home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 7

ЗАГАДОЧНОЕ ПИСЬМО

ТЕПЕРЬ пришло время рассказать о совершенно необычном событии, которое, возможно, было самым невероятным среди всех любопытных происшествий, связанных с Ласточкиной почтой.

Итак, Доктор вернулся на плавучую почтовую станцию из своего короткого, но весьма богатого событиями отпуска. Его встречали Тяни-Толкай, Гу-Гу, Чипсайд и Быстрей-Ветра. Даже сам король Коко лично приплыл поприветствовать своего белого друга, когда увидел его каноэ в театральный бинокль (ценой десять шиллингов и шесть пенсов), который он недавно получил посылкой из Лондона. Короля сопровождали на своих каноэ все видные фантиппские вельможи — они за время отсутствия Главного Почтмейстера ужасно соскучились по традиционному чаепитию и обмену сплетнями на веранде плавучей конторы.

Целых три часа — до самой темноты — Доктор только и делал, что пожимал руки и отвечал на вопросы о том, как он провел отпуск, где побывал и чем занимался. Этот теплый прием и сам вид уютного домика с веселенькими цветочками в оконных ящиках заставили Доктора, как он позже признавался Даб-Даб, почувствовать, что он действительно возвратился домой.

— Да, — сказала домоправительница, — но не забывайте, что у вас есть настоящий дом — в Падлби-на-болоте.

— Это правда, — согласился Доктор. — И, наверно, уже скоро нам придется вернуться в Англию. Но ведь фантиппцы и вправду были нам рады. В конце концов, Африка — замечательная страна!

— Да, — сказала Даб-Даб, — замечательная страна, чтобы недолго в ней пожить и долго о ней вспоминать.

Только после того, как ужин был подан и съеден, и Доктора заставили еще раз рассказать с самого начала всю историю жемчужных промыслов (теперь уже для узкого семейного круга), Джон Дулитл смог наконец заняться огромной кипой писем, которые скопились за время его отпуска. Как и всегда, там были письма со всех концов света и от всех мыслимых и немыслимых зверей и птиц, каких только можно себе представить. Несколько часов он без устали разбирал свою корреспонденцию, отвечая на письма в том порядке, в каком они прибыли. Быстрей-Ветра выступал в роли секретаря-машинистки и записывал на птичьем и зверином языках ответы, которые, как из пулемета, непрерывно диктовал Доктор. Иногда Джон Дулитл начинал диктовать так быстро, что бедному Быстрей-Ветра приходилось звать на помощь Гу-Гу (у которого, помимо математических способностей, была прекрасная память), чтобы случайно что-нибудь не пропустить.

Гора писем уже заметно уменьшилась, когда Доктору попался очень странный толстый конверт, весь покрытый грязью. В течение долгого времени все трое не только не могли разобрать ни единого слова из того, что было написано в самом письме, но и даже понять, от кого оно пришло. Доктор достал из сейфа все свои записные книжки и начал тщательно сличать, сравнивать, сопоставлять и анализировать. Ясно было одно: грязью пользовались вместо чернил. Но буквы были написаны так неуклюже и коряво, что их можно было принять за все что угодно.

Наконец, после долгих мучительных поисков, догадок и предположений, Доктору удалось в общих чертах расшифровать это необыкновенное послание. И вот что в нем говорилось:

«Дорогой Доктор Дулитл!

Я услышала о Вашей почте и вот, с грехом пополам, пишу Вам это письмо — первый раз за всю мою жизнь. Мне рассказывали, что Вы открыли при своей почте бюро прогнозов погоды и что одноглазый альбатрос — Ваш главный предсказатель погоды. Я взялась за перо, чтобы сообщить Вам, что именно я являюсь старейшим предсказателем погоды на земле. В свое время я с точностью до одного дня и даже часа предсказала Потоп, и он, как Вам известно, состоялся. К сожалению, я очень медленно передвигаюсь, а то бы я обязательно навестила Вас и, может быть, Вы смогли бы как-нибудь управиться с моей подагрой, которая вконец измучила меня за последние несколько сотен лет. А если бы Вы сами выбрались ко мне, я бы рассказала Вам очень много интересного о прогнозах погоды. Кроме того, Вы могли бы из первых рук услышать о Потопе, который я видела своими собственными глазами с палубы Ноева ковчега.

Искренне Ваша, Грязнуха.

Р.S. Я — черепаха».

Прочитав это заляпанное грязью послание, Доктор пришел в небывалое волнение. Жажда деятельности охватила его настолько, что он готов был хоть завтра отправиться в путь.

Но, увы! Когда он заглянул на другую сторону конверта, чтобы посмотреть, где живет эта замечательная черепаха он не нашел даже намека на ее местонахождение! Таинственная корреспондентка, которая видела Потоп, Ноя и его ковчег, забыла написать свой обратный адрес!

— Послушай, Быстрей-Ветра, — сказал Джон Дулитл, — мы должны во что бы то ни стало выяснить, откуда пришел этот бесценный документ. Надо использовать малейшую возможность. Для начала необходимо опросить всех сотрудников почты и узнать, кто его доставил.

Не откладывая дела в долгий ящик, Доктор и Быстрей-Ветра подвергли перекрестному допросу всех по очереди: и Тяни-Толкая, и Чипсайда, и Гу-Гу, и Квипа Отважного Посланца, и других ласточек, и перелетных птиц, обитавших по соседству, и даже пару крыс, которые недавно поселились в плавучем домике.

Но, как нарочно, никто не видел, как было доставлено это письмо, никто не мог сказать в какой день или час это произошло, никто не имел даже малейшего представления о том, каким образом оно оказалось в той кипе писем для Доктора — словом, никто о нем ничего не знал. Это было одно из тех маленьких почтовых чудес, которые подчас случаются даже на самых лучших почтах мира.

Доктор был просто в отчаянье. Его, как зоолога, всегда чрезвычайно интересовало все, имеющее отношение к Потопу, и он считал, что Ной после своего исторического плаванья должен был стать великим натуралистом. И вот теперь, когда совершенно неожиданно появилась возможность услышать обо всем этом из уст очевидца и участника этого знаменитого путешествия, то из-за какого-то дурацкого недоразумения, нелепого недосмотра такой прекрасный шанс невозможно было использовать!

Итак, все попытки выяснить, откуда прибыло письмо, не дали результата, и Доктор, после двух дней бесполезных поисков, махнул рукой и вернулся к своим обычным занятиям. Всю следующую неделю ему пришлось приводить в порядок тысячу всевозможных дел, скопившихся за время его отсутствия, так что в конце концов он совершенно забыл и про черепаху, и про ее загадочное письмо.

Но однажды ночью, когда Доктор по своему обыкновению допоздна засиделся за работой, он услышал, как кто-то осторожно стучится в окно плавучего домика. Доктор подошел к окну и открыл его. В то же мгновение в окно просунулась голова огромной змеи с толстым и очень грязным письмом в пасти.


Почтовая служба Доктора Дулитла

— О, Господи! — воскликнул Доктор. — Как вы меня напугали! Заходите же скорей и чувствуйте себя, как дома.

Медленно и долго змея переваливалась через подоконник на пол плавучего домика, ярд за ярдом аккуратно сворачиваясь у ног Джона Дулитла, как нескончаемая бухта карабельного каната.

— Простите, пожалуйста, но там снаружи еще много осталось? — спросил Доктор.

— Да, — сказала змея, — здесь сейчас примерно половина меня.

— Тогда я, пожалуй, открою дверь, — решил Доктор, — чтобы вы могли частично расположиться в коридоре. Эта комната немного тесновата для вас.

Когда наконец огромное пресмыкающееся целиком оказалось в домике, толстые кольца его тела покрывали весь пол в кабинете доктора и еще значительная часть оставалась в коридоре.

— Ну, а теперь, — произнес Джон Дулитл, закрывая окно, — чем я могу быть вам полезен?

— Я принесла вам письмо от черепахи, — сказала змея. — Она удивляется, почему ей не пришел ответ на ее первое письмо.

— Но ведь она же не дала мне своего адреса, — сказал Доктор, взяв у змеи заляпанный грязью конверт. — Чего я только не делал, чтобы узнать, где она живет!

— А, так вот в чем дело! — сказала змея. — Что вы хотите от старой Грязнухи? Она же сроду писем не писала. Ей, наверно, и в голову не пришло, что нужно указывать обратный адрес.

— Вы не представляете, как я рад получить от нее второе письмо, — сказал Доктор. — Ведь я уже совсем потерял надежду увидеться с ней. Вы расскажете мне, как добраться до нее?

— Ну, конечно, — проговорила огромная змея. — Мы живем с ней в одном озере. Это озеро Джунганьика.

— Насколько я понимаю, вы — водяная змея, — сказал Доктор.

— Да.

— Вы, наверно, очень устали после долгого путешествия? Могу я вам чем-нибудь помочь?

— Если можно, блюдечко молока, — попросила змея.

— У нас есть только молоко диких коз, — сказал Джон Дулитл. — Но оно совершенно свежее.

Он пошел на кухню и разбудил домоправительницу.

— Представляешь, Даб-Даб, — сказал он ей, задыхаясь от волнения, — я только что получил второе письмо от черепахи, а ее посланник собирается отвести нас к ней!

Когда Даб-Даб с блюдечком молока вошла в кабинет начальника почты, он с интересом читал какое-то грязное письмо. Посмотрев на пол, утка даже крякнула от отвращения.

— Хорошо, что здесь нет Сары, — воскликнула она. — В каком состоянии ваш кабинет — здесь полным-полно змей!


ГЛАВА 6 ОСВОБОЖДЕНИЕ ДОКТОРА | Почтовая служба Доктора Дулитла | ГЛАВА 8 СТРАНА МАНГРОВЫХ БОЛОТ