home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

В то время как Мист и ее сестры уютненько расположились на крыше здания, возвышающегося над Бурбон Стрит, внизу вовсю кипела жизнь. Влажные пары города, запахи гари, горячих хот-догов и прокисшего пива достигали даже верхушек зданий, окутывая тройку Валькирий.

Прошел слушок, что в Новом Орлеане объявились вампиры.

Вампиры в Луизиане? Неслыханно просто.

Если бы случай упоминания о кровососах был единичным, тогда она, Регина и Никс все еще были бы дома в Валгалле, их маленькой гавани, играя в видеоигры. Но их друг демон божился, что тоже видел одного, а фантом сообщил по секрету, что здесь обосновалась не одна фракция вампиров, а целых две.

Мист окинула взглядом местность, стараясь, при этом, оставаться сосредоточенной и не замечать неистово трущихся друг о друга парочек, облюбовавших темные переулки. Если бы Даниела сейчас была с ними, она бы послала этим голубкам воздушный поцелуй, слегка охладив их пыл, и, скорей всего, приморозив их руки к задницам в самый пикантненький момент. Что заставило бы ее сестер сдавленно смеяться и кататься по крыше от хохота.

Валькирий было довольно легко развеселить.

Но, с недавних пор, Мист потеряла свою бдительность. Все потому, что каждый раз, при мысли о вампирах, находящихся в непосредственной близости, ее сердце начинало учащенно биться. И если, по какой-то причине, они и правда решили объявиться в Новом Мире, — который Орда, так уж сложилось исторически, считала плебейским, и не достойным их персон, — это еще не значило, что и он был здесь.

Рос. Одна из немногих вещей в ее жизни, о которых Мист действительно сожалела.

Каждый день она думала о том, что ей не стоило оставлять этого вампира мучиться.

Она должна была убить его.

Пару раз подбросив нож в воздухе, Регина словила его своими когтями за кончик лезвия, и сказала. — Знаете, не то чтобы я не верила, что здесь действительно объявились вампиры — хотя, как по мне, так это чушь несусветная — но если бы они здесь все-таки оказались, то должны были бы знать, что орудуют на нашей «поляне».

— Может, попросим их пошуметь? Или потопать, тем самым, облегчив нам задачу. — Спросила Никс, поспешно заплетая свои черные до талии волосы в косу. — Я слышала, если они уж очень постараются, то их монстро-тусовка может набрать нехилый размах.

При всей своей слабости к вышедшем из моды прическам и, порой, сбивающем с толку взглядом, — который видел будущее куда яснее настоящего — Никс все же выглядела, как супермодель.

— Я серьезно, — ответила Регина. — Возможно, Новый Орлеан когда-то и был огромным мистическим котлом, в котором плавилась вся нечисть Мира, но сейчас мы контролируем город.

— К тому же, мы всегда можем послать против них Мист — Совратительницу Вампиров[16]. — Задумчиво продолжила Никс. — Ой, подождите, она же ведь не убивает нечисть, а кувыркается с ней.

Регина подхватила инициативу, — А зачастую, она использует свой коронный приём «штурм языком», чтобы изувечить их тела, в то время как они, каким-то необъяснимым образом, выстраиваются штабелями, чтобы принести себя ей в жертву.

— Хо-Хо-Хо… — пробурчала Мист, не особо вникая в суть разговора. В последнее время, она слышала подобные насмешки постоянно. И знала, что заслужила каждую из них. Ведь, с таким же успехом, ее бы могли застукать за выкуриванием кокаина с призраком насильника и маньяка Банди[17], Конечно, в ковене прослышали эти шуточки, и молва разлетелась в миг. Даже другие фракции Ллора — такие как Нимфы, эти маленькие шлюшки, — шептались о ее отвратительном пристрастии к вампирам. Но ее не волновали вампиры в целом, ее интересовал только один.

Рос. По ее телу пробежала дрожь, когда она вспомнила медленные, жаркие движения его пальцев…

Поздно ночью, когда она лежала в постели, лаская себя, она всегда фантазировала о нем. Вспоминала его твердую грудь и еще более твердую плоть, представляя с какой дикостью и мощью он овладеет ею, когда, наконец, найдет.

По правде, она думала, что к этому времени, он мог бы уже и отыскать ее. Ведь она — случайно? — дала ему попробовать своей крови, что вероятно даровало ему часть ее воспоминаний, а значит, и могло привести его напрямую сюда. Мист часто размышляла о том опрометчивом поцелуе. У нее не было намерения давать ему пробовать своей крови. Но разве где-то в глубине своего сознания, она не знала, что с появлением ее сестер, его клыки станут остры, как лезвия? Разве не хотела, чтобы он нашел ее?

Она встряхнула головой, стараясь соблюдать бдительность. Где-то там внизу сейчас были Анника, Даниела и Люсия.

— Вы только гляньте, — сказала Регина, показывая куда-то вниз. — Кто поверит, что такие громилы, могут так опьянеть — это же нонсенс.

Мист переключила свое внимание на высокого мужчину, который со спины напомнил ей Роса, хотя и выглядел худощавее в телосложении. Да что же это с ней такое, почему она не может выкинуть этого вампира из головы? Мужчина облокотился на своего крупного спутника, цепляясь за него, чтобы удержаться на ногах. Она ощутила, как удлиняются и закручиваются ее когти.

— Боже, Мист, ты что, не можешь это контролировать? — Спросила Регина, метнув взгляд на ее руки. — Это унизительно.

— Слушай, я не в силах совладать с собой. Ничего не могу поделать, так уж вышло, что я люблю крупных мужчин с широкими плечами. И прямо сейчас могу поспорить, что под этим плащом скрыт зад, в который просто грешно не запустить коготки.

Никс продолжила, — Да, и лейкопластыри, в данном случае, не помогут…

— Матерь Божья, — выкрикнула Регина. — Я вижу свечение. След упырей вниз по Урсьюлайнс Авеню.

— Черт возьми, — Пробормотала Мист. — Снова на людях? Видимо, они и правда, сильно нуждаются в новобранцах. — Упыри были просто маниакальными бойцами. Отчаянно желая увеличить свою численность, они обращали людей посредством укусов или царапин. По структуре их кровь напоминала зеленую гелеобразную массу.

Каждый раз, когда ковен истреблял эту нечисть, Церковный приход Орлеана растекался в благодарностях.

— Опять. — Вздохнула Никс. — Сколько еще нам придется убеждать пьяных туристов, что они совершенно случайно стали частью массовки при съемках научно-фантастического фильма.

Регина засунула кинжал в ножны на предплечье и приподнялась. — Ну что ж, сегодня мы официально попали на натурные съемки Звездных врат[18], сезон двенадцать. Так, мы пойдем понежничаем с упырями, а ты будь начеку с вампирами, если таковые объявятся. — С этими словами она издала протяжное Вууу-Хууу, напоминающее завывание призраков и продолжила, — И постарайся не раздвигать ноги ни перед кем из них, лады?

Мист, в ответ, закатила глаза. Ее сестры, взявшись за руки, спрыгнули с крыши здания, двигаясь так быстро, что, спустя секунду, почти скрылись из виду. Обычно, их никто не мог увидеть. А даже если бы подобное и случилось, то в таком богатом на ллоровский колорит городе, на это бы просто не обратили внимания.

Мист посмотрела на отдаленное свечение. Его масштабы были не велики, и она знала, что сестры легко справятся. Ведь они были самыми старшими в семье. Никс обладала огромной силой, а Регина, в свою очередь, небывалым умом. К тому же, на Мист были совсем новые туфли. И провалиться ей прямо на этом месте, если еще хоть одна пара, мягкой, словно шелк, Итальянской кожи, канет в Лету в извечной борьбе против упырей. Уже и так было слишком много жертв. Что весьма огорчало. Правда.

Еще раз взглянув на мужчину внизу, она приподняла бровь. Если вид со спины окажется под стать его «фасаду», то она может и не удержаться. С тех пор, как ей в последний раз перепадало «немного сладкого», прошли, в буквальном смысле, столетия, и она определенно заслужила…

Она глубоко вдохнула, и молнией отскочила от мансардного окна. Мужчина не был пьяным, как ей вначале показалось. И когда он повернулся, Мист смогла рассмотреть его профиль. Тело, которое она буквально пожирала глазами, принадлежало ее «блудному муженьку», как любили подразнивать ее в ковене.

Он передвигался с трудом не из-за огромного количества выпитого алкоголя, а потому что ослаб. Те перемены в его телосложении, что так смутили Мист, были результатом голода. А другим мужчиной, который служил сейчас Росу опорой, был Мёрдок. Он помогал брату найти ее.

Мист всю трясло, пока она кралась по крыше, пригибаясь и перебегая от окна к окну, в надежде скрыться незамеченной. Остановившись, Рос приподнял голову и взглянул поверх беспорядочно двигающейся толпы. Но вдруг развернулся и посмотрел в ее сторону.

Его взгляд упал прямо на нее. И в глубине его устремленных глаз, даже с такого расстояния, она увидела зловещую тьму. Вся его сущность кричала о полном обладании. Когда Мёрдок проследил за взглядом Роса, он посмотрел на Мист практически с жалостью в глазах. Затем одобрительно похлопал брата по спине, и переместился.

У Мист вся кровь отхлынула от лица. Она перепрыгнула на крышу примыкающего здания, и побежала, разгоняясь для следующего прыжка…

Как вдруг прямо перед ней предстало изможденное лицо Роса, заставив ее вскрикнуть. Ему удалось переместиться. Мист было рванулась в другую сторону, но он обхватил ее за талию, придавив к себе так, что она ощутила его мощную эрекцию, упирающуюся в нее сзади. Она ударила Роса локтем по шее, выскользнув из его рук, и перепорхнула через край крыши, упав во внутренний дворик, огражденный стенами. Приземлившись на четвереньки, она выровнялась, готовясь, бросится прочь с этого места. Но ее скорость не шла ни в какое сравнение с быстротой его перемещения.

Он снова поймал ее. И хотя она вырывалась, сражалась с ним, он, каким-то образом, даже в своем состоянии — или благодаря ему — все же, казался сильнее. Его ладонь пробралась под ее коротенькую юбочку.

— Рос! Не делай этого!

— Пять лет ада, — он презрительно усмехнулся, схватив ее за зад, и став грубо мять. — Да ты не просто заслуживаешь быть трахнутой, а затраханной так, что ходить не сможешь.

Она с трудом могла дышать, ощущая дрожь во всем теле. — Что ж, Военачальник пришел потребовать награду? Значит, ты возьмешь свою Невесту силой, желает она того или нет? Хочешь, чтобы я навсегда запомнила это насилие?

Спустя мгновение, он вымолвил, — Нет, боже, нет. — Она услышала, как он расстегнул молнию и освободил себя. — Мист, — раздался его стон, — просто прикоснись ко мне. — Он взял ее ладонь и заставил пощупать его тяжелую мошонку, а затем обхватить член. Еще никогда ей не приходилось чувствовать такой твердости. — Потри головку, — выдохнул он ее в ухо. Когда она ощутила там влагу, ее тело сотрясла дрожь. — Это самое большее, что я могу испытать, без тебя. Мне просто необходимо трахнуть тебя. И больше я не вынесу.

— Рос, не…

Но он лишь выругался, и в его голосе прозвучала мука. Нагнув голову, он коснулся лбом ее затылка, но не вошел в нее, а лишь стал совершать резкие толчки в ее зад.

— Не могу остановиться, — прохрипел он, и она поняла, что он не станет брать ее тела, а лишь использует его, прикасаясь к нему.

Но зачем ему сдерживать себя ради нее…?

Его пальцы сдавили ее сосок. И внезапно ударила молния. Нет, она не могла желать этого.

Его горячее дыхание опаляло ее кожу, а тело заставляло таять в его руках. Кого она обманывает?! Конечно, она могла желать этого, как жаждала каждую ночь в своей одинокой постели. Воздух был наполнен страстью, пьянящим ароматом жасмина и еще большей влажностью от шумящего фонтана в углу. Им никто не помешал бы, и он не собирался брать ее силой. Так почему бы ей не насладиться этим каких-то пару секунд.

Обмякнув в его руках, Мист приподняла руки и сплела их у него за головой. Рос зарычал и слегка толкнул своими ступнями ее ноги, заставляя расставить их. Дрожа всем телом, он сделал последний свирепый толчок в ее плоть, и, откинув голову назад, закричал и кончил. В последний момент он отстранился, и слегка отвернувшись от нее, стал изливать семя на землю.

Она застыла, не имея возможности видеть его. И, по какой-то причине, то, что она могла лишь слышать его реакцию и те гортанные стоны, исторгающиеся глубоко из его груди, возбуждало ее еще сильнее. Она чувствовала, как неистово сотрясалось его тело, ощущала на себе силу этого изможденного вампира. И все это время, он не выпускал ее из рук, удерживая рядом, ожидая пока утихнул волны наслаждения.

Но они не стихали. Каждая секунда напоминала ей о том, как отчаянно она жаждала испытать это снова. Когда он коснулся губами ее шеи, сильно стиснул ее зад, она поняла, что он снова собирается излить семя. Она подумала о том, сколькими ночами он, должно быть, представлял этот момент, и эта мысль заставила ее откинуть голову назад, облокачиваясь на его плечо.

Второй раз оказался, если такое было возможно, еще неистовее. Он отчаянно целовал и лизал ее кожу, сжимая то одну, то другую грудь, заставляя Мист снова и снова прокручивать в голове ту ночь в темнице, когда он довел ее до оргазма. И сейчас она жаждала слиться с ним, хотела снова ощутить неистовое вторжение его пальцев.

Когда Рос закончил, он сдвинул ее волосы, коснувшись губами ее шеи. Его тело все еще сотрясала дрожь, он с трудом переводил дыхание. Мист закрыла глаза, с ее губ почти была готова сорваться фраза «Моя очередь», как вдруг он сделал невероятно странную вещь.

Он поправил свою одежду, затем опустил ее юбку, и, развернув Мист лицом к себе, посмотрел ей в глаза. Сильно сжав ее затылок, Рос притянул ее лицо к своему. Мист ожидала, что он укусит ее, станет пить кровь, или ударит, но он лишь сжал ее в объятиях, придавив к своей широкой груди. Его рука легла на ее затылок, прижимая ее голову к себе. Что оказалось, несомненно, приятным ощущением.

Чудн'o, она просто позволила ему обнять себя, расслабив каждую частичку тела, а он в ответ, наклонил голову и поцеловал ее волосы. Когда он, наконец, разжал объятия, слегка отстранив ее, она смогла посмотреть ему в лицо. Как ни странно, он был скорее непреклонен, чем зол. — Я искал тебя, Невеста.

— А я вот, туточки была.

— Ты плохо обошлась со мной, бросив мучиться.

— Мои сестры собирались убить тебя. Я спасла тебе жизнь. И это при том, что ты, между прочим, собирался поступить со мной куда хуже.

— А как на счет облизывания моих клыков?

А вот это уже была случайность! Но она все же гордо подняла подбородок и ответила, — Это меньшее, чем я могла тебе отплатить, учитывая, что ты намеревался пытать меня. Считай это небольшим сувениром на память.

Черты его лица посуровели, но он, казалось, обуздал свой гнев. — Пять долгих лет я представлял в деталях, как я заставлю тебя заплатить за все. Не переставая, прокручивал в голове варианты истязаний за то, что ты со мной сделала. — Он выдохнул. — Но я устал от этого, Мист, устал от этой ноши. Я хочу смотреть в будущее, и обустраивать нашу жизнь.

Нашу жизнь?

— С этого момента, я хочу начать с чистого листа. Мы квиты за все наши проступки по отношению друг к другу. Забудем прошлое и… ошибки, которые могли иметь место, до нашей встречи.

— Ошибки? — О, как великодушно, со стороны вампира простить ей все прегрешения. Позволить ей начать с нуля.

— Твоя кровь дала мне больше, чем просто чистейший вкус. Как ты думаешь, я смог найти тебя?

— Так ты сгреб мои воспоминания в кучку? — Чудненько. Знает ли он теперь, что я была буквально ослеплена им? Получил ли он все ее знания о Ллоре? — Скажи-ка, тебе понравилось выбалтывать своим братцам и дружкам все о моей жизни — мои тайные мысли и…поступки?

— Я никогда и никому не рассказывал о том, что видел. Поверь мне. — Последнее, он добавил со странной интонацией. — И клянусь тебе, что никогда не расскажу. Это останется между нами.

— Можешь ли ты поклясться, что никогда не используешь эту информацию против моей семьи, желая навредить им.

Рос нахмурился.

— Проехали. Уже не важно, — сказала она, вырываясь из его объятий. — Ни о какой совместной жизни не может быть и речи — даже если бы той ночью ты не намеревался… что именно сделать? Сломать мне пальцы, ноги?

Он не стал отрицать ее слов. — Это все в прошлом, и ты отплатила мне той же монетой. Если ты ждешь утешения, так знай, что мои страдания были куда сильнее, чем все мучения, что мне хотелось обрушить на тебя. Все эти годы, я не мог ни спать, ни пить. Единственное что я действительно мог делать — это фантазировать о том, как буду трахать тебя, до полного изнеможения.

Она ощутила, как в животе у нее разлилось тепло, но она все-таки нахмурилась. — Что-то меня это не сильно утешает. Я хочу, чтобы ты отпустил мои руки и дал мне уйти. Мой вид презирает тебе подобных. И даже если бы ты мне нравился, и был мил со мной, мои сестры не оставят тебя в живых, а каждое существо Ллора возненавидит меня всеми фибрами души. Я стану изгоем. И я уж точно ни за что не променяю мою теперешнюю жизнь — которой, кстати, чертовски наслаждаюсь — на Пария-виль с тобой. Так что, отвали. Не заставляй меня опять делать тебе больно.

Рос снисходительно приподнял бровь, что заставило Мист рассвирепеть. — Я не могу отпустить тебя. — Сказал он. — И никогда не сделаю этого. Пока я жив, этому не бывать.

— Я тебя предупредила. В последний раз повторяю — отпусти меня.

— Этого никогда не случиться. Лучше скажи, что заставит тебя принять этот факт? Клятва? Отлично. Я клянусь тебе, что никогда не использую то, что узнал, чтобы навредить твоей семье. Как твой муж, я все равно никогда не смог бы причинить им вред, потому как результатом будет твоя боль.

Когда она увидела всю серьезность его намерений, она поняла, что шутки кончились. Рос не отступит, и будет пытаться заставить ее жить вместе с ним, считая это своим правом.

Он был таким же, как и все остальные, считавшие ее вещью. Ее следовало именовать, как Мист Собственность.

Она подумала, а не упадет ли она замертво от шока, если кто-нибудь, наконец-таки соизволит спросить ее согласия.

— Рос, — прошептала она, скользнув руками по его груди, и сплетя пальчики у него на затылке. Он наклонился ниже, чтобы расслышать ее слова. — Хочешь знать, что тебе действительно потребуется, чтобы я по-настоящему стала твоей невестой?

— Скажи мне, — быстро ответил он.

— Жизнь, покидающая мое остывающее, мертвое тело. — С этими словами она ударила его коленом в пах. Хотя она могла сломать ему копчик, всего лишь одним ударом, но, в последнюю минуту, все же решила этого не делать. Когда он упал на колени, она врезала ему наотмашь, заставив отлететь на 20 футов[19], и впечататься в стену внутреннего дворика.

Рос завопил в гневе. И пока он пытался подняться на ноги, она бросилась в переулок между зданиями, прямо к железным вратам, ведущим на улицу. Снова переместившись, он попытался схватить ее, но успел лишь дотянуться до ее спины. И скользнув по ней ладонью, сорвал цепочку. Когда та разорвалась у нее на талии, Мист закричала от боли.

Великая Фрея, только не цепочка. Если он поймет, какую власть этот предмет имеет над ней, то то, насколько сильной Валькирией она является, или как умело умеет драться, уже не будет иметь никакого значения. Мист бросилась прочь, спасая свою жизнь, прямо сквозь закрытые врата, снося их с петель, так что они с грохотом и искрами отлетели в сторону. Две тысячи лет эта цепочка оставалась неразрываемой.

Не слушать, не слушать, бежать, спасаться от его голоса…


Наши дни | Военачальник хочет вечности | * * *