так сказать...

Мишка кивнул, сосредоточенно глядя куда-то внутрь. Он продолжал сканировать пространство вокруг. На всякий случай.

Лешка с Аней протиснулись в тамбур. "Челночница" шла за ними как ледокол, раздвигая мощными плечами волны людей. Когда кто-то из пассажиров возмутился было беспардонным толчком в спину, она просто и коротко послала его на три яркие буквы. И так повела плечом, что возмутившийся едва не свалился на колени более удачливых, потому что сидящих соседей.

В тамбуре народу было поменьше, зато до безумия накурено. Анька тут же прикрыла нос ладонью.

- Можно огонька? - сунулся к "челночнице-вампирше" Лешка.

Она молча сунула ему под нос зажигалку и тут же отвернулась необъятной спиной. Все остальное тоже было как из анекдота про муравья и слониху.

Лешка несколько удивился.

Набравшись смелости, он вежливо постучал дамочку по плечу:

- Простите, вы не подскажете, какая следующая остановка?

Монумент ледяного презрения ко всему миру медленно повернулся и оглядел ханурика-студента как уцененный товар.

- Я чё, справочное бюро или чё? - ожиданным чесночно-табачным басом дыхнула на него бабища. И также презрительно медленно отвернулась.

Анька и Лешка недоуменно переглянулись и почти синхронно пожали плечами.

- Дурь какая-то... шепнул Лешка. И, в три быстрых глубоких затяжки добив неподатливую "Балканку", запихал окурок в междверную щель. - Пошли!

- Леш, а какой кайф в курении? - спросила вдруг Анюта, когда они вернулись на место.

- Случай подвернется - покажу. Так не объяснить. - Ответил Лешка.

- Ну как поговорили? - нетерпеливо полюбопытствовала Оля.

- А никак. Миш, ты чего видел?

- Да все нормально. Она встала и пошла вслед за вами. Причем так ловко, скользит зараза между людей, как угорь. По-моему, даже умудрилась никого не задеть. - ответил Мишка.

- Интересно девки пляшут... - задумчиво произнес Лешка.

- ... по четыре штуки в ряд. - Закончила древнюю поговорку Аня. - Иди-ка парень в астрал, пообщайся с ней снова.

- Да чего-то не хочется. Но придется. - Ответил командир и снова нырнул в полумглистое разноцветье астрала.

Девица явно поджидала его. Причем без агрессивных намерений. Она явно понимала что к чему, к чему, а к драке белый готов. И настроена была весьма миролюбиво, хотя это и странно для вампира, пускай и энергетического:

- Ну чего, налюбовался?

- Красавица, ничего не скажешь... Что, комплекс неполноценности замучил, что ты такой готической принцессой здесь выряжаешься?

Вампиресса поняла подколку, но не обиделась, а засмеялась, и засмеялась пренебрежительно:

- Ты что, еще не встречался с нами в астрале? О-о-о, да ты еще новичок совсем...

- С чего ты взяла?

- А с чего ты взял, что я это она? - поигрывая каким-то амулетом улыбалась черная.

- Так ты что подселенец, что ли? - пренебрежительно ухмыльнулся Лешка.

- Вай, как не стыдно! - покачала головой вампиресса. - Принял меня за мелкого беса. Имя мое настоящее знать тебе не надо, потому буду для тебя... ну Геллой, что ли?

Ее прямые длинные волосы стремительно укоротились, завились и заблистали огненно-рыжим цветом. Черный комбинезон то же претерпел метаморфозу. Он превратился в полупрозрачный передник, под которым легко угадывалась соблазнительная тяжелая грудь. Она явно читала Булгакова, впрочем Алексей тоже. И служанка-ведьмочка Гелла в десятом классе была тайной и мучительной фантазией, приходившей по ночам, и оставлявшей после себя мокрые простыни. Лешка быстро отвел глаза. Терять самоконтроль ему никак нельзя было терять.

Гелла захохотала:

- Ишь, какой застенчивый. Лапать девок, так он не стесняется! А тут вдруг святошу решил покорчить! - и в наглую потянулась так, что соски ее едва не порвали тонкий шифон.

Она переигрывала его в разговоре, вовсю пользуясь древним женским оружием. Лешка с тоской посмотрел на бледные тени друзей, похоже их магическая защита ставилась все легче и легче. Ауры уже не видно, Ольга вот еще просвечивает, надо с ней еще позаниматься по защитам. Эти мысли как-то отвлекли студента.

- Эй, уснул что ли? Вот все вы мужики одинаковые, как только для дела доходит, сразу в кусты... Ну ладно, так и быть. - Вампиресса снисходительно смилостивилась и вернула себе прежний облик. - Больше не буду!

Лешка тяжело вздохнул, подумав о том, что над контролем эмоций ему еще работать и работать.

- Так кто ты, Гелла?

- Я Тень. Ее Тень. Понимаешь?

- Не совсем.

- Вот блин, какие нынче белые маги безграмотные пошли... И чему вас только учат? Ты что, Юнга не читал?

- Юнга? Нет, прости за безграмотность, а кто это? - Гелла продолжала издеваться над студентом пользуясь теперь невежеством начинающего оккультиста:

- Офигеть... Юнг, это знаменитейший психиатр, описал структуру личности человека в терминах алхимии и других оккультных практик. В наших кругах почитается как великий черный мастер, Ипсиссимус тридцатого градуса посвящения. Впрочем, некоторые считают, что он всего лишь неудачливый ученик, Теоретикус, сошедший в самом начале Великого Левого Пути. Вам, мистер, до этого начала еще расти и расти. Так вот. Тень это второе "Я" человека. Как говорится "Альтер эго". Тень абсолютно противоположна личности человека. Аб-со-лют-но! - повторила она четко выговаривая каждый слог. - То есть, если человек от рождения или воспитания добр, Тень - зла, человек щедр - она жадна, умен - она глупа. Человек стремится к свету - тень тащит его во тьму. И, наоборот. Дело не в этических ориентирах, а в направленности. "Я" и "Тень" всегда противоположны. Еще раз повторю для неграмотных, абсолютно. Эй, тебе интересно?

- Ну да. А если мне интересна магия, например, моей Тени это будет интересно?

- Твоей Тени это тоже интересно. Может быть только в этом мы совпадаем. Ведь магия - это путь к воссоединению Тени и личности, а значит рождение нового сверхчеловека. Кстати, маг-недоучка, тебя-то как зовут?

- А... - и тут Лешка запнулся. Может быть тоже не стоит называть свое настоящее имя? - Ну пусть будет, Бегемот, что ли...

- Тише ты, - Гелла вдруг втянула голову в шею как черепаха. - Вызовешь Настоящего еще... Давай лучше Крокодилом Геной тебя звать буду.

- Зови. - Равнодушно пожал плечами Лешка. - А почему Крокодилом Геной? Впрочем, хоть горшком зови, только в печь не ставь! Какая разница...

- Как сказать... Видимо ты еще совсем мал и глуп. А "крокодил Гена", потому что ты очень уж добрый весь, и зеленый совсем. Понял, дурашка?

И тут в голове Лешки совершенно не к месту всплыла отцовская присказка: "Мал и глуп как бабий пуп!". И после этого воспоминание о передничке из тонкого шифона улетучилось из его памяти.

- Фиг с ним. Глуп, так глуп, ты дальше рассказывай.

- Ишь ты! А что мне за это будет?

- Отпустим. - Уже твердо сказал Лешка.

- Отпустим. Ха-ха. Если я вас отпущу. - Ухмыльнулась Гелла.

- Нас четверо. - Напомнил ей Лешка.

- Слышь, Крокодил Гена, вас четырех мне на один мизинец. Песню помнишь: "Четыре трупа возле танка"? Смотри как бы не получилось в точности по тексту.

Песню Лешка не слышал. Но кивнул Гелле.

- Ладно так и быть. - Вампиресса была так уверена в своих силах, что могла позволить себе играть как ей заблагорассудится. - Так вот. Продолжаем лекцию. Тень стремится полностью овладеть человеком. Иногда это получается, и тогда того самого человека подменяют на глазах. У него полностью меняются характер, мысли, мотивы. Иногда носитель может даже попасть в психиатричку.

- Носитель - это человек?

- Человек. Вернее, его тело. А иногда такое тело заканчивает жизнь самоубийством, и тогда тень становится свободной.

- Самоубийством? Это еще почему?

- Ты свое тело любишь? - вопросом на вопрос ответила Геллочка.

- Не знаю... - неуверенно ответил Лешка. Он и впрямь этим вопросом никогда не задавался. К телу он привык, да и вообще, тело - это же он сам? По крайней мере, так он думал всегда, до последних недель увлечения экстрасенсорикой. А к другому мнению, что тело это еще не все - он пока не привык.

- Ну ты же его кормишь, поишь, спать укладываешь, в туалет водишь, самок добываешь? Значит любишь?

- Наверное...

- Значит любишь. А Тень, априори, свое тело ненавидит. И захватив его, пытается уничтожить. Система и антисистема несовместимы. По крайней мере, так чаще всего получается.

- Почему же у тебя, у вас обоих так не получилось? - Лешке действительно было интересно, вот только в голове вертелась та навязчивая строчка "Четыре трупа возле танка, четыре трупа возле танка, четыре трупа возле танка..."

- Потому что она, мой носитель, полная дура. А я, соответственно... То, что человеку не нужно, непонятно, опасно, неинтересно, он все это скидывает в Тень. А мне это может быть ну очень полезно! Черт ее знает, где эта дура слово "априори" подцепила? И ведь не поняла ни фига! Выкинула из памяти как не нужный хлам! И я прекрасно понимаю, ЧТО может произойти, если эта дурища с ума свихнется.

- А что? Попадет в психушку, тебе же там интереснее будет!

- Ни фига! Она страдать перестанет, я ее знаю, будет лежать тупым огурцом и все. А здесь сытно, весело и интересно. Ее все ненавидят за хамство и грубость, она всех ненавидит за ненависть к себе, а мне только этого и надо...

"...четыре трупа возле танка, четыре трупа возле танка..."

- ...Вот я и выработала такой симбиоз. Я получаю ее ненависть и ненависть окружающих, а сама ей подсказываю кое-какие уловки в бизнесе, где купить подешевле, где продать половчее, кому обхитрить, кому на лапу сунуть, а кого и на... послать! От ее удачливости неприязнь окружающих еще сильнее становится. Видишь, как все хорошо у нас! Ей зеленые фантики с портретами президентов-масонов, а мне пища. Ну чем расплачиваться за лекцию будешь?

"...четыре трупа возле танка... танка... Танка!"

- Слышь, Танька, да ты же просто паразит! - у Лешки аж горло сдавило от волнения. Угадал ли? Прочитал ли имя? Совсем недавно Учитель прочитал им целую лекцию о значении тайных имен, и главное, что вынес Лешка тогда, что у каждого существа на этой земле есть свое настоящее имя, отражающее его сущность. И знание этого тайного имени дает возможность власти над человеком ли, животным ли, духом ли.

- Как? Как ты меня назвал? - растерялась вампиресса, явно не ожидавшая такой прыти от наивного на первый взгляд новичка белой магии.

- Паразит. Рыба-прилипала. А с чем не согласна, Танечка?

- Ссуукаа! Как узнал имя мое? - зашипела от злости и растерянности Таня-Гелла.

- Не глумись над слабым, дура. За внешним может что-то спрятаться. Уж тебе ли не знать, тень по имени Таня? А теперь изыди, откуда пришла! - И "Крокодил Гена" показал ей древнюю как мир, мудру Силы. Жест, почему-то считающийся неприличным - вытянутый средний палец и сжатые в кулак остальные. От мудры ли, а может еще почему, вампиресса-тень схлопнулась куда-то внутрь себя. Но Лешку тоже вдруг выкинуло в реальный мир какой-то мягкой, но абсолютно непреодолимой силой.

Он открыл глаза в тот момент, когда мимо проходил к выходу абсолютно неприметный, если бы не длинная лохматая борода, мужик. Заворочавшись, открыла глаза и баба-челночница.

- Ну чего, чего? Рассказывай! - набросились на него друзья. Лешка не обращая внимания на них и недавнюю собеседницу наклонился к окну. Сквозь грязное стекло, он увидел как мужик, выйдя на перрон, размашисто перекрестился на виднеющуюся за домами какой-то неизвестной деревни луковку церкви. Потом он сделал несколько шагов, зевнул, остановился и мелким крестом зачеркнул открытый рот. А потом, помахивая пакетом пошел дальше.

Что-то странное показалось Лешке в облике бородатого, но что, он так и не понял.

- Ну чего завис, расскажи, нам же интересно?

- Расскажи, расскажи... Вот привязались... - задумчиво произнес Лешка, продолжая глядеть в спину удаляющегося мужика. Он подумал было послать в спину тому дротик, но что-то остановило его. Может быть, какой-то непонятный, незнакомый дотоле страх и благоговение перед той силищей, которая так легко и без каких-либо последствий выдернула его из астрала?

- Долгий разговор, - вздохнул Алексей, когда сел на освободившееся место. Народ потихонечку выходил, и уже можно было не только стоять и дышать, но и сидеть. А кое-где даже и лежать. - Но делать нам все равно нечего, так что слушайте...

- Интересно... Только что это за мужик был? - задумчиво произнесла после рассказа Аня, изредка поглядывая на угрюмую "челночницу".

- Не знаю. Только что-то странное в нем было, а что понять не могу. Может быть это кто-то из наших?

- Может. А может быть перекусим? А то когда еще пожрать удастся? Я в Макдональдс не пойду. Дорого и невкусно. - Сказал всегда голодный Мишка.


4. Понедельник 2 мая 1994 года. Город Владимир. | Неправда | 6. Вторник 3 мая 1994 года. Москва.