home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21

Известие об убийстве Бена Шулера быстро распространилось в толпах скорбящих у дома Гилбертов. Голоса стихли, чувства обострились, шепотом зазвучали зловещие предупреждения. Пусть полиция гадает, отыскивая определенную и конкретную связь меж убийствами, здесь все знают правду. Кто-то убивает евреев.

Страшная истина вслух не высказывалась, но люди стояли дольше обычного, сбиваясь в кучки в поисках спасения. Начали расходиться, когда уже совсем стемнело, и даже после наступления темноты тянулись к дверям с последними долгими соболезнованиями.

Пока череда добрых людей шла к парадному, Джек выскользнул с черного хода, исчез в темноте на заднем дворе.

По пути к сараю с инструментами за теплицей пришлось преодолеть немало препятствий – стебли травы и песчаные кочки, – но он достиг конечной цели, получив лишь несколько царапин и запачкавшись травяной зеленью. Остается надеяться, что зеленые пятна действительно от травы, а не от раздавленной при падении лягушки.

Остановился перед дверью, привалился спиной к неошкуренным доскам, прислушался. Очень темно, очень тихо по сравнению с двором, где утробно квакают проклятые лягушки. Слышен только стук сердца в груди, шорох деревянных заусениц, цеплявшихся за тонкий шерстяной костюм, когда он опускался на корточки, обхватывал руками голову.

Господи, надо собраться с силами, успокоиться, составить план, а потом еще выпить.

Наконец Джек поднялся, нетвердо держась на ногах, толкнул дверь, сморщившись от скрипа петель, вошел, замахал над головой руками в поисках висевшей на цепи потолочной лампочки без абажура.

Свет залил аккуратное, как всегда, помещение. Он разглядывал вещи, пугавшие его в детстве: лопаты с бритвенно острыми краями, сверкающие резаки, заточенные совки, зубастые садовые грабли… Впервые забежав в сарай в сумерках, шестилетний мальчик увидел в них жутких чудовищ.

Отцовская ладонь была очень большой, почти целиком накрыв детскую грудку, упираясь большим пальцем в спину, но на удивление невесомой. Просто теплой и утешительной.

– Вперед, Джеки. Входи.

Шестилетняя голова упрямо качнулась.

– Нет? А! В темноте все выглядит иначе, правда?

Последовал легкий кивок.

– А инструменты страшные, да?

Снова кивок, чуть смелей, когда страх все равно уже вышел наружу.

– Ха! Думаешь, я позволю чему-нибудь или кому-нибудь ранить своего родного сына, золотого мальчика?

Сильные руки схватили его, высоко подняли, прижали к колючей шерстяной рубахе, которая пахла потом, землей, воздухом.

– Здесь ничто тебе вреда не причинит. Ни здесь, ни в каком другом месте. Я не дам. Веришь, Джеки?

Он не понял, что плачет, пока не услышал собственные ужасающие рыдания. Заглушил их, зажав рот ладонью, побрел в угол, где лежали на нарах пакеты с овечьим навозом, полуослепший от крепкой смеси виски и слез. Целых десять минут сбрасывал тяжелые мешки, отодвигал от стены деревянный настил, потом слезы вдруг высохли.

Он нашел трещину в бетонном полу, схватил совок, принялся крошить бетон, чувствуя капли нервного пота на лбу.

Темный от масла пластиковый пакет, липкие тряпки внутри издают сладкий запах. Зло, завернутое в пеленки.

Джек смотрел на привычно лежащий в руке пистолет, любуясь поблескивающим на свету стволом. Выщелкнул обойму, пересчитал пули и уже приготовился сунуть его в карман, когда дверь за спиной со скрипом приоткрылась. Он, не думая, крепко стиснул оружие и быстро развернулся, готовясь стрелять. Мастер в этом деле.

В дверях стоял работавший в питомнике парнишка, тараща глаза размерами с яйца в глазунье.

– Господи… Боже мой… Мистер Гилберт? Это я, Джефф Монтгомери? Не стреляйте, пожалуйста…

Джек сел, закрыл глаза, затрясся от прилива адреналина. Господи помилуй, чуть не пристрелил мальчишку.

– Ох, черт побери, – с трудом пробормотал он, когда адреналин испарился, а опьянение вернулось. – Я и не собирался в тебя стрелять. Тебя кто-нибудь предупреждал, что нельзя подкрадываться к вооруженным мужчинам?

– Я… не знал, что вы вооружены? Просто увидел свет, решил на всякий случай проверить?

Джек с трудом встал на ноги, превратившиеся в настоящий кисель, видя, что парень по-прежнему неподвижно торчит в дверях, стреляет глазами по сторонам, смахивая на готового удирать кролика, и только тут понял, какое впечатление производит.

– Слушай, малыш. Не думай ничего плохого. Ненавижу оружие, но, когда вокруг бегает какой-то сукин сын и расстреливает соседей, оно мне необходимо, ясно?

– Да, сэр… да, сэр… конечно. Э-э-э… Мне можно идти?

– Нет-нет, постой секундочку. – Он резко взмахнул рукой, и парнишка испуганно вжался в косяк. Джек увидел в руке пистолет. – Ох, прости. – Сунул его в карман, поднял руки. – Не бойся, мальчик… Тебя зовут Джефф?

Паренек осторожно кивнул.

– Хорошо, Джефф, послушай. Мне действительно очень жалко, что я тебя испугал. Просто чуточку выпил, сам боюсь до чертиков, пистолет забрал исключительно для самозащиты, понятно? Только, видишь ли, он не совсем законный. Если кто-то узнает – особенно Марти, – у меня будут крупные неприятности. Ради бога, не рассказывай Марти, ладно?

– Хорошо, мистер Гилберт, конечно.

– Прекрасно. Замечательно. – Джек хлопнул в ладоши, и парень вздрогнул. – Поможешь уложить обратно мешки?

– Обязательно, мистер Гилберт.

Джек очаровательно улыбнулся:

– Ты славный мальчик, Джефф.


предыдущая глава | Наживка | cледующая глава