home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 2

ЧИПСАЙД

ПОЯВЛЕНИЕ в почтовой конторе Доктора лондонского воробья Чипсайда внесло большое оживление в жизнь ее обитателей.

Доктор сидел у своего справочного окошка и закусывал сэндвичами, как вдруг какая-то маленькая птичка просунула голову в окно и произнесла хриплым голосом отчаянного лондонского кокни:[1]

— Пррривет, Доктор, а вот и я! Ну, дела-делишки! Значит, опять за старое? Кто бы подумал, что вы все это затеете?

У Чипсайда был тот еще характерец. Сразу было ясно, что его воспитала городская улица. Он и держался совсем не так, как другие птицы. Вот, к примеру, Быстрей-Ветра тоже никто и никогда не заподозрил бы в неумении постоять за себя, но при этом весь его облик светился благородной провинциальной добропорядочностью. А в глазах Чипсайда каждый мог прочесть дерзкое, бесшабашное выражение, которое, казалось, говорило: «Не воображайте, что вам удастся меня провести. Я — птичка-кокни!»

— Да это же Чипсайд! — воскликнул Джон Дулитл. — Ну, наконец-то ты прилетел. Боже мой, как я рад тебя видеть! Как прошло твое путешествие?

— Не так плохо, как могло быть, — ответил Чипсайд, поглядывая на крошки, оставшиеся от обеда Доктора. — Обошлось без штормов. Вполне приличное путешествие. Правда, было немного жарковато, но жар костей не ломит! Ну и местечко у вас тут — какая-то баржа…

Тем временем все обитатели плавучей почтовой конторы сбежались посмотреть на путешественника и послушать, какие новости он принес из Англии.

— Как там поживает моя старая лошадь? — спросил Джон Дулитл.

— Еще хоть куда! — ответил Чипсайд, — Конечно, она уже не та, что раньше, но для своего возраста держится очень неплохо. Она попросила меня отнести вам букетик красных роз, что растут над входом в конюшню. Но я сказал ей, я так ей сказал: «Я тебе что, омнибус, что ли? Это я-то в моем возрасте полечу через всю Атлантику с красными розочками в клюве? Да народ подумает, что я собрался на Южный полюс на свадьбу!»

— Ох, Чипсайд! — рассмеялся Доктор. — Старый кокни! Стоит мне услышать твое чириканье, как я начинаю скучать по Англии.

— И я тоже, — вздохнул Джип. — Небось, там теперь крыс в дровяном сарае!..

— Видимо-невидимо, — подтвердил воробей, — и все жирные, как кролики. И нахальные, как будто это ихнее родовое имение!

— Я с ними разберусь, когда мы вернемся, — пообещал Джип. — Уже осталось недолго.

— А как там наш сад? — спросил Доктор.

— Лучше не спрашивайте, — ответил воробей. — Дорожки заросли… Правда, ирисы, что растут под окном у кухни, смотрятся еще ничего себе…

— А что творится в Лондоне? — спросила белая мышка, которая тоже была горожанкой.

— В старом добром Лондоне всегда что-нибудь творится, — ответил Чипсайд. — Теперь там у кэбов не четыре колеса, а только два, и гоняют они в сто раз быстрей, чем прежние развалюхи. Старых уже нигде и не увидишь. Это все придумал какой-то Хэнсом. Возле Биржи открылась новая овощная лавка…

— Я тоже собираюсь открыть овощную лавку, когда вырасту, — пробормотал Габ-Габ, — но только в Англии, где умеют выращивать такие хорошие овощи. Африка мне надоела, а дома я бы весь год мог заниматься разведением овощей.

— Он целыми днями только об этом и говорит, — сказал Гу-Гу. — У него единственная цель в жизни — открыть овощную лавку!

— Ах, Англия! — с чувством воскликнул Габ-Габ. — Что может быть прекраснее, чем сердцевина молодого латука[2] в солнечный весенний день?

— Вы только посмотрите на него, — поднял брови Чипсайд. — Какой поэтичный молодой кабанчик! Почему бы вам, мистер Будущий Окорок, не сочинить венок сонетов[3] в честь присылки партии тухлой капусты из Луизианы?

— Ну, хватит, Чипсайд, — сказал Доктор. — Лучше послушай. Мы бы хотели, чтоб ты занялся доставкой писем в городе Фантиппо. Нашим почтовым ласточкам очень трудно ориентироваться в городе и находить улицы и дома, куда они должны доставлять письма. А ты — городская птица, родился и вырос в городе. Сможешь нам помочь?

— Посмотрим, что я смогу для вас сделать, Док, — ответил воробей. — Надо сначала поглядеть, что это за город. Но первым делом я должен принять ванну. Я весь сопрел, пока летел под этим проклятым солнцем. Нет ли у вас тут на примете какой-нибудь приличной лужи, где уважающий себя воробей мог бы освежиться?

— К сожалению, в этом климате лужу так сразу не найдешь, — сказал Доктор. — Ты же понимаешь, это тебе не Англия. Лучше я наберу тебе воды в кружку, из которой бреюсь.

— Только не забудьте ее хорошенько прополоскать, Док, — прочирикал Чипсайд, — а то мыло ужасно щиплет глаза.

На следующий день, когда Чипсайд как следует выспался и отдохнул, Доктор показал этому лондонскому воробышку весь город Фантиппо.

— Ну что же, Док, — сказал Чипсайд, после того как они все осмотрели, — городишко, конечно, так себе, средней паршивости. Хотя и большой — ничего не скажешь. Я и не думал, что в Африке есть такие большие города. Но улицы очень узкие! Понятно, почему у них тут нету кэбов — тут и два козла-то не разойдутся, чего уж говорить о четырехколесных экипажах. А дома здесь, похоже, делают из внутренностей старого матраса. Значит так, во-первых, надо сказать ихнему королю Кокосу, чтобы он приказал своим ребятам прицепить молотки на ихние дурацкие двери. Что это за дом такой, если у него нет дверного молотка, хотел бы я знать? Как это почтальон будет доставлять письма, когда ему нечем толком постучать в дверь?

— Это нетрудно устроить, — сказал Доктор. — Я поговорю с королем сегодня после обеда.

— И потом, — продолжал Чипсайд, — у них же нет почтовых ящиков. В дверях должны быть специальные прорези, куда почтальоны суют письма, а этим бестолковым дикарям можно сунуть письмо только в печную трубу.

— Очень хорошо, — сказал Доктор. — Этим я тоже займусь. Где, по-твоему, должны быть почтовые ящики — посередине двери или где-нибудь сбоку?

— Лучше всего пришпандорить их по два на каждую дверь, — ответил Чипсайд.

— А это еще для чего? — поинтересовался Доктор.

— Есть у меня тут одна идейка, — сказал воробей. — На одном ящике надо написать «Счета», а на другом — «Письма». А то многие люди очень обижаются на почтальонов. Представляете себе: к вам стучит почтальон, вы открываете ему и, конечно, думаете, что вам пришло письмо от старого друга или извещение о смерти тетки, которая оставила вам большое наследство, а вместо этого получаете счет от портного. Тут каждый обидится. Но если приделать два ящика, то почтальон будет засовывать все счета в один из них, а письма, ясное дело, — в другой, и все будут очень довольны. Можно ведь все устроить по-современному! Ну, что скажете?

— По-моему, замечательно придумано, — ответил Доктор. — В этом случае люди будут разочарованы только один раз — когда придет срок оплачивать все счета сразу.

— В том-то и штука! — сказал Чипсайд. — И еще: скажите своим почтовым ласточкам, чтобы они стучали один раз, если это счета и два раза — если это письма. Тогда хозяева будут знать, вынимать им почту или нет. Даю вам слово, мы покажем кое-что этим язычникам! Мы в этом Фантипси такую почту устроим, какая им тут и не снилась! А кстати, доктор, как будет с рождественскими подарками? Ведь почтальонам всегда дарят что-нибудь эдакое на Рождество.

— Да, но я боюсь, — ответил Доктор с сомнением в голосе, — что эти люди не празднуют Рождество.

— Не празднуют Рождество?! — Чипсайд был просто потрясен. — Какой неслыханный скандал! Нет, Доктор, так дело не пойдет. Вы должны сказать этому королю Какао-Макао, что если он и его люди не будут дарить почтальонам подарки на Рождество, то никакая почта не будет доставляться к ним в Фантипси с Нового года до самой Пасхи. Можете сослаться на меня. Давно пора покончить с ихним вопиющим невежеством!

— Ладно, — сказал Доктор, — попробую что-нибудь сделать.

— Скажите ему, — заявил Чипсайд, — чтоб на Рождество у каждой двери клали по два кусочка сахара. Не будет сахара — не будет писем!

В этот день после обеда Доктор зашел к королю Коко и изложил ему пожелания Чипсайда. Его Величество милостиво согласился на все. Над дверями домов были укреплены прелестные бронзовые молоточки — очень легкие, чтобы птицы могли без труда их поднимать. На фоне убогих лачуг, в которых жило большинство населения Фантиппо, эти молоточки выглядели чрезвычайно элегантно. Были установлены и двойные почтовые ящики: одна прорезь предназначалась для счетов, а другая — для писем.


Почтовая служба Доктора Дулитла

Джон Дулиттл также постарался объяснить королю Коко, что Рождество — это такой праздник, когда все делают друг другу подарки. И обычай делать подарки на Рождество — не только почтальонам, но и друзьям и родственникам — очень быстро приобрел огромную популярность среди радушных фантиппцев. Поэтому, когда спустя несколько лет после отъезда доктора из страны в эту часть Африки прибыли миссионеры, они были невероятно удивлены тем, что эти язычники празднуют Рождество. Но миссионеры так никогда и не узнали, что этот обычай ввел Чипсайд, дерзкий лондонский воробей.

Вскоре Чипсайд взял на себя доставку почты во всем городе Фантиппо. Но со временем местные жители так привыкли писать друг другу письма по любому поводу, что Чипсайд уже не мог в одиночку справляться со всей корреспонденцией. Тогда он отправил с ласточкой письмо в Лондон, чтобы там набрали ему в помощь еще пятьдесят таких же бойких воробьев, как он. А когда наступило время туземных праздников Полнолуния и Прихода Сезона Дождей, Чипсайду пришлось послать в Лондон еще за полусотней воробьев, чтобы справиться с дополнительным наплывом праздничной почты.

Если бы вы прошли по улицам Фантиппо в девять часов утра или в четыре часа дня, вы бы услышали, как воробьи-почтальоны постукивают бронзовыми молоточками по дверям фантиппцев: тук-тук? — если это обычное письмо и — тук! — если это счет к оплате. Конечно, они не могли доставлять больше чем два-три письма за один раз — ведь воробьи очень маленькие птички. Но всего за несколько минут они успевали слетать за новой порцией корреспонденции на плавучую почту, где Гу-Гу уже ждал их со стопками писем, рассортированными в ящики под названиями «центр», «западный центральный район», «юго-запад» — и так для всех районов города. Это была еще одна идея Чипсайда — разбить весь город на районы, как делалось в Лондоне, чтобы почта доставлялась быстро и не надо было искать адресатов по всему городу.

Помощь Чипсайда была просто неоценимой для почтовой конторы Доктора. Сам король Коко признал, что работа городской почты организована прекрасно — письма доставляются аккуратно и в срок, и ни одно из них не попадает по неправильному адресу.

У него был только один недостаток, у этого Чипсайда — он был ужасный грубиян. Когда он бывал чем-нибудь недоволен, с его языка сыпались такие виртуозные ругательства из лексикона лондонских кокни, что хоть святых вон выноси. Несмотря на то, что Доктор снова и снова издавал распоряжения, чтобы все служащие почты и птицы-почтальоны были как можно вежливее с клиентами, Чипсайд постоянно вступал с ними в пререкания и более того, как правило, являлся их инициатором.


Почтовая служба Доктора Дулитла

Однажды, когда белый павлин, любимец короля Коко, пожаловался Доктору, что этот хулиган Чипсайд строил ему рожи из-за дворцовой стены, Доктор потерял терпение и сделал Управляющему городской почтой строгий выговор. Тогда Чипсайд собрал целую стаю своих лондонских дружков, прилетел с ними ночью в дворцовый сад и устроил расправу над белым павлином, вырвав целых три пера из его роскошного хвоста.

Это последнее хулиганство переходило уже все границы, и Джон Дулитл вызвал к себе Чипсайда и немедленно его уволил, хотя, видит Бог, как ему не хотелось этого делать.

Но когда Чипсайд улетел домой, все его лондонские приятели последовали за ним, и почта осталась без городских почтальонов. Ласточки и другие птицы старались изо всех сил поддерживать регулярную доставку корреспонденции, но они мало что смыслили в этом деле, и вскоре от городского населения стали поступать жалобы.

Доктор был ужасно огорчен и еще раз горько пожалел, что уволил Чипсайда, ведь только он единственный мог управляться с доставкой городской почты. Представьте себе восторг Доктора (хотя он и старался изо всех сил выглядеть сердитым), когда однажды утром Чипсайд, как ни в чем не бывало, вошел в контору, независимо пожевывая соломинку.

Джон Дулитл думал, что Чипсайд и его друзья улетели в Лондон. Но он ошибался. Воробьи прекрасно знали, как Доктор нуждается в них, и просто прятались все это время в окрестностях города. И тогда Доктор, прочитав им еще раз нотацию о том, что почтальон должен вести себя прилично, принял их снова на работу.

Но буквально на следующий день неугомонный воробей швырнул почтовой чернильницей все в того же белого павлина, когда тот вместе с королем Коко приплыл в контору на традиционную чашку чая. И Доктор уволил Чипсайда еще раз.

Со временем это стало системой: примерно раз в месяц Доктор был вынужден увольнять воробья за грубость или хулиганство. И сразу же вслед за этим в доставке городской почты начинались перебои. Но в тот момент, когда ситуация становилась критической, Управляющий городской почтой возвращался к своим обязанностям и всякий раз выправлял положение.

Чипсайд был замечательной птицей. Но прожить целый месяц без того, чтобы с кем-нибудь не сцепиться, было выше его сил. Доктор утешал себя тем, что это заложено в его характере и с этим уже ничего не поделаешь.


ГЛАВА 1 НЕОБЫКНОВЕННАЯ ПОЧТОВАЯ КОНТОРА | Почтовая служба Доктора Дулитла | ГЛАВА 3 ПРО ПТИЦ, КОТОРЫЕ ПОМОГЛИ КОЛУМБУ