home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



19

Фридмен с Маклареном действовали очень тщательно. Один раз прошлись по пароходу с капитаном Магнуссоном, потом еще раз самостоятельно; дважды проверили три туалета с двумя отделениями, кухни, сервировочные помещения, буфеты, даже крошечную каюту, где капитан держал книги, шезлонг и запасную форму, висевшую на стене на крючке.

– Тесновато, – заметил Фридмен, пытаясь пролезть в дверь мощной тушей.

– Мне больше не надо, – ответил капитан, сверкнув глазами. – Жене нужна гостиная, столовая, спальни для каждого члена семьи, кухня… Комната за комнатой! Зачем – бог знает. А мне? Дайте кресло, книжку, может быть, маленький телевизор, и я уже в раю. Часто думаю: если б мужчины действительно устроили мир так, как хочется им, дома имели бы размеры восемь на десять и в пригородах было бы гораздо больше свободного места.

К шести часам, к моменту прибытия экипажа и поставщиков, Фридмен с Маклареном расставили на стоянке бригады и полицейских в форме, которые помогали ребятам Чилтона вести досмотр, а остальные офицеры, облаченные в штатское, совещались и размещались на борту.

В 6:30 зашли в бар в салоне на центральной палубе, прежде чем снова выйти на холод. Выпросили у протиравшего стаканы юного бармена пару бутылок воды, выпили, наблюдая, как подсобный персонал поставщика наносит последние штрихи на столы, застеленные белоснежными скатертями, заставленные хрусталем, серебром и живыми цветами. Их сопровождала суетливая женщина в темном костюме с ястребиным носом, слегка передвигая по пути в ту или иную сторону какой-нибудь бокал, серебряную вилку.

– Мы готовы, – объявил Макларен.

– Еще как, – подтвердил Фридмен, переговариваясь взглядом с двумя детективами в штатском, стоявшими у туалета и отслеживавшими трех сотрудников Чилтона, которые кругами расхаживали по салону, как звери в клетке. – Чертов пароход смахивает на укрепленный военный лагерь.

– Подняли слишком большую шумиху, – посетовал Макларен. – Он сегодня не явится.

– Нет. Значит, повторим все сначала в субботу.

– В субботу у меня билет на «Сусликов».[32] С Висконсином играют.

Фридмен сочувственно причмокнул.

Когда начали прибывать гости, оба вышли к трапу, глядя, как люди Чилтона прощупывают каждого поднимавшегося на борт металлоискателями и насквозь просверливают глазами. Немыслимая трата времени, думал Фридмен, дрожа в своем шерстяном костюме, наблюдая за парадом богатых и самых богатых жителей штата, следующих между фалангами вооруженных мужчин с металлоискателями, словно им каждый день это приходится делать. Может быть, приходится, кто знает?

Наконец пароход отчалил, выходя на середину реки, и они с Маклареном принялись совершать по заранее условленному маршруту круговые обходы на разных палубах, внутри и снаружи. Через несколько кругов на таком холоде Фридмен начал чувствовать себя внутри лучше, чем снаружи. Посади чернокожего ростом в шесть футов девять дюймов в дешевом костюме на один пароход с кучей белых, перечисленных в «Форчун-500»,[33] и очень скоро какая-нибудь шикарная девка с его годовой зарплатой на шее попросит принести графин воды. В течение первых пятнадцати минут подобное происходило четырежды, отчего чуть не лопнуло его терпение вместе с чувством собственного достоинства.

– Эй, Фридмен! – Джонни Макларен вышел из дверей салона на центральной палубе в тот самый момент, когда сержант входил. – Я как раз за тобой пришел… Ты чего?

– Меня без конца просят подать напитки, вот чего.

– Ослиные задницы. Хрен с ними. – Он втащил Фридмена в дверь и закружил между столиками, держа направление к танцевальной площадке. «Вспоротые соски» играли на этой палубе, исполняя нечто вроде классического вальса в ритме сальсы.[34] Фридмену понравилось бы, если б не дурацкое название ансамбля.

– Я с тобой не танцую, Макларен. Ты для меня ростом не вышел.

– Веди себя прилично, Фридмен. Веду тебя к кормушке. Хаммонд распорядился устроить для охраны буфет в дальней кухне.

– Да ну?

– Да. Жареной колбасы нет, одна икра, омары, прочее дерьмо, но и то неплохо.

Капитан Магнуссон обходил салон самостоятельно, по долгу службы, улыбаясь, отвечая на вопросы, держась в высшей степени по-капитански. Фридмен призадумался, кто ведет судно.

– Все нормально, детективы? – осведомился он, проходя мимо них.

– Полный порядок, – отрапортовал Макларен, слегка козырнув, разглядывая мокрое розовое пятно на воротничке капитана.

– Розовое шампанское, – объяснил старик, вытирая пятно белоснежным носовым платком. – Неудачно столкнулся с прелестной девушкой и переполненным бокалом.

– Очень жаль.

– Нисколько. Фактически оживляет. Она прямо грудью на меня налетела. – Он слегка усмехнулся, довольно коварно для пожилого человека. – Как раз иду замочить рубашку в холодной воде и переодеться в чистую. До встречи, джентльмены.

Фридмен с Маклареном проследили, как он направляется к двери, а затем пошли дальше мимо танцевальной площадки к кухне.

Оба одновременно остановились.

– Макларен…

– Ну…

– Туалеты сзади.

– Угу.

– А он пошел вперед.

– Правильно. К своей каюте.

– Тогда где собирается замачивать рубашку?

Макларен закрыл глаза, мысленно представив тесную каюту с единственным креслом и книжками, с узкой дверцей шкафа, с запасной формой, висевшей на крючке в стене… а зачем ее вешать на стену, если у него есть шкаф?..

– Черт побери, – тихонько охнул он, и оба сразу ускорили шаг, вскоре перейдя на бег, виляя между столиками, разбив кучку столпившихся у дверей хихикавших подружек невесты, выскочив на холодную палубу, свернув направо, после чего маленький Мик и большой чернокожий мужчина помчались со всех ног к капитанской каюте.


Смена Томми Эспинозы закончилась три часа назад, но он еще сидел за письменным столом, прихлебывая холодный кофе, стуча по клавиатуре, подавая команды компьютеру. Смотревшие на монитор одиннадцать часов глаза горели, но для этого Господь Бог сотворил всемогущие капли «Визин».

Он потянулся к пластмассовому фонарю в виде тыквы с прорезями для глаз, рта и носа, скалившемуся в углу стола, вытащил из-под него батончик «сникерс».

– Давай, давай… – Запустил пальцы в черные волосы, ожидая, когда с ним заговорит машина, услышав наконец отчаянный вопль тревоги. – Будь я проклят, – пробормотал Томми, и пальцы снова проворно забегали по клавиатуре.

– Отыскал что-нибудь? – В дверях стоял Магоцци в наброшенной на плечи потертой кожаной куртке.

Томми, не сводя глаз с экрана, только махнул рукой, приглашая войти:

– Смотри, Лео. Я нарыл какую-то жуткую чертовщину на «Манкиренч».


Когда Фридмен с Маклареном ворвались в каюту капитана Магнуссона, старик уже открыл скользящую дверцу, за которой, оказывается, располагался не шкаф, а личный туалет, и пятился назад. Шезлонг подсек его под коленки, он упал в него с вытаращенными глазами, быстро и шумно выдыхая воздух. Макларен бросился к нему, пока Фридмен заглядывал в дверцу.

Необычайно маленькое помещение, где все сведено к минимальным размерам, как на любом судне. Крошечная стальная раковина, крошечное зеркальце, душевая кабина, где Фридмен с трудом поместился бы. Полноценные лишь унитаз и сидевший на нем мужчина в костюме, обнаженный ниже пояса; штаны спущены до щиколоток, толстые колени широко расставлены, полы рубашки болтаются на тощих бедрах. Голова запрокинута к стенке, как бы ища опоры. Но тут произошло кровавое убийство. Из пулевого отверстия во лбу вытекла кровь, разлилась вдоль крыльев носа, заполнила глубокие морщины у рта, стекла на шею, запачкала белый воротник.

Фридмен повидал достаточно застреленных, чтобы заключить, что мужчина умер не сразу. Судя по количеству вылившейся из относительно небольшого отверстия крови, сердце после выстрела еще билось какое-то время.

Он отступил в сторону, позволяя Макларену заглянуть в узкую дверь.

– Боже святый, – задохнулся ирландец. – Глазам своим не верю. Капитан, когда вы сюда заходили в последний раз?

Магнуссон посмотрел на него из шезлонга, не переставая моргать.

– Ох, господи… М-м-м, по-моему, вчера. Нет, постойте, вчера мы не выходили. Позавчера, должно быть.

Полицейские оглянулись на мертвеца.

– Кровь засохла, – заметил Фридмен. – Убийство совершено до осмотра.

– Значит, он уже был здесь, когда мы осматривали каюты.

Большая голова Фридмена мрачно качнулась.

– Тем хуже.


Магоцци с Эспинозой, одинаково озадаченные, приникли к компьютерному монитору.

– Невероятно, – вымолвил Томми. – В жизни не видал такого «брандмауэра».[35]

– И ничего нельзя откопать?

– За последние десять лет все, что хочешь: налоговые декларации, медицинские карты, финансовые счета… Черт возьми, почти можно сказать, когда каждый из них испражнялся. А до того полный провал. – Томми безнадежно откинулся на спинку стула. – Никаких сведений ни о работе, ни об учебе, нет даже свидетельств о рождении. По любым практическим рассуждениям, десять лет назад никого из них на свете не было.

– Невозможно.

– Очевидно. По первому побуждению я бы сказал, они сами себя уничтожили.

– Это возможно?

Томми пожал плечами, вытащил из вскрытой пачки пару картофельных чипсов, сунул в рот.

– Теоретически можно. Нынче почти все в компьютерах. Из компьютеров можно выбросить данные. Хоть не так просто, как кажется. Обычный хакер открывает ноутбук, стирает свою историю. Но надо обладать незаурядным талантом, чтобы пробиться через защиту, особенно федеральную, установленную, скажем, внутренней налоговой службой или администрацией социального обеспечения. Это нереально, я тебе говорю.

Магоцци хмыкнул.

– Программа защиты свидетелей?

– Ни в коем случае. У тамошних болванов не хватит ума. Я их и во сне раскушу. Для такого дела программа защиты свидетелей должна была нанять самих умельцев из «Манкиренч».

Магоцци поскреб отросшую за день щетину на подбородке, нащупав новую морщину.

– Значит, сменили имена, фамилии, сочинили новые биографии…

Томми сунул в рот новую порцию чипсов.

– Разумно. Зачем еще брать такие фамилии, как Родраннер или Харлей Дэвидсон? Вопрос на сто долларов заключается в том, для чего пятеро обыкновенных людей так старались полностью уничтожить свое прошлое?

Об этом Магоцци даже не успел подумать.

– Из-за какого-то преступления.

– И я так думаю. Возможно, они заслуживают больше внимания, чем тебе кажется.

Магоцци автоматически потянулся за чипсами. Жирные хлопья оказались во рту, прежде чем он сообразил, что делает. Боже, как вкусно.

– Шайка из пяти серийных убийц? Нам крупно повезло, старик. На выручку от продажи авторских прав на киносценарий можно будет купить всю Японию.

– Угу. Может, они банки грабили или занимались международным терроризмом. Десять лет назад поняли, что наступает компьютерная революция, решили зарабатывать на программном обеспечении.

– Правильно. – Магоцци протер глаза, стараясь утихомирить усиливавшуюся головную боль. – Мы в тупике?

– Не обязательно. – Томми покрутил головой, разминая шею. – Можно еще кое-что попробовать, и, даже если ничего не выйдет, компьютеризация в принципе пока не полная. За каждым все равно тянется куча бумаг, только надо жить на свете достаточно долго, чтобы вспомнить, где искать. Дело затянется. Хочешь, чтобы я занялся?

– Всем сердцем. – Магоцци отвернулся от дьявольских чипсов, направился к двери. – Кстати, как у них там с финансами? Пойдут ко дну, если не выпустят игру на рынок?

Томми взглянул на него, как на слабоумного:

– Шутишь? В прошлом году заработали десять миллионов, и не в первый раз. Минимальный чистый доход каждого партнера составляет… – он вытащил из-под коробки с чипсами листок и заглянул в него, – четыре миллиона. Это сведения об Энни Белински. Не поверишь, сколько она выкидывает на одежду.

Магоцци вытаращил глаза:

– Значит, они богатые?

– Ну… да. – Запищал сотовый телефон, Томми начал копаться в куче принтерных распечаток. – Черт возьми, куда он подевался?..

– Это мой, – сказал Магоцци, вытаскивая из пиджачного кармана мобильник. – Сбрось мне на жесткий диск все, что откопаешь, Томми. И между делом всесторонне разберись с разрешением Грейс Макбрайд на ношение оружия. – Он нажал кнопку. – Магоцци слушает.

Наблюдая за ним, Томми увидел, как от лица детектива вдруг отхлынула кровь, и в следующую секунду тот вылетел в дверь.


предыдущая глава | Смерть online | cледующая глава