home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 5

ВОССТАНИЕ ОБОМБО

В этот же день ближе к вечеру Доктор со всеми своими животными, к которым теперь добавился баклан, вернулись в селение вождя Ням-Ням.

Когда они подошли ближе к этой кучке соломенных хижин, они сразу заметили, что там творится что-то неладное. Все жители селения собрались вокруг хижины вождя, шумели, спорили, произносили речи — словом, были очень возбуждены. Старый вождь стоял в дверях и, когда он заметил своего друга Доктора, приближающегося к толпе, он сделал ему знак войти. Доктор зашел в хижину, а вождь закрыл за ним дверь и начал рассказывать, что случилось.

— О, белый человек! — сказал он. — Великие испытания выпали мне на старости лет. Пятьдесят лет я был вождем этого племени, и люди уважали, почитали и слушались меня. А теперь мой молодой зять Обомбо захотел стать вождем, и многие из них поддерживают его. У нас не осталось хлеба, и почти нет другой пищи. И Обомбо говорит, что это я во всем виноват и что он, если станет вождем, даст им довольство и изобилие. Я уже стар и не держусь за место вождя, но я знаю, что, заняв мое место, этот молодчик собирается втянуть мой народ в войну. А чего он добьется, ввязавшись в войну? Разве война накормит людей? Мы всегда проигрывали все войны. Наши соседи — могущественные племена, а мы — самый маленький народ во всей Западной Африке. И нас всегда грабили и разоряли. А сейчас матери со своими детьми приходят к моему порогу и требуют хлеба. Горе мне, что я дожил до этого дня!

Старый вождь опустился на стул и разразился рыданиями. Доктор подошел к нему и похлопал его по плечу.

— Послушайте, — сказал он, — сегодня мне, кажется, удалось сделать открытие, которое поможет вашему народу справиться с нищетой. Идите к своим людям и пообещайте им от моего имени — не забудьте, кстати, напомнить, что я прибыл с рекомендациями от короля Коко, — итак, пообещайте им от моего имени, что если они согласны потерпеть еще хотя бы неделю, то очень скоро земля вождя Ням-Ням станет богатой и процветающей, а ее жители ни в чем не будут иметь недостатка.


Почтовая служба Доктора Дулитла

Старый вождь открыл дверь и вышел к негодующей толпе. Но едва он закончил говорить, как его зять Обомбо вскочил и начал убеждать людей не верить старому вождю и сейчас же прогнать его в джунгли. Однако уже в середине этой речи в толпе стали переговариваться:

— Не слушайте этого мальчишку — у него еще молоко на губах не обсохло! Он хочет втянуть нас в войну и разорить вконец. Раз белый человек говорит, значит надо потерпеть. Он не бросает слов на ветер. Разве не он победил амазонок с помощью своей волшебной мышки, которая живет у него в кармане? Наш старый добрый Ням-Ням знает, что делает, — не зря он правил нами так много лет! Долой Обомбо!

Ропот и недовольство в толпе постепенно усиливались. Люди стали швырять в Обомбо камнями и комьями грязи, так что вскоре ему пришлось, не закончив своей речи, самому спасаться в джунглях от гнева своих соплеменников.

Когда страсти улеглись и обитатели селения мирно разошлись по домам, Доктор рассказал вождю про огромное богатство, которым тот, сам того не зная, владел и которое теперь поджидало его на устричной отмели у Харматтанских Скал.

И вот, всю следующую неделю Доктор и Ням-Ням дважды в день отправлялись туда. Баклан согласился оказать Джону Дулитлу услугу и подрядить нескольких своих родственников на добычу жемчуга для этих нищих и изголодавшихся людей. Работа закипела — бакланы вытаскивали со дна раковины, а Доктор сортировал жемчужины, клал их в маленькие коробочки и отправлял на продажу. Причем он строго предупредил старого вождя, что все дело нужно держать в секрете и доверять переноску жемчуга только самым надежным людям.

Буквально через несколько дней благодаря этому жемчужному промыслу в страну потекли деньги. А там, где дело процветает и появляются деньги, немедленно появляются и товары. Так что люди стали понемногу забывать о нищете и голоде.

Доктор сдержал свое слово. Уже к концу недели слух о богатстве страны вождя Ням-Ням разнесся по всему побережью западной Африки. И сейчас же маленькое селение, еще недавно всеми забытое и заброшенное, наводнили торговцы из соседних стран, покупая и продавая прямо на улицах все, что только можно купить или продать. И конечно же, все они хотели узнать, как эта нищая и маленькая страна смогла так внезапно разбогатеть. Разумеется, вождь Ням-Ням выполнил наказ Доктора и раскрыл секрет промысла только самым доверенным людям, но в таком маленьком селении трудно сохранить что-нибудь в тайне, тем более, что жители каждый день видели, как каноэ Доктора усиленно курсирует между деревней и Харматтанскими Скалами.

Шпионы и лазутчики из соседних стран начали на своих каноэ тайком пробираться к устричной отмели и очень скоро докопались до истины. Секрет жемчужного промысла был раскрыт.

Тогда эмир Эллебубу, один из самых могущественных и коварных соседей вождя Ням-Ням, снарядил свои военные каноэ и отправил их захватить Харматтанские Скалы. А сам со своей армией напал на селение, изгнал из него всех жителей, а Доктора и старого вождя увел с собой в плен и бросил в тюрьму. Так племя вождя Ням-Ням потеряло свои последние владения.

Несчастные жители селенья прятались в джунглях, и там Обомбо снова начал нашептывать мятежные речи перепуганным подданным своего тестя. Он говорил, что они совершили ужасную глупость, доверившись сумасшедшему белому человеку и старому дураку Ням-Ням. А вот если бы они пошли за ним, за мудрым Обомбо, он бы сделал их великим народом.

Между тем, Доктор сидел в тюрьме совсем один. Эмир Эллебубу не разрешил его зверям оставаться с ним. Джип попытался протестовать и тяпнул эмира за ногу, но добился этим только того, что его посадили на цепь.

В камере, где сидел Доктор, не было даже окна, и это его ужасно удручало, потому что он, хотя ему и прежде случалось сидеть в африканских тюрьмах, так и не смог привыкнуть обходиться без свежего воздуха. К тому же его руки были крепко связаны за спиной толстой веревкой.

— Да, — с грустью думал он, сидя в темноте на полу, — веселый у меня получается отпуск, ничего не скажешь!

Но тут он почувствовал, как у него в кармане что-то зашевелилось, и к его неописуемой радости ему на колени выбежала белая мышка, которая все это время крепко спала и про которую он совершенно забыл.

— Вот это удача! — вскричал Джон Дулитл. — Ты-то мне как раз и нужна. Не будешь ли так любезна забежать мне за спину и перегрызть эту проклятую веревку? Она ужасно режет мне руки.

— Конечно, — ответила белая мышка, сразу принимаясь за работу. — А почему здесь так темно? Неужели я проспала до самой ночи?

— Нет, — сказал Доктор. — Сейчас, наверно, только полдень. Но мы взаперти. Этот кретин эмир Эллебубу захватил селение и посадил меня в тюрьму. Что за черт, почему я все время оказываюсь за решеткой? А самое скверное, что он не разрешил ни Джипу, ни Даб-Даб остаться со мной. Особенно жаль, что нет Даб-Даб. Как бы подать ей весточку?

— Подождите, я сейчас освобожу вам руки, — сказала белая мышка, — и тогда мы попробуем что-нибудь придумать. Ну вот! Я уже разгрызла один узел. Теперь пошевелите немного руками, и все будет в порядке.

Доктор сделал несколько сильных вращательных движений кистями, и руки его были свободны.

— Слава Богу, что ты оказалась у меня в кармане! — с облегчением сказал он. — Я был просто в ужасном положении. Хотел бы я знать, какая камера досталась старине Ням-Ням! Пожалуй, хуже, чем эта, мне еще ни разу не попадалась.

Тем временем эмир праздновал в своем дворце победу. Он издал указ о том, что с этого дня Харматтанские Скалы являются его неотъемлемой частной собственностью, которую охраняет закон, и отныне должны называться Жемчужными Промыслами Эллебубу. Он послал шесть специально отобранных людей с приказом тщательно обыскать острова и доставить ему во дворец все жемчужины до одной.

Посланцы эмира прибыли на устричную отмель, и бакланы, которые, естественно, ничего не знали ни о военных действиях, развернувшихся на берегу, ни о печальной участи, постигшей Доктора, приняли этих людей за гонцов вождя Ням-Ням и отдали им всю дневную добычу. Но, к счастью, в этот день улов был неудачным — во всех раковинах оказались только очень маленькие и не слишком ценные жемчужины.

Между тем Джип и Даб-Даб безуспешно пытались найти какой-нибудь способ связаться с Доктором, а он беспокойно ходил взад-вперед по своей тюрьме и разминал затекшие кисти рук.

— Вы, кажется, хотели подать весточку Даб-Даб, — пропищала белая мышка из самого темного угла камеры.

— Да, — сказал Доктор — и притом как можно скорей. Но я совершенно не представляю себе, что здесь можно придумать. Стены из камня, а дверь, как я заметил при входе, ужасно толстая и прочная…

— Не беспокойтесь, Доктор, я знаю, как это сделать, — сказала мышка. — Я нашла здесь в углу старую крысиную нору. Она тянется под стеной и выходит наружу возле корней дерева на другой стороне дороги, напротив тюрьмы.

— Превосходно! — воскликнул Доктор.

— Говорите скорей, что передать Даб-Даб, — сказала белая мышка, — и вы не успеете сосчитать до трех, как она услышит это. Ведь она сидит на том самом дереве.

— Передай ей, — сказал Доктор, — чтоб она сейчас же летела на Харматтанские Скалы и приказала бакланам немедленно прекратить добычу раковин.

— Хорошо, — пискнула мышка и тут же исчезла в крысиной норе.

Даб-Даб поспела на устричную отмель как раз вовремя. Люди эмира прибыли за следующей партией жемчужин, но бакланы успели быстро побросать все раковины обратно в море, так что посланцы, покрутившись некоторое время вокруг отмели, возвратились ни с чем и сказали эмиру, что никаких раковин на островах больше нет. Тот удивился и послал их еще раз, чтобы они поискали получше, но результат оказался тем же.

Эмир ужасно рассердился. Как это так? Какой-то голодранец Ням-Ням мог добывать жемчуг на Харматтанских Скалах, а он, великий эмир Эллебубу, не может? И тут один из его генералов сказал, что, должно быть, все дело в белом человеке, ведь это он нашел устричную отмель и сумел организовать промысел.

Тогда эмир приказал своим носильщикам отнести его в тюрьму, где сидел Доктор. Стражники отперли дверь, и эмир набросился на Доктора:

— Эй ты, бледнолицый негодяй, что это за дурацкую шутку ты выкинул на моих жемчужных промыслах?

— Это не твои жемчужные промыслы, черномазый разбойник, — ответил Доктор. — Ты украл их у несчастного старого Ням-Ням. Жемчуг добывали морские птицы. Но птицы — честный народ и помогают только честным людям. Почему в твоей тюрьме нет даже окон? Стыд и срам!


Почтовая служба Доктора Дулитла

Эмир был просто взбешен.

— Как ты смеешь так говорить со мной? Я — великий эмир Эллебубу! — заорал он.

— Ты бесчестный наглец! — ответил Доктор. — Я не желаю больше с тобой разговаривать.

— Если ты не заставишь птиц работать на меня, я прикажу не давать тебе еды, — прорычал эмир. — Ты подохнешь с голоду!

— Я уже сказал тебе, — спокойно ответил Доктор, — что не испытываю желания продолжать этот разговор. Ты не получишь ни единой жемчужины с Харматтанских промыслов.

— А ты не получишь ни единого куска хлеба! — завопил в ярости эмир.

Он повернулся к стражникам и громко приказал не кормить Доктора до новых распоряжений. Со зловещим лязгом захлопнулась тяжелая дверь, пропустив последний глоток свежего воздуха, и Доктор снова погрузился в темноту своей душной темницы.


ГЛАВА 4 ОХОТНИКИ ЗА ЖЕМЧУГОМ | Почтовая служба Доктора Дулитла | ГЛАВА 6 ОСВОБОЖДЕНИЕ ДОКТОРА