home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



IX

1. Тот, который называется «Филометор», был восьмым потомком Птолемея, сына Лага, прозвище же свое он получил в насмешку, так как мы не знаем ни одного из царей, который был бы так ненавидим своей матерью; хотя он был старшим из ее сыновей, но мать не хотела допустить, чтобы он был призван занять престол, и еще раньше она добилась от его отца того, чтобы он был послан на остров Кипр. Называют разные причины такого нерасположения Клеопатры к сыну, между прочим и ту, что младший из ее сыновей, Александр, как она надеялась, будет ей более других послушен. Поэтому она склоняла египтян выбрать царем Александра. 2. Но так как население противилось ее желанию, то она вторично послала на Кипр Александра номинально в звании стратега, на деле же желая через него держать в страхе Птолемея. Затем, нанеся раны тем из евнухов, кого она считала наиболее себе преданными, она вывела их и показала народу, как будто она сама подверглась покушению со стороны Птолемея, говоря при этом, что вот как расправился он с ее евнухами. Александрийцы бросились убивать Птолемея, но так как он опередил их, успев сесть на корабль, то они избирают царем прибывшего с Кипра Александра. 3. Но Клеопатру постигло возмездие за изгнание Птолемея: она была убита тем самым Александром, которого она сама сделала царем египтян. Когда же это дело раскрылось и Александр из страха перед гражданами бежал, то вернулся Птолемей и вторично получил власть над Египтом. Он начал войну с отпавшими фиванцами и, подчинив их себе на третий год после отпадения, так разорил их, что у жителей Фив не осталось даже воспоминания об: их прежнем благополучии, а оно было настолько велико, что богатством они превосходили самых богатейших из эллинов, как святилище в Дельфах, так и орхоменцев. Немного спустя после этого Птолемея постигла неизбежная судьба (смерть); афиняне же, испытавшие от него много благодеяний, которых не стоит перечислять, поставили ему медную статую, а также Беренике, которая из всех его детей была единственной законной. 4. За статуями египетских царей стоят статуи Филиппа и Александра, сына Филиппа. Но их деяния во всяком случае настолько велики, что их нельзя изложить мимоходом. Египетским царям эти посвящения были сделаны в знак истинного почтения, как дар, оказанный благодетелям, Филиппу же и Александру скорее из лести по отношению к ним со стороны народа; равно и Лисимаху они поставили статую не столько вследствие доброго расположения, сколько считая его в данное время полезным для себя. 5. Этот Лисимах был родом македонянин и телохранитель Александра; как-то раз в гневе Александр велел заключить его в одно помещение со львом, но он нашел его победителем зверя; после этого Александр стал всегда оказывать ему уважение и почет наравне с лучшими из македонян. По смерти Александра Лисимах стал царем фракийцев, соседних с македонянами, над которыми властвовал Александр, а раньше Филипп. 6. Они составляли, конечно, только небольшую часть всего фракийского племени. Ни один из народов не является более многочисленным, чем все фракийцы, взятые вместе, исключая только кельтов, если сопоставлять одно племя с другим; поэтому до римлян никто не мог покорить всех фракийцев. Фракия вся подвластна римлянам, что же касается стран кельтов, то только те из них, которые римляне сочли для себя ненужными, вследствие чрезмерного холода и скудости их земли, они добровольно оставили без внимания, те же, которые стоило приобрести, они подчинили своей власти. 7. Лисимах тогда вступил в войну с ближайшими из своих соседей, одрисами, а затем пошел войной на Дромихета и на гетов. Так как он столкнулся с людьми опытными в военном деле, а кроме того, и во много раз превосходившими его численностью, то сам он, попав в крайне опасное положение, бежал, сын же его Агафокл, в первый раз участвовавший вместе с ним в походе, был взят в плен гетами. Потерпев и в дальнейшем неудачи на войне и считая плен своего сына делом немаловажным, Лисимах заключил мир с Дромихетом, уступив гетскому царю часть своей области по ту сторону Истра (Дуная) и скорее под давлением необходимости выдав за него замуж свою дочь. Другие же говорят, что в плен попал не Агафокл, а сам Лисимах и был спасен Агафоклом, заключившим ради него такой договор с гетским царем. Когда он вернулся, то для Агафокла он сосватал Лисандру, дочь Птолемея, сына Лага, и Эвридики. 8. Он переправился с флотом в Азию и в союзе с другими положил конец власти Антигона. Нынешний город эфесцев он увеличил, расширив до самого моря и переселив в него жителей Лебеда и колофонцев, их же города он разрушил, как видно из стихов Феникса, ямбического поэта, оплакивавшего разрушение Колофона. Гермесианакта, писателя элегий, в это время, по моему мнению, не было уже в живых, а то бы, конечно, и он пролил слезы над разрушением Колофона. Лисимах вступил в войну и с Пирром, сыном Эакида. Выждав момент, когда Пирра не было в Эпире, так как он часто уходил в чужие земли, он опустошил весь Эпир и дошел до гробниц царей. 9. Дальнейшее мне кажется невероятным, но Гиероним из Кардии пишет, что Лисимах, доставая из могил кости умерших, раскидывал их. Этот Гиероним вообще заслужил известность тем, что писал под влиянием чувства ненависти ко всем царям, кроме Антигона, которого он не по заслугам восхваляет. Совершенно явно, что этот рассказ о могилах эпирских царей является его злостной выдумкой, будто бы македонянин мог выкинуть кости из могил. Кроме того, что Лисимах не мог не знать, что эти цари были предками не только Пирра, но и Александра ведь — и Александр был эпиротом и по матери из рода Эакидов; да и союз, заключенный впоследствии между Пирром и Лисимахом, показывает, что и во время войны они не совершили друг против друга ничего такого, что не дало бы им возможности примириться. Вполне возможно, что у Гиеронима были и другие причины для обвинений против Лисимаха, но главное было то, что Лисимах разрушил Кардию и вместо нее на перешейке Фракийского Херсонеса основал Лисимахию.

X

1. Пока царствовал в Македонии Аридей, а потом Кассандр и его дети, у Лисимаха была дружба с македонянами. Когда же власть перешла к Деметрию, сыну Антигона, тогда Лисимах, считая, что ему грозит война со стороны Деметрия, решил сам начать против него военные действия, зная, что у Деметрия есть одна отцовская черта, а именно жажда захватов. Вместе с тем он видел, что, прибыв в Македонию по приглашению Александра, сына Кассандра, Деметрий тотчас же убил самого Александра и вместо него захватил власть над Македонией. 2. По этим причинам напав на Деметрия под Амфиполем, он едва не был вытеснен из Фракии и только благодаря оказанной ему помощи со стороны Пирра удержал за собою Фракию и впоследствии властвовал над македонянами и нестиями. Большей же частью Македонии стал владеть сам Пирр, явившись с военными силами из Эпира, благодаря хорошим отношениям, в которых в данный момент он находился с Лисимахом. Когда же Деметрий перешел в Азию и начал войну с Селевком, то пока дела Деметрия шли для него достаточно успешно, союз Пирра и Лисимаха оставался неизменным, но когда Деметрий попал в руки Селевка, у Лисимаха с Пирром дружба кончилась. Когда начались военные действия, Лисимах в решительном сражении победил Антигона, сына Деметрия, и даже самого Пирра и завладел Македонией, заставив Пирра вернуться в Эпир. 3. Обычно с людьми происходит много несчастий из-за любви. Когда Лисимах достиг преклонного возраста, и боги благословили его уже многочисленным потомством, да и у Агафокла были дети от Лисандры, он женился на Арсиное, сестре Лисандры. Говорят, что эта Арсиноя, боясь за себя и за своих детей, как бы после смерти Лисимаха им всем не оказаться во власти Агафокла, составила заговор на его жизнь. Другие же писали, будто Арсиноя влюбилась в Агафокла, но, не достигнув своей цели… поэтому, говорят, она замыслила смерть Агафоклу. Говорят, что и Лисимах впоследствии заметил эти дерзкие планы жены, но сам он уж не имел никакой силы, так как был доведен до крайности, лишившись всех своих друзей. 4. После того, как Лисимах допустил, чтобы Арсиноя убила Агафокла, Лисандра бежала к Селевку, взяв с собою детей и своих братьев… когда это случилось, бежали к Птолемею. Так вот в это время они бежали к Селевку. За ними последовал и Александр — это был сын Лисимаха, но от жены из племени одрисов. Придя в Вавилон, они стали умолять Селевка начать войну с Лисимахом. Одновременно с этим и Филетер, которому были доверены все сокровища Лисимаха, глубоко пораженный кончиной Агафокла и, относясь подозрительно к действиям Арсинои, захватил Пергам, город на реке Каике, и, отправив вестника, он и себя и все свои богатства отдал во власть Селевка. 5. Узнав обо всем этом, Лисимах поспешно переправился в Азию; начав сам войну и вступив в сражение с Селевком, он был им наголову разбит и погиб. Александр, который был сыном Лисимаха от одрисиянки, с трудом умолив Лисандру, получил труп Лисимаха и впоследствии, отвезя его в Херсонес, похоронил его там. Его гробницу и сейчас еще можно видеть между поселком Кардией и Пактией. Такова-то была судьба Лисимаха.

XI

1. У афинян есть также статуя Пирра. Этот Пирр не состоит ни в каком родстве с Александром, если не считать, что они одного рода. Пирр был потомком Эакида, сына Ариббы, а Александр — сыном Олимпиады, дочери Неоптолема, а у Неоптолема и Ариббы отцом был Алкет, сын Фарипа. От Фарипа же до Пирра, сына Ахилла, еще пятнадцать мужских поколений. Этот первый Пирр по взятии Трои не захотел вернуться в Фессалию, но, удалившись в Эпир, поселился тут, согласно предсказаниям Гелена. У него не было детей от Гермионы, от Андромахи же были Молосс, Пиел и самый юный из них Пергам. А у Гелена был сын Кестрин: с Геленом жила Андромаха после того, как Пирр был убит в Дельфах. 2. Когда Гелен, умирая, передал власть Молоссу, сыну Пирра, то Кестрин с добровольцами из эпиротов занял область по ту сторону реки Фиамия, а Пергам, перейдя в Азию, убил правившего в Тевфрании Арея, вступив с ним в единоборство из-за власти, и дал название городу, который и сейчас носит его имя. И сейчас есть в городе героон (святилище в честь) Андромахи, которая последовала за ним. Пиел же остался в Эпире, и к нему как предку восходит родословная Пирра, сына Эакида, а не к Молоссу. 3. До Алкета, сына Фарипа, власть над эпиротами принадлежала одному царю. Когда же сыновья Алкета стали спорить друг с другом, они пришли к мысли управлять совместно. Они все время сохраняли верность друг другу; впоследствии же Александр, сын Неоптолема, погиб в Лукании, а Олимпиада из страха перед Антипатром прибыла в Эпир, и Эакид, сын Ариббы, был во всем послушен Олимпиаде, даже ходил вместе с ней походом, чтобы воевать с Аридеем и македонянами, хотя эпироты не хотели следовать за ними. 4. Когда же Олимпиада, одержав победу в этой войне, стала совершать безбожные деяния, умертвив Аридея и поступая еще более безбожно по отношению к македонянам, и за все это, как считали, вполне заслуженно понесла наказание от Кассандра, то Эакида вначале не хотели принять царем сами эпироты из-за ненависти к Олимпиаде; когда же с течением времени он добился их сочувствия и согласия, то этому вторично воспротивился Кассандр — именно тому, чтобы он вернулся (и укрепился) в Эпире. Когда произошла около Эниад битва между Филиппом, братом Кассандра, и Эакидом, то Эакида, получившего рану, немного спустя постигла неизбежная судьба. 5. Тогда эпироты приняли на царство Алкета, сына Ариббы, и старшего брата Эакида, человека крайне несдержанного по характеру и за это изгнанного отцом. И теперь вернувшись, он тотчас стал безумствовать над эпиротами; за это, восставши, они убили ночью и его и его детей. Убив его, они призвали к себе Пирра, сына Эакида. Когда он явился, на него тотчас же пошел войной Кассандр. Пирр был еще молод годами и не укрепил еще как следует своей власти; поэтому при наступлении македонян он бежал в Египет к Птолемею, сыну Лага, и Птолемей выдал за него замуж единоутробную сеструсвоих детей и вернул его назад при помощи египетского войска. 6. Первыми из эллинов, на которых Пирр, воцарившись, напал, были жители острова Коркира, так как он видел, что этот остров лежит как раз против его страны и не желал, чтобы он был для других исходным пунктом при военных действиях против него. Что Пирр испытал после завоевания Коркиры, воюя с Лисимахом, и как, изгнав Деметрия, он властвовал над Македонией, пока он сам опять не был изгнан Лисимахом, все эти важнейшие деяния Пирра в это время мною уже рассказаны при изложении судьбы Лисимаха. 7. С римлянами же, насколько мы знаем, до Пирра не вступал в войну никто из эллинов; ведь у Диомедаи бывших с ним аргивян, как говорят, не было еще никакого столкновения с Энеем. Афинянам же, которые мечтали о многом другом и между прочим о завоевании всей Италии, их поражение под Сиракузами помешало испытать себя в войне с римлянами; Александр же, сын Неоптолема, будучи одного рода с Пирром, но старше его возрастом, погиб в Лукании прежде, чем ему пришлось столкнуться в открытом бою с римлянами.


предыдущая глава | Описание Эллады | cледующая глава