на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



«СЕРЫЕ ВОЛКИ» В КАРСКОМ МОРЕ

Итак, можно считать, что подводные лодки Денница появились в Карском море непосредственно перед приходом туда рейдера «Адмирал Шеер».

Первой 9 августа 1942 года для проведения ледовой разведки пришла U-601. У мыса Желания она встретилась с «карманным» линкором и, видимо, получила приказание патрулировать в центральном морском районе Карского моря между островами Белый и Диксон, где 24 августа она потопила пароход «Куйбышев» и буксир «Медвежонок» столь опрометчиво доложившие по радио на Диксон о своем приближении-

Вслед за U-601 в Карское море пришла подлодка U-251. Двадцатого августа, пополнив запас топлива от «Адмирала Шеер», она также прошла в центральную часть Карского моря с целью отрезать транспортам советских караванов, которые должен был разгромить рейдер, возможный отход на север или на северо-запад.

Двадцать первого августа к операции «Страна чудес» подключилась подводная лодка U-255.

Двумя неделями раньше она находилась в районе восточной части архипелага Шпицберген» где обеспечивала топливом разведывательные гидросамолеты Люфтваффе. Но после аварии во время заправки топливом одного из BV-138 была направлена к северной оконечности Новой Земли.

Достигнув заданного района, U-255 приступила к патрулированию у мыса Желания. Через три дня, ночью 25 августа, она подошла к советской полярной станции и прямой наводкой из 88-миллиметровых орудий подожгла станционные сооружения. Полярники отвечали из 37-миллиметровых орудий, пулеметов и винтовок. На станции имелось еще и 76-мнллиметровое орудие, но к нему не было снарядов.

Через две недели U-25S получила приказание вернуться в Киркенес. Ей на смену к северной оконечности Новой Земля была направлена U-251. При переходе на новую позицию командир «251 — й» попутно уничтожил артогнем советскую полярную станцию на острове Уединения. Немцы запеленговали ее днем раньше, когда советские зимовщики, приняв гидрографический бот «Мурманец» (прибывший снять с острова и доставить на Диксон несколько строителей) за вражеское судно, устроили по радио с его капитаном П. Котцовым разборку, да еще и., в открытом режиме,

Капитан «Мурманца», видимо поняв, что от болтовни открытым текстом могут быть большие беды, не стал искушать судьбу и увел свое небольшое судно подальше от острова. Только эта предусмотрительность спасла экипаж «Мурманца» (но не полярную станцию) от гибели.

Уже находясь в Баренцевом море, U-251 безуспешно атаковала двумя торпедами советскую подлодку Щ-403 и 13 сентября вернулась в Киркинес.

Вышеуказанные факты, а также некоторые дополнительные сведения дают основание утверждать, что из 37 германских субмарин, базирующихся в 1942 году на норвежских базах, не менее семи весьма активно действовали в районах у Новой Земли.

Августовский рейд тяжелого германского крейсера «Адмирал Шеер» и, особенно, последующие действия сопровождавших его подлодок окончательно убедили командование Северного флота в необходимости принятия срочных мер по защите арктических коммуникаций. И для этого у нас были все основания. Вот как характеризовал обстановку, сложившуюся в 1942–1944 годах в Карском море, нарком ВМФ адмирал Николай Кузнецов:

Нельзя отрицать, что в 1942 году на некоторых арктических трассах наших внутренних коммуникаций противнику удалось создать напряженную обстановку, В 1943 году напряженность на арктических внутренних коммуникациях не только не ослабла, но даже несколько возросла.

К осени 1944 года Беломорская флотилия получила много кораблей и судов. За время войны на Севере появились новые Сазы, что значительно облегчило и обезопасило плавание в Арктике и укрепило оборону побережья.

Однако командование Кригсмарине тоже не бездействовало.

В 1943 году ОКМ активизировало в арктических водах борьбу с советскими внутренними конвоями. Вероятно, это было связано с тем, что в Генштабе Вермахта знали, что переходы союзных конвоев через Атлантику после удачного разгрома нацистами PQ-17 на период полярного дня были прекращены и значение военных и грузовых перевозок по Севморпути существенно возросло.

С началом летней навигации большую часть «серых волков», объединенных в тактическую группу под названием «Викинг», гросс-адмирал Карл Денниц распределил в районах Енисейского залива, острова Диксона, архипелага Норденшельда, а также вдоль восточного побережья Новой Земли.

Сегодня нам известно об 11 «викингах», которые активно действовали на этом участке Севморпути. На основании материалов недавно открытых источников мы можем достаточно точно представить, как группа «Викинг» действовала в Карском море: нацистские субмарины в конце июня — начале июля приходили в «районы наступления», расположенные на востоке Баренцева моря. При этом часть группы, а именно, минные заградители, проводили скрытную постановку мин у Западного побережья островов Новой Земли. Это делалось для того, чтобы «запереть» в Карском море оказавшиеся здесь советские суда, а далее не торопясь расправиться с ними. Кроме того, такие минные заграждения препятствовали подходу боевых кораблей Беломорской военной флотилии, которые могли бы оказать помощь транспортам, попавшим в эту своеобразную ловушку.

Выполнив минные постановки у западного побережья Новой Земли, минные заградители уходили к Земле Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа), предположительно в бухту Северная, где со склада секретной базы загружали новый боекомплект мин, специально подготовленных для постановки в мелководных районах в акватории Карского моря. Там же организовывался отдых экипажа. Затем подводные минзаги шли в Карское море — в районы новых минных постановок. Так, например, известно, что в 1943 году только четыре «викинга»: U-601, U-629, U-636, U-639 — поставили минные заграждения у Амдермы, на подходах к острову Диксон, в Обской губе и Енисейском заливе,

Израсходовав запас мин, они начинали действовать как торпедные подводные лодки. Благодаря документам, рассекреченным в 90-6 годы, удалось установить, что германские подводные минзаги приходили в советскую Арктику на 60–80 суток. И обязательно с заходом на одну из секретных баз для пополнения запасов продовольствия, мин, торпед и отдыха экипажей. Примерно на такой же срок приходили сюда и торпедные подлодки, также с обязательным заходом в секретные арктические базы.

Высокой успешности действий «викингов» способствовало включение в состав этой группы подводной лодки U-3545 которая имела на борту спецаппаратуру и группу разведки.

Обычно U-354 занимала позицию в районе пролива Вилькицкого. Этот район был выбран неслучайно, так как наличие береговых радиопеленгаторных станций Кригсмарине, развернутых на Новой Земле и на Земле Александры, а также радиопеленгаторного поста на «354-й» позволяло по пересечению полученных ими радиопеленгов (направлений на сработавшую радиостанцию советского транспорта или боевого корабля. — Авт) с высокой точностью определять местонахождение конвоя.

После подобного уточнения места нахождения советских транспортов в Карском море «серым волкам" (до того лежащим где-то на соседних мелководьях под маскировочными сетями) передавалась команда занимать позиции в заранее намеченных районах, ждать прихода конвоя и уже по конкретной обстановке выходить в торпедную атаку.

К сожалению, работе радиопеленгаторных станций нацистов существенно помогало то, что «требование командующего Северным флотом о зоне обязательного радиомолчания» капитанами некоторых наших транспортов часто не соблюдалось.

Свой боевой счет в компанию 1943 года немецкие подводники открыли в районе у восточного берега Новой Земли, где 27 июля у мыса Спорый Наволок U-255 потопила ГИС "Академик Шокальский".

Прямо из-под лучей низкого полярного солнца со стороны бело-черного берега перед советским судном появилась стремительно летящая над водой немецкая субмарина. Враг выглядел необычно. Ограждение прочной рубки и надводная часть корпуса были «запятнаны» большими кляксами, сделанными белой и голубой краской. Фашисты сразу же открыли смертельный артиллерийский огонь по нашему гидрографу. Несколько прямых попаданий немецких снарядов в надстройку «Шокальский» — и на судне возник сильный пожар, а руль заклинило. Вскоре «Шокальский» затонул.

Только 19 членам экипажа удалось остаться в живых.

Вообще, рассматривая эту трагическую гибель судна и людей, невольно вспоминаешь старинную русскую пословицу, что от судьбы никуда не задеть. Действительно, ведь именно в районе Спорого Наволока еще в октябре 1941 года «Академиком Шокальским» была обнаружена немецкая подводная лодка, которая атаковала судно. Но тогда все обошлось. И вот спустя почти два года практически на том же самом месте, от такого же артобстрела «серого волка» наступила трагическая развязка.

Только после окончания Великой Отечественной войны удалось установить, что частое присутствие германских субмарин у северо-восточной оконечности Новой Земли было не случайным, так как именно где-то в районе мыса Спорый Наволок у нацистов был создан тайный опорный пункт для субмарин. Возможно, именно для организации этой базы еще в октябре 1941 года сюда приходил тот самый немецкий подводный разведчик, от которого тогда удачно скрылся «Академик Шокальский».

После потопления «Шокальского» U-255 продолжала свой арктический поход еще полтора месяца. За это время, но уже в Енисейском заливе она потопила транспорт «Тбилиси».

Двадцать восьмого августа у острова Мона другая немецкая подлодка U-302 потопила пароход «Диксон», который должен был доставить ценный груз для Нордвикстроя.

Иногда командиры нацистских субмарин вели себя в Карском море чрезвычайно нагло. Так, например, было в начале сентября у острова Нансена (архипелаг Норденшельда), где сторожевой корабль СКР-19 «Дежнев», минный заградитель «Мурман» и тральщик Т-894 выгружали доставленную зимовщикам полевую батарею и грузы зимнего завоза. Неожиданно в непосредственной близости от них всплыла германская субмарина (позже выяснилось, U-711 —Авт.). Обнаружив наши боевые корабли, она не стала их атаковать, а, оставаясь в надводном положении, спокойно зашла за ближайший мыс. Однако уже через час эта же лодка расстреляла соседнюю полярную станцию на острове Правды, а еще через неделю — полярную станцию в новоземельском заливе Благополучия.

Кроме того, в связи с появлением в этом районе U-711 на трое суток был задержан выход конвоя ВА-18, который шел из США с грузом для Норильского горнометаллургического комбината. Когда же конвой пришел в Карское море, то на его пути появилась «волчья стая». В те дни в районе острова Русского U-960 потопила транспорт «Архангельск» и тральщик конвоя Т-896, а другой «викинг», U'703, — пароход «С. Киров»,

Свидетели тех событий рассказали, что немецкие подводники применили новую тактику атаки на советский конвой: когда наши тральщики контратаковали нацистские подлодки, «викинги» (более быстроходные в надводном положении, чем советские корабли) быстро отходили в сторону моря. После возвращения кораблей конвоя к своим «подопечным» немцы тут же возвращались и выбирали наиболее выгодные позиции для новых торпедных ударов.

После нападения на караван ВА-18 советское командование решило больше не выводить в Белое море суда, оставшиеся в Арктике, как это обычно делалось к концу каждой арктической навигации. Поэтому пятнадцать советских транспортов, находившихся в те дни в Карском море, были вынуждены зимовать в порту Диксон. В Белое море ушли только ледоколы ГУ СМП.

По результатам боевой деятельности германских субмарин в Карском море ОКМ сделало однозначный выход, что советский Северный флот не в состоянии активно реагировать на быстрое изменение «волчьей» тактики.

Не удивительно, что гросс-адмирал Карл Денниц решил в следующем году заметно усилить деятельность подводных лодок в Карском море. Эта операция носила кодовое название» Гриф». Надо особо отметить, что группа «Гриф» состояла из подлодок, модернизированных на заводах рейха. Они были оборудованы устройствами «шнорхель», которые позволяли использовать дизеля лодок при нахождении их в подводном положении. Кроме того, эти лодки имели на борту принципиально новое оружие — акустические торпеды Zaunkonig и Falke, которые сами наводились на звук работающих винтов атакуемого судна.

После скрытного прохода северной оконечности Новой Земли в конце июля 1944 года «серые волки» из группы «Гриф» разделились и к приходу советских конвоев зашли «районы ожидания» к востоку от проливов Югорский Шар и Маточкин Шар, у острова Диксон и в восточной части Карского моря.

За лето-осень 1944 года работа радиостанций германских субмарин в Карском море 56 раз была зафиксирована разведкой Северного флота.

Во время компании 1944 года радиоразведку и наведение «серых волков» на советские конвои в Карском море (а возможно, и в море Лаптевых) выполняла подводная лодка U-711, которая 19 августа высадила на остров Вардропер разведгруппу.

Скрытность прихода группы «Гриф» обеспечила немцам успех уже с первых атак.

Так, 8 августа из Архангельска вышел конвой ВД-5, в составе которого были транспорт «Марина Раскова» и три тральщика охранения. Конвой вез военнослужащих формируемой Карской военно-морской базы, смену зимовщикам ГУ СМП, оборудование и стройматериалы для полярных станций.

Первое оповещение о том, что в Карском море появились нацистские подлодки, было получено командованием конвоя через два дня после выхода судов из Архангельска. В тот день в бухте Полынья (неподалеку от Диксона) советскими полярниками была случайно обнаружена германская субмарина.

Двенадцатого августа корабли и суда БД-5 получили оповещение еще об одном обнаружении немецкой подводной лодки, на этот раз у острова Вардропер. Этот «серый волк» был обнаружен гидросамолетом ГСТ (командир экипажа майор С. Рубан). Здесь интересно то, что после обнаружения субмарина не стала погружаться, а, оставаясь в надводном положении» открыла огонь из зенитного автомата по ГСТ.

Не имея на борту авиабомб, С. Рубан вызвал противолодочные гидросамолеты и, оставаясь в районе обнаружения подлодки, периодически обстреливал ее из пулеметов. Однако из-за ошибки в определении места обнаружения «противолодочники» прилетели в этот район только через пять часов.

Все это время немецкие подводники, не погружаясь, проводили зарядку своих аккумуляторных батарей и ушли на перископную глубину лишь тогда, когда вокруг них стали падать первые глубинные бомбы-

В этот же день немецкие подводные лодки были также обнаружены к северо-востоку от острова Вайгач и у острова Белый, то есть непосредственно на маршруте движения БД-5, где и были атакованы «волчьей стаей» группы «Гриф».

Первыми лее акустическими торпедами была повреждена «Марина Раскова» и потоплены тральщики охранения—Т-118 и Т-114. После этого была добита потерявшая ход «Марина Раскова».

В период с 16 августа по 29 сентября 1944 года в районе мыса Желания четыре германские субмарины неоднократно обнаруживали себя во время передачи каких-то больших радиодонесений. Уже в мирное время было установлено, что одна из лодок этой группы неоднократно посещала бухту Иннокентьевская (в устье реки Енисей), где в то время жили колонисты немецкой национальности. Позже советские контрразведчики изъяли в этом поселении самодельный радиопередатчик.

Двадцать третьего августа подлодка U-957, стоящая на якоре у острова Каминского (шхеры Минина), уничтожила артогнем советский гидрографический мотобот «Норд», который во время рейса в район шхеры Минина — архипелаг Норденшельда должен был произвести смену личного состава поста СНИиС на мысе Стерлегова, доставить спецпочту полярникам на полуостров Михайлова и проверить навигационное оборудование на островах Вардропер, Кравкова, Рингнес, Белуха и Мона. Но «Норд» только успел сменить личный состав поста СНиС и проверить навигационное оборудование на островах Мона.

Есть информация, что, прежде чем мотобот затонул, немцам удалось захватить спецпочту, сопровождавшего ее офицера и трех советских моряков.

Уже после войны стало известно, что U-957 практически от Диксона шла за «Нордом». Как считают, целью этого слежения было установление безопасных маршрутов и подходов к нашим полярным станциям. Почему U-957 встала на якорь у острова Каминского как бы в ожидании советского гидрографа? Не ясно до сих пор! Хотя вполне возможно, что экипаж мотобота «Норд» случайно увидел что-то «лишнее», наткнувшись на одну из тайных стоянок нацистских субмарин, И естественно, подлежал обязательному уничтожению.

Осенью 1944 года планировщики ГУСМП стали прокладывать маршруты для перехода конвоев в Карском море таким образом, чтобы оставлять в стороне районы у шхер Минина и островов Мона, где обычно на позициях ожидания находились нацистские субмарины. Один из таких новых маршрутов был проложен севернее островов Арктического института и С. Кирова. Здесь удалось без потерь провести два конвоя от Диксона к проливу Вилькицкого. А вот обратному конвою ДД-1, который шел по маршруту пролив Вилькицкого—остров Диксон, не повезло, так как старший в конвое и одновременно командир Карской ВМБ капитан 2 ранга П. Васильев решил рискнуть и повел суда к острову Диксон по чистой ото льда воде вдоль сравнительно узкой прибрежной полосы. Именно здесь его и ждали три «серых волка» из группы «Гриф».

Первой 21 сентября прямо у пролива Вилькицкого советские суда атаковала U-711, но промахнулась. Но уже через двое суток U-957 снова вышла в атаку на этот конвой и потопила сторожевой корабль СКР-29 «Бриллиант», По рассказам участников этого конвоя, СКР-29 принял на себя удар торпед, предназначавшихся для самого крупного транспорта конвоя.

На следующий день уже U-739 торпедировала тральщик охранения Т-120^ который был оставлен в районе гибели «Бриллианта» для поиска спасшихся моряков. Официальная справка об этой операции гласит:

Отразив несколько атак подводных лодок, все четыре транспорта конвоя ВД-1, везущие особо ценный груз из США, благополучно прибыли на Диксон.

Тральщику Т-120 была дана команда возвратиться в базу. Но уже через час его настигла акустическая торпеда. Взрывом повредило винты и руль/ деформировало корпус и вывело из строя всю аппаратуру.

Командир тральщика капитан-лейтенант Дмитрий Лысов во главе аварийной партии остался на борту поврежденного корабля, остальных он отправил на корабельном катере и на понтоне к ближайшему берегу.

Когда немецкая подводная лодка попыталась всплыть для захвата корабельных плавсредств, артиллеристы тральщика открыли по ним огонь и заставили ее погрузиться.

Хотя второй торпедой Т-120 был потоплен, но 44 членам экипажа все же удалось добраться до островов Подкова и Скотта-Гансена и вернуться на материк.

И все же главная удача эту тройку «серых волков» ждала через трое суток, когда 26 сентября 1944 года, после высадили десантной группы на мыс Стерлегова (берег Харитона Лаптева), немцы захватили секретные документы и радиошифры у зимовщиков здешней полярной станции ГУ СМП. Вероятнее всего, эта операция проводилась следующим образом: угостив суда ВД-1, «серые волки» залегли на грунт поблизости от мыса Стерлегова и стали наблюдать за нашими полярниками. А на следующий день высадили на мыс 25 десантников во главе со старпомом одной из подлодок, которые и захватили в плен спящих зимовщиков. После этого немецкие подлодки ушли в бухту Ложных Огней и легли здесь на грунт в ожидании нового конвоя.

Можно предположить, что изначально высадка немецких десантников не планировалась. Скорее всего, после наблюдения за деятельностью наших зимовщиков старший в группе «серых волков» проявил «неразумную инициативу» и не удержался от соблазна легко захватить секретные радиошифры и документы.

Уже после войны появилась информация, что весьма болтливый переводчик, находившийся в составе немецкой десантной группы (вероятно, бывший советский моряк, до войны неоднократно проходивший на судах по Севморпути), сообщил нашим полярникам(?), что в районе островов Мона создана немецкая база для подводных лодок. Не ее ли увидели советские гидрографы с мотобота «Норд»?

Если наше предположение верно, то высадку немецкого десанта с германских субмарин на мыс Стерлегова сегодня можно рассматривать в ином свете, чем она виделась прежде. Для этого давайте внимательно посмотрим на морскую карту района у берегов Харитона Лаптева, Сразу же бросается в глаза, что полярная станция ГУ СМП на мысе Стерлегова находится в непосредственной близости от острова Мона. Расположение станции позволяет визуально контролировать всю полосу возможного движения советских полярных конвоев, идущих от пролива Вилькицкого и обратно. Поэтому вполне возможно, что захват нацистским десантом сотрудников этой полярной станции был связан с необходимостью убрать из этого района «лишние глаза» на период организации там (скорее всего, на одном из ближайших островов) наблюдательного пункта. Но что-то у нацистов не срослось.

Однако этот захват стал последней удачной диверсией «серых волков» Денница в советском секторе Арктики. Тем более что не все «серые волки» возвращались из нашей Арктики в родные базы. Вот только два таких случая, официально зарегистрированных в истории боевых действий на Карском море.


ПРОВАЛ ОПЕРАЦИИ «СТРАНА ЧУДЕС» | Арктические тайны третьего рейха | ПОСЛЕДНИЕ ПОХОДЫ ПОДВОДНИКОВ ВИХМАНА И ФРАНЦА