home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



А. Борисов: "За нами прочно закрепилась репутация интересной некоммерческой

группы... "


'Тектоника'. Лучшее. 94-98

Теперь это кажется неправдоподобным, но это было. На одной сцене, в од­ном концерте выступали Мамонов и "Звуки My", Шумов и "Центр", Ивонна Андерс (в миру - Агузарова) и "Браво", "Бригада С", "Вежливый Отказ", "Ни­колай Коперник" и, наконец, Леша Борисов и "Ночной Проспект". Рядом со мной, буквально локоть в локоть, сидел щупленький (не то, что сейчас) Костя Кинчев в черном костюме поверх футболки с надписью "Stray Cats", а в фойе в перерыве мирно перешептывались Ю.Лоза, А.Макаревич, С.Намин, А.Ситковецкий, М.Науменко... Спросите: когда и где это было? Пожалуйста - в январе 1986 года в небольшом московском ДК им. Курчатова, на концерте, посвященном Старому Новому Году.

Я тогда впервые услышал музыку "Ночного Проспекта". Это был удиви­тельно стильный, ритмичный рок-н-ролл с элементами твиста и новой волны. Оригинальное сочетание фонограммы с живыми компьютерами заставило меня запомнить ансамбль, выделить среди прочих и пригласить впоследствии в Смо­ленск. Правда, произошло это через два года.

И я чуть со стула не упал, когда в 1988 году, ожидая услышать простой рок-н-ролл, обнаружил явно экспериментальную, замешанную на медитациях музы­ку с атональным вокалом. До сих пор у меня перед глазами обалдевший зал, готовящийся принять мучительную смерть от всевозможных штучек, услышав программную композицию "Кислоты". Было ясно, что Борисов и компания рез­ко сменили ориентиры. Тогда и произошло наше знакомство с лидером группы Алексеем Борисовым.

Нынешняя встреча произошла после двухнедельной июльской поездки Бо­рисова в США. Небольшая тихая квартира на проспекте Вернадского, две чаш­ки крепкого чая, внимательный хозяин - что еще надо для беседы?

- Алексей, давно хотел тебя спросить - чем можно объяснить резкое измене­ние стиля группы пять лет назад?

- Так просто это все не объяснить... Группа создавалась как студенчес­кий ансамбль на базе общежития МГУ, где я тогда учился, и называлась просто "Проспект". Это название просуществовало до 1984 года, а играли мы в основном танцеваль­ную музыку в стиле рокабилли, твист, новую волну и т. д. В 1985 году в связи со сменой состава мы остались вдвоем с Иваном Соко­ловским и решили заняться элек­тронной музыкой. Тогда мы и стали называться "Ночной Про­спект". Наш электро-поп, имидж нравились тогда многим. На пер­вых альбомах мы успешно про­бовали женский вокал - с нами за­писывались Наташа Боржомова, Жанна Агузарова, Ия Мацкабилли. Этот рок-н-ролльный период завершился альбомами "Гумани­тарная жизнь" и "Цвета Позоло­ченных Лет", записанными в 1986 году. Тогда же к нам присоединился барабанщик Сергей Павлов, и мы все более стали переключаться на экспериментальную, нетрадиционную музы­ку.

- Что все-таки побудило вас двигаться именно в этом направлении - внут­ренние принципы или же был какой-то пример для подражания?

- Наверно, свою роль сыграл наш круг общения. Мы все время вращались в кругу людей, где ценилось нетрадиционное искусство. С другой стороны, в на­шем рок-н-ролльном творчестве наступил какой-то кризис. Определенную роль сыграли и наши технические возможности...

- Да, но ведь авангард, альтернативная музыка - это ведь заведомые лише­ния, сужение круга слушателей, обострение финансовых проблем...

- Мы меньше всего думали о последствиях этого шага.

- А как публика восприняла ваши эксперименты?

- По-разному. И нам это нравилось. Т.е., наряду с чисто музыкальным ин­тересом, у нас был и психологический интерес: хотелось посмотреть, как будут реагировать на наше творчество люди, причем, абсолютно неподготовленные к восприятию новых форм. Эта ситуация, кстати, сейчас остается такой же, как и пять лет назад.

- Вы не думали о профессиональной карьере?

- Нет. У нас была основная профессия, были свои планы. Мы с Иваном готовились к защите диссертаций. Он тоже выпускник МГУ. Я окончил исто­рический, а он - философский факультет.

- А каковы были темы ваших диссертаций?

- У меня она касалась известного конфликта на Фолклендских островах, а у Соколовского - творчества известного русского философа Хомякова. Но при всех сложностях в 1987 году мы записали свой первый экспериментальный альбом "Демократия и Дисциплина". Тогда и стабилизировался наш состав. В него вошли я, Соколовский, Павлов и скрипач Кутергин Дмитрий. Наивысшей точ­кой для нашей электронно-индустриальной программы стал 1988 год. Мы до­вольно профессионально записали альбом "Кислоты", много гастролировали, выступали на различных гастролях, нас услышали и заметили люди с Запада, о нас писала пресса. За нами прочно укрепилась репутация интересной неком­мерческой группы. Наконец нас пригласили на фестиваль альтернативной му­зыки в Австрию.

- Часто известность, "медные трубы" приводят к конфликтам. Как у вас?

- Ты прав. У нас тоже что-то дало сбой и из группы сразу после поездки в Вену в апреле 1989 года ушел Иван Соколовский.

- И кто его заменил?

- У нас на примере давно был интересный бас-гитарист Алексей Соловьев, и он как-то сразу вошел в состав. Это подтвердили успешные концерты в том же году в Дании и Швеции. Я к этому времени ушел из института (Московский институт мировой экономики и международных отношений - С. Г. ) и стал профессиональным музыкантом, положив трудовую книжку в Центре Стаса Нами­на.

- Как и остальные?

- Да, но им это было легче. У Павлова за плечами музучилище, Соловьев тогда учился в Гнесинке, а Кутергин после ВУЗа много занимался в джазовых студиях.

- 1989 год знаменателен и тем, что вы записали альбом "Асбастос". Жаль, что о нем до сих пор мало кто знает. Как ты сам оцениваешь его?

- Артем Троицкий сказал мне, что это наша лучшая работа со времен "Не­знакомых лиц" (первый альбом "Н.П. " - С.Г.). В принципе, я им доволен про­центов на 80-90. Есть надежда, что в конце года он выйдет пластинкой на фир­ме Стаса Намина - "SNC-RECORDS".

- Кстати, откуда такие странные названия песен - "Натюрлих", "Сложно-конь", "Смоквы"?

- Все названия рождаются в процессе работы, концертов, репетиций. Воз­никают какие-то ассоциации, слова, которые как бы "прилипают" к той или иной вещи. Вообще, голос мы рассматриваем как естественное дополнение к музыке, как элемент экспрессии. Сами тексты могут иметь смысловую нагруз­ку, а могут ее не иметь - все дело в конкретном замысле. Иногда просто звучит смесь английских и русских слов.

- Я знаю, что один из ваших альбомов выпущен в Швеции...

- Да, после гастролей в 1989 году была достигнута договоренность о выпус­ке пластинки и повторных концертах в Швеции. Альбом вышел в 1990 году и назывался "Сахар". Это во многом итог нашей работы за предыдущие два года.

- Мы все находимся под чьим-то влиянием. Кто влиял и влияет на тебя как на музыканта?

- Знаешь, я остаюсь поклонником классики рока и дома чаще всего слушаю Хендрикса, Заппу, Бифхарта. Одно время увлекался группами "Свонз" и "Айнштюрценде Нойбаутен". А сейчас... Сейчас новые идеи, новые условия... Свой собственный проект решил организовать Леша Соловьев, а с нами дал согласие работать Тимур Муртазаев. Ты помнишь его, наверно, по выступлениям в "Бра­во", "Бригаде С"? В связи с этим наша музыка, я думаю, станет более доступ­ной.

- Ты хочешь сказать - более коммерческой?

- Может быть. Но это не будет коммерция ради коммерции. Я надеюсь, что это будет продолжением нашего творчества.

(Беседовал С.Горцев. "Туесок", 1991г.)


АЛЕКСЕЙ БОРИСОВ (" НОЧНОЙ ПРОСПЕКТ") | "Тектоника". Лучшее. 94-98 | " Мы ни о чем не жалеем..."