home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20 

При любых других обстоятельствах Хью устремился бы к яхте на полной скорости и предложил бы свою помощь. Но сейчас он лишь позволил лодке дрейфовать вниз вместе с отливом, внимательно наблюдая за усилиями Вильями.

– С тобой все в порядке, Квент? – спросил он, заметив, что лицо брата приобрело зеленоватый оттенок.

– Ничего, выживу.

– Я высадил бы тебя на берег, но на отмелях сейчас небезопасно.

– Не беспокойся. Что он делает?

Вильями спустил на воду свою лодку, бросил в нее маленький якорь вместе с мотком каната, конец которого был привязан к кормовому ограждению, спрыгнул в лодку и начал изо всех сил грести прочь от яхты.

– Он хочет заякориться на глубине, – объяснил Хью. – Отплыв от лодки на приличное расстояние, он бросит выносной якорь, вернется на борт и попытается стащить яхту с отмели, натягивая канат или дергая за него.

– Думаешь, ему это по силам?

– Очень сомневаюсь – похоже, он уже опоздал.

Уровень воды падает на три дюйма каждые пять минут; кроме того, ему мешает встречный ветер, да и плывет он под неправильным углом.

– Ему угрожает опасность? Он гребет так, как будто от этого зависит его жизнь.

– Может быть, так оно и есть, – мрачно сказал Хью.

Расстояние между лодкой и яхтой уменьшалось с каждой секундой; теперь они могли отчетливо видеть каждое движение Вильями. Выбросив якорь на глубокой воде, он погреб назад к «Ласточке», работая веслами с энергией отчаяния. Братья наблюдали за тем, как он вскарабкался на борт, быстро закрепил конец каната на барабане лебедки и налег на ворот. Канат мгновенно натянулся.

– Мне кажется, яхта движется! – крикнул Квентин, когда канат снова дал слабину. Картина происходящего так заинтересовала его, что он совершенно забыл о своей морской болезни.

Хью покачал головой.

– Движется не яхта, а якорь.

Он был прав. Якорь, брошенный слишком близко к «Ласточке», теперь медленно тащился к ее корме, оставляя за собой шлейф взмутненного ила. Когда лодка Лэтимеров снова поравнялась с яхтой, Вильями втаскивал якорь на борт. Он казался удрученным и встревоженным.

Сделав несколько быстрых гребков, Хью подплыл к борту яхты. Теперь даже Квентин мог видеть, что «Ласточку» невозможно вывести на чистую воду до следующего прилива. Буквально за несколько секунд она заметно накренилась в сторону канала.

Вильями вытер багровое от напряжения лицо и посмотрел вниз.

– За каким чертом вы вернулись? – выкрикнул он.

– Похоже, у вас затруднения? – осведомился Хью.

– Я слишком долго болтал с вами, придурками. Убирайтесь, вы мне не нужны!

– Как насчет того, чтобы прогуляться с нами на берег, Вильями? Мы могли бы обсудить ваше алиби в полиции. Мы только что пришли к выводу, что не верим ни одному вашему слову.

– Катитесь к дьяволу! Я сказал все, что хотел сказать.

– Куда это вы так заторопились – во Францию или, может быть, в Бельгию?

– Я уже объяснял вам, что собираюсь в Орвелл. Между прочим, я все еще собираюсь туда попасть.

– Но не раньше, чем через несколько часов, – заметил Хью. «Ласточка» с легким скрипом еще немного наклонилась в сторону лодки. – Шесть-семь часов, не меньше. Вам лучше побыть на берегу, Вильями, – яхта скоро встанет на киль.

Он взял весло и опустил его в воду рядом с лодкой, чтобы прощупать дно. На его лице появилось озабоченное выражение.

– Вы выбрали не самое лучшее место для посадки на мель, Вильями. Я не могу достать до дна.

Нахмурившись, Вильями взял свинцовое грузило и бросил его за борт. Линь ушел в воду на семь футов.

– Вы сели на край крутой отмели, – сказал Хью. – Когда уровень воды упадет еще на шесть-семь футов, у вас наверняка закружится голова. В сущности, я не удивлюсь, если ваша яхта перевернется – такое ведь тоже бывает. Вам следует держать лодку под рукой.

Вильями с нескрываемой ненавистью взглянул на Хью.

– Держите ваши паршивые советы при себе. Может быть, она еще соскользнет вниз.

Он попытался развернуть яхту, но она прочно завязла в глинистой отмели.

– Сомневаюсь, – пробормотал Хью.

Вильями с растущей тревогой огляделся по сторонам. Хью догадывался, о чем он думает. Если он потеряет яхту, то не сможет попасть на континент, а жизнь в Англии для него обещает быть не слишком приятной.

Вильями снова начал действовать. Повернувшись к Хью спиной, он вскарабкался по накренившейся палубе с якорем в руках и быстро привязал конец веревки к основанию короткой мачты. Затем он выбросил якорь в жидкий ил с другой стороны «Ласточки» и огляделся вокруг, словно в поисках достойного пути для отступления, но очередной толчок, сопровождавшийся увеличением крена, напомнил ему, что времени уже не осталось. Секунду спустя он спрыгнул через бортовое ограждение на отмель и скрылся из виду.

– Ради всего святого, что он собирается делать? – спросил Квентин, изумленный этим акробатическим номером.

– Бог его знает, – Хью нахмурился. – Если он думает, что может удержать на канате яхту таких размеров, то он просто сумасшедший. Крен уже слишком велик. В любом случае не потащит же он ее за собой через жидкий ил…

Внезапно с другой стороны «Ласточки» донесся пронзительный крик.

– Он попал в беду! – воскликнул Хью. – Боже, он же мог упасть на якорь!

Хью привязал лодку к кормовому ограждению и быстро влез на палубу яхты. Взобравшись по палубе на то место, откуда прыгнул Вильями, он застыл, пораженный жутким зрелищем.

Вильями по пояс завяз в иле – мягком, почти жидком коричневом иле. Он бешено размахивал руками и извивался всем телом, пытаясь освободиться, но с каждым конвульсивным движением опускался немного глубже. Коварная, бездонная илистая отмель Пай-Ривер держала его мертвой хваткой.

– Квент! – завопил Хью. – Скорей, помоги мне! Дрожащими пальцами он развязал узел у основания мачты и выбрал слабину, а затем швырнул свободный конец за борт.

– Хватайся, Вильями! Да не размахивай же ты руками, идиот! Сюда, Квент, берись за канат. Раз, два, взяли!

Двое братьев повисли на веревке. Хью увидел, как напряглись плечи и руки Вильями. Прожорливая грязь издавала жуткие хлюпающие звуки, неохотно расставаясь со своей жертвой. Тело Вильями дюйм за дюймом выходило наружу.

– Тяни сильней! – крикнул Хью.

Внезапно «Ласточка» вздрогнула и накренилась еще больше. Квентин, застигнутый врасплох, покатился по скользкой палубе и с треском врезался в ограждение нижнего борта, чуть было не свалившись в воду. Несколько секунд он лежал там, наполовину оглушенный, пока Хью продолжал яростно бороться с веревкой. Затем он встал, потряс головой и на нетвердых ногах вернулся на свое место. Но Вильями снова начал барахтаться, и за это время жидкий ил с лихвой вернул себе все утерянное.

Взглянув на полупогруженную беспомощную фигуру и ощутив ослабшую хватку Квентина, Хью с ужасом осознал, что если они не придумают какой-нибудь другой способ, то их ждет неудача. Сама мысль об этом была невыносима для него. Он совершенно забыл, что имеет дело с убийцей: перед ним был человек, стоящий перед угрозой чудовищной смерти.

– Вы можете обвязаться веревкой, Вильями? – крикнул он. – Если сможете, то я попытаюсь вытащить вас лебедкой.

Вильями попробовал пропустить веревку за спину, но ил засосал его уже почти до подмышек, и руки больше ему не повиновались. Его лицо было пепельно-серым, за исключением тех мест, где оно было забрызгано грязью.

– Не могу! – крикнул он. – Тяните снова, Бога ради! Скорее!

Братья снова ухватились за веревку. На этот раз они были готовы к новому крену и оба удержались на ногах. Им удалось вытащить Вильями на один-два дюйма, а затем его пальцы начали скользить по веревке, облепленной илом. Он быстро терял силы. На его лице было написано отчаяние. Внезапно он отпустил веревку, и Хью с Квентином покатились вниз. Когда, покрытые шишками и ссадинами, они снова добрались до ограждения, плечи Вильями уже скрылись в густой жиже. Он был похож на чудовищную химеру на карнизе готического собора. Воздух со свистом вырывался из его широко раскрытого рта.

Хью беспомощно огляделся вокруг.

– Боже милосердный, мы должны что-то сделать! Он устремился на кокпит и секунду спустя выбежал обратно с надувной резиновой подушкой в руках. Швырнув ее в грязь рядом с головой Вильями, он снова закрепил свободный конец веревки за мачту и начал перепоясываться остатками веревки.

– Я не пущу тебя вниз! – крикнул Квентин. – Хью, не будь идиотом!

– Все в порядке. Может быть, я смогу обвязать его веревкой. Мы должны что-то делать, Квент, пока он не задохнулся!

Квентин схватил брата за руку.

– Я не пущу тебя, слышишь? Если ты завязнешь, я не смогу тебя вытащить!

Несколько секунд они яростно боролись, затем Хью отшвырнул брата и перегнулся через борт. Он глубоко вздохнул и закрыл лицо рукой.

– Слишком поздно, Квент. О Господи!

На гладкой поверхности ила не осталось ничего, кроме белого запрокинутого лица, безнадежно глядевшего в небо, и распростертых рук. Посиневшие губы раскрылись, и обреченный человек издал долгий, леденящий душу вопль. Затем ил сомкнулся над его лицом, заливая открытый рот и безумные глаза. Голова скрылась; вытянутые руки некоторое время торчали над поверхностью, словно мачты тонущего корабля, затем и они исчезли.


Глава 19  | Инцидент в «Кукушке» | Глава 21