home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Куда же, черт возьми, мог запропаститься мой ненаглядный военачальник?

Мист резко выпрямилась на кровати, окончательно проснувшись. Это был ее первый полноценный сон, которым она смогла насладиться с тех пор, как Орда захватила ее четыре ночи назад. Она была одна в постели. В ногах кровати аккуратно лежала ее выстиранная одежда. Мысль о Росе, и то, что он укрыл ее одеялом, заставила ее улыбнуться.

Все что ей сейчас было нужно, так это прилипнуть к нему, как банный лист, пока ее сестры не вытащат ее из этой тюряги. Она поклялась, что это был последний раз, когда они делают из нее приманку. И хотя это — не первая клятва, в этот раз Мист была решительно настроена, сдержать ее. Да, Ллор всегда полнился слухами, но россказни о том, что Иво Жестокий заключает темные союзы, все-таки сильно обеспокоили их. Результатом чего стала ее «разведка» или так называемая Операция — «Мист в Логове Врага». Что в итоге? Практически никакой информации об Иво. И это вопреки всем ее хлопотам: разработке плана, воплощение его в жизнь, а после, ее блестящая поимка, и т. д. — все это для того, чтобы, в конце-концов, узнать, что Иво замыслил действительно что-то крупное.

Она усмехнулась. Ну, по крайней мере, так было до тех пор, пока Генерал Рос не спугнул его горячо любимую задницу из замка.

Да, она мало что разузнала об Иво, но этот Кристоф и его генерал тоже были весьма неплохим уловчиком. Что если этот король действительно хочет убить Деместриу, и тем самым намерен остановить террор вампиров над остальными расами? Возможно ли, что не все вампиры могут быть склонны к социопатии и имеют врожденную предрасположенность к злу? Что если Валькириям нет нужды сражаться с Обуздавшими жажду? Хотя все это, было все-таки маловероятным. Ее сестры все равно не станут делить вампиров на две различные фракции. Их девиз — сначала убей, а потом уж спрашивай, — Господи боже, неужели ты не был злым? Ай-ай-ай! — Вампиры, как вид, были слишком могущественны, чтобы дать им свободу действий.

Деместриу и его вампирская Орда всегда с особой жестокостью относились к существам Ллора, но особенно безжалостными они были по отношению к Валькириям. Пятьдесят лет назад, их королева, Фурия, самая сильная и безжалостная среди них, попыталась уничтожить Деместриу. Но так и не вернулась. Поговаривали, что он приковал Фурию ко дну моря, чтобы она день ото дня тонула и снова возвращалась к жизни. Ее собственное бессмертие не давало ей умереть, обрекая на нескончаемые пытки. Когда союзу ковенов, наконец, удалось найти и освободить ее, земля не ведала никого столь охваченного яростью, как Фурия. Она не стала проверять, на чьей стороне сражаются вампиры, перед тем, как начать безжалостно истреблять их. И ожидала, что все Ковены последуют ее примеру.

Так что, до тех пор, пока ковен Мист не определится со своим планом действий относительно этой новообразовавшейся силы, ей придется действовать как обычно, а это значит, что ей нужно найти Роса. Пока в игру не вступил Военачальник, Мист была бессильна что-либо предпринять. И хотя она владела оружием на уровне любого члена Ковена, она мастерски управлялась отнюдь не мечом и стрелами.

Она специализировалась на мужчинах. Они были ее самым сильным оружием. И теперь, в ее цепких коготках находился превосходный экземпляр — большой, отмеченный шрамами, с невероятными глазами и кожей, которую ей хотелось лизать, пока язык не устанет.

И он был весь в ее руках.

Она обожала манипулировать, дурачить мужчин, заставлять их верить, что она живет лишь ними, и все это только для того, чтобы выполнялись все ее прихоти и желания. Это было ее modus operandi[8]. Однажды Фурия спросила ее, — Зачем ты посылаешь мужчин делать женскую работу?

Мист смутилась, но все же ответила, — Потому что могу.

А проблема с вампирами этого замка заключалась в том, что они даже не оценили Мист. По крайней мере, Росу нравилось смотреть на нее.

Для вампиров, кровь была всем, их источником существования. Но в данном случае, Мист не могла ни перекрыть им «кислород», ни выйти из положения с пользой для себя. В Ллоре глаза любого существа, в зависимости от расы, при сильном всплеске эмоций, приобретали определенный цвет. Но глаза вампиров навсегда оставались красными, из-за высушенных ими жертв. Не просто от глотка или двух, как со страхом полагали эти Обуздавшие жажду. Всего один глоток мог с легкостью затянуть их в порочный круг. А следующая за убийством жажда крови будет заставлять их убивать снова и снова. А затем, с годами, когда больше не смогут выносить воспоминаний убитых жертв, они окончательно сойдут с ума.

Как ни странно, за эти четыре ночи, ни Иво, ни его люди так и не укусили ее. Похоже, просто не решившись. Вместо этого, они наблюдали за ней, исследовали, пока Мист не начала зевать от скуки и ее терпению не пришел конец. — Черт возьми, да примите вы уже, хоть какое-то решение. — Выкрикнула она Иво. В ответ его глаза угрожающе сузились. Взгляд алых глаз создавал резкий контраст с бледным цветом лица и выбритой головой. Но он все-таки сдержался, так и не пролив ее крови, считая, наверно, ее предполагаемое безумие довольно увлекательным зрелищем. Такой расклад ее устраивал. Ведь, еще ни разу в жизни, она не испытала на себе, каково это быть укушенной.

Мист задумалась, чтобы бы она почувствовала, если бы прошлой ночью, когда зрачки Роса были черны от желания, она позволила ему укусить себя. Да, да, она знала, что была отвратительной личностью. Слишком развратной, уже просто допуская подобные мысли. Пожалуй, она была единственной Валькирией, которая когда-либо вообще фантазировала о вампире. Эта мысль заставила ее нахмуриться. Нет. Все-таки, была когда-то еще одна…

Постучав пальчиком по подбородку, Мист призадумалась, стоит ли ей рассказать Обуздавшим жажду, о том, что они зря мучают себя, отказываясь от крови.

Не-е.

Вот если бы симпатяга генерал продолжал вести себя должным образом и был бы с ней мил, она, возможно, смогла бы чуток намекнуть. В те былые дни, она не раз слышала о нем. Конечно, у них был корреспондент на поле боя в годы войны и судя по докладам, Рос был крупным и смелым воином, чрезвычайно безжалостным к своим врагам. И хотя Владыка проиграл ту войну, уступив перед силой, намного превосходящей его армию, но в течение практически десятка лет, ему удавалось защищать своих людей.

Когда-то Мист и ее сестры усаживались у камина, и вздыхали над историями о его подвигах. Они походили на влюбленных дурочек, охающих над новым изданием Тайга Бит[9]. Мист хорошо запомнила, какую потерю она ощутила, узнав о его поражении. В тот момент она поняла, что пришел конец великому человеку. Но он все же смог вернуться, и при встрече ни капли ее не разочаровал. За одним мелким, досадным, исключением, — теперь он был ее смертельным врагом, или, точнее, бессмертным смертельным врагом. Эх, да к тому же кровопийцей.

Решив проверить, не заперта ли дверь его комнаты, на тот случай, если он все-таки поверил ей, Мист слегка огорчилась, обнаружив, что та заперта. Хотя в этот раз дверь не заколдовывали, как в случае с ее камерой. Она легко могла выломать ее, но у нее еще было время до восхода солнца, когда ей нужно было вернуться в темницу. До тех пор, Мист решила не торопиться, и привести себя в порядок. Она заколола волосы сверху так, как надеялась, ему могло бы понравиться. И так как это не заняло у нее много времени, еще успела обшарить все его вещи, стараясь при этом, не смотреть на сверкающий крест, украшенный драгоценными камнями, чтобы поди, не дай бог, к рукам не прилипло.

Копаясь в его одежде, она поняла, что ей нравится то, как он одевался, современно, но все же аристократично. Обожала его запах, его беспорядочные, но сексуальные волосы. Взяв один из его свитеров крупной вязки, она перекатилась на кровати, зарывшись в него лицом, и не беспокоясь о том, что он мог вернуться и застать ее за этим занятием. Но он так и не появился, зато вместо него появились два охранника, чтобы по его приказу, сопроводить ее обратно в камеру.

Они старались не смотреть ей в глаза.

Черт возьми, они знали что-то, чего не знала она. К тому же, Рос не оставил ее у себя, как она на то надеялась. Что ж, у нее возникли трудности, и она подозревала, в чем была причина. «Если у тебя действительно есть информация, мне не составит большого труда, заставить тебя говорить», — ведь так он сказал.

Когда за ней закрылась дверь камеры, и она поняла, что оказалась совсем одна в темнице, все ее опасения подтвердились. Тех низших созданий, населявших соседние камеры — кого в Ллоре считали гвоздями Вечернего шоу уродцев — уже забрали отсюда, и наверняка для того, чтобы пытать, а затем убить.

Так что теперь в джазе только девочки, а точнее, одна она. Но и это ненадолго. Она прекрасно знала, что никто из допрашиваемых не заговорит. Ну, конечно же. Она ведь сама угрожала содрать с них кожу живьем, а также и с их семей, если кто-либо из них выдаст хоть какую-то информацию. Не даром же в Ллоре, провозглашая тост, говорят — «Да не почувствовать тебе дыхание Валькирии за своей спиной?». Вампиры чаще нападают и захватывают чью-то деревню, Валькирия же тайком прокрадется в дом, и спрячется под кроватью, чтобы потом забрать чью-то голову. Их слово — это закон.

Ей остается… И тут она услышала удары ботинок о каменный пол.

— Слушай внимательно, Мист, — произнес Рос, прежде чем стража открыла дверь камеры и оставила их одних. — Я задам тебе несколько вопросов о твоей расе и различных фракциях Ллора. Ты должна ответить на них, или же я получу ответы силой, на что у меня есть соответствующий приказ.

— Пытки? Приказ? Неужели ты не можешь ослушаться Кристофа ради меня?

— Мист, ты знаешь, что если бы не он, я был бы мертв. Моих братьев и друзей постигла бы та же участь. С той ночи, моя жизнь больше не принадлежит мне.

Он что, действительно говорил на полном серьезе. Хотя и Мист ведь тоже не врала, когда говорила, что пытки выводят ее из себя. Рос удостоился особого отношения лишь потому, что был кем-то вроде знаменитости в военных кругах, но теперь, он стал вампиром — и ей не следовало забывать об этом. Она будет и дальше давить на него, продолжать льстить, и так до самого конца, но потом… Посмотрим, на что способен этот Кровопийца. Но вслух она ответила все также игриво и дружелюбно. — Рос, ты мог бы помочь мне сбежать…

— Я присягнул на верность и дождусь того часа, когда мой род победит. Отвечай, или столкнешься с последствиями. — Сказал он. — Я начну, с самого простого. Кто ты?

— Pussy Cat Doll (Киска-куколка?)[10]? — спросила она, но сразу же медленно покачала головой, в ответ на его взгляд. — Judge, jury and executioner (Судья, присяжные, и палач)[11]. — Он нахмурился. В ответ ее глаза загорелись. — Transient (Временный житель)[12]! Что? Ну, правда. Не пойдет? А если из Babe in Toyland (Малышка в стране Игрушек)[13]??

— Черт тебя дери, Мист, просто ответь на вопросы. И тогда ты сможешь вернуться ко мне в комнату. — Он понизил голос, взяв ее за подбородок. — Мы снова сможем спать вместе, как это было этой ночью…

— Ты не понимаешь одного, если я вернусь в Ллор, став информатором, то мне твои пытки покажутся медом. — Она уже не будет возглавлять список «Врагов номер один» и потеряет свой статус существа, с которым лучше не нарываться.

— Мой брат пробовал получить информацию от других существ…

— Но они тоже не заговорили, верно? — Похоже, ей не удалось скрыть самодовольства в голосе.

Казалось, он встряхнул головой, все больше убеждаясь в своем решении. — Ты не оставляешь мне выбора.

Что ж. Похоже, она собиралась познать на собственном опыте бессердечность Владыки, ту самую, которой она так восхищалась. По-видимому, когда она решила, что они только успели подружиться, он стал считать ее своим врагом.

«Рос, ты просто разбиваешь мне сердце» — подумала она и хлюпнула носом. «Теперь мне действительно придется тебя убить».


Глава 2 | Военачальник хочет вечности | * * *