home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Физическое тело

Нужно заметить еще одну вещь. У физического тела есть определенные органические, биологические функции. Грубо говоря, по выражению моего индийского учителя: “Все наше время мы тратим на то, чтобы есть, спать, срать и ебаться, или зарабатывать больше денег, чтобы получить для этого лучшее место.” Реакции тела не поддаются проработке. Телу нужно есть, спать, срать и ебаться. Проблемы возникают, когда секс становится заменителем недостатка любви, или еда становится заменителем безопасности или комфорта. Сон или усталость могут быть депрессией или способом сопротивления какому-то чувству. Этот процесс, при котором индивид сублимирует[19] или заменяет едой недостаток самоуважения, поддается проработке. Квантовая психология не говорит, как многие духовные дисциплины, о воздержании или сопротивлении функциям тела, например еде, сексу или сну. Скорее квантовая психология утверждает, что сублимацию или замену потребности в любви на навязчивое желание есть, можно демонтировать, распознав его источник, пустоту. Функции тела сохраняются; а саморазрушительная склонность людей к сублимации лишает людей чувства свободы получать то, чего они на самом деле хотят. Именно сопротивление функции тела или воздержание вызывает проблемы. Почему? Потому что на чувство сексуальности навешивается ярлык “грязное” или “низкое”. Этому чувству нужно сопротивляться. И эти чувства нужно сохранять, чтобы знать чего нельзя иметь. В дальнейшем это вызывает сублимацию или замену.

Известный психиатр Вильгельм Райх даже утверждает, что воздержание от сексуального оргазма заглушает естественную способность тела разряжать энергию. Эта энергия, вместо того чтобы выходить через половые органы, должна куда-то идти. Куда она идет? Райх выдвигает предположение, что энергия идет вверх к голове, вызывая больше мыслей. Следовательно, сексуальное воздержание, исповедуемое восточными духовными учениями как способ достижения “совершенно спокойного и уравновешенного” ума, может давать противоположные результаты. В моем случае это явно было так, потому что энергия не выходила наружу, а шла в мою голову и в дополнительные мысли.

Больше того, Райх убежденно заявляет, что вынужденное сексуальное воздержание нагнетает энергию вверх в фантазию, вызывая воображаемую мистификацию мира. Именно поэтому члены духовной целомудренной коммуны, в которой я был, и я в том числе, часто мистифицировали все в фантазии о богах и богинях, это была одна из сторон “магического мышления” в нашей повседневной жизни. Этим можно объяснить и мистификацию учителей и гуру. Навязанное воздержание в коммуне, где я жил, вызывало мистификацию “могущества” мужчины или женщины—Гуру. Нередко преданные переносили магические свойства на учителя, говоря, например: “Он точно знает, чего я хочу”, или: “Он знает все мои мысли и желания”. Источник такой “магической” мистификации можно проследить до состояний возвращения в детство, когда мама и папа ответственны за вас и провели много бессонных ночей, удовлетворяя ваши потребности.[20]

Нередко родители говорят: “Если тебе это нужно, я дам тебе это.” Ребенок берет этого идеализированного, одухотворенного родителя, и переносит его качества на гуру или бога. Ребенок верит, что услужение родителю даст ему то, чего он хочет от родителя; это тоже переносится на внешнего учителя или бога.

Можно провести параллели между услужением гуру, или Богу, и услужением маме с папой. Со-зависимость или неизбежная зависимость ребенка от родителей в выживании, может сохраняться у взрослого в состоянии возврата в детство, когда он переносит качества своих мамы и папы на “идеализированного” учителя. В середине семидесятых я называл “трансперсональным переносом” этот процесс, при котором ребенок придает магическую власть богу, гуру, или учителю. Духовные пути, которые так часто даются как единственное решение—это просто трансы, переданные от родителей детям. Например, ребенку говорят: “Если будешь хорошим, получишь любовь”. Мистифицированный учитель (перенесенный идеализированный родитель) говорит: “Будь хорошим, следуй моим правилам, и получишь освобождение, блаженство, любовь, и так далее”. Просветлением моего отца был дом в пригороде и двое детей. Небеса многих учителей—… заполните пробел. Я говорю об этом, потому что квантовая психология не претендует на роль единственного пути.

Квантовая психология не говорит о хорошем и плохом. В индийском монастыре мы с моими друзьями всегда ждали, когда “божественный тесак” сделает то, чего мы не должны были делать или думать, точно так же как и в детстве. Один учитель сказал, что: “Люди гораздо умнее Бога. Люди знают все о хорошем и плохом, правильном и неправильном, высоком и низком, грехе и добродетели. Бог об этом ничего не знает. БОГ ПРОСТО ЕСТЬ.”

Один участник семинара сказал: “У меня ничего не осталось. Я чувствую себя опустошенно и немного подавлено.”

Я прочитаю цитату из работы известного физика Джона Уилера:

“Ничто-жность пространства можно рассматривать как состоящую из фундаментальных кирпичиков. Если мы исследуем его микроскопически, мы обнаружим, что структура пространства-времени, или “супер-пространства”, состоит из бурлящего моря пузырьков.” (ДеВитт и Уилер, 1968)

Это можно полнее понять в контексте китайской философии, а точнее даосизма. Китайцы используют слово “Ци” для обозначения основной энергии, излучаемой из этой живущей дышащей пустоты. Ци может сгущаться в объекты или рассеиваться в пустоту.

“Когда Ци сгущается, оно становится видимым, так что появляются формы отдельных вещей, когда оно рассеивается, оно уже не заметно и нет форм. Великая Пустота состоит не из чего иного, как Ци; это Ци неизбежно сгущается, образую все вещи; и эти вещи неизбежно рассеиваются, образуя (снова) Великую Пустоту.” (Фун, 1958:279,228)

На языке физики, Уилер говорит, что эти пузырьки—плоть и кость пустого пространства, и составляют то, что Уилер называет “квантовой пеной”. Он пишет:

“Пространство квантовой геометрической динамики можно сравнить со слоем пены, разлитым по медленно колыхающемуся ландшафту… Постоянные микроскопические изменения в слое пены, по мере появления новых пузырьков и исчезновения старых, символизируют квантовые флуктуации в геометрии.” (ДеВитт и Уилер, 1968)

Но это знание из физики нужно пережить и узнать непосредственно. Цель этих упражнений, всех наших тренингов и семинаров под названием “Квантовая психология”, не в том чтобы добавить еще одну систему убеждений, а скорее в том чтобы предоставить в распоряжение подходы, обеспечивающие опытное знание того, что физика уже доказала.

Больше того, упомянутые Уилером пузырьки сравнимы и похожи на части(цы), или я-роли. На семинарах люди часто переживают эти я-роли как пузырьки, плавающие в пустоте. Когда пустота и пузырек как часть(ица) рассматриваются как одно и то же, остается ничто-жность или то, что Уилер называет “кирпичиками” существования. Ничто становится чем-то (при сгущении), что-то (сгущенное ничто) становится ничем при рассеивании или демонтаже. Об этом говорит Лама Говинда:

“Отношение формы и пустоты представляется не как состояние взаимно исключающих противоположностей, а только как два аспекта одной и той же реальности, которые существую вместе и постоянно сотрудничают.” (Говинда, 1974:223)

Уилер говорит, что “ничто-жность—это кирпичики вселенной”. Пустота состоит из того же вещества, что и частицы, будь это чувство, мысль, эмоция и т. д. Все они одно и то же. Теперь вернемся к высказыванию:

“Я чувствую себя опустошенно и подавлено”. Люди прикрепляют суждения, оценки и решения к тому, что означает переживание или пустота, например что это “нехорошо” или что “я опустошен и подавлен”. Это ярлыки, которые прикрепляются к чистой пустоте. Когда нет оценки или решения о том, что означает пустота, остается только ЕСТЬ-НОСТЬ.

Недавно я работал с клиенткой, которая постоянно пыталась заполнить пустой вакуум, который она чувствовала внутри; она называла его “нежелательным”. Пытаясь наполнить это пустой вакуум, она сопротивлялась пустому пространству. Когда мы начали “проводить терапию”, она пережила на опыте, что пустота всегда есть, что именно из нее все приходит, и туда уходит. Ее словами: “Все мое восприятие изменилось. Я чувствую себя спокойно и умиротворенно.” Через неделю она сказала: “Где вы были двадцать лет назад, когда я принимала наркотики. Это лучше, чем наркотики.” Другая клиентка жаловалась на навязчивое переедание. Я понял, что она сопротивляется пустоте и пытается “заполнить ее” едой. Это очень часто встречается у переедающих, сопротивление пустоте. Интересно, что буддисты часто говорят, что наше самое большое сопротивление—сопротивление “ничему”.[21]

Если вы считаете, что пустота—это “нехорошо”, то заметьте свой ярлык или оценку насчет ее, и поймите, что это всего лишь ярлык, а не то, кто вы на самом деле. Затем рассмотрите ярлык, часть-ицу и пустоту как состоящие из одного и того же вещества.

На другой день я работал с мужчиной в депрессии. Я спросил его: “Как вы переживаете депрессию?” Он сказал: “Как пустоту, вакуум, ничто.” Этот клиент обозначил пустоту депрессией. Через неделю мой буддийский друг сказал: “Я только хочу пережить блаженство ПУСТОТЫ.” Он обозначил пустоту блаженством. Я засмеялся, потому что понял, что половина моих знакомы старается попасть в пустоту, а другая половина старается из нее выбраться. Все дело в обозначениях.

Другой участник семинара сказал: “А как же насчет просветления?” Я ответил, сказав: “На языке Буддизма, абсолют называется “нирваной”, а этот мир называется “самсарой”. Будда осознал, что поскольку пустота—то же самое, что и окружающая нас форма, или по выражению Эйнштейна, “Все—пустота, а форма—сгущенная пустота”, то считать одно отличающимся от другого значило бы не видеть то, что есть. Перефразируя Будду, тот, кто стремится к абсолюту (нирване), невежда; тот, кто стремится к миру (самсаре), невежда.

Так как пустота и форма—одно и то же, то стремится к одному и противостоять другому означало бы не понимать природу вселенной; видеть только явный порядок, а не неявное, квантовое единство. Это приводит нас к историческому утверждению Будды:

“Нирвана (абсолют) — это самсара, Самсара (мир) — это нирвана.”

Уиттекер, известный физик, говорит об этом так:

“В концепции Эйнштейна пространство—это уже не сцена, на которой исполняется драма физики; оно само—одно из действующих лиц.” (Уиттекер, 1948)

А как же насчет просветления? Может быть, это просто еще одно понятие, окруженное пустотой.

И наконец, один обучающийся заметил: “У меня тогда не остается никакой модели, ничего, чтобы выяснить, кто я такой.”

Я ответил цитатой индийского учителя, с которым я работал: “Чтобы выяснить, кто вы такой, вы должны как прыгун с шестом через перекладину, чтобы перейти на другую сторону, отбросить шест, вы должны аналогично отбросить свои концепции и модели реальности.”

Это приводит нас к следующей главе. Теперь, когда перед нами пустота, кто мы?


Часто задаваемые вопросы | Квантовое сознание | Глава 9. Выход за пределы обычной реальности