home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

В Лесном Доме царил переполох: ждали Оксану, дочку Слона. Часовой на крыше водокачки высматривал, не едет ли джип, во дворе перед кирпичным бараком накрыли стол, принаряженная Варвара носила и носила блюда с едой. Сталкеров причепурить, понятно, гиблое дело, они расселись на лавках вокруг стола кто в чем был и подшучивали друг над другом, смущенные общей суматохой… но вот Слон надел пиджак. Это стало событием, и когда хозяин в тесноватом черном смокинге спустился на крыльцо, по всей вершине холма раздались смешки.

Слон кинул хмурый взгляд в сторону стола и остался на крыльце, нетерпеливо поглядывая из-под ладони на дорогу. Двое часовых, пряча автоматы, караулили на подъезде за распахнутыми воротами. Лесной Дом бурлил и волновался.

Заточка, выйдя из машины, неловко подал девушке руку, но гостья, легко хлопнув его по пальцам, выскочила сама и взбежала на крыльцо. Слон шагнул к ней.

- Ну, привет, - несколько смущенно произнес он. Слон не видел дочь около десяти лет. Она выросла красавицей, и это не стандартная красота с обложки журнала. Мать ее была с Востока, Оксана унаследовала смуглую кожу, широкие скулы, узкий подбородок и миндалевидные глаза, но не темные, а сине-зеленые, как у отца.

- Привет, папа! - Оксана обняла его за шею - Слону пришлось нагнуться - и поцеловала в щеку. У стола кто-то захлопал, но хозяин зыркнул туда над плечом дочки, и аплодисменты мгновенно смолкли.

Следом за девушкой на крыльцо поднялся телохранитель Колобок - подручный Слона, которого тот год назад отправил в город, чтобы охранял дочку. Дюжий, хотя и немного оплывший сталкер лет двадцати пяти, румяный, пышуший здоровьем, с маленькими глазками. Челюсти его медленно двигались: Колобок не жевал жвачку, только когда спал или ел.

- Чего скакать? Я так однажды могу и не успеть, - просипел он в спину Оксане. У Колобка были повреждены связки, и говорил он сиплым низким голосом.

Девушка не обратила внимания на его слова, так как давным-давно поняла, что Колобок в целом безобиден и покладист. Стоя на крыльце, Оксана повернулась и широко раскинула руки.

- Всем привет! - радостно воскликнула она. Сталкеры зашумели, замахали ей, что-то выкрикивая. Девушка кивнула и через плечо посмотрела на Слона: - А где аномалии?

Заточка поднялся на крыльцо, волоча два чемодана и рюкзачок с нарисованным на боковине улыбающимся Чеширским Котом. Услышав слова Оксаны, он ухмыльнулся и, цыкнув сквозь зубы, сплюнул на ступени.

- Это же Лесной Дом. Самое безопасное место в Зоне… ну, для тех, кто здесь живет, ясное дело.

Оксана вздернула бровь.

- Безопасное? Вот спасибо! Этого мне и в интернате хватало. Туда не ходи, сюда не ходи… Папа, я надеюсь, здесь вы не будете меня за решеткой держать? А то я обижусь!

У Слона редко случалось, чтобы он не знал, что говорить. И не терялся он никогда - а вот теперь пребывал в растерянности и легком смущении. Зона - территория мужчин. Женщины здесь, конечно, тоже попадаются, но редко, и по большей части толстые глупые клуши, как Варвара, либо разбитные девицы, вроде работающих в «Сундуке». Хозяин Лесного Дома не привык разговаривать с красивыми молодыми девчонками. К тому же он плохо помнил дочь…

- Ничего, все решим, - невнятно проворчал он.

- Я думала, ты мне все покажешь, - настаивала дочь.

- Тут любое твое желание закон. - Слон брякнул первое, что пришло в голову, и неловко обнял ее за плечи. - Пошли, расскажу, что здесь и как.

- Вот, правильно! - Оксана даже хлопнула в ладоши, радуясь, как ребенок. Да она и была ребенком - в свои семнадцать лет девушка не видела ничего, кроме закрытой частной школы, и хотя выглядела красивой зрелой девушкой, повзрослеть не успела. Она громко смеялась, когда ей было весело, и обижалась, если что-то ее не устраивало, плакала, а могла и поколотить обидчика в случае чего - ее не смущали такие мелочи, как уместность проявления чувств.

- Вещи наверх давай, - велел Слон порученцу, кренившемуся под весом чемоданов. Оксана уже сбежала с крыльца, и отец поспешил за ней. Заточка кивнул, пожирая девушку взглядом.

- Помогай давай, тефтеля, - сказал он. Колобок, флегматично покосившись на Заточку, отодвинул его плечом и затопал следом за девушкой. Заточка недовольно ощерился ему в спину, но Колобок, став телохранителем дочки хозяина, вышел из-под командования порученца, и тому пришлось самому волочь чемоданы с рюкзаком по винтовой лестнице.

Отбежав от крыльца на несколько шагов, Оксана обернулась, задрала голову.

- Ух ты! - воскликнула она, из-под ладони разглядывая бывшую водонапорную башню. - Большая она у тебя!

- Ну да. - Слон пожал плечами. - Не в маленькой же жить, не поместишься.

- А наверху пулемет! Настоящий? - обрадовалась девушка и замахала часовому на крыше: - Эй, привет! У вас пулемет стреляет?

Часовой неуверенно помахал в ответ и ничего не ответил - то ли не знал, как отвечать на столь странный вопрос, то ли не расслышал. Вместо него вразнобой загомонили сталкеры за столом:

- Еще как стреляет! Бабахнет - всем кранты. Хочешь стрельнуть? Иди сюда, мы тебе дадим пистолет подержать!

Раскрасневшаяся от удовольствия Оксана подошла к сталкерам, протянула руку к сидящему ближе всех Игнату.

- Я Оксана, а вы? - Сталкеры засмеялись.

- Игнат я, завхоз, - насупился Игнат, будто даже обидевшись.

- Ну так будем знакомы! - воскликнула Оксана, встряхнув заскорузлую ладонь старого сталкера. Вокруг опять засмеялись, даже недовольный всей этой суетой Слон улыбнулся.

- Здесь наша кухня и столовая. - Он показал на здание рядом с бараком. Из дверей показалась Варвара с подносом, накрытым льняной салфеткой, от которого сильно пахло сдобой.

- Здравствуйте, тетя Варя! - радостно воскликнула девушка. - Мне папа о вас писал и Колобок рассказывал!

- Ох ты кровинушка моя бедная!

Кухарка, поставив поднос на стол, обняла Оксану. Она видела девушку впервые в жизни, но уже успела полюбить ее всей душой - за то, что та такая молодая и красивая, по-детски живая, и за то, что она живет без матери. Сердце кухарки содержало огромные, нерастраченные запасы нежности. Конечно, она заботилась о сталкерах, которых воспринимала как больших, шумных, непослушных детей, но ей нужен был настоящий ребенок. После того как ушел Змееныш, Варвара вся извелась и даже немного похудела. И теперь, когда появилась Оксана, кухарка расцвела, а уж от обращения «тетя» мгновенно растаяла.

- Бедная моя девочка, ты голодная? От Кордона долго ехали, в дороге мужики и не додумаются покормить, - ворковала Варвара, обняв девушку и увлекая ее за стол. - У меня и пирожки есть, напекла с утра и вот пироженко припасла, небось любишь сладкое?

Оксана засмеялась.

- Люблю, тетя Варя, я все вкусное люблю!

- Так я принесу сейчас, - озаботилась Варвара и, пыхтя, устремилась на кухню, вытирая глаза углом фартука. Тут же позабыв и про нее, и про «пироженко», девушка села на лавку между сталкерами, которые немедленно очистили ей место.

Непосредственность и открытость девушки очень быстро завоевали Оксане всеобщую любовь. Слон хоть и был недоволен тем, что дочь осталась ужинать со сталкерами (в его кабинете был накрыт стол получше), однако возражать не стат и уселся на стул, который подошедший Заика поставил во главе стола. Несколько сталкеров удивленно покосились на хозяина - он редко снисходил до того, чтобы сесть со всеми, - но взгляды их быстро вернулись к девушке. Позади Оксаны возник Колобок. Вытащив изо рта розовую жвачку, прилепил ее к мочке уха, взял со стола пирожок побольше и стал со вкусом есть, неторопливо двигая мясистым подбородком. Заточка шагнул к хозяину.

- Все сделал, - прошептал он, неотрывно глядя на Оксану. - Ну и дочка у тебя выросла - загляденье!

Слон покосился через плечо на помощника и процедил тихо:

- Губу закатай.

Заточка вздрогнул, как от пощечины.

- Да ты чего? Я… да и в мыслях не было…

- Ага, рассказывай. Я не вижу, как слюни пускаешь?

- Да я… Просто… Хозяин, я ж для тебя стараюсь, ты знаешь, - вдруг брякнул он и, помрачнев, отвернулся. Чистое восхищение красотой и живостью девушки сменились обидой на Слона. У порученца действительно и мысли не было напрашиваться в зятья хозяину - просто в гниленькую, сумеречную душу Заточки заглянула первая в жизни влюбленность. И Слон оборвал чувство резко, грубо, оставив внутри неприятную пустоту.

- Зачем ты так? - тихо, с обидой пробормотал Заточка.

Слон не сводил с дочери задумчивого взгляда.

- Ладно, не дыши в ухо, - бросил он порученцу и повел в воздухе рукой, пытаясь сформулировать мысль. О подобных вещах хозяину Лесного Дома доводилось думать не часто, а говорить - и подавно. - Я хочу, чтобы у Оксанки моей все было, что пожелает. В университет зарубежный отдам, в этот… в колледж. Мужа найду богатого, из иностранцев. Пусть у нее жизнь будет нормальная, не как у отца ее, который из голытьбы выкарабкался, да все собственными руками. Ведь заслуживает моя дочка всего, а? - Слон обернулся.

- Зачем тогда сюда ее притащил?

- Да она сама напросилась, вези да вези в Зону! - с досадой крякнул Слон. - Интернат закончила, не смог отказать… Старый, наверно, становлюсь, мягкий.

А Оксана уже вставала из-за стола, ей не сиделось на одном месте.

- Где у вас оружие хранится? Дайте за пистолет подержаться, обещали!

Целый вечер ее водили по Лесному Дому. За бараком было стрельбище - выдали Оксане наушники и «тэтэшник», затем и «калаш» Слон разрешил подержать. Потом, как стало темнеть, Слон устроил экскурсию - и жилой барак показал, и недавно отремонтированным гаражом похвастался, и даже на крышу водокачки сводил, чтобы Оксана увидела весь холм. Колобок неотступно следовал за девушкой, карманы у него были набиты Варвариными пирожками.

- Одна без разрешения за ворота не ходи - склон заминирован, - добавил Слон, стоя рядом с дочерью возле низкого, по колено, бордюра на краю крыши.

- Зачем? - удивилась Оксана. - Разве мутанты к домам подходят? Они такие опасные?

Слон неопределенно пожал плечами. Не рассказывать же ей, что некоторые люди опаснее мутантов?

- И зачем тогда пулемет, если все равно по склону не пройти? - продолжала допытываться она.

Стоящий на часах молодой Филин, лопоухий и пучеглазый, засмеялся.

- Дак вон Змееныш, к примеру, по минам тогда как по тротуару прошел. Для таких, как он, я тута и приставлен… А чего я такого сказал?! - взвыл он: Слон отвесил ему затрещину.

- Это кто Змееныш? - заинтересовалась Оксана. - Вроде я со всеми познакомилась. - Она поставила колено на парапет, нагнулась вперед, разглядывая двор. Слон крякнул и схватил ее за талию.

- Осторожно!

- Был тут один, - пояснил Филин, отодвинувшись от хозяина. Тот мрачно глянул на него, и сталкер замолк.

- Идем, покажу твою комнату, - добавил Слон. - Поздно уже, а ты с дороги не прилегла даже. Да и я устал за день, надо отдохнуть.

Оксана как зачарованная разглядывала вечернюю Зону. Огни в Лесном Доме еще не зажгли, хорошо виден был темный лес у подножия и слабое свечение аномалии на опушке. Небо над Зоной, как пятнами чернил, было заляпано тучами, а на севере будто полыхал огонь - там рахливалось розовое свечение, в котором едва-едва проглядывали загадочные темные силуэты далеких зданий.

- Красивый закат! - вздохнула Оксана. - В городе такого не…

- Выброс, что ли, скоро? - неуверенно протянул Филин. Слон с Колобком уставились на горизонт, хозяин взглядом пошарил по небу, увидел атую полоску заката в стороне от розового свечения и рявкнул:

- В подвал!!!

Филин так и присел от неожиданности. Бросив бинокль, он прыгнул к люку, возле которого в бетон была утоплена квадратная пластинка с красной кнопкой в центре. Сталкер вонзил в нее палец, и над холмом разнеслась низкая тревожная сирена. Слон схватил Оксану за руку.

- Быстро вниз! - Девушка выдернула руку.

- Не буду я прятаться, я посмотреть хочу!

- Ты спятила?! - Отец попытался схватить ее запястье, но Оксана отступила к краю крыши, и он остановился, увидев, что она стоит над самым бордюром, через который кувыркнуться - раз плюнуть.

Во дворе поднялась суматоха. Сталкеры выбегали из барака, накидывая куртки, кто-то растрепанный, в незаправленной рубашке - многие уже легли. Посмотрев на север, на разлившееся в треть неба свечение, они цепочкой скрывались в открывшемся возле барака люке.

- Это смертельно, ты пойми! - загрохотал Слон. Он наступал на дочь, а она, сложив руки на груди, пятилась вдоль бордюра.

Оглянувшись, Оксана удивленно воскликнула:

- Зачем они все бегут под землю?

- Да ведь выброс!!! - рявкнул Слон. Колобок топтался рядом, а Филин давно скрылся в люке.

- Разве он такой опасный? - расстроилась девушка. - Может, хоть из окна?… - с надеждой спросила она. Тяжело дышащий отец глядел на нее, и Оксана наконец смирилась - подойдя к люку, стала спускаться. Слон полез за ней. Колобок покинул крышу последним, кинув взгляд на север, закрыл тяжелый люк и сдвинул засов.

По винтовой лестнице они прошли всю водокачку и попали в подвал. Там уже ждал Заточка, нервничая, переминаясь с ноги на ногу.

- Наконец-то! - с облегчением воскликнул он, распахивая железную дверь.

Оксана первой вошла в подвал, порученец запер за хозяином дверь. Слон щелкнул выключателем. Вспыхнувшая лампочка залила ярким желтым светом стол с парой стульев, диван у стены, старый резной буфет, за пыльным стеклом которого виднелись стаканы и бутылки. На столе стояли электрический чайник и маленький заварной с щербатым носиком. Колобок встал возле дверей, прислонившись к косяку, сложил руки на груди, снял с уха жевачку, сунул в рот и начал меланхолично двигать челюстями, глядя в пространство перед собой.

Девушка прошлась по комнате, постучала костяшками пальцев по железным стенам.

- Как в бункере, - поежилась она. - И холодно.

- Сейчас горячего выпьем. - Слон включил чайник. Гудение наполнило комнату, к этому звуку добавился другой, более низкий и мощный, почти на грани слышимости. Оксана зажала уши ладонями, потом отняла их, снова прижала к ушам…

- Как морская раковина, - улыбнулась она.

- Не боишься? - Слон глянул на нее исподлобья, и Оксана рассмеялась.

- А чего бояться? Ты меня защитишь.

Заточка, во все глаза глядя на нее, отодвинул стул от стола и сказал:

- Ты садись.

Кивнув ему, девушка села.

- Спасибо, ты такой… милый. Послушай, Заточка, а как тебя зовут? Это все-таки как-то не по-человечески - эти все клички. Прикольно, как в игре, но поговорить все-таки с человеком хочется, не с кличкой. А?

Сталкер отвернулся, скрывая смущение.

- Ну… меня вообще-то…

- Заточка и есть, - оборвал Слон. Он устал и был недоволен своеволием, проявленным дочкой на крыше. Ссутулившись, Слон облокотился на стол, подпер подбородок огромной ладонью. - Нечего тебе с ним говорить.

Оксана удивленно посмотрела на отца.

- Папа! Вот от тебя я не ожидала, что ты станешь мне указывать, с кем общаться. Я думала, ты меня любишь! А ты - ну прямо как наши училки. Туда не ходи, сюда не ходи… Я тебе маленькая, что ли?

- Вот именно. - Слон негромко хлопнул ладонью по столу. - Я тебя давно не видел, запомнил в платьице и с косичками… Для меня ты маленькая, и здесь - Зона, не парк отдыха.

Девушка вскочила.

- Неправда, я уже взрослая! - горячо воскликнула она. - Посмотри на меня, я выросла! Я не могу всю жизнь оставаться маленькой девочкой, это, в конце концов, смешно. - Она от возмущения даже притопнула. - И я хочу в Зону!

- Ты и так в Зоне, - удивился Слон.

- Нет, в настоящую Зону, туда. - Оксана махнула рукой. - В лес! Хочу увидеть аномалии и артефакты!

- Артефакты я тебе могу показать, у меня в сейфе осталось кое-что, - отозвался отец. Оксана подбоченилась.

- В сейфе? Может, у тебя еще мутанты в клетке за стрельбищем? Аномалии в стеклянной банке?

Заточка тихо фыркнул, отворачиваясь, и присел на диван.

- Дочка, в Зоне опасно, - повторил Слон угрюмо.

- Я и хочу, чтобы опасно! - Оксана уперла руки в бока. - Я для чего, по-твоему, сюда приехала? На экскурсию в зоопарк, что ли? Я хочу настоящую Зону увидеть! Мутантов настоящих, аномалии настоящие… Все настоящее! Меня двенадцать лет в школе взаперти держали - как в клетке, знаешь, как надоело? Я же не кукла, а живой человек, мне жить хочется!

- Так живи! - Слон заворочал большой головой, не желая понимать. - Вот поедешь в университет, колледж этот - и живи себе, друзей заводи, я же для того и работаю, чтобы ты могла делать все, что захочешь…

- Вот я и хочу! В Зону хочу! Завтра!

- Нет, тебе туда никак нельзя. - Слон выпрямился во весь рост, почти упершись макушкой в потолок. - Все, не проси больше, разговор окончен. Таким, как ты, девчонкам в Зоне делать нечего. Там и взрослые мужики то и дело гибнут. Я сказал.

Оксана насупилась, нижняя губа ее дрогнула, в глазах появились слезы.

- Да-а… Я для тебя никто, кукла красивая, а не дочь. Ты вон десять лет меня не видел и еще десять не увидел бы, если бы я сама к тебе не напросилась… На самом деле ты меня не любишь… - Она оттащила стул в дальний угол, села там лицом к стенке и затихла. Слон беспомощно посмотрел на Заточку, но тот, опустив голову, сложил руки между коленей и сидел безучастно, ак будто все это его не касалось. Колобок возле дверей едва заметно улыбнулся, продолжая жевать.

- Оксанка… - Голос Слона дрогнул, как и отцовское сердце, и в душе он проклял себя за эту слабость. - Оксана, прекрати. Как ты можешь такое говорить? Я - твой отец, я все для тебя… - Он подошел к девушке и положил ладонь ей на голову. - Я тебя люблю, дочка, - проглотив ком в горле, неловко выдавил он.

Девушка порывисто вскочила и кинулась к нему на шею.

- И я тебя очень люблю, папа! Так мы поедем в Зо-, правда?

И Слон сдался.

- Хорошо, - сказал он. - Мы поедем в Зону.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ГОСТЬЯ ИЗ-ЗА КОРДОНА. ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА | Змееныш | cледующая глава