home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 3

ЖЕМЧУЖИНЫ И БРЮССЕЛЬСКАЯ КАПУСТА

ОГОРЧЕННЫЕ и раздосадованные, Доктор и Даб-Даб поплыли обратно.

— Я, пожалуй, заеду на почту, прежде чем возвращаться к вождю Ням-Ням, — грустно сказал Доктор. — Жемчужины теперь уже все равно не вернуть.

— Может быть, Уилкинса еще и поймают таможенники, — предположила Даб-Даб. — И тогда мы в конце концов получим назад наши жемчужины.

— На это мало надежды, — ответил Джон Дулитл. — Он, скорей всего, продаст их при первой же возможности. Ведь именно для этого они ему и нужны — из-за денег, которые можно за них выручить. А птенцы утки-широконоски любили играть с ними. Они доверили свои жемчужины мне, а я не сумел их сохранить. Какой позор! Ну что ж теперь делать — после драки кулаками не машут. Жемчужин больше нет — вот и все тут.

Подплывая к своей плавучей конторе, Доктор и Даб-Даб увидели, что вокруг нее причалено очень много каноэ. В этот день не должно было быть ни отправления, ни прибытия корреспонденции, и Доктор никак не мог понять причину такого оживления.

Он привязал свое каноэ и вошел в помещение почты. Внутри была огромная толпа народу. Доктор и Даб-Даб с трудом пробрались через нее и увидели, что все животные сгрудились вокруг маленькой черной белки. Лапки зверька были связаны красной почтовой тесьмой, и сам он имел очень жалкий и испуганный вид. По обеим сторонам от него стояли на страже Быстрей-Ветра и Чипсайд.

— Что здесь происходит? — спросил Доктор.

— Мы поймали эту негодницу, которая украла жемчужины, — ответил Быстрей-Ветра.

— И жемчужины тоже нашлись! — воскликнул Гу-Гу. — Они в ящике для марок, и их стережет Джип.

— Ничего не понимаю, — сказал Джон Дулитл. — Я же своими глазами видел, как Уилкинс удрал вместе в ними.

— Те он, должно быть, украл у кого-нибудь еще, — предположила Даб-Даб. — Давайте посмотрим, что там в ящике у Джипа.

Доктор подошел и открыл ящик для марок. Сомнений не было — там лежали именно те три прекрасные розовые жемчужины, которые он отослал заказной бандеролью.

— Как же вы их нашли? — спросил он, обернувшись к Быстрей-Ветра.

— После того, как вы уплыли на каноэ, — ответил вожак ласточек, — мы с дроздом решили по пути сделать остановку на том самом дереве, где он потерял посылку. Было слишком темно, чтобы попытаться ее искать, и мы стали ждать утра. И вот на рассвете мы увидели эту несчастную белку, которая скакала с ветки на ветку с нашей жемчужиной во рту. Я сразу же прыгнул на нее и прижал к земле, а дрозд тем временем отобрал жемчужину. Потом мы заставили ее рассказать, где она спрятала остальные две жемчужины, и, найдя их, доставили ее сюда.

— Вот так-так? — сказал Доктор, глядя на несчастную преступницу, связанную красной почтовой тесьмой. — Зачем же ты украла эти жемчужины?

Поначалу казалось, белка была слишком испугана, чтобы говорить. Доктор взял ножницы и разрезал красную тесьму.

— Для чего ты это сделала? — повторил он.

— Я думала, что это брюссельская капуста, — робко заговорила белка. — Несколько недель тому назад, когда мы с мужем вечером сидели на дереве, мы почувствовали сильный запах брюссельской капусты. Я и муж, мы очень любим брюссельскую капусту, но сначала мы никак не могли догадаться, откуда исходит этот запах. И тут мы догадались посмотреть наверх и увидели тысячи дроздов, летящих у нас над головами и несущих в клювах брюссельскую капусту. Мы надеялись, что они сделают остановку, и мы сможем попросить у них немного для себя. Но они не остановились. Тогда мы подумали, что, может быть, через несколько дней они снова прилетят. И мы стали караулить их возле того самого дерева. И в то утро я увидела, как один из этих дроздов сел на наше дерево с каким-то сверточком в клюве. «Тш! — прошептала я своему мужу. — Это, должно быть, опять брюссельская капуста! Давай стянем этот сверточек, пока он не смотрит!» И я его стянула. Но когда мы развернули его, то не нашли в нем ничего, кроме этих дурацких безделушек. Я сперва подумала, что это, может быть, какие-то конфеты в скорлупе и как раз собиралась найти подходящий камень, чтобы разбить их, но тут эта птица схватила меня за шиворот и притащила сюда. Нужны мне были эти проклятые жемчужины!

— Да, — сказал Доктор. — Очень жаль, что пришлось доставить тебе такие неприятности. Я попрошу Даб-Даб, чтобы она отнесла тебя обратно к твоей семье. Но, должен тебе сказать, что красть заказную почту — это очень серьезный проступок. Если уж тебе так захотелось брюссельской капусты, надо было написать мне. Так что не стоит обвинять птиц, что им пришлось так строго с тобой поступить.

— Ворованный кусок всегда слаще! — вмешался Чипсайд. — Дайте ей хоть тонну лучшего винограда из теплицы, он, небось, и вполовину не покажется ей таким вкусным, как две гнилые ворованные ягодки. Я бы на вашем месте, Док, впаял ей годика два каторжных работ, чтоб у нее больше и мыслях не было слямзить что-нибудь с нашей почты!

— Ну, ничего, — сказал Доктор, — давайте забудем об этом. Это была всего лишь ребяческая проделка.

— Хорошенькие проделки! — проворчал Чипсайд. — Солидная женщина, мать семейства — а замашки, как у лондонского карманника! Хотя все белки такие. Насмотрелся я в городских парках на ихние жеманные ужимки, которые люди называют «миленькими»! А на деле — это самые нахальные попрошайки, каких только видел свет. Чирикнуть не успеешь, как они стянут у тебя из-под носа последнюю крошку и утащат в свое дупло. Ребяческие проделки!

— Пойдем, — сказала Даб-Даб, беря преступницу в свои большие перепончатые лапы. — Я отнесу тебя обратно на сушу. И Бога благодари, что ты имеешь дело с Доктором. Другой бы на его месте засадил тебя в тюрьму.

— Поскорей возвращайся назад, Даб-Даб, — крикнул Доктор ей вслед, когда она уже вылетела в окно со своей ношей. — Как только ты вернешься, мы сразу поплывем к вождю Ням-Ням.

— Теперь уж я сам повезу эти жемчужины, — сказал он Быстрей-Ветра, — и лично передам их утке-широконоске. Не хватало только, чтоб с ними еще что-нибудь случилось.

Около полудня Доктор во второй раз отправился в свой отпуск, и поскольку Габ-Габ, Джип и белая мышка упросили взять их с собой, то каноэ было довольно сильно перегружено. А примерно в шесть часов вечера старый вождь Ням-Ням уже принимал их в своей резиденции. Впрочем, торжественный ужин в их честь оказался весьма скудным, и Доктор еще раз вспомнил о том, в какой бедности живет этот народ.

Из беседы со старым вождем Доктор понял, что самым опасным врагом страны было королевство Дагомея. Жестокий и могущественный сосед постоянно воевал с вождем Ням-Ням и кусок за куском отхватывал его лучшие земли, а несчастный народ становился все беднее и беднее. Причем армия в Дагомее состояла из амазонок — то есть из женщин-воинов. Несмотря на свой пол, они были очень крупными и сильными, а главное — их было ужасно много. И каждый раз, совершая набеги на своих слабых соседей, они легко побеждали и грабили все подряд.

И надо же такому случиться, что как раз в ту самую ночь, когда Доктор гостил у вождя Ням-Ням, амазонки устроили свой очередной набег. Около десяти часов вечера всех разбудили испуганные крики: «Война! Война! Амазонки наступают!»

Поднялась ужасная суматоха. И пока не взошла луна, люди в темноте бегали, кричали, падали, натыкались друг на друга и дрались, не различая своих и чужих. А когда стало возможно хоть что-то рассмотреть, Доктор увидел, что большинство людей вождя Ням-Ням убежали в джунгли, а амазонки огромными толпами бродили по селению и забирали все, что им понравится.

Доктор попытался усовестить их, но они только посмеялись над ним. Тогда белая мышка, которая все это время сидела у Доктора на плече, прошептала ему на ухо:

— Если вся эта армия состоит из женщин, то я знаю, как с ними справиться. Ведь женщины ужасно боятся мышей. Я сейчас сбегаю поговорю со здешними мышами, и мы живо разделаемся с этими амазонками.

Белая мышка набрала по селению целую армию из двух сотен мышей, которые обитали в стенах и полах ветхих хижин, сделанных из травы или соломы, и маленькие мышки дружно накинулись на амазонок, кусая их за пятки.

С визгом и воплями грузные женщины-воины побросали свою добычу и в беспорядке обратились в бегство. Это было первое в истории поражение непобедимых амазонок из Дагомеи.

Доктор сказал своей белой мышке, что теперь ей есть чем гордиться. Без сомнения, она была единственной мышкой в мире, которой удалось выиграть войну.


ГЛАВА 2 ВЕЛИКОЕ ПОЧТОВОЕ ОГРАБЛЕНИЕ | Почтовая служба Доктора Дулитла | ГЛАВА 4 ОХОТНИКИ ЗА ЖЕМЧУГОМ