home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



28

Джино молчал до выезда из Вейзаты на автостраду, видимо опасаясь, как бы Джек Гилберт не выскочил из задней дверцы на скорости семьдесят миль в час, если его снова о чем-нибудь начнут расспрашивать. Потом наклонился, взглянул на спидометр, отстегнул привязной ремень, повернулся к нему:

– Ладно, Джек. Даю еще один шанс на правильный поступок. Кто, по-твоему, пытается тебя убить?

Голова Джека прыгала на спинке сиденья.

– Вы, например. «Мы просто предлагаем тебя подвезти…» Пошли в задницу! Заманили в дерьмовую тачку без кондиционера, чтоб заживо сварить и что-нибудь из меня выпарить.

Джино изобразил удивление:

– Слушай, тут я ничего не пойму. Если бы мне казалось, будто кому-то чертовски не терпится зарыть меня в землю, я был бы просто счастлив ехать под охраной пары копов. Кроме того, рассказал бы им все, что знаю, всей душой пособил бы достать сукина сына, пока он меня не достал. А ты делаешь ровно наоборот. Настроен враждебно, держишь рот на замке, и скажу тебе, Джек, у меня есть одно объяснение такому твоему поведению – ты и есть тот стрелок, которого мы ищем. Устроил цирковое представление с собачками и пони, чтобы сбить нас с толку.

– Ох, детектив, ради бога, не надо. Я не какой-нибудь там безмозглый мешок дерьма и вовсе не обязан отвечать на дурацкие вопросы. Думайте что хотите, черт побери. Мне глубоко плевать.

Магоцци быстро глянул вправо, с радостью убедившись, что пистолет Джино лежит в кобуре. Тем не менее пора вмешаться.

– Мы стараемся вам помочь, Джек, – убедительно проговорил он. – На секунду взгляните на ситуацию с нашей точки зрения. Мы вас не подозреваем в убийстве отца, но абсолютно уверены, что вам известны некие причины гибели стариков и покушения на вашу жизнь.

– Почему вы считаете, что это дело рук одного человека? – спросил Джек.

– Потому что вы так считаете.

Джек минуту молчал и, наконец, вздохнул:

– Хорошо. Сплошной бред сивой кобылы. Не имею ни малейшего представления, кто убил отца, Бена, ту самую Розу, не знаю, кто в меня стрелял нынче утром. Думаете, не сказал бы, если бы знал, просто ради спасения собственной задницы?

Джино пожал плечами:

– Сказал бы, не сказал, кто знает? Может, хочешь спасти еще чью-нибудь задницу.

Джек громко расхохотался:

– Неплохо, детектив! Джек Гилберт – герой. Беру тебя своим рекламным агентом. Пожалуйста, приоткройте окно. Жутко несет жареным мясом.

Магоцци целых полмили проехал в молчании, потом сказал:

– Я не думаю, что вам известен убийца, Джек. Говорю, что вам что-то известно о причине убийств. Это большая разница.

Джек взглянул ему в глаза в зеркале, однако ничего не ответил.

На полпути к городу остановились – он попросился в туалет, но у бензоколонки вылез из машины и свернул влево к соседнему винному магазинчику.

Магоцци покачал головой:

– Замечательно. Детективы челночными рейсами доставляют клиентов к винной лавке. Не стану докладывать об этом в рапорте.

– Проклятый сукин сын нас разделал по полной программе, – проворчал Джино.

– Совершенно верно.

– Ненавижу адвокатов. До чертиков ненавижу. Жена что-нибудь рассказала?

– Вряд ли она кому-то когда-нибудь что-то рассказывает. Полное хладнокровие. Миннесотский лед. Не имеет понятия, из-за чего Джек с отцом рассорились, и, насколько я понимаю, не трудилась расспрашивать.

Джино запрокинул голову, на секунду закрыл глаза.

– Скажи, что у нас есть достаточно оснований бросить его в тюрьму за препятствование исполнению представителями закона своих служебных обязанностей.

– Нет.

– Дальше что будем делать, черт побери? Он не собирается ничего говорить.

– Попробуем обратиться за помощью к Пульману.


Первые два ряда автостоянки у питомника были плотно забиты, между выставленными наружу столами бродило невероятное количество покупателей, толкающих перед собой коляски с плоскими деревянными лотками овощной и цветочной рассады.

– Кажется, бизнес переживает бум, – заметил Магоцци.

Джек уже подался вперед на заднем сиденье, торопясь выскочить из машины.

– Восемьдесят два градуса. В такое время года с каждым градусом выше семидесяти на стоянке прибавляется по две машины.

– Шутите?

– Не шучу. Остановитесь, выпустите меня.

Магоцци взглянул на него в зеркало. Через две секунды после въезда на материнскую территорию самоуверенность Джека полностью испарилась.

– Придержите поводья. Я ищу свободное место.

Джино хмуро смотрел в окно, до сих пор злясь на катастрофический провал своих попыток вытянуть из Джека информацию.

– Что это за люди? Почему не на работе? Почему не паркуются на разметке? Каждая чертова машина занимает два места как минимум.

Магоцци въехал в узкий промежуток между автомобилями перед большой теплицей, и в тот же момент из дверей вышли Марти и Лили, везя к торговым рядам нагруженные тележки. Марти сразу заметил машину, вопросительно глянул на детективов, скрытно махнул рукой. Еще сильнее изумился при виде Джека, который вылез из автомобиля без опознавательных знаков и кратчайшей дорогой направился к своему «мерседесу», стоявшему в дальнем конце парковки.

– Ничего себе, – сказал Магоцци. – Даже не попрощался.

– Наглый ублюдок, – проворчал Джино.

Они ждали в машине, пока Марти под наблюдением Лили загружал в пикап лотки с рассадой.

– Пульман сегодня выглядит получше, – заметил Магоцци.

– По мнению моей тещи, тяжелый физический труд и женский надзор закаляют характер. По крайней мере, это она мне внушала в прошлые выходные, заставив влезть на лестницу и чистить водосточные желобы. Похожа на мальчишку в этом комбинезоне, правда?

– Кто? Лили?

– Угу. Пойдем попробуем. Может, ее будет легче разговорить, чем сыночка.

– Она тебя живьем съест, – хмыкнул Магоцци.

– Знаю. Ты сам ей займешься, а я побеседую с Марти.

Они пошли следом за Марти и Лили к теплице, вежливо обождали, пока клиент расплатится у конторки. Другие покупатели оставались за пределами слышимости. Магоцци шагнул к стойке, но не успел вымолвить слово, как ворвался Джек.

– Мне нужны ключи от машины. – Он бросил беглый взгляд на мать и на Марти. – Где они?

Марти спокойно оглядел синяк на скуле, забинтованную голову.

– Не на того наткнулся?

– На дерево.

– Представляю себе.

– От стрелка удирал.

Взгляд Лили быстро метнулся к сыну, и Магоцци впервые увидел в ней мать.

– Кто в тебя стрелял? – выпалила она.

Джек содрогнулся всем телом. Мать с ним давным-давно прямо не разговаривала.

– Не знаю.

Старушка распрямилась, взгляд опять отвердел.

«Будь я проклят, – мысленно охнул Магоцци. – И ей тоже что-то известно».

Марти пристально смотрел на Джека, в его глазах отражалась злость, презрение, отчаяние, может быть, легкий страх, но за всем этим крылась тревога. Магоцци несколько удивился, видя, что Марти Пульман по-настоящему переживает за Джека.

– Тебе об этом что-нибудь известно? – обратился Марти к Джино.

Тот оглянулся на женщину в лиловых брюках, подходившую с тележкой к кассе.

– Пошли расскажу.

– Ключи, – потребовал Джек, когда они направились к выходу.

Марти оглянулся, наставил на него палец.

– Никаких ключей. Здесь останешься. – Посмотрел в глаза Лили, добавил: – На весь день, на всю ночь и так далее, пока я не скажу.

Джек с Лили только заморгали, как испуганные ребятишки.

– Я серьезно, – предупредил Марти и вышел вместе с Джино.

Джек открыл рот, хотел что-то сказать, но женщина в лиловых брюках тронула его за плечо.

– Извините, сэр, не подскажете ли, вот это удобрение годится для рододендронов?

Он, почти не задумавшись, оглянулся на пластиковый мешок у нее в руке:

– Нет. В нем слишком много щелочи. Рододендронам необходимы кислотные удобрения. Вы их наверняка найдете на той же полке.

– Правда? А вы мне не покажете? Столько разных сортов…

Джек ущипнул себя за нос, перемещаясь из одного измерения в другое.

– Конечно, покажу.

– Кажется, он дело знает, – заметил Магоцци, глядя на Лили.

– Как не знать. Он здесь вырос, – рассеянно ответила она, провожая взглядом сына, который проталкивался сквозь толпу покупателей, нетерпеливо нагружавших тележки. – Ну, говорите, что там за стрельба?.. Кто стрелял в Джека?

– Может быть, лучше его спросить?

– Я вас спрашиваю.

Магоцци вздохнул:

– Джеку показалось, что в него кто-то выстрелил утром на подъездной дорожке у дома, после чего он сам начал стрелять.

Лили медленно повернулась к нему:

– Показалось? Он не уверен?

Магоцци пожал плечами:

– Уверен. А мы не уверены. Пока, по крайней мере. Кругом множество пуль, гильз, но, возможно, все выпущены из его пистолета. Надо проверить.

Лили недоверчиво взглянула на него сквозь толстые стекла очков.

– У него нет пистолета. Он ненавидит оружие.

– По его словам, узнав вчера вечером об убийстве Бена Шулера, Джек забрал из тайника отцовский пистолет. – Пристально глядя Лили в глаза, Магоцци спросил: – Вы знали, что у Мори был пистолет?

Взгляд Лили не дрогнул.

– Если и был, он мне не рассказывал.

Магоцци облокотился на стойку.

– Слушайте, миссис Гилберт, – тихо проговорил он. – Мы считаем, что Джек что-то знает о совершенных убийствах, включая убийство вашего мужа.

Лили только сверкнула глазами.

– На поминках вчера он чуть в обморок не упал, услышав, что Бен Шулер застрелен, и не только от потрясения. Джек насмерть испугался, потому что, по нашему мнению, понял – теперь его очередь. Миссис Гилберт, ему что-то известно, и, пока он нам не расскажет, мы ему помочь не сможем.

– Хотите, чтоб я его расспросила? – ровным тоном уточнила Лили.

Магоцци выпрямился и развел руками:

– С нами он говорить не желает. Может, с родной матерью поговорит.


Джино и Марти присели на улице на передний бампер полицейской машины без опознавательных знаков, попивая воду в бутылках, которые Марти вытащил из холодного шкафа у входа.

– Кроме него, у нас ничего сейчас нет, – говорил Джино, – а он воды в рот набрал, нем как рыба. Я бы запер его в камере вместе с парой сторонников закона Буббы,[31] пока не решит расколоться, да у Магоцци свои этические правила. По-моему, поскольку вы родня и прочее, ты бы мог из него дерьмо выколотить.

Марти хотел улыбнуться, потом передумал и лишь покачал головой:

– Вчера вечером пробовал, Джино, и сильно старался. Знаю, он что-то скрывает. Как ни странно, мне кажется, что для этого есть основательная причина. Ну, еще раз попробую. Попозже, когда Лили вернется домой.

– Действительно хочешь его тут держать?

– Если кто-то действительно хочет его убить, здесь, пожалуй, он будет целей, чем в любом другом месте.

– Откуда ты знаешь? Мори не уцелел, – напомнил Джино.

Марти посмотрел ему прямо в глаза:

– Оттуда, что я буду рядом, а у меня есть оружие. Вчера вечером Джек попросил из дома забрать пистолет. Беспокоится за Лили. Теперь я беспокоюсь за них обоих. По-моему, он в самом деле боится.

Джино кивнул:

– И мы тоже так думаем. Только, может быть, он сам стрелял у себя во дворе. Пока не получим известия от баллистиков, не узнаем. Да и то сомнительно. Как только придет положительное подтверждение участия в перестрелке другого оружия, кроме того, которым размахивал Джек, поставим тут патрульную машину.

Они увидели бегущего через стоянку Джека.

– Марти, куда к чертям подевались «Биг бойз»? Они должны стоять на одной полке с «Эрли герлс», а у меня покупательница скандалит, не может найти!

Марти почесал в затылке, стараясь переключиться с убийств на рассаду.

– Понятия не имею, о чем ты толкуешь.

– Боже мой, о проклятых томатах! Где они?

– Кажется, я их поставил в тени у маленькой теплицы.

Джек вытаращился на него:

– Поставил помидоры в тени?

– Наверно. Если они помидоры. – Марти ткнул пальцем направо, Джек взглянул в ту же сторону.

– Господи помилуй. – Он бросился бежать, остановился и оглянулся на Джино: – Вроде бы я позабыл поблагодарить вас за то, что подбросили.

– Правда.

Джек кивнул, сунул руки в карманы, отвел глаза.

– И еще одно.

– Что?

– Я иногда бываю истинным сукиным сыном.

– Да?

– Однако, несмотря ни на что, вы двое неплохо со мной обращались. Мне бы очень хотелось помочь. – Он взглянул в глаза детективу. – Серьезно.

Джино огорченно смотрел ему вслед:

– Проклятье. Теперь вообще ничего не пойму.

Марти фыркнул:

– Джек вечно все ставит с ног на голову.


предыдущая глава | Наживка | cледующая глава