home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14 

Несколько секунд Хью непонимающе глядел на нее, а затем хлопнул себя по лбу.

– Боже милосердный, – тихо сказал он. – Тот парень с поезда!

– Верно, милый. Это наверняка тот самый человек – все-таки фамилия слишком необычная.

– Трудно поверить, что это кто-то другой. Какая жалость, что Квентина нет с нами! Где ты нашла этого парня, Цинтия?

– Стоянка Фиджиса на Крич-Ривер.

– А, знаю – там большая пристань. Тебе удалось узнать что-нибудь еще?

– Человек, с которым я говорила, был очень краток: он назвал имя и сразу же повесил трубку. Может быть, следует позвонить ему еще раз?

Хью посмотрел на часы.

– Отсюда до Крич-Ривер не больше двенадцати миль – мы можем доехать за полчаса. Нам нужно убедиться в том, что это тот самый парень, а потом мы возьмемся за него вплотную. В любом случае Вильями работает в Лондоне, и сейчас его нет дома. Пошли, съездим к Фиджису.

Они снова уселись в старый автомобиль и поехали через узкий перешеек, отделявший эстуарий Бродуотера от Крич-Ривер. Хью напряженно застыл за рулем; волосы его развевались по ветру, глаза сияли.

– Ты только подумай, – возбужденно говорил он. – Если владелец «Ласточки» – Вильями, то, значит, он и есть тот «X», которого мы ищем; значит, он был давно знаком с девушкой и хорошо ее знал, иначе к чему ему было убивать ее? Так какого же дьявола он делал в соседнем купе и почему никак не показал, что знает ее, когда появился на сцене? Знаешь, Цинтия, мне кажется, эти двое сговорились между собой! Они спланировали нападение заранее: она выдвигает обвинение, он его поддерживает. Но почему, почему? Какая им от этого польза?

– Вильями был знаком с твоим отцом?

– Нет, насколько мне известно. Скажем так: он знал о его существовании, но не более того.

– Что-то я совсем запуталась, – жалобно сказала Цинтия. – Разве Вильями не пожилой человек… Я хочу сказать, разве он смог бы управиться с лодкой и перенести тело девушки через поле?

– Здоровому шестидесятилетнему мужчине это вполне по силам. А что касается всего остального… Какие же нервы надо иметь, чтобы перенести этот пятидневный кошмар!

– Он мог одолжить яхту своему знакомому, – заметила Цинтия.

– Конечно, мог, но он был в поезде, поэтому он в любом случае по уши увяз в этом деле. Кстати, Хелен Фэрли не встречалась в магазине с пожилым лысым мужчиной?

– Она встречалась и с молодым красавчиком, и со множеством других, о которых мы ничего не знаем.

– Давай рассуждать о том, что нам известно. Допустим, Вильями угодил ей на крючок – респектабельным горожанин, оказавшийся в диких джунглях Эссекса. Попал в дурную кампанию – шантаж и тому подобные вещи. Девушка обвела его вокруг пальца… – Хью замолчал и улыбнулся. – Извини, неудачная шутка.

– Это вполне возможный вариант, – заявила Цинтия. – Ведь мы же согласились с тем, что объяснение должно казаться совершенно неправдоподобным!

Хью кивнул.

– Как бы то ни было, эта яхта принадлежит Вильями, и он от нас не отвертится. По многим показателям он отлично подходит на роль «X». Он местный житель, поэтому должен хорошо разбираться в приливах и в здешней географии. Он вполне мог разработать план с использованием лодки и организовать небольшое рандеву на солончаках… – Хью затормозил перед поворотом. – Интересно, не являются ли все эти поиски плавучей гостиницы лишь прикрытием, придуманным Хелен Фэрли для встреч с Вильями? Она могла придумать себе такое алиби, например, для какого-нибудь из своих приятелей в городе… Ладно, скоро мы узнаем об этом побольше – вот и Крич-Ривер.

Дорога пошла под уклон, направляясь к прямой сверкающей ленте реки. В отличие от Бродуотера Крич-Ривер никогда не высыхала полностью во время отлива. Через несколько минут автомобиль подъехал к стоянке Фиджиса. Как они и ожидали, пристань оказалась большой и процветающей, с многочисленными причалами, мастерскими и тремя эллингами, на одном из которых готовилась к спуску со стапелей новенькая яхта. Возле причалов на волнах покачивалось по меньшей мере полдюжины роскошных прогулочных яхт и бесчисленное множество катеров и лодок. Хью подумал о том, как сильно это место отличается от скромных владений Фрэнка.

Припарковав автомобиль возле главного здания, Хью обратился к пареньку, раскладывавшему весла на солнце.

– Кто здесь главный? – спросил он. – Мистер Фиджис?

– Коммандер Фиджис у себя в офисе, сэр.

– Спасибо, – они двинулись в указанном направлении и вошли в дверь с табличкой «Компания Фиджиса. Яхты и эллинги, лтд.». Хорошенькая девушка, сидевшая в маленькой приемной, печатала на машинке.

– Коммандер Фиджис у себя? – спросил Хью. Девушка подняла голову и улыбнулась.

– У вас была назначена встреча, сэр?

– Боюсь, что нет. Он занят?

– Сейчас он разговаривает с клиентом. Если не возражаете, подождите немножко. Думаю, он скоро освободится.

Хью кивнул, и они с Цинтией уселись на узкую деревянную скамью. Через тонкую стенку доносились гулкие звуки голосов и раскаты удовлетворенного смеха. Судя по всему, клиент и мистер Фиджис были довольны друг другом. Хью уже начал проявлять признаки нетерпения, когда дверь кабинета отворилась и в приемную вышел мужчина в нарядном пиджаке с латунными пуговицами и в яхтсменской кепке, лихо заломленной на затылок. Его сопровождал здоровяк грозного вида, одетый в дорогой твидовый костюм.

– Вот и прекрасно, сэр Вильям, – говорил здоровяк. – Она будет готова к субботе, можете не сомневаться. Всего доброго! – он встал в дверях, наблюдая за удаляющимся посетителем, а затем повернулся к скамье. – А, вы ко мне? – его взгляд скользнул по Хью и задержался на Цинтии. – Заходите, будьте любезны. Садитесь вот здесь.

Указав Цинтии на стул, он уселся в глубокое кресло за громадным столом красного дерева и принялся выбивать трубку в большую латунную пепельницу. Все предметы в этой комнате были прочными и массивными под стать владельцу. У Фиджиса были большие руки с мощными мускулистыми запястьями, крупные мясистые уши и волевой подбородок. Из-под безупречно белого воротничка его рубашки выглядывал небрежно повязанный элегантный галстук.

– Это был сэр Вильям Эндикотт, – сказал он. – Чудесная маленькая яхта эта его «Полундра», настоящая красавица. Дважды брала призы… Ну, чем могу быть полезен?

Хью почувствовал, что от него ждут как минимум заказа на постройку пятидесятифутовой яхты. Он глубоко вздохнул, собираясь с силами.

– Меня зовут Лэтимер, – начал он. – Это моя невеста, мисс Хоуленд. Насколько я понимаю, сегодня вы разговаривали с ней по телефону насчет владельца яхты под названием «Ласточка».

Сердечная улыбка коммандера Фиджиса моментально исчезла, словно ее отправили телеграфом в другой город.

– Ну и?… – он многозначительно посмотрел на часы.

– Мы ищем человека по фамилии Вильями, – продолжал Хью. – Мы хотели бы удостовериться, что владелец яхты – тот самый человек, который нам нужен. Надеемся, вы нам поможете.

– Он ваш друг? – резко спросил Фиджис. Его тон ясно указывал на то, что в случае утвердительного ответа разговор немедленно прекратится.

– Никоим образом, – ответил Хью. – Насколько я понимаю, совсем наоборот.

Голубые глаза коммандера Фиджиса, похожие на два айсберга, слегка потеплели.

– Ясно. Ну что ж, тогда дело другое.

– Тот Вильями, который нам нужен, – пожилой лысый человек, лет шестидесяти на вид, – сказал Хью. – Это он?

– Лысый и пожилой? Ну нет, вы сбились с курса. Владелец «Ласточки» – молодой парень, не намного старше вас. Извините, ничем не могу помочь, – Фиджис начал подниматься с кресла.

Разочарование пронзило Хью, словно электрический разряд. Значит, это все-таки совпадение…

Наполовину поднявшись, Фиджис неожиданно опустился на свое место.

– Фамилия все же довольно редкая. Как зовут того, кто вам нужен?

Хью нахмурился.

– Уолтер, – ответил он после небольшой паузы.

– Ага! – Фиджис откинулся на спинку кресла. – Это его дядя.

– Дядя?

– Да, Уолтер Вильями, он живет неподалеку от Стиплфорда. Владелец яхты – его племянник, Гай Вильями, – Фиджис процедил имя сквозь зубы, как будто оно причиняло ему физическую боль. – Величайший мерзавец на всем побережье!

Хью быстро прикинул в уме план действий.

– Послушайте, коммандер, – сказал он, подавшись вперед. – Я знаю, мы отнимаем ваше время и не можем ничего дать взамен, но мы будем бесконечно благодарны, если вы согласитесь рассказать нам, что вам известно о Гае Вильями. Видите ли, мы думаем… – слова обвинения, готовые сорваться с его губ, замерли, когда перед ним возник образ осторожного Квентина. – В общем, он доставил кое-кому массу неприятностей, и мы имеем к этому делу непосредственное отношение.

Губы Фиджиса изогнулись в мрачной усмешке.

– Неприятности, вот как? Ха! Это меня не удивляет. От него всем одни неприятности. Ладно, что вы хотели бы узнать?

– В первую очередь, сэр, как он выглядит? Обращение «сэр» пришлось весьма кстати. Фиджис заметно подобрел.

– Красивый парень, я бы сказал, – начал он. – Высокий, крепко сбитый, вьющиеся черные волосы… И черное прошлое, хотя с виду и не скажешь.

Хью кивнул. Это описание отличалось от образа «X», жестокого, мрачного убийцы, который он представлял себе на яхте, но почему-то выглядело более убедительным.

– Чем он зарабатывает на жизнь, коммандер?

– Он имеет наглость называть себя яхт-брокером.

– Это в самом деле так?

– Единственная вещь, которую он перепродает направо и налево, это его честное слово. Все, что он знает о яхтах, может поместиться в этой пепельнице. Он не моряк и никогда не станет моряком. Живет он в Кингсбридже. Вам дать его адрес?

– Если это не составит труда.

– Никаких затруднений. Здесь все под рукой – для всего существует свое место, все должно находиться на своем месте – вот заповедь моряка. Вы что-нибудь понимаете в яхтах?

– У меня трехтонка, сэр, – скромно сказал Хью.

– Главное – дух. Все мы когда-то начинали с малого. Я и сам долгие годы плавал на маленьком катере. Так, сейчас… – он раскрыл папку и быстро перелистал страницы. – Вот: 13а, Парк Мьюс, Лондон С.В.1. Но по этому адресу вы вряд ли его найдете – большую часть времени он проводит на побережье или в своей дыре на Стикле. Знаете Стикль?

– Я бывал там, – ответил Хью. Стикль-Ривер была следующей рекой к северу от Крич-Ривер.

– Там у него есть доля в небольшой стоянке. Жуткая дыра – туда и сунуться-то страшно. Парень имеет наглость называть себя брокером и ни черта не смыслит в яхтах. Покупает, продает, но при этом совершенно не понимает, что он продает и что покупает.

– Выходит, бизнес у него не очень доходный, – заметил Хью.

– Конечно, черт возьми, живет он совсем не на эти деньги. Этот паршивец – контрабандист.

– Контрабандист?

Какая-то нотка в голосе Хью насторожила Фиджиса.

– Ну, я не стану никого винить за пару ящиков сигарет или бутылочку-другую бренди, – примирительно сказал он. – В свое время я и сам отщипывал помаленьку от этого пирога. Такие вещи случаются всюду и везде – они просто обязаны случаться при наших порядках. Но этот парень не из простых, он городская крыса. Его от контрабанды за уши не оттащишь. Должно быть, вы читали о нем в газетах.

– Вы хотите сказать, его судили?

– В прошлом октябре, в Ипсвиче. По делу проходили еще два парня – братья, демобилизованные из R.A.F. [3] Их поймали с поличным при ввозе трех тысяч наручных часов и тысячи пар нейлоновых чулок. Один из братьев получил год, другой три года.

– А что случилось с Вильями?

– Ему было предъявлено обвинение в соучастии – яхта этих парней, на которой обнаружили тайник с контрабандой, находилась на его стоянке. Дело настолько ясное, что дальше ехать некуда, но этому подлецу все-таки удалось выпутаться. Он поклялся, будто понятия не имел, для чего предназначен тайник – он, мол, думал, что там хранится одежда. Речистый мошенник, в этом ему не откажешь. В общем, эти идиоты из жюри присяжных оправдали его за недостатком улик.

– Думаю, двое других парней после этого были не слишком расположены к нему.

– Э, они разберутся между собой. Когда их освободят, он возместит убытки. Это занятие приносит кучу денег, да оно и сразу видно, если взглянуть на Вильями. Можете мне поверить: никто не может жить так, как живет он, с доходов от крошечной стоянки.

– Выходит, контрабанда – несложное занятие? – спросила Цинтия.

– Ввезти товар несложно, моя милая, если вы имеете в виду именно это. В береговой охране вечно не хватает сотрудников, а те, что есть, большую часть времени колесят вдоль берега на велосипедах. Дружкам Вильями просто не повезло: они случайно натолкнулись на катер береговой охраны. Как правило, это не более чем приятная прогулка – выводите яхту за пределы прибрежных вод, встречаетесь с иностранцем, а ночью выгружаете товар в каком-нибудь укромном заливчике. Есть места, где за десять миль в округе живой души не встретишь. Если все хорошо спланировать, то опасности почти никакой. Проблема состоит в том, как сбыть товар, и вот здесь-то на сцене появляется молодой Вильями. Если я ошибаюсь, то грош мне цена. Он знает в городе людей, которые купят что угодно без лишних вопросов.

Хью глубоко задумался. Картина, уже ставшая привычной, разом изменилась, словно в калейдоскопе. Частное, почти семейное дело с Эдвардом, Хелен Фэрли и «X» в главных ролях неожиданно приобрело чисто уголовную подоплеку с контрабандой, дележом товара и тайными встречами в укромных бухтах. Однако теперь оно выглядело более понятным. Нетрудно было представить себе девушку, наслаждавшуюся опасностями нелегального бизнеса, и, вероятно, даже принимавшую в нем участие. Может быть, ее визиты в разные уголки Эссекса были каким-то образом связаны с контрабандой? Гай Вильями, хитроумный организатор, стоящий за сценой, также хорошо вписывался в эту картину. Теперь казалось невероятным, что еще недавно подозрение падало на его дядю. Гай в качестве главного подозреваемого выглядел предпочтительнее – он склонен к риску, досконально знает заливы и побережье, наконец, он молод и достаточно силен для такой работы. Но один момент все еще беспокоил Хью.

– Почему вы говорите, сэр, что он ничего не понимает в яхтах? Со своей яхтой он вроде бы управляется довольно ловко – я имею в виду прошлую неделю, когда он отправился в круиз на «Ласточке».

Фиджис хмыкнул.

– Чистая удача, мой дорогой друг, не более того. Он немного разбирается в моторах, вот и плавает себе, пока видит воду, а что может скрываться под водой – до этого ему и дела нет. Вот увидите, в один прекрасный день он крепко сядет на мель. Само собой, моряцкий жаргон он выучил назубок, но на судне от него никакого толка – левый борт от правого не отличит. Когда я впервые с ним встретился, он вогнал свой бушприт [4] точнехонько в иллюминатор чудесной гоночной яхты – я как раз закончил ее внутреннюю отделку. Разворотил всю каюту, а потом с неподражаемым нахальством заявил, что во всем виноват я.

– Вы о нем не самого лучшего мнения, коммандер. Фиджис с мрачным видом вынул трубку изо рта.

– У меня на то есть свои причины, – проворчал он. – По правде говоря, он успел обвести меня вокруг пальца, прежде чем я раскусил его.

– Что же произошло, сэр?

– Как вам сказать… Это было после того, как он врезался в мою «Бетти Энн». Сначала я не на шутку разозлился на него. Он тоже полез в бутылку, но потом, когда я показал ему, в чем он был неправ, утих, заплатил за убытки и принес свои извинения, как джентльмен. Тогда я подумал, что зря накричал на парня, и некоторое время мы с ним отлично ладили. Фактически это я продал ему «Ласточку», и очень задешево. Он сказал, что недавно демобилизовался из армии и надеется открыть собственный бизнес с яхтами, и я, как последний идиот, заглотил его крючок вместе с леской и поплавком. Я даже провел на «Ласточке» небольшой ремонт перед тем как он ее забрал. Это обошлось мне в лишних двести фунтов. У него был платежеспособный вид – хорошо одет, приятные манеры, убедительный тон. Мне и в голову не пришло, что он может надуть меня, но тем не менее мне потребовался почти год, чтобы выбить из него деньги.

Хью улыбнулся.

– Наверное, все его капиталы уходили на контрабандные сделки.

– Не удивлюсь, если это так. Он говорил, что собирается получить много денег – так я узнал о его дяде. Уолтер Вильями – его опекун или что-то в этом роде. В общем, семья казалась очень обеспеченной и сначала я ни о чем не беспокоился, но молодой Вильями все медлил и медлил с уплатой. В конце концов я пригрозил ему судом, и он быстренько выложил деньги. К тому времени я уже хорошо знал, что он за птица. Таких в старину протягивали под килем, – Фиджис пронзительно взглянул на Хью. – А что он сотворил с вами – то же самое?

– Если мы не ошибаемся, то гораздо хуже, – ответил Хью.

Несколько секунд Фиджис, прищурившись, смотрел на него, а затем вздохнул.

– Ну хорошо, больше я не могу вам ничего рассказать. Я не знаю, где он сейчас находится – он постоянно повсюду шастает. Если не застанете его на квартире, то обязательно найдете где-нибудь на побережье.

Хью неохотно поднялся с места. Теперь, когда личность «X» была установлена, ему хотелось узнать о нем все, что можно.

– Вы что-нибудь знаете о его личной жизни, сэр? – спросил он. – Друзья, увлечения?

Фиджис выразительно покачал головой.

– Ничего. Он охотно болтал о всяких пустяках, но на свой счет держал язык за зубами. Боюсь, больше ничем не могу вам помочь.

– Может быть, вы когда-нибудь видели его подружку или слышали о ней?

– Нет, – твердо сказал Фиджис. – И слышать о нем больше не хочу.

– Спасибо, сэр, что уделили нам столько времени. Мы действительно очень благодарны вам.

– Не за что, молодой человек. Надеюсь, вы прижмете к стенке этого мерзавца. Счастливого плавания! – Фиджис улыбнулся Цинтии и энергично кивнул Хью. – Джеки! – крикнул он в приоткрытую дверь. – Позвони-ка лорду Клэктону и подключи его к моему телефону. Давай, покажи ножку! [5]

Хью изумленно взглянул на хорошенькую девушку за пишущей машинкой. Цинтия взяла его за руку.

– Пошли, дорогой, – сказала она. – Это всего лишь еще один моряцкий термин.


Глава 13  | Инцидент в «Кукушке» | Глава 15