home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 10

ПОСЛЕДНИЙ ПРИКАЗ ГЛАВНОГО ПОЧТМЕЙСТЕРА

КОГДА Даб-Даб разбудила всех на следующее утро, солнце еще едва пробивалось сквозь густой туман над озером, пытаясь по мере сил оживить этот безрадостный пейзаж.

Бедная Грязнуха проснулась с жестоким приступом подагры. Этот тяжелый недуг почти не беспокоил ее со времени приезда Доктора, но сейчас каждое движение причиняло ей мучительную боль. Даб-Даб принесла ей завтрак в постель, если, конечно, так можно назвать то место на голых камнях, где она провела ночь.

Джон Дулитл был ужасно недоволен собой за то, что вчера вечером попросил ее отправиться на дно озера.


Почтовая служба Доктора Дулитла

— Боюсь, что именно это и вызвало приступ, — сказал он, доставая из каноэ свой докторский саквояж и смешивая для черепахи несколько лекарств. — Но вам действительно нужно перебраться из этого влажного места куда-нибудь, где посуше. Я знаю, что обычно черепахи хорошо переносят влажный климат, но в вашем возрасте уже следует быть осторожней.

— Нет другого места, которое бы мне так нравилось, — сказала Грязнуха. — Разве найдешь в наше время уголок, где бы тебя никто не потревожил?

— Выпейте-ка вот это, — приказал Доктор, передавая ей чайную чашку какой-то коричневатой смеси. — Я уверен, что боли в ваших передних конечностях должны скоро пройти.

Черепаха опорожнила чашку, и уже через несколько минут заявила, что чувствует себя гораздо лучше и вполне может передвигаться без посторонней помощи.

— Какое замечательное лекарство! — сказала она. — Вы на самом деле великий доктор. А у вас найдется его еще немного?

— Я приготовлю для вас несколько бутылок этой микстуры и оставлю вам перед тем, как мы отправимся домой, — сказал Джон Дулитл. — Но вы действительно должны перебраться отсюда куда-нибудь на более высокое место. Этот маленький илистый пригорок совсем не самое подходящее место для больных подагрой. А нет ли на озере настоящего острова, где вы могли бы поселиться, — если уж вы ни за что не хотите покидать эти края?

— Здесь нет никаких островов, — ответила черепаха. — Только вода и ил на мили и мили вокруг. Мне раньше здесь очень нравилось — мне и сейчас здесь нравится. Я бы ни о чем лучшем не мечтала, если бы не моя проклятая подагра.

— Что ж, — сказал Доктор. — Если здесь нет острова, то мы его построим!

— Построите? — удивилась черепаха. — А как вы собираетесь это сделать?

— Очень скоро вы это увидите, — ответил Джон Дулитл.

Доктор вызвал к себе Чипсайда.

— Слетай, пожалуйста, в Фантиппо, — сказал он управляющему городским почтовым отделением, — и передай Быстрей-Ветра все, что я тебе сейчас скажу. Кроме того, попроси его довести это до сведения всех начальников наших филиалов. Запоминай: Ласточкина почта в скором времени должна быть закрыта. Мне сейчас необходимо вернуться в Падлби-на-болоте, а оттуда я уже не смогу руководить почтой в том виде, в котором она существует теперь. Я хочу передать мою искреннюю благодарность всем птицам: почтмейстерам, клеркам и разносчикам писем, которые так самоотверженно помогали мне в этой работе. И я хочу их попросить еще об одном большом одолжении и надеюсь, что они согласятся помочь мне. Мне нужно, чтобы они построили остров посередине озера Джунганьика. На этом острове будет жить черепаха Грязнуха, самое старое животное на свете, которая в давние времена, когда наша земля переживала один из самых тяжелых периодов своей истории, оказала огромную услугу людям и животным — словом, всему живому на земле. Попроси Быстрей-Ветра связаться с вожаками стай по всему миру. Скажи ему, что я бы хотел, чтобы как можно больше птиц и как можно скорее приняло участие в строительстве острова, где это достойное животное могло бы спокойно окончить свои дни. Это будет моим последним приказом служащим почты, и я надеюсь, что они приложат все свои силы к тому, чтобы его выполнить.

Чипсайд сказал, что такое длинное послание он ни за что не сможет запомнить наизусть и попросил Доктора продиктовать все послание с самого начала, чтобы он мог записать его на птичьем языке.

Это послание, это последнее обращение великого Главного Почтмейстера к сотрудникам Ласточкиной почты Чипсайд бережно хранил долгие годы. Он держал его в своем неопрятном гнезде в левом ухе Святого Эдмунда на южной стороне алтаря собора Святого Павла и все надеялся, что голуби, которые обитали над главным входом Британского Музея, когда-нибудь смогут протащить его внутрь. Но в одно ужасное утро, когда рабочие чистили фасад собора, ветер выдул бумажку из уха Святого Эдмунда, и, прежде чем Чипсайд смог подхватить ее, она пролетела над крышами домов, упала в реку и утонула.

Воробей вернулся из своей командировки уже ближе к вечеру. Он отрапортовал, что Быстрей-Ветра сейчас же по получении послания Доктора разослал его почтмейстерам всех почтовых отделений с приказом передать его вожакам птичьих стай. Можно было ожидать прибытия первых птиц уже завтра утром.

На рассвете следующего дня Доктора разбудил сам Быстрей-Ветра. Во время завтрака он подробно рассказал Джону Дулитлу, какие им были сделаны приготовления.

Вся работа, по расчетам Быстрей-Ветра, должна была занять три дня. Каждой птице было приказано захватить с собой по пути камень, или немного гальки, или щепотку песка с берега моря и принести их на место. Более крупные птицы, которые могут нести большие камни, должны были прибыть первыми, за ними — птицы средних размеров, а потом — уже совсем маленькие — с песком.

Завтрак еще не был окончен, когда небо над озером стало наполняться кружащимися стаями скоп, цапель и альбатросов. Быстрей-Ветра оставил Доктора и присоединился к ним. Он занял позицию прямо над серединой озера, где неподвижно завис, выполняя роль живого указателя для прибывающих птиц. И работа закипела.

Весь день нескончаемый поток больших птиц, по двенадцать в ряд, тянулся со стороны моря и пересекал озеро Джунганьика. Их строй смотрелся со стороны как сплошная черная линия, в которой птицы шли вплотную одна к другой, так что клюв задней птицы едва не упирался в хвост передней. И когда каждая дюжина птиц достигала того места, где завис Быстрей-Ветра, двенадцать камней со свистом летели в воду. Вся эта операция происходила настолько слажено и четко, что казалось, с неба сыплется каменный дождь, и непрерывный грохот падающих камней был слышен, наверное, на целую милю.

В середине озеро было довольно глубоким. И, конечно, нужны были многие и многие тонны камней, чтобы новый остров мог подняться над поверхностью воды. Впрочем, на этот раз и птиц собралось гораздо больше, чем когда Доктор произносил свою знаменитую речь в долине Земли-без-людей. Это было самое грандиозное собрание птиц, какое только можно себе представить. Ведь теперь по призыву Доктора прибыли не только вожаки стай, но и тысячи и тысячи их подчиненных. Глядя на это великолепное зрелище, Джон Дулитл был настолько потрясен, что зачем-то прыгнул в свое каноэ и начал энергично грести, направляясь к месту работ. Но в это время Быстрей-Ветра, видя, что верхушка каменной насыпи все еще не показывается над водой, а птиц со всех концов света прибывает на подмогу все больше и больше, потерял терпение и снова приказал удвоить ряды. После этого тысячи камней уже обрушивались в воду практически каждую долю секунды, и на озере поднялось такое большое волнение, что Доктору пришлось повернуть обратно к острову черепахи, потому что разгулявшиеся волны грозили вот-вот опрокинуть его каноэ.

Эта бомбардировка продолжалась весь день, всю ночь и половину следующего дня. Наконец около полудня грохот, который издавали падающие камни, стал немного другим. Звуки всплесков сменились ударами камней друг о друга. Исчезла и огромная вздыбленная масса кипящей белой воды, фонтанировавшая в центре озера, и на ее месте появилось небольшое черное пятно. Это была верхушка нового острова.

— Так стали проглядывать первые горы, когда Потоп начал сходить на нет, — проговорила Грязнуха Доктору.

А тем временем Быстрей-Ветра отдал приказ приступить к работе птицам среднего размера, и характер шума снова изменился, когда тонны и тонны мелкой гальки и гравия присоединились к камнепаду.

Прошел еще день и еще ночь, а на рассвете доблестный Быстрей-Ветра уже мог наконец опуститься на землю и дать отдых своим усталым крыльям. Теперь птицам уже не нужно было никакого указателя — посреди озера возвышался приличных размеров остров, на который они продолжали сбрасывать свою ношу.

Рукотворный остров рос на глазах, и вскоре новое владение Грязнухи уже было площадью не меньше акра. Быстрей-Ветра отдал новый приказ, и звук падения гальки сменился на тихий шелест. Небо просто почернело от миллионов маленьких птиц, и над озером разразился настоящий песчаный ливень. А самые последние птицы принесли всевозможные семена трав и цветов, желуди и пальмовые орехи, чтобы новый остров со временем превратился в пышный дикий парк с мягким дерном и тенистыми лужайками, где можно укрыться от жаркого африканского солнца.

Когда Быстрей-Ветра подлетел к Доктору и доложил, что работа закончена, Грязнуха задумчиво посмотрела на озеро и пробормотала:

— Ну, вот. Теперь великий город Шалба действительно погребен навсегда, и памятником ему — этот остров! Вы мне устроили замечательное жилище, Джон Дулитл! Исчез великий город Шалба. Нет больше гордого короля Машту. А черепаха Грязнуха — живет себе!


ГЛАВА 9 ТАЙНОЕ ОЗЕРО | Почтовая служба Доктора Дулитла | ГЛАВА 11 ПРОЩАНИЕ С ФАНТИППО