home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 4

МАЯК НА МЫСЕ СТИВЕНА

НА побережье Западной Африки примерно в двадцати милях к северо-западу от Фантиппо, был мыс, выдававшийся далеко в море, на котором стоял маяк, который назывался маяк мыса Стивена. Правительство страны, на чьей территории находился маяк, тщательно следило, чтобы он всегда горел и все корабли могли видеть огонь издалека и определять по нему свое местоположение. Эта часть побережья была очень опасной для навигации. Мыс Стивена окружали всевозможные скалы и отмели, и если бы ночью огонь маяка погас, то все корабли, находящиеся в этой части моря, сильно рисковали потерпеть крушение.


Почтовая служба Доктора Дулитла

Однажды вечером, вскоре после того, как золотистые сойки улетели на запад, Доктор сидел у окна в своей конторе и писал письма при свете свечи. Было уже поздно, и все звери давно спали крепким сном. Вдруг Доктор услышал вдалеке какой-то странный звук, который донесся через открытое окно. Он отложил перо и прислушался.

Это был крик какой-то морской птицы, летевшей далеко в открытом море. Доктор знал, что морские птицы обычно не кричат в полете, если только они не летят большой стаей. А здесь, похоже, кричала одинокая птица.

Доктор высунул голову в окно и огляделся. Ночь была черной, как сапожная вакса, и он ничего не смог увидеть, тем более что его глаза не сразу привыкли к темноте после света свечи. Загадочный крик повторялся снова и снова и звучал, как призыв о помощи. Доктор не знал, что ему делать, но тут ему стало казаться, что крики приближаются. Тогда, схватив свою шляпу, он выбежал на веранду и закричал в темноту: «Кто там? Что случилось?» Никто ему не ответил, но почти сразу же большая чайка опустилась на перила рядом с ним, чуть не погасив его свечу мощным взмахом крыльев.

— Доктор, — задыхаясь проговорила чайка, — погас огонь на маяке мыса Стивена. Не знаю, как это могло случиться. Раньше он все время горел. Мы всегда ориентировались по нему, когда возвращались ночью с моря. Ночь сегодня черней чернил. Как бы какой-нибудь корабль не налетел на скалы возле мыса. Я подумала, что надо бы предупредить вас.

— Боже мой! — воскликнул Доктор. — Что же могло случиться на маяке? Ведь там живет смотритель, который должен следить за огнем. А вечером сегодня свет горел?

— Не знаю, что было вечером, — ответила чайка. — Я целый день ловила селедку там, к северу, — сейчас ведь самый сезон — и вернулась только ночью. Из-за того, что маяк не горел, я заблудилась и залетела гораздо южней, чем мне нужно. Сообразив это, я повернула назад, но старалась держаться как можно ближе к берегу. На маяке мыса Стивена было совершенно темно, и я сама могла бы врезаться в скалы, если бы не летела очень осторожно.

— Как это далеко отсюда? — спросил Джон Дулитл.

— По суше будет миль двадцать пять, — ответила чайка, — но по морю примерно вдвое меньше.

— Хорошо, — сказал Доктор, поспешно надевая пальто. — Подожди минутку, я только разбужу Даб-Даб.

Доктор поспешил на кухню и разбудил несчастную домоправительницу, которая крепко спала возле кухонной плиты.

— Даб-Даб, проснись! — проговорил доктор, тряся ее за плечо. — Огонь на маяке мыса Стивена погас!

— Что такое? — спросила Даб-Даб, приоткрыв заспанные глаза. — В плите огонь погас?

— Да нет, на маяке мыса Стивена, — нетерпеливо ответил Доктор. — Только что прилетела чайка и рассказала мне об этом. Все корабли в страшной опасности! Да проснись же ты, ради всего святого!

Наконец бедная Даб-Даб совсем проснулась и поняла, в чем дело. Через секунду она уже была на ногах и готова к действию.

— Я знаю, где это, Доктор. Я полечу прямо туда. Нет, чайка может меня не провожать. Лучше пусть она показывает дорогу вам. Сейчас же следуйте за мной на каноэ. Если мне удастся что-нибудь узнать, то я встречу вас на полдороге. А если нет — буду ждать вас у башни маяка. Слава Богу, хоть ночь сегодня спокойная — жаль только, что очень темная!

Взмахнув крыльями, Даб-Даб вылетела через открытое окно и исчезла в темноте, в то время, как Доктор схватил свой маленький саквояж и, крикнув чайке, чтобы она летела за ним, побежал на другой конец плавучего домика, отвязал каноэ и прыгнул в него. Он оттолкнулся веслом от своей конторы, обогнул Землю-без-людей и стал грести изо всех своих сил в открытое море в направлении мыса Стивена. Где-то на полпути Даб-Даб уже встретила каноэ Доктора — хотя как она смогла найти его в этом кромешном мраке, руководствуясь только звуками шлепающих весел, знает один Господь всемогущий.

— Доктор, — сказала она, — если смотритель маяка и на месте, то он или болен, или с ним что-то случилось. Я стучала во все окна, но никто мне не ответил.

— Ах ты, Боже мой! — пробормотал доктор, продолжая энергично грести. — Что же там могло произойти?

— Это еще не самая плохая новость, Доктор, — добавила Даб-Даб. — С другой стороны мыса — отсюда это нельзя увидеть — я разглядела ходовые огни большого корабля, который движется на юго-запад и идет прямо на скалы. Они не видят маяка знают, в какой они опасности.

— Силы небесные? — простонал Доктор и едва не сломал весло, с силой оттолкнув воду за кормой.

— Как далеко от скал находится корабль сейчас? — спросила чайка.

— Около мили, я думаю, — ответила Даб-Даб. — Но судя по высоте мачтовых огней, это большой корабль и он очень скоро окажется у самых скал.

— Гребите прямо, Доктор, — сказала чайка. — Я слетаю за парочкой моих друзей.

Чайка расправила крылья и полетела к берегу, издавая те же самые крики, которые Доктор слышал из окна плавучей почты.

Джон Дулитл понятия не имел, что она собиралась сделать. Да и сама чайка совсем не была уверена, что ей удастся поспеть вовремя и выполнить свой план. Но тут она с радостью услышала, как на ее призывы кто-то откликнулся у черных береговых скал. И вскоре уже сотни чаек кружили вокруг нее в темноте.

Спустя мгновение они уже все летели к большому кораблю, который, ничего не подозревая, спокойно шел прямо на скалы навстречу верной гибели. Подлетев к мостику, где рулевой стоял у штурвала и поглядывал на компас, качавшийся перед ним в тусклом свете маленького фонаря, чайки стали бросаться прямо в лицо рулевого, закрывая от него стекло компаса и всячески мешая управлять кораблем. Рулевой начал громко звать на помощь, и прибежавшие на его крики офицеры и матросы принялись отгонять назойливых птиц прочь. Но это было не так-то просто.

А тем временем Доктор в своем каноэ достиг оконечности мыса Стивена и, выпрыгнув на берег, взобрался по скалам туда, где огромная башня маяка возвышалась над черным морем. Пробираясь на ощупь, он нашел дверь и застучал что было сил. Но ему никто не ответил, а Даб-Даб хриплым шепотом сказала ему на ухо, что огни корабля еще приблизились — меньше чем полмили теперь отделяли его от скал.

Доктор разбежался и всем телом бросился на дверь. Но петли и замок были рассчитаны на то, чтобы выдержать тяжелые удары морских волн — они даже не дрогнули, как будто Доктор был невесомым, словно муха.

Тогда Доктор с яростным криком схватил огромный валун, размером с хороший арбуз, и ударил изо всех сил по висячему замку. Дверь с треском распахнулась, и Доктор вбежал внутрь башни.

А на корабле матросы все еще отбивались от настырных чаек. Капитан, видя, что рулевой не может удержать курс, приказал на время остановить корабль и приготовить водяные шланги. Мощные потоки воды обрушились на чаек, которые вились возле рулевого, и они уже не могли приблизиться к нему. Корабль снова устремился вперед по направлению к мысу.

В башне маяка было еще темней, чем снаружи. Вытянув перед собой руки, Доктор поспешно шагнул вперед и сразу же споткнулся о тело человека, лежащего прямо возле двери. Даже не остановившись посмотреть, что с ним случилось, Доктор перешагнул через тело и на ощупь устремился наверх по винтовой лестнице к прожектору маяка.

Тем временем Даб-Даб оставалась внизу у дверей и смотрела на мачтовые огни корабля, который после недолгой остановки снова двигался в сторону скал. Даб-Даб надеялась, что вот-вот загорится яркий огонь маяка и моряки увидят, в какой они страшной опасности. Но вместо этого она услышала отчаянный голос Доктора, который кричал ей с верхней ступеньки лестницы:

— Даб-Даб! Даб-Даб! Я не могу его зажечь! Мы забыли взять спички!

— А где же ваши спички, Доктор? — отозвалась Даб-Даб. — Вы же всегда носили их в кармане пальто!

— Я оставил их рядом с моей трубкой на справочном столе, — донесся из темноты голос Доктора. — Но ведь на маяке должны быть спички! Надо их срочно найти!

— А вдруг мы не найдем их? — испугалась Даб-Даб. — Здесь темнотища такая, что хоть глаз выколи. А корабль подходит все ближе!

— Посмотри в карманах у смотрителя маяка! — прокричал Джон Дулитл. — Скорее!

В одну секунду Даб-Даб вывернула карманы человека, который неподвижно лежал на полу.

— Ну, надо же, как не везет! — пробормотал Джон Дулитл.

Мертвая тишина повисла в башне, пока Доктор и Даб-Даб на разных концах лестницы мрачно думали, что теперь большой корабль разобьется только потому, что у них не оказалось спичек. Но вдруг в неподвижной темноте они услышали где-то поблизости тихое, ласковое щебетание.

— Даб-Даб! — радостно закричал Доктор. — Ты слышала? Это же канарейка! Она наверняка живет в клетке где-нибудь на кухне!

В следующее мгновение он уже с грохотом мчался вниз по лестнице.

— Идем? — кричал он. — Мы должны найти кухню! Канарейка должна знать, где лежат спички. Ищи кухню!

Держась за стены, они на ощупь пробирались в темноте и вскоре наткнулись на низенькую дверь, толкнув которую, оба скатились вниз по коротенькой лестнице, ведущей на кухню. Это была маленькая полуподвальная комнатка, что-то вроде погреба, вырубленного в скале. Если там когда-то и горел свет, то к этому времени он уже давно погас, потому что темнота внутри была такая же непроницаемая, как и везде. Но едва они открыли дверь, как птичий щебет стал слышен гораздо громче.

— Скажи-ка мне, только побыстрей, — заговорил Джон Дулитл на языке канареек, — где у вас тут лежат спички?

— Ну, наконец-то кто-то пришел, — раздался тихий, вежливый голосок из темноты. — Не будете ли вы так любезны накинуть покрывало на мою клетку? Здесь ужасные сквозняки и я не могу уснуть. Почему-то никто не приходил ко мне с полудня вчерашнего дня. Ума не приложу, что уснуть. Почему-то никто не приходил ко мне с полудня вчерашнего дня. Ума не приложу, что могло случиться со смотрителем. Он всегда накрывает мою клетку, когда заходит солнце. Но сегодня он про меня забыл, и мне приходится все время петь. Вы легко найдете мое покрывало на…

— Спички! Спички! Где лежат спички? — заверещала Даб-Даб. — Маяк погас и корабль сейчас врежется в скалу! Где хранятся спички?

— На камине, рядом с коробкой перца, — ответила канарейка. — Подойдите к моей клетке и поищите наверху, слева от нее.

Доктор одним прыжком пересек комнату, свалив при этом стул, и нащупал противоположную стену. Его рука почувствовала угол каменной полки, и тут же Даб-Даб издала глубокий вздох облегчения, услышав жизнерадостное погромыхивание спичечного коробка.

— А на столе еще есть свечка, там, сзади вас, — сказала канарейка, когда пламя от спички тускло осветило кухню.


Почтовая служба Доктора Дулитла

Трясущимися руками Доктор зажег свечу, и прикрыв пламя ладонями, выбежал из комнаты.

— Наконец-то! — бормотал он, взбегая по лестнице. — Будем надеяться, что еще не поздно!

У дверей кухни ему навстречу метнулась чайка.

— Доктор, — закричала она, — мы задержали корабль, насколько могли! Но глупые матросы, не понимая, что мы хотим спасти их, стали поливать нас из брандспойтов, и нам пришлось отступить. Корабль уже совсем близко!

Не говоря ни слова, Доктор бежал вверх по ступенькам винтовой лестнице. Он бежал так быстро, что у него закружилась голова и стали подгибаться ноги. Добежав до верхней комнаты, где стоял огромный стеклянный прожектор, он поставил свечу на стол и, запалив сразу две спички, с двух сторон зажег толстый фитиль.

В это время Даб-Даб уже выбралась наружу и со страхом смотрела на приближающийся корабль. Он был в какой-нибудь сотне ярдов от скалистого берега, когда мощный луч света из башни маяка внезапно осветил море! Тут же раздался крик впередсмотрящего, послышались команды капитана, засвистели дудки, зазвенели колокола — огромный корабль в последний момент успел повернуть нос в сторону моря и, скрипя снастями, проплыл мимо.


ГЛАВА 3 ПРО ПТИЦ, КОТОРЫЕ ПОМОГЛИ КОЛУМБУ | Почтовая служба Доктора Дулитла | ГЛАВА 5 ЧАЙКИ И КОРАБЛИ