home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



26

Когда Бревно в Глотке вошел в свою квартиру, его ожидал странный сюрприз: никогда еще маленькая комнатка не вмещала в себя такую толпу гостей.

– Здравствуйте… – проговорил он, пятясь назад: как расценить это вторжение, он пока не знал.

– Здравствуйте. Секретная служба, – представился Большое Эхо.

– Но… – Бревно в Глотке сделал еще один шаг назад, – что я сделал?

– Успокойтесь. В целях государственной и общественной безопасности в вашей квартире мы установили засаду. По некоторым нашим данным, сюда должно прийти инопланетное существо…

– Здравствуйте, – повторил Бревно в Глотке. Его поза показывала вопрос: «А вы, братцы, не свихнулись? Какие у меня, добропорядочного гражданина, могут быть инопланетяне? Может, их и в природе-то не существует…»

– Прекратите строить из себя актера, – шикнул на него Большое Эхо – и Бревно в Глотке расслабился: «Делайте что хотите. Я тут никто…» – Вот так-то лучше… К несчастью, это существо доводится вам в некотором роде родственницей: оно выносило и воспитывает вашу племянницу. А куда она может пойти, если других родственников, кроме вас и Шеди Второй из семьи Нервной, у нее нет?

«Да мало ли… я-то тут при чем»? – возмутился про себя Бревно. Негнущаяся шея придавала ему вид почти комичный.

– Пусть катится, куда хочет, – буркнул он, начиная сворачиваться в клубок на ближайшей перекладине.

– Вы говорите не как патриот…

– Не волнуйтесь, я не из Оппозиции. Я просто не люблю, когда в мой дом врываются без разрешения и следят за мной всю дорогу. Если ваши люди помнут мне цветы в оранжерее, я действительно поступлю не как патриот и потребую возмещения убытков: у меня там есть несколько очень ценных сортов.

– Но там нет моих людей! – возразил Большое Эхо.

– Вы что, смеетесь надо мной? – Размахивая хвостом во все стороны, Бревно в Глотке начал раскачивать перекладину, мелькая перед носом сердитого Большого Эха. – Я лично их видел… двое или трое, не говоря уже о пакостной морде Простого… Какого вы вообще таскаете с собой этих животных? И бабу притащили…

– Ты ослеп! – воскликнула Шеди. – Ты что, меня не узнал? Это же я, твоя сестра!

– Да… странно… – Бревно обернулся вокруг перекладины и замолчал.

– Эй, Хмурый, – приказал Большое Эхо. – Пойди посмотри, кто там, только осторожно…

– Будет сделано!

Молодой самец, сохранивший еще на боках и на брюхе ярко-желтую окраску, резво вскочил на ноги и сиганул к двери.

– Смотри, чтобы тебя не заметил никто! – бросил ему вдогонку Большое Эхо.

Шеди подтянулась на гостевой перекладине и тоже начала раскачиваться: движение помогало скрывать эмоции. «Рипли, ты слышишь меня – не приходи!.. Не приходи, подруга!» – посылала она в пространство невидимые сигналы, но знала всю бесполезность такого занятия: общение с инопланетянкой доказало ей, что умение читать чужие мысли и чувства не входит в число ее способностей. «Нет, не так! Скейлси! Беги отсюда, девочка! Скейлси, не приходи…»

Тем временем крадущейся походкой Хмурый приближался к оранжерее. Ее хозяин не ошибся: даже издали чувствовалось присутствие там довольно большой группы. Присев под желобком стока, Хмурый осторожно заглянул внутрь. Несколько Простых сидели в своей обычной позе готовности; здесь же рядом поблескивал серебристый шарф Посредника.

«А что, если я нападу на него? – подумал Хмурый. – Нет, лучше посоветоваться с начальником, а та – мало ли… Или все же попробовать? Тогда я один буду победителем… Нет, не надо… Или надо?»

Размышления на эту жизненно важную тему заставили его забыть об осторожности. Вверху прозвучал предупредительный крик, и щупальца Простых дружно стали раскручиваться.

Хмурый оглянулся: убегать было поздно. К оранжерее спешил тип явно не из Управления – слишком много было навешано у него на конечностях блестящих побрякушек.

«Ну, была не была!»

С громким криком Хмурый бросился на Посредника и вцепился в него мертвой хваткой. Тотчас его оплело сзади добрым десятком щупалец, когтистые лапы Простых зашарили по телу.

«Не сдамся!» – гордо решил Хмурый, стараясь дотянуться до глаз Посредника. Если вывести его из строя – весь этот сброд должен разбежаться, и пусть Транслятор лично ловит их по улицам. Кроме того, если их признают дикими и установят, где находился питомник, очень многие загремят под суд…

Он не чувствовал ни боли, ни страха. Вывести противника из строя – весь смысл жизни сошелся теперь на этой задаче. Ноги хрустели: хитин начал разрываться под тяжестью навалившихся на него тел.

«Нет! Не сдамся!» – из последних сил Хмурый впился когтями Посреднику в глаза. «Если удастся всунуть туда палец целиком, можно достать до мозга…» – соображал он, вкладывая в это уже мелкое движение последние силы. Тут же страшная боль пронзила нижнюю половину тела: разбрызгивая во все стороны кровь и защитную жидкость, пояс нижних конечностей вместе с хвостом отошел от тела, на миг задержался на шатающемся позвонке – и тело Хмурого лопнуло пополам. И лишь палец, еще живой и движимый останавливающимся сердцем, наполненным решимости, все глубже входил в тело врага. Когда бронированная волна Простых схлынула, на месте остались два изуродованных трупа.

Выскочившие на крики сотрудники спецслужбы увидели только разбегающуюся во все стороны группу Простых. Бой был закончен.



предыдущая глава | Чужие-4: Контакт | cледующая глава